Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 93-О08-3СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 апреля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Боровиков Владимир Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 93-О08-3СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 апреля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Боровикова В.П., Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 9 апреля 2008 года кассационное представление государственного обвинителя Мусина Р.Р. на приговор Магаданского областного суда от 5 декабря 2007 года, которым МАРЕЕВ Г Б 27 февраля 2007 года судимый по ст.ст.228-1 ч.З п.

"г", 30 ч.З и 228-1 ч.З п. "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы, оправдан по ст.297 ч.1 УК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей за отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., выступление прокурора Тришевой А.А., поддержавшей кассационное представление по изложенным в нём доводам, судебная коллегия

установила:

органами предварительного следствия Марееву Г.Б. предъявлено обвинение в том, что во время судебного разбирательства по уголовному делу в отношении его, которое проходило 8 августа 2006 года в помещении суда, он высказал оскорбление в адрес государственного обвинителя К унизив при этом её честь и достоинство. 2 Присяжные заседатели признали недоказанным деяние, вменённое в вину Марееву Г.Б., а поэтому суд оправдал его по ч.1 ст.297 УПК РФ за отсутствием события преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель Мусин Р.Р. ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство.

В обоснование своей просьбы автор кассационного представления сослался на то, что в нарушение ст.338 УПК РФ при формулировании вопросного листа председательствующий необоснованно отказал государственному обвинителю в удовлетворении ходатайства о внесении дополнений в основной вопрос о том, что Мареев Г.Б. высказал оскорбление.

Вердикт, как указано в представлении, является противоречивым, так как на 1-й основной вопрос (в нём объединены 1 и 2 основные вопросы, указанные в ч.1 ст.339 УПК РФ) присяжные заседатели дали отрицательный ответ.

Такой же ответ они дали на 2-й основной вопрос о виновности Мареева Г.Б. По мнению государственного обвинителя, при даче отрицательного ответа на 1-й основной вопрос не было необходимости отвечать на 2-й основной вопрос.

В представлении также идёт ссылка на то, что в нарушение положений ст.ст.299, 334 и 335 ч.ч. 5 и 6 УПК РФ Мареев Г.Б., несмотря на замечания председательствующего, неоднократно доводил до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, в том числе поднимал вопросы процессуального характера, ставил под сомнение доказательства, признанные судом допустимыми, искажал их суть, делал ссылки на не исследованные в суде доказательства.

Данные нарушения, как считает государственный обвинитель, выразились в следующем.

При допросе свидетеля К . Мареев Г.Б. пытался задать вопрос о, якобы, производившейся в судебном заседании аудиозаписи.

Таким же образом Мареев Г.Б. поступил при допросе свидетеля Б В ходе допроса свидетеля К Мареев Г.Б. дважды заявил, что потерпевшая К оказала давление на свидетеля. 3 При допросе в суде потерпевшей Мареев Г.Б. задавал вопросы, не относящиеся к предъявленному ему обвинению, смысл которых сводился к тому, что в предыдущем судебном заседании, являясь государственным обвинителем, К умышленно не предоставила в суд дополнительные доказательства, а именно видеокассеты.

В ходе допроса Б Мареев Г.Б. неоднократно заявлял о ложности показаний данного свидетеля.

При допросе свидетеля Ж Мареев Г.Б. задал вопрос о наличии в зале суда включённых приборов.

В присутствии присяжных заседателей оправданный и его защитник заявили ходатайство о выяснении обстоятельств отвода К в предыдущем судебном заседании, где она была государственным обвинителем.

Давая показания в суде, Мареев Г.Б. неоднократно говорил о фальсификации стороной обвинения в отношении его доказательств.

При допросе свидетеля Н Мареев Г.Б. заявил о том, что этот свидетель даёт пояснения по указанию судьи и прокурора. Он же сообщил о необъективности суда, что им было озвучено после того, как в ходе дополнительного допроса потерпевшей председательствующий сделал замечание оправданному.

Кроме того, в представлении указано на то, что "Также сторона защиты ссылаясь на то, что представленные обвинением суду доказательства порочны и получены с нарушением требований закона", что, по мнению государственного обвинителя, повлияло на решение присяжных заседателей об оправдании Мареева Г.Б. Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Доводы кассационного представления не основаны на материалах дела и законе.

Согласно положениям ч.2 ст.385 УПК РФ "Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменён по представлению прокурора... при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые... повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них". 4 Таких нарушений закона в представлении не приведено.

При формулировании вопросного листа суд не нарушил положения ст.338 УПК РФ и при обсуждении его проекта учёл замечания и дополнения, основанные на законе.

При этом суд правильно отверг ходатайство государственного обвинителя о внесении в основной вопрос дополнения о доказанности высказывания Мареевым Г.Б. оскорбления в адрес участника процесса.

В соответствии с требованиями пп. 1,2 и 4 ч.1 ст.299 и ч.1 ст.334 УПК РФ присяжные заседатели разрешают вопросы о фактических обстоятельствах дела.

В ч.5 ст.339 УПК РФ указан запрет на постановку на разрешение присяжных заседателей правовых вопросов.

Присяжные заседатели отвечают на вопрос о доказанности высказывания Мареевым Г.Б. определённых фраз, вменённых ему в вину, в адрес государственного обвинителя. Они не должны входить в обсуждение вопроса о том, что высказанные в адрес участника процесса слова следует расценивать как оскорбление.

Это входит в компетенцию председательствующего, который на основании признанных присяжными заседателями фактических обстоятельств дела решает, являются ли они оскорблением, и свидетельствуют ли они о неуважении к суду.

Вердикт по делу является ясным и непротиворечивым.

На 1-й основной вопрос присяжные заседатели дали отрицательный ответ. Таким же образом они поступили при ответе на 2-й основной вопрос о виновности.

Дав отрицательный ответ на 1-й основной вопрос, это вовсе не означает, что присяжные заседатели не могут отвечать на остальные вопросы.

Из положений ч.8 ст.343 УПК РФ следует, что в случае, если ответ на предыдущий вопрос исключает необходимость отвечать на следующий основной вопрос, то у присяжных заседателей возникает право, согласно которому они с согласия большинства присяжных заседателей вписывают после вопроса слова "без ответа".

Однако они вправе дать на него отрицательный ответ (как и при ответе на 1-й основной вопрос). В таких случаях вердикт не является противоречивым. Из протокола судебного заседания не усматривается, что в ходе судебного разбирательства "... сторона защиты ссылалась на то, что представленные обвинением суду доказательства порочны и получены с нарушением закона".

Нет данных, свидетельствующих о том, что Мареев Г.Б. неоднократно говорил о фальсификации стороной обвинения доказательств по настоящему уголовному делу, необъективности судебного разбирательства по этому делу.

Вопросы, связанные с установлением фактических обстоятельств дела, не относящиеся к обвиненинию Мареева Г.Б. по ч.1 ст.297 УК РФ, председательствующим своевременно снимались (в том числе вопросы о том, существовала видеокассета по другому уголовному делу или нет, велась ли аудиозапись судебного разбирательства по другому уголовному делу.

Высказывания оправданного о неискренности некоторых свидетелей, ложности их показаний не следует расценивать как нарушение уголовно- процессуального закона, влекущее отмену приговора.

Это всего лишь точка зрения Мареева Г.Б. относительно оценки определённых доказательств.

Поэтому судебная коллегия считает, что в ходе судебного разбирательства сторона защиты не оказывала незаконного воздействия на присяжных заседателей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Магаданского областного суда от 5 декабря 2007 года в отношении Мареева Г Б оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 93-О08-3СП

УК РФ Статья 297. Неуважение к суду
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх