Дело № 93-О08-22

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 июля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Русаков Владимир Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №93-О08-22

от 23 июля 2008 года

 

председательствующего судей

Русакова В.В. и Пинской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании 23 июля 2008 года кассационные жалобы осуждённых Емельянова А.В, Нагаева М.В, адвокатов Дайнеко Е.А, Попкова А.М, Юмашина О.Н. и потерпевшей [скрыто] на

приговор Магаданского областного суда от 28 апреля 2008 года, по которому

ЕМЕЛЬЯНОВ А

осуждён по п.п.«ж,к»ч.2ст.105УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по ч.1ст.115УК РФ к девяти месяцам исправительных работ с удержанием [скрыто] заработка в доход государства.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Емельянову A.B. назначено двенадцать лет два месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ЕМЕЛЬЯНОВ Г В

осуждён по п.п.«ж,к»ч.2ст.105УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по ч.1ст.115УК РФ к девяти месяцам исправительных работ с удержанием [скрыто] заработка в доход государства; по ч.1ст.161УК РФ к одному году лишения свободы.

В соответствии с ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. _ _

НАГАЕВ М _В

осуждён по п.п.«ж,к»ч.2ст.105УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по ч.1ст.115УК РФ к девяти месяцам исправительных работ с удержанием [скрыто] заработка в доход государства.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Нагаеву М.В. назначено двенадцать лет два месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Емельянов А, Емельянов Г, Нагаев признаны виновными и осуждены за умышленное причинение лёгкого вреда здоровью [скрыто] за убийство [скрыто],

совершённое 1 апреля 2007 года в [скрыто]

) группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия другого преступления.

Кроме того, Емельянов Г. В. признан виновным и осуждён за открытое хищение чужого имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В, мнение прокурора Шаруевой М.В, полагавшей судебное решение в отношении Емельянова А, Емельянова Г. и Нагаева оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах:

осуждённый Нагаев просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь, что умысла на убийство, а также предварительного сговора на совершение убийства [скрыто] у него не было; он не знал

о малолетнем возрасте потерпевшего; суд не учёл того обстоятельства, что он находился в сильной степени алкогольного опьянения, в силу чего не помнит всех своих действий;

адвокат Попков A.M. в интересах осуждённого Нагаева просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, ссылаясь на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; суд не дал оценки показаниям Нагаева, относительно употребления им четырёх таблеток, которые могли оказать воздействие на его психическое состояние;

осуждённый Емельянов А, отрицая свою причастность к убийству [скрыто] просит об отмене приговора;

оспаривает обоснованность осуждения по ч.1ст.115УК РФ, ссылаясь на отсутствие заявления потерпевшего; адвокат Дайнеко Е.А. просит тщательно и объективно разобраться с материалами дела, ссылаясь на то, что суд не обоснованно отказал в допросе в качестве специалиста [скрыто] и в приобщении к материалам дела

заключения специалиста [скрыто] согласно

которому смерть потерпевшего наступила от сдавливания шеи петлёй, повреждения в области головы возникли после наступления смерти в короткий промежуток времени; суд не дал надлежащей оценки показаниям Емельянова А. о том, что убивать потерпевшего он никому не предлагал; душить верёвкой стал после того как 3 1 перестал дёргаться;

ходатайство адвоката об исключении из числа доказательств заключения судебно-медицинской экспертизы оставлено без рассмотрения;

адвокат Юмашин О.Н. в защиту интересов осуждённого Емельянова Г.В. просит приговор отменить, указывая, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном; по мнению адвоката, суд вышел за рамки предъявленного Емельянову Г. обвинения, признав отягчающим обстоятельством при

назначении наказания по ч.1ст.115УК РФ - совершение преступления группой лиц, что не предусмотрено

диспозицией ст. 115УК РФ;_

- потерпевшая [скрыто] просит приговор отменить,

дело направить на новое судебное разбирательство, оспаривает квалификацию действий осуждённых, считает, что необходимо было назначить независимую экспертизу по установлению всех причинённых телесных повреждений потерпевшему; обращает внимание, что после возбуждения уголовного дела 10 апреля 2007 года её процессуальные права как потерпевшей были оформлены лишь 7 августа 2007 года, тем самым она была лишена возможности участвовать в проведении следственных действий, представлять доказательства, пользоваться услугами своего представителя; полагает, что убийство её сына было совершено с целью сокрытия факта изнасилования, версия которого органами следствия осталась непроверенной. В возражениях государственный обвинитель Рычков Ю.Г. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осуждённых Емельянова А, Емельянова Г. и Нагаева в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Емельянов Г. в категорической форме пояснял о том, что вечером 31 марта он вместе со своим братом [скрыто] и Нагаевым находились в вагончике у [скрыто] лу>, где распивали спиртные напитки. Ут ром

следующего дня к ним пришёл [скрыто], который выпил небольшое

количество спиртного, после чего заявил, что может побить их всех троих. На этой почве между ними произошла ссора, в ходе которой он, брат [скрыто] и Нагаев стали избивать [скрыто], при этом он забрал у

3 [скрыто] сотовый телефон и передал телефон Нагаеву. После

избиения, [скрыто] объявил им, что обратится об избиении и о том

что забрали телефон, с заявлением в милицию. Тогда его брат А 1 предложил убить [скрыто]. Он с Нагаевым отвели [скрыто] i в

соседний вагончик, где бросили того на пол и нанесли ещё несколько ударов. Затем его брат [скрыто] принёс верёвку, которую набросил на шею [скрыто] Он с Нагаевым взялись за концы верёвки и стали

затягивать петлю на шее потерпевшего. Затем оба конца верёвки взял его брат и также стал затягивать петлю на шее [скрыто] после

чего брат взял камень и бросил камень на голову потерпевшего. Он и Нагаев также бросали камень на голову [скрыто]. Проверив у

[скрыто] пульс, убедились в том, что тот умер.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Емельянова Г. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что на участке местности, расположенного в районе [скрыто]» 10 апреля 2007 года были

обнаружены четыре обгоревших остова перевозных вагончиков. На небольшом расстоянии от вагончиков, в месте, указанном Емельяновым А. в снегу обнаружен завёрнутый в покрывало труп [скрыто] с обширными ранами в области шеи и на голове.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть [скрыто] наступила в результате комбинированной травмы:

механической асфиксии, вследствие удавления петлёй и тяжёлой открытой черепно-мозговой травмы с кровоподтёками и ушибленными ранами на голове с травматическим отёком мягких тканей, обширными кровоизлияниями в мягкие ткани головы, переломом свода и основания черепа. Оба этих телесных повреждения квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и состоят в прямой причинной связи со смертью. Помимо этого на трупе также обнаружена обширная пиленая рана заднебоковой поверхности шеи, образовавшаяся от воздействия пилящего орудия - в том числе полотна пилы, которая носит посмертный характер.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на одеяле и верёвке кровь, по своей групповой принадлежности от [скрыто] не исключается.

Виновность Емельянова А, Емельянова Г. и Нагаева в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведёнными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу о доказанности вины Емельянова Г, Емельянова А. и Нагаева в умышленном причинении лёгкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, в убийстве, совершённом группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия другого преступления, верно квалифицировав действия каждого по ч.1ст.115; п.п.«ж,к»ч.2ст.105УК РФ.

Выводы суда о наличии у Емельянова А. предварительного сговора с Емельяновым Г. и Нагаевым на совершение убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведёнными показаниями Емельянова Г. в ходе предварительного следствия,

правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Емельянова Г. Емельянова А. и Нагаева при совершении убийства.

Доводы потерпевшей о нарушении в ходе предварительного следствия её прав и совершение убийства по другим мотивам, по мнению судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, поскольку органы предварительного следствия самостоятельны в определении объёма доказательств, которые по их мнению, подтверждают предъявленное обвинение. Как видно из материалов дела, [скрыто] i была признана потерпевшей, ей были разъяснены

её процессуальные права. Мотив совершения Емельяновым Г, Емельяновым А. и Нагаевым убийства установлен верно, в соответствии с имеющимися доказательствами и выводы суда в этой части надлежащим образом мотивированы.

Сама по себе несвоевременность признания [скрыто] в

качестве потерпевшей, не влияет на законность и обоснованность приговора. Кроме того, согласно ст.123Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Органы предварительного следствия представили суду доказательства, которые, по их мнению, подтверждали виновность обвиняемых, эти, а также дополнительные доказательства исследованы в судебном заседании, оценены судом и суд пришёл к выводам, изложенным в приговоре.

Как видно из протокола судебного заседания, суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию имеющихся доказательств. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется. Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу. Нарушений принципов состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено.

Ссылка осуждённого Емельянова Г. о том, что им не похищался телефон, по мнению судебной коллегии, несостоятельна. Как следует из материалов дела, мобильный телефон находился у [скрыто], а поэтому не принадлежал Емельянову Г. и право распоряжения мобильным телефоном у последнего не было. Передача Емельяновым Г. мобильного телефона Нагаеву, на что ссылается осуждённый в жалобе, не влияет на юридическую оценку его действий. Как следует из материалов дела, Емельянов Г, обнаружив мобильный телефон потерпевшего, подобрал его в присутствии потерпевшего и передал Нагаеву. С учётом таких противоправных действий, суд пришёл к обоснованному выводу об открытом похищении Емельяновым Г.

мобильного телефона, правильно квалифицировав его действия в этой части по ч.1ст.161УК РФ.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осуждённых об оговоре их со стороны потерпевшей, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осуждённых, в том числе о воздействии на психику обвиняемых принятых таблеток, а также отказ суда в допросе в качестве специалиста [скрыто], тщательно исследованы судом первой

инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осуждённых Емельянова Г, Емельянова А. и Нагаева в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведённым в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведённых доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Доводы кассационных жалоб о необоснованном осуждении по ч.1ст.115УК РФ из-за отсутствия заявления потерпевшей, по мнению судебной коллегии, являются необоснованными, поскольку согласно ст.140УПК РФ уголовное дело подлежало возбуждению при наличии повода и основания к возбуждения дела. Повод(рапорт старшего следователя прокуратуры [скрыто] и основание(наличие

состав преступления в действиях виновных), указанных в рапорте для возбуждения уголовного дела имелись, поэтому исполняющий обязанности прокурора [скрыто]

Шипиловсикм» A.B. обоснованно возбудил уголовное дело, а осуждение Емельянова г, Емельянова А. и Нагаева подтверждает правильность возбуждения прокурором уголовного дела по ч.1ст.115УК РФ.

Наказание назначено Емельянову А, Емельянову Г. и Нагаеву в соответствии с требованиями, ст.ст.60,69УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учётом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, о чём содержится просьбы в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Судом обоснованно в соответствии с требованиями ст.бЗУК РФ в качестве отягчающего наказание обстоятельства признано совершение преступления(применительно к ч.1ст.115УК РФ)в отношении

малолетнего и группой лиц. Довод адвоката Юмашина О.Н. о том, что в диспозиции ч.1ст.115УК РФ не указан квалифицирующий признак -группы лиц, а поэтому не должен был учитываться при назначении наказания, является несостоятельным, поскольку согласно ч.2ст.63УК РФ если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьёй Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания, указанный квалифицирующий признак - группы лиц в ч.1ст.115УК РФ отсутствует. Следовательно, судом требования закона соблюдены.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.377,378,388УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Магаданского областного суда от 28 апреля 2008 года в отношении Емельянова А [скрыто] i, Емельянова [скрыто]

[скрыто], Нагаева м [скрыто] оставить без

изменения, кассационные жалобы осуждённых Емельянова А.В, Нагаева М.В, адвокатов Дайнеко Е.А, Попкова A.M. Юмашина и потерпевшей [скрыто] - без удовлетворения.

П редсед ател ьству ю щи й:

Статьи законов по Делу № 93-О08-22

УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх