Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 93-АПУ14-3СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 апреля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 93-АПУ14-3СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 24 апреля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЗыкина В.Я.,
судейФроловой Л.Г. и Русакова В.В.,
при секретареИвановой А.А., с участием прокурора Кузнецова СВ., осужден­

ных Романенко Д.А., Ушакова Д.Е. и Воробей СВ. адвокатов Волобоевой Л.Ю., Шинелевой Т.Н., Филиппова СТ. рассмотрела в судебном заседании де­ ло по апелляционным жалобам осужденных Романенко Д.А., Ушакова Д.Е., Воробей СВ., адвокатов Пятаевой Т.Г., Максименко В.Г., Стоун Е.М. на при­ говор Магаданского областного суда от 6 декабря 2013 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденных Романенко Д.А., Ушакова Д.Е. и Воробей СВ.

адвокатов Волобоевой Л.Ю., Шинелевой Т.Н., Филиппова С.Г., возражения на жалобы прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецо­ ва СВ., судебная коллегия

установила:

по приговору Магаданского областного суда от 6 декабря 2013 года, по­ становленному на основании вердикта присяжных заседателей, Романенко Д А , не судимый, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 116 УК РФ, части 5 статьи 33, пунктами «ж», «к» части 2 статьи 105 УК РФ, и ему назначено наказание: - по ч.1 ст.116 УК РФ - штраф в размере 10000 рублей; от данного нака­ зания он освобожден на основании п. «п» ч.1 ст.78 УК РФ ; - по ч.5 ст.ЗЗ, пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ - 11 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограни­ чением свободы на 2 года и возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений, перечисленных в приговоре; Воробей С В не судимый, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 116 УК РФ, пунктами «ж», «к» части 2 статьи 105 УК РФ, и ему назна­ чено наказание: - по ч.1 ст.116 УК РФ - штраф в размере 10000 рублей; от данного нака­ зания он освобожден на основании п. «п» ч.1 ст.78 УК РФ; - пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ - 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года и возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений, перечис­ ленных в приговоре; Ушаков Д Е , не судимый, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 111 УК РФ, пунктами «ж», «к» части 2 статьи 105 УК РФ, и ему назна­ чено наказание: - по ч. 1 ст. 111 УК РФ - 4 года лишения свободы; - по пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ - 12 лет 6 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 2 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений оконча­ тельно Ушакову Д.Е. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года и возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ огра­ ничений, перечисленных в приговоре.

В приговоре разрешены вопросы, касающиеся гражданского иска потер­ певшей П процессуальных издержек и вещественных доказа­ тельств по делу.

Согласно приговору, постановленному на основании вердикта присяж­ ных заседателей, Ушаков Д.Е. и Воробей СВ. признаны виновными в убийст­ ве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступле­ ние, а Романенко Д.А. признан виновным в пособничестве в совершении дан­ ного убийства.

Кроме того, Ушаков Д.Е. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, а Романенко Д.А. и Во­ робей СВ. признаны виновными в нанесении побоев, причинивших физиче­ скую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ.

Как установлено судом, преступления совершены 2 октября 2011 года вблизи бывшего поселка района области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Осужденный Романенко Д.А. в апелляционной жалобе просит приговор отменить. Приговор он считает незаконным, необоснованным и несправедли­ вым, а изложенные в приговоре выводы суда - не соответствующими фактиче­ ским обстоятельствам уголовного дела; полагает, что при назначении наказания судом не в полной мере учтены данные, характеризующие его личность, а так­ же то обстоятельство, что на его иждивении находятся трое несовершеннолет­ них детей и престарелая мать.

В дополнениях к апелляционной жалобе Романенко Д.А. указывает, что при отборе коллегии присяжных заседателей кандидат под №37 А скрыла от председательствующего и других участников процесса информацию о том, что ее сын работает в правоохранительных органах, при этом данную информацию она скрыла преднамеренно с тем, чтобы войти в состав коллегии и получить возможность повлиять на мнение коллегии при вынесении вердикта (сформировать у присяжных заседателей предубеждение и негативное отноше­ ние к подсудимым); присяжным заседателям было представлено недопустимое доказательство- протокол осмотра места происшествия от 14.10.2012 г. (т.2 л.д. 115-124). Кроме того, осужденный Романенко утверждает, что в ходе судебного разбирательства было нарушено его право на защиту, поскольку его позиция защиты расходилась с позицией его защитника адвоката Стоун Е.М. В жалобе осужденный Романенко ссылается на поведение адвоката Стоун Е.М., полагая, что защитник не учел наличие противоречий между его (Романенко) интереса­ ми и интересами подсудимых Воробей и Ушакова, вследствие чего выработал неверную тактику защиты. После вынесения приговора, как утверждает осуж­ денный, адвокат Стоун Е.М. не оказал ему необходимой квалифицированной юридической помощи (в том числе при составлении апелляционной жалобы), в результате чего он (Романенко) не смог своевременно подать замечания на про­ токол судебного заседания. Осужденный Романенко заявляет в жалобе, что при постановлении приговора не обсуждался вопрос о возможности изменения ему (Романенко) категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ. Осужденный также утверждает, что в подготовительной части су­ дебного заседания председательствующим ему не были разъяснены все права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, с учетом особенностей рассмотрения дела судом присяжных заседателей (в том числе право делать за­ явления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава, предусмотренное ст.330 УПК РФ). Романенко Д.А. заявляет, что по данному делу было допущено нарушение закона (ч.2 ст.341 УПК РФ), посколь­ ку в совещательной комнате при вынесении вердикта кроме 12 основных при­ сяжных заседателей находились также 5 запасных присяжных заседателей, что является нарушением тайны совещания коллегии присяжных заседателей.

Кроме того он утверждает, что после вынесения приговора председательст­ вующий не предоставил ему возможности ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, в том числе с содержанием напутственного слова. Все это, как заявляет осужденный, повлекло за собой нарушение его права на защиту. Ро­ маненко Д.А. также полагает, что суд не учел наличие исключительных обстоя­ тельств, которые позволяют, с его точки зрения, назначить ему наказание с применением положений ст.64 УК РФ, то есть более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за данное преступление. В результате осужденный Ро­ маненко Д.А. просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

В апелляционной жалобе, поданной в защиту Романенко Д.А., адвокат Стоун Е.М. просит приговор отменить и передать уголовное дело на новое су­ дебное разбирательство. По мнению адвоката, приговор является незаконным и необоснованным, поскольку суд не учел мнение стороны защиты при формули­ ровании вопросов присяжным заседателям, что существенно нарушило право подсудимых на защиту; судом также не была учтена противоправность поведе­ ния потерпевшего в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Романен­ ко Д.А. В апелляционной жалобе адвоката Пятаевой Т.Г., поданной в защиту осужденного Воробей СВ., содержится просьба об отмене приговора и о пере­ даче дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. По мне­ нию адвоката, приговор является незаконным, поскольку присяжным заседате­ лям были представлены недопустимые доказательства: протокол осмотра места происшествия с участием Романенко Д.А. и протокол осмотра вещественных доказательств - четырех камней. Защитник также указывает, что ходатайство стороны защиты о признании данных доказательств недопустимыми председа­ тельствующим необоснованно отклонено; выводы биологической экспертизы № , исследовавшей соскобы с указанных камней, вызывают сомнение; суд не­ обоснованно ограничил сторону защиты в постановке вопросов специалисту С которые сторона защиты намеревалась задать ему с целью уста­ новления причины и способа причинения смерти потерпевшему П ; при формировании вопросов, подлежащих разрешению присяжными за­ седателями, судом вопросы были изложены строго в соответствии с обвинени­ ем, в то время как стороне защиты было отказано в ходатайстве о внесении в вопросный лист своих вопросов, что, по мнению защитника, «лишило возмож­ ности присяжным заседателям выразить свое мнение относительно позиции подсудимого Воробей СВ.» Осужденный Воробей СВ. в апелляционной жалобе и дополнении к ней просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии формирования коллегии присяжных заседателей. В жалобе осужденный приводит доводы, аналогичные доводам жалобы его защитника.

Кроме того, как указывает осужденный Воробей, выводы суда, изложен­ ные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным вердиктом присяжных заседателей, а именно описание преступного деяния, изложенного в приговоре, не соответствует вердикту, со­ гласно которому он (Воробей) признан виновным. Данное обстоятельство, по мнению осужденного, является нарушением требований ст.351 УПК РФ и вле­ чет за собой отмену приговора.

Осужденный Воробей также утверждает, что при рассмотрении данного дела судом была нарушена тайна совещания присяжных, поскольку в совеща­ тельной комнате при вынесении вердикта кроме 12 основных присяжных засе­ дателей находились еще и запасные присяжные заседатели.

Осужденный Воробей заявляет, что в полученной им копии протокола су­ дебного заседания не отражено напутственное слово председательствующего, которое было произнесено в присутствии присяжных заседателей и других уча­ стников процесса.

В апелляционных жалобах и дополнениям к ним осужденный Ушаков Д.А. и его защитник адвокат Максименко В.Г. просят об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции в ином составе суда со стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

В апелляционных жалобах они указывают, что между содержанием вер­ дикта коллегии присяжных заседателей и описательной частью приговора име­ ются противоречия и несоответствия, то есть изложенные в приговоре выводы суда, касающиеся причинения П тяжкого вреда здоровью и его смерти, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, уста­ новленным вердиктом присяжных заседателей; судья ограничил сторону защи­ ты в представлении присяжным заседателям доказательств; председательст­ вующий также допустил нарушения закона при постановке вопросов, подле­ жащих разрешению присяжными заседателями.

Кроме того осужденный Ушаков Д.А. утверждает, что была нарушена тай­ на совещания присяжных, поскольку в совещательной комнате при вынесении вердикта кроме 12 основных присяжных заседателей находились и запасные присяжные заседатели.

Он также заявляет, что в протоколе судебного заседания не отражено на­ путственное слово председательствующего.

Адвокат Максименко В.Г. обращает внимание на показания специалистов, допрошенных в судебном заседании для выяснения причин смерти потерпев­ шего, характера и степени вреда, причиненного его здоровью. Установление данных обстоятельств, по мнению защитника, относится к исключительной компетенции экспертов и не может быть восполнено допросом специалистов; показания специалистов С и М защитник расценивает как недопустимые доказательства. Адвокат в жалобе приводит вопросы, кото­ рые задавались специалисту С и обращает внимание на действия председательствующего судьи, снимавшего вопросы стороны защиты; адвокат полагает, что тем самым судья ограничил сторону защиты в ее праве представ­ лять присяжным заседателям доказательства. Как утверждает адвокат, предсе- дательствующий судья проявил необъективность, поскольку неоднократно де­ лал замечания стороне защиты и никак не реагировал на поведение стороны об­ винения, задававшей участникам процесса некорректные и несущественные во­ просы. Защитник обращает внимание на необоснованное, с его точки зрения, решение председательствующего судьи об отклонении ходатайства стороны защиты о назначении по делу комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проведение которой необходимо было для установления причин смерти потер­ певшего П а также для ответа на вопросы о характере и степе­ ни тяжести имевшихся у него телесных повреждений; данное постановление судьи защитник считает незаконным, необоснованным и противоречивым, при этом он цитирует выдержки из постановления судьи. По мнению защитника, в ходе предварительного и судебного следствия была допущена неполнота, по­ скольку не исследовались вопросы о том, каким газом были снаряжены патро­ ны к газовому оружию, из которого Романенко Д.А. произвел выстрелы в П показания специалистов по газовому оружию, как считает ад­ вокат, являются не полными, поверхностными и ввели присяжных заседателей в заблуждение. Кроме того, как указывает адвокат в жалобе, председательст­ вующий судья, в нарушение требований ст.9 УПК РФ, в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей «поощрял» показания подсудимого Рома­ ненко и части свидетелей о том, что жена подсудимого Воробей СВ. изменяла ему с потерпевшим П Все эти нарушения, по мнению адво­ ката, ограничили право на защиту подсудимого Ушакова Д.Е. и не позволили присяжным заседателям вынести по делу объективный и справедливый вер­ дикт.

Государственным обвинителем Несвит ВВ. и представителем потерпев­ шей П адвокатом Юмашиным ОН. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных и их защитников, доводы которых проку­ рор и представитель потерпевшей считают необоснованными.

В суде апелляционной инстанции Романенко Д.А., Ушаков Д.Е. и Воро­ бей СВ., а также адвокаты Волобоева Л.Ю. (защитник осужденного Ушакова Д.Е), Шинелева Т.Н. (защитник осужденного Романенко Д.А.), Филиппов СГ.

(защитник осужденного Воробей СВ.) поддержали доводы апелляционных жа­ лоб, поданных в защиту осужденных.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецов СВ. возражал против доводов апелляционных жалоб и просил приговор как за­ конный, обоснованный и справедливый оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных и их защитников.

Из протокола судебного заседания видно, что коллегия присяжных засе­ дателей, вынесшая вердикт по данному уголовному делу, была сформирована с соблюдением процедуры, предусмотренной ст.328 УПК РФ.

Доводы жалобы осужденного Романенко Д.А. о том, что при отборе кол­ легии присяжных заседателей кандидат под №37 А преднамеренно скрыла от председательствующего и других участников процесса информацию о том, что ее сын работает в правоохранительных органах, с целью войти в со- став коллегии присяжных заседателей и повлиять на мнение коллегии при вы­ несении вердикта - являются надуманными, поскольку ничем не подтвержде­ ны.

Эти доводы не основаны ни на протоколе судебного заседания, ни на ка­ ких-либо других материалах дела или документах, которые бы были представ­ лены стороной защиты суду апелляционной инстанции.

Что касается затронутых в апелляционных жалобах вопросов о доказан­ ности вины подсудимых, а также о фактических обстоятельствах уголовного дела, установленных вердиктом присяжных заседателей, то они не могут быть предметом обсуждения по следующим основаниям.

Данное уголовное дело рассмотрено с участием присяжных заседателей, признавших подсудимых виновными в совершении инкриминированных им преступлений.

Вопросы о доказанности или недоказанности виновности подсудимого в инкриминированном ему деянии, равно как и оценка представленных сторона­ ми доказательств, отнесены к компетенции присяжных заседателей (ст.ЗЗЗ, ч.1 ст.334, 341-343 УПК РФ).

Представленные сторонами доказательства, в том числе показания под­ судимых, были исследованы в присутствии присяжных заседателей, которые при вынесении вердикта оценивали доказательства в их совокупности.

Вердиктом присяжных заседателей установлено, что смерть потерпевше­ му П подсудимые Ушаков Д.Е. и Воробей СВ. причинили со­ вместно, нанеся ему ножевые ранения в область шеи и грудной клетки (в об­ ласть сердца), а Романенко способствовал совершению данного преступления, передав Ушакову нож с целью убийства П Как установлено вердиктом, смерть потерпевшему они причинили, пред­ варительно договорившись об этом, с целью сокрытия нанесенных потерпев­ шему побоев и телесных повреждений.

Кроме того, Ушаков Д.Е. признан виновным в нанесении потерпевшему открытой черепно-мозговой травмы, с переломом костей черепа и повреждени­ ем оболочек вещества головного мозга, которые квалифицируются как тяжкий вред здоровью человека.

Данный вердикт присяжных заседателей согласно ч.2 ст.348 УПК РФ яв­ ляется обязательным для председательствующего.

Правильность вердикта присяжных заседателей в соответствии с ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение.

Уголовно-процессуальный закон (ст.389 УПК РФ) не допускает воз­ можности отмены или изменения в апелляционном порядке вынесенных на ос­ новании вердикта присяжных заседателей судебных решений по основаниям несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоя­ тельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой ин­ станции о виновности осужденных в инкриминированных им преступлениях, а также о фактических обстоятельствах, признанных доказанными присяжными заседателями, не может быть поставлен под сомнение и судом апелляционной инстанции.

Вопреки утверждениям осужденных и их защитников, приговор основан на вердикте и противоречий между вердиктом и приговором не усматривается.

Доводы стороны защиты, ставящей под сомнение достоверность ряда доказательств, указанных в жалобах, не могут быть предметом обсуждения су­ да апелляционной инстанции, поскольку оценка доказательств, в том числе с точки зрения их достоверности или недостоверности, отнесена к компетенции присяжных заседателей.

Все доказательства, которые исследовались в присутствии присяжных за­ седателей, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с тре­ бованиями уголовно-процессуального закона.

Неосновательными являются доводы адвоката Максименко В.Г. о том, что только заключение судебно-медицинской экспертизы в данном деле может служить достоверным доказательством причин смерти потерпевшего, а также характера и степени тяжести вреда, причиненного его здоровью.

Согласно ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной эксперти­ зы обязательно, если необходимо установить причины смерти характер и сте­ пень вреда, причиненного здоровью.

Как видно из материалов уголовного дела, и это установлено вердиктом присяжных заседателей, убийство потерпевшего П было со­ вершено 2 октября 2011 г. При этом 6 октября 2011 г. труп потерпевшего был расчленен (Ушаков отчленил лемехом от трупа П голову и кисти рук). Затем подсудимые скрыли части трупа потерпевшего в разных местах вблизи бывшего поселка района области.

Из материалов дела видно, что части трупа потерпевшего (костные ос­ танки) были обнаружены спустя продолжительный период времени после пре­ ступления.

Председательствующий судья в постановлении привел нормы уголовно- процессуального закона, а также указал обстоятельства, установленные в су­ дебном заседании, на основании которых обоснованно пришел к выводу об от­ казе в удовлетворении ходатайства стороны защиты о назначении комиссион­ ной судебно-медицинской экспертизы.

При этом он правильно обратил внимание на то обстоятельство, что в де­ ле имеется заключение эксперта № (экспертиза вещественных доказа­ тельств) от 20.11.2012 года. Согласно выводам данной экспертизы, по пред­ ставленным эксперту костным останкам установить расу лица, от которого они происходят, не представляется возможным ввиду отсутствия костей черепа, в том числе, костей лицевого скелета; на костных останках имеются повреждения в виде отсутствия частей костей и костной ткани, дырчатых переломов; наибо­ лее вероятно, что данные повреждения возникли после наступления смерти от воздействия зубов, когтей животных при объедании тела. Иных повреждений на представленных костных останках, а также признаков заболеваний и следов хирургического вмешательства не выявлено.

Установить причину и давность наступления смерти лица, от которого происходят костные останки, не представляется возможным ввиду скелетиро­ вания и фрагментации тела (т.6 л.д.24-28).

Таким образом, по данному уголовному делу была назначена и проведена экспертиза, на разрешение которой наряду с иными вопросами ставились во­ просы и о причинах смерти потерпевшего и о давности ее наступления.

Ответить на вопросы о причинах и давности наступления смерти лица, от которого происходят костные останки, судебно-медицинский эксперт медико- криминалистического отделения не смог ввиду скелетирования и фрагментации тела.

Указанное экспертное заключение является мотивированным, научно обоснованным, получено компетентным лицом - экспертом в области судебной медицины.

При таких обстоятельствах доводы защиты о неполноте предварительно­ го и судебного следствия, а также о возможности проведения по делу дополни­ тельной или повторной судебно-медицинской экспертизы для установления причин смерти потерпевшего и характера причиненных ему телесных повреж­ дений не могут быть признаны обоснованными.

Что касается оценки доказательств и их достаточности или недостаточно­ сти для вывода о виновности или невиновности подсудимых, то эти вопросы также не могут быть предметом обсуждения суда апелляционной инстанции.

Разрешение данных вопросов отнесено законом к исключительной ком­ петенции присяжных заседателей.

Свобода оценки доказательств означает, что присяжные заседатели оце­ нивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на со­ вокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установ­ ленной силы (ст. 17 УПК РФ).

Заключение и показания специалиста допускаются в качестве доказа­ тельств по делу (п.З ч.2 ст.74 УПК Р), поэтому подлежат оценке в совокупно­ сти с другими собранными доказательствами по правилам, предусмотренным ст.88 УПК РФ.

Отклоняя ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми до­ казательствами показаний специалистов С и М пред­ седательствующий судья вынес законное и обоснованное постановление.

Мотивируя свое решение, председательствующий правильно руково­ дствовался следующими нормами уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 74 УПК РФ, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь доз­ наватель в порядке, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному де­ лу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела.

Согласно ст. 7 5 УПК РФ недопустимыми доказательствами являются до­ казательства, полученные с нарушением требований Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации.

Доказательства считаются полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией и процессуальным законом права, свободы и охраняемые законом интересы че­ ловека и гражданина, либо не был соблюден установленный процессуальным законом порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закре­ пление доказательств осуществлено ненадлежащим должностным лицом или органом, либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Статьей 58 УПК РФ предусмотрено, что специалистом является лицо, об­ ладающее специальными знаниями и привлекаемое к участию в процессуаль­ ных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаруже­ нии, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Специалист сообщает сведения об обстоятельствах, требующих специ­ альных познаний, а также разъясняет свое мнение по вопросам, входящим в его компетенцию (ч.4 ст.80 УПК РФ).

Показания специалиста, как правильно отмечено судом, не подменяют собой заключение эксперта, а являются самостоятельным доказательством по делу.

Как следует из материалов дела, специалист С был вызван и допрошен судом по ходатайству защитника подсудимого Ушакова Д.Е. - адво­ ката Максименко В.Г. с целью дачи пояснений по вопросам, касающимся те­ лесных повреждений (листы протокола 94, 221).

Специалист М также был допрошен в суде по ходатайству стороны защиты (лист протокола 282).

Специалисты С и М отвечали на поставленные вопросы участников процесса. При этом вопросов, разрешение которых отне­ сено к компетенции судебно-медицинских экспертов (о причинах смерти, а также о характера и степени вреда, причиненного здоровью П перед специалистами не ставилось и свое мнение по ним специалисты не вы­ сказывали.

Таким образом, показания указанных специалистов не могут быть при­ знаны недопустимыми доказательствами.

Председательствующим судьей были рассмотрены ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми ряда доказательств, указанных в апелля­ ционных жалобах, в том числе протокола осмотра места происшествия от 14.10.2012 г., плана-схемы и фототаблицы к нему, протокола осмотра вещест­ венных доказательств (камней) от 23 января 2013 года, а также другие доводы защиты, касающиеся процедуры проведения соответствующих следственных действий.

Отказывая в удовлетворении данного ходатайства, судья обоснованно пришел к выводу и указал в постановлении о том, что протокол осмотра места происшествия - участка местности возле здания бывшей подстанции поселка района области от 14 октября 2012 года с план-схемой и фототаблицей к нему составлены уполномоченным лицом, с со­ блюдением требований УПК РФ. Осмотр участка местности проведен с участи­ ем понятых, все проведенные действия отражены в протоколе, результаты ос­ мотра удостоверены подписями всех лиц, участвовавших в производстве дан­ ного следственного действия.

Осмотр предметов (вещественных доказательств) 23 января 2013 года проведен в соответствии с требованиями ст.ст. 176, 177 УПК РФ, обнаружен­ ные предметы изъяты и осмотрены с соблюдением уголовно-процессуальных норм, протокол осмотра предметов составлен уполномоченным лицом, осмотр проведен с участием понятых, результаты проведенного осмотра удостоверены подписями всех лиц, участвовавших в производстве данного следственного действия, протокол осмотра соответствует требованиям ст. 166 УПК РФ.

Замечаний от участников следственных действий о полноте и правильно­ сти составления протоколов, а также по поводу действий следователя не посту­ пало.

С учетом изложенного, у суда не имелось оснований для признания ука­ занных протоколов следственных действий недопустимыми доказательствами.

Утверждения стороны защиты о том, что протокол осмотра места проис­ шествия не отражает всех действий, проведенных в результате осмотра, а также о наличии противоречий в протоколе осмотра и фототаблице, о проведении следственных действий не в том порядке, в каком он зафиксирован в протоколе, а также иные доводы, которые были приведены стороной защиты, как пра­ вильно отмечено судом, носят характер ничем не обоснованных субъективных предположений, вследствие чего не могут быть признаны убедительными.

Основные правила оценки доказательств; сущность принципа презумп­ ции невиновности; положение закона о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимого; положения о том, что вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном за­ седании - были разъяснены присяжным заседателям в напутственном слове су­ дьи.

Председательствующий в напутственном слове также напомнил присяж­ ным заседателям об исследованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их.

Таким образом, вопреки изложенным в апелляционных жалобах утвер­ ждениям стороны защиты, присяжные заседатели имели возможность оценить представленные им сторонами доказательства и вынести объективный вердикт по данному уголовному делу.

Утверждения осужденных об отсутствии в протоколе судебного заседа­ ния напутственного слова председательствующего - необоснованны, поскольку напутственное слово председательствующего в деле имеется (т. 15 л.д.231-239).

Согласно закону напутственное слово председательствующего записыва­ ется в протокол судебного заседания, или его текст приобщается к материалам уголовного дела, о чем указывается в протоколе (ч.З ст.353 УПК РФ).

В протоколе судебного заседания указано, что председательствующий после оглашения вопросного листа обратился к коллегии присяжных заседате­ лей с напутственным словом, письменный текст которого приобщается к про­ токолу судебного заседания (лист протокола 388).

Как следует из протокола судебного заседания, после произнесения на­ путственного слова председательствующий выяснял у участников судебного разбирательства, имеются ли у них возражения на напутственное слово по мо­ тивам нарушения принципа объективности и беспристрастности.

Возражений и замечаний на напутственное слово председательствующего от сторон (в том числе и от осужденных и их защитников) не поступило.

Доводы апелляционных жалоб о необъективности председательствующе­ го по делу судьи, о нарушении им принципов равенства сторон и состязатель­ ности судопроизводства (в том числе доводы адвоката Пятаевой Т.Г. о том, что председательствующий необоснованно ограничил сторону защиты в постанов­ ке вопросов специалисту С - не основаны на протоколе судебного заседания.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий су­ дья Степина М.П. создала сторонам обвинения и защиты равные условия для исполнения ими их процессуальных обязанностей и осуществления предостав­ ленных им прав. Все ходатайства, заявленные подсудимыми и их защитниками (в том числе о недопустимости доказательств, указанных в апелляционных жа­ лобах), ставились на обсуждение сторон и по результатам их рассмотрения председательствующим судьей принимались законные и обоснованные реше­ ния.

Вопреки утверждению стороны защиты, высказывание председательст­ вующим замечаний участникам процесса, в том случае, когда стороны касают­ ся обстоятельств, не подлежащих исследованию в присутствии присяжных за­ седателей, относится к полномочиям председательствующего и не свидетельст­ вует о его необъективности.

При проведении судебного разбирательства с участием присяжных засе­ дателей председательствующим было обеспечено право на защиту осужденных Ушакова, Романенко и Воробей.

Им, а также их защитникам была предоставлена возможность участвовать в судебном заседании, задать вопросы допрошенным в суде лицам (в том числе и специалистам), заявлять ходатайства, представлять доказательства, довести до присяжных заседателей свое отношение к предъявленному обвинению, а также высказать свою версию инкриминированных событий.

Доводы жалобы адвоката Максименко В.Г. о нарушении председательст­ вующим требований ст.9 УПК РФ, а также о том, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей председательствующий «поощрял» выска­ зывания подсудимого Романенко и свидетелей, касающиеся супружеской не­ верности жены подсудимого Воробей СВ., - не основаны на протоколе судеб­ ного заседания.

Утверждение защитника о том, что в судебном заседании не исследова­ лись вопросы, относящиеся к характеристике и свойству газа, которым были снаряжены патроны находившегося в руках у Романенко пистолета - неоснова­ тельны.

Как видно из материалов дела, производство выстрела Романенко Д.А. в потерпевшего из газового пистолета марки «ИЖ-79-8» с использованием па­ тронов, снаряженных газовым зарядом, инкриминировалось ему в обвинитель­ ном заключении.

Данные обстоятельства были признаны доказанными вердиктом присяж­ ных заседателей, которые оценивали всю совокупность представленных им сторонами доказательств.

Представление доказательств, с учетом принципа состязательности и равноправия сторон, является правом сторон.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на сто­ роне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления пре­ доставленных им прав (ст. 15 УПК РФ).

Оценка представленных сторонами доказательств отнесена к компетен­ ции присяжных заседателей (ч.1 ст.334 УПК РФ).

Таким образом, утверждение защиты о неполноте предварительного и су­ дебного следствия не может быть признано обоснованным.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и адвокатов о том, что пред­ седательствующий судья не учел мнение стороны защиты при формулировании вопросов присяжным заседателям - неосновательны.

Не могут быть признаны обоснованными доводы жалоб осужденных и защитников о нарушении их прав при постановке вопросов, подлежащих раз­ решению присяжными заседателями.

Согласно ст. 338 УПК РФ судья учетом с результатов судебного следствия, прений сторон формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разре­ шению присяжными заседателями, зачитывает их и передает сторонам.

Стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов. При этом судья не вправе отказать подсудимому или его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответ­ ственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответствен­ ность за менее тяжкое преступление.

С учетом замечаний и предложений сторон судья в совещательной комнате окончательно формулирует вопросы, подлежащие разрешению присяжными за­ седателями, и вносит их в вопросный лист, который подписывается им.

Из протокола судебного заседания видно, что при обсуждении проекта во­ просного листа председательствующий предоставил сторонам возможность вы­ сказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов.

Доводы стороны защиты о том, что судья в любом случае обязан был вне­ сти в вопросный лист вопросы, сформулированные стороной защиты - не могут быть признаны обоснованными.

Исходя из указанных норм уголовно-процессуального закона, замечания и предложения сторон по содержанию и формулировке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не являются обязательными для суда.

Вопросы стороны защиты являются обязательными лишь в том случае, ес­ ли в них идет речь о фактических обстоятельствах, исключающих ответствен­ ность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Таких вопросов, как следует из протокола судебного заседания, стороной защиты суду предложено не было.

Сформулированные председательствующим судьей вопросы соответству­ ют требованиям ч.1 ст.338 ст.339 и УПК РФ.

Доводы апелляционных жалоб осужденных о нарушении тайны совеща­ тельной комнаты присяжных заседателей не могут быть признаны обоснован­ ными.

Как следует из протокола судебного заседания, коллегия присяжных за­ седателей была сформирована в количестве 12 основных присяжных заседате­ лей.

С учетом характера и сложности уголовного дела по решению председа­ тельствующего было избрано 7 запасных присяжных заседателей (листы про­ токола 42-43).

В ходе судебного следствия двое присяжных заседателей выбыли из кол­ легии и были заменены запасными присяжными заседателями.

Следовательно, до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта оставалось 12 присяжных заседателей, состав­ лявшей коллегию присяжных заседателей, и 5 запасных присяжных заседате­ лей, что не отрицают и сами осужденные.

Доводы осужденных о том, что в совещательную комнату по распоряже­ нию председательствующего после произнесенного им напутственного слова для вынесения вердикта удалились все присяжные заседатели, в том числе и за­ пасные, опровергаются протоколом судебного заседания, в котором содержится запись о том, что «в 12 часов 56 минут 26 ноября 2013 г. коллегия присяжных заседателей удаляется в совещательную комнату для вынесения вердикта» (лист протокола 389).

После совещания коллегией присяжных заседателей был вынесен вер­ дикт, который провозглашен старшиной присяжных заседателей и приобщен к протоколу судебного заседания.

При этом каких-либо заявлений о нарушении присяжными заседателями тайны совещания или замечаний по поводу процедуры совещания коллегии присяжных заседателей от сторон, судя по протоколу судебного заседания, не последовало.

Таким образом, из протокола судебного заседания следует, что в совеща­ тельной комнате при вынесении вердикта находилась только коллегия присяж­ ных заседателей в количестве 12 присяжных заседателей.

Замечаний на протокол судебного заседания в этой части от сторон (в том числе осужденных и их защитников) не поступило.

Доводы жалоб о том, что указанный в протоколе термин «коллегия при­ сяжных заседателей», удалившаяся в совещательную комнату для вынесения вердикта, подразумевает и запасных присяжных заседателей - неосновательны.

Согласно ч.21 ст.328 УПК РФ коллегию присяжных заседателей образу­ ют первые 12 присяжных заседателей, занесенные в протокол судебного засе­ дания, а остальные присяжные заседатели (которых с учетом положений ч.18 ст.328 УПК РФ может быть два и более) участвуют в рассмотрении уголовного дела в качестве запасных присяжных заседателей.

Как следует из напутственного слова, председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что «в совещательную комнату удаляются только комплектные присяжные заседатели, запасные остаются в зале» (т. 15 л.д. 239 А).

Ошибочное высказывание председательствующего в напутственном сло­ ве об отсутствии запасных присяжных заседателей, на что акцентируется вни­ мание в дополнительных апелляционных жалобах осужденных, само по себе не может быть признано основанием для отмены приговора, поскольку никаким образом не повлияло ни на вердикт присяжных заседателей, ни на процедуру его вынесения.

Доводы жалобы осужденного Романенко Д.А. о нарушении его права на защиту не могут быть признаны обоснованными.

Вопреки утверждению осужденного Романенко Д.А., председательст­ вующий в подготовительной части судебного заседания разъяснил ему, а также другим подсудимым, все их права, в том числе права, предусмотренные главой 42 УПК РФ (листы протокола 4-5).

До приведения присяжных заседателей к присяге председательствующий выяснял у сторон, имеются ли у них заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава.

От участников процесса (в том числе подсудимых) таких заявлений не последовало (лист протокола 42).

Как видно из протокола судебного заседания, защищавший его адвокат Стоун Е.М. был допущен судом к участию в деле по ходатайству самого подсу­ димого Романенко Д.А. (листы протокола 44-45).

В ходе разбирательства дела в суде с участием присяжных заседателей Романенко Д.А. не ходатайствовал об отводе данного адвоката, а также не де­ лал заявлений о том, что его позиция защиты и позиция защиты, избранная ад­ вокатом Стоун Е.М., не совпадают.

Противоречий в позициях защиты осужденного Романенко Д.А. и адво­ ката Стоун Е.М. из протокола судебного заседания не усматривается.

Фактов нарушения адвокатом Стоун Е.М. норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» судом не ус­ тановлено.

Доводы жалобы осужденного Романенко Д.А. о том, что адвокат Стоун Е.М. не выполнил свои профессиональные обязанности защитника после выне­ сения приговора - неосновательны.

Как видно из материалов уголовного дела, адвокатом Стоун Е.М. в защи­ ту Романенко Д.А. подана апелляционная жалоба, которая явилась предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции наряду с другими жалобами осу­ жденных и их защитников.

Кроме того, в деле имеется ордер от 10.12.2013 г., выданный адвокату Стоун Е.М., с отметкой о посещении осужденного Романенко Д.А. в следствен­ ном изоляторе 16.12.2013 г. (т. 16 л.д.206).

При таких обстоятельствах нет оснований утверждать о нарушении права на защиту Романенко Д.А. Относительно доводов жалобы осужденного Романенко Д.А. об ограни­ чении его права подавать замечания на протокол судебного заседания, а также знакомиться с материалами уголовного дела, судебная коллегия отмечает сле­ дующее.

Как видно из протокола судебного заседания, после провозглашения при­ говора председательствующий разъяснил осужденным Романенко, Ушакову и Воробей их право знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания в течение трех суток со дня ознакомления с ним, а также разъ­ яснил им последствия пропуска этого срока и право на его восстановление в порядке, предусмотренном ст. 130 УПК РФ (лист протокола 432).

Копия протокола судебного заседания осужденному Романенко была вручена 17.12.2013 г., о чем свидетельствует имеющаяся в деле расписка (т. 16 л.д. 156).

Таким образом, у осужденного Романенко Д.А., а также у других осуж­ денных по данному делу лиц была возможность подать замечания на протокол судебного заседания.

Доводы жалобы Романенко Д.А. о том, что после приговора с материала­ ми уголовного дела он был ознакомлен не в полном объеме, не могут свиде­ тельствовать о нарушении его права на защиту.

Как видно из протокола, составленного в порядке ст.218 УПК РФ, Рома­ ненко Д.А. по окончании предварительного следствия был ознакомлен со всеми материалами уголовного дела (т. 11 л.д. 102-112).

После вынесения приговора суд по ходатайству Романенко предоставил ему возможность дополнительно ознакомиться с материалами уголовного дела.

Как следует из имеющегося в деле графика, Романенко Д.А. был озна­ комлен с материалами дела в том объеме, в котором посчитал необходимым.

Об этом свидетельствует выполненная им в графике запись (расписка), в которой он указал, что «с материалами уголовного дела ознаком­ лен в необходимом объеме» (т. 16 л.д.208).

После этого с ходатайствами или заявлениями о дополнительном озна­ комлении с материалами уголовного дела Романенко Д.А. к суду не обращался.

Копия напутственного слова председательствующего осужденным Рома­ ненко Д.А., Ушакову Д.Е. и Воробей СВ. была вручена после их обращения к суду апелляционной инстанции с соответствующим ходатайством, что под­ твердили сами осужденные, участвуя в заседании суда апелляционной инстан­ ции.

Действия осужденных Романенко Д.А., Ушакова Д.Е. и Воробей СВ. су­ дом юридически квалифицированы правильно.

Вопреки доводам, содержащимся в апелляционных жалобах осужденных и их защитников, назначенное Романенко Д.А., Ушакову Д.Е. и Воробей СВ.

наказание является справедливым.

Данное наказание соответствует характеру и степени общественной опас­ ности совершенных ими преступлений, обстоятельствам их совершения и лич­ ностям осужденных.

Вопреки утверждениям, содержащимся в апелляционных жалобах, судом были учтены все установленные по делу обстоятельства, смягчающие наказа­ ние осужденных, а также их семейное положение, данные, характеризующие личности каждого из них.

Оснований для смягчения назначенного им наказания, а также для при­ менения ст.64 УК РФ, о чем содержится просьба в апелляционной жалобе осу­ жденного Романенко Д.А., не имеется.

Вопреки содержащемуся в апелляционной жалобе Романенко Д.А. ут­ верждению, оснований для рассмотрения вопроса об изменении категории пре­ ступления, предусмотренного ч.5 ст.ЗЗ, пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ, с особо тяжкого на тяжкое, не имеется.

Согласно ч.б ст. 15 УК РФ с учетом фактических обстоятельств преступле­ ния и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчаю­ щих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоя­ тельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи (т.е. особо тяжкого преступления), осужденному назначено наказание, не превышающее 7 лет лишения свободы.

Осужденному Романенко Д.А. за указанное особо тяжкое преступление назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет 6 месяцев, что уже само по себе исключает возможность применения к нему положений ч.б ст. 15 УК РФ.

Доводы жалобы защитника Романенко Д.А. адвоката Стоун Е.М. о том, что судом при назначении наказания осужденному не учтено противоправное поведение потерпевшего П - неосновательны.

Как следует из вердикта присяжных заседателей, мотивом совершения противоправных действий Романенко Д.А. явились конфликты, ранее произо­ шедшие между ним и П После того как он (Романенко) и другие осужденные (Ушаков Д.Е. и Во­ робей СВ.) нанесли П удары, причинив ему физическую боль и телесные повреждения, они решили убить его с целью сокрытия совершен­ ных в отношении него преступлений.

Таким образом, утверждение защитника о противоправном поведении по­ терпевшего П не основано на вердикте присяжных заседате­ лей, из которого такой вывод не следует.

20 28 Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389, 389 УПК РФ, су­ дебная коллегия

определила:

приговор Магаданского областного суда от 6 декабря 2013 года в отно­ шении Романенко Д А Ушакова Д Е и Воробей С В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 93-АПУ14-3СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УПК РФ Статья 9. Уважение чести и достоинства личности
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 58. Специалист
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 80. Заключение и показания эксперта и специалиста
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 130. Восстановление пропущенного срока
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 176. Основания производства осмотра
УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра
УПК РФ Статья 196. Обязательное назначение судебной экспертизы
УПК РФ Статья 218. Протокол ознакомления с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 341. Тайна совещания присяжных заседателей
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УПК РФ Статья 353. Особенности ведения протокола судебного заседания
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх