Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 11-АПУ14-49СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 ноября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Смирнов Виктор Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-АПУ14-49СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегосудьи Абрамова С.Н.,
судейРомановой Т.А. и Смирнова В.П.

с участием осужденного Гильмутдинова Р.Р. (в режиме видеоконференц-связи), адвоката Мазуренко П.Н. и прокурора Титова Н.П. при ведении протокола секретарем Марковым О.Е. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Гильмутдинова Р.Р. с дополнениями к ней на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 4 августа 2014 г., по которому ГИЛЬМУТДИНОВ Р Р судимый 15 февраля 2006 г.

Вахитовским районным судом г. Казани по ч. 1 ст. 165, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 19 февраля 2009 г. по отбытию срока наказания, осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) сроком на 11 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 9 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний сроком на 15 лет; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по последнему и по предыдущему приговорам, сроком на 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исчислять начало срока наказания Гильмутдинова Р.Р. с 4 августа 2014 г. с зачетом времени предварительного содержания под стражей с 5 апреля 2011 г. по 20 апреля 2011 г., с 16 августа 2013 г. по 4 августа 2014 г., а также с зачетом предварительного содержания под стражей и отбытого наказания по приговору Вахитовского районного суда г. Казани от 15 февраля 2006 г. с 20 августа 2005 г. по 19 февраля 2009 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора и о существе апелляционной жалобы, дополнений к ней и возражений на неё, выступления осужденного Гильмутдинова Р.Р., поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы и дополнений к ней, адвоката Мазуренко П.Н. в защиту осужденного Гильмутдинова Р.Р., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

судом с участием присяжных заседателей Гильмутдинов Р.Р. осужден за участие в банде и за совершенные ею нападений на Л Р Г Г Г Т Х Я К И с целью завладения чужим имуществом.

Преступления были совершены в период времени с начала 1999 года по июль 2001 года в г. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В своей апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Гильмутдинов Р.Р. выражает несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым, вынесенным с нарушением уголовно-процессуального закона. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Указывает, что в ходе предварительного слушания суд уклонился от анализа обстоятельств, препятствующих проведению судебного заседания, и немотивированно отклонил заявленные ходатайства об исключении из дела ряда недопустимых доказательств: показаний свидетеля Ф признанного судебным решением недееспособным; протоколов явок с повинной Г С Т осужденных по уголовному делу, из которого было выделено уголовное дело в отношении него, Гильмутдинова Р.Р.; показаний «скрытого» свидетеля И так как в материалах дела нет конверта с данными на это лицо.

Обращает внимание на нарушения, допущенные, по его мнению, при формировании коллегии присяжных заседателей: в судебное заседание явились только 40 кандидатов в присяжные заседатели, тогда как согласно постановлению судьи вызывались 50 кандидатов; председательствующий без достаточных к тому оснований удовлетворил три мотивированных отвода стороны обвинения, а три отвода стороны защиты отклонил; после разрешения мотивированных отводов предоставил право немотивированно отвести по одному кандидату, хотя мог бы дать возможность отвести по два кандидата. В ходе судебного заседания замена присяжных заседателей производилась произвольно, без выяснения причин неявок, а присяжная А была отстранена в связи с некорректно, по мнению председательствующего судьи, поставленным вопросом.

Отмечает, что, разъясняя присяжным заседателям их права и обязанности, председательствующий предвзято ориентировал их на критический подход к показаниям подсудимого.

Указывает на то, что государственный обвинитель Нуриев М.М. не мог участвовать в судебном заседании по его уголовному делу, так как до этого он поддерживал государственное обвинение в судебном заседании по делу в отношении Г Г и других лиц, из которого было выделено уголовное дело в отношении его, Гильмутдинова Р.Р. Полагает также, что председательствующий У был не вправе рассматривать его уголовное дело, так как в 2011 году он разрешил проведения обыска в его, Гильмутдинова Р.Р., жилище.

Отмечает оказание негативного влияния на присяжных заседателей со стороны государственного обвинителя и председательствующего, поскольку уже при формировании коллегии присяжных заседателей им задавались вопросы о том, есть ли среди их родственников или знакомых лица, участвовавшие в преступных группировках, известно ли им что-либо о группировке « », впоследствии потерпевшим и свидетелям многократно задавались вопросы о названной преступной группировке, прозвищах членов этой группировки и его, Гильмутдинова Р.Р., в результате чего перед присяжными заседателями обсуждались не относящиеся к их ведению вопросы, касающиеся личностей подсудимого, потерпевших и свидетелей. В зале судебного заседания стол государственного обвинителя располагался непосредственно перед скамьей присяжных заседателей, в связи с чем прокурор имел возможность переговариваться с присяжными заседателями и демонстрировать им какой-то документ, который в судебном заседании не исследовался. Вопреки требованиям закона государственный обвинитель в ходе прений сторон ссылался на доказательства, не исследовавшиеся в судебном заседании.

Считает недопустимыми доказательствами оглашенные показания потерпевшего Т от которых последний отказался, показания потерпевшего К который допрашивался без переводчика.

Судом необоснованно были отклонены ходатайства об исследовании материалов уголовного дела в отношении Л в части незаконного оборота оружия, имеющегося на вооружении у банды, а также уголовного дела в отношении других лиц, обвиняемых в участии в банде.

Заявляет о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайств о заблаговременном извещении сторон о том, какие доказательства предполагается исследовать в предстоящих заседаниях; о допросе свидетеля Гильмутдинова Р.Р. (отца осужденного) в отсутствие присяжных заседателей, так как он для допроса был этапирован из исправительной колонии, что могло повлиять на формирование мнения присяжных заседателей; о воспроизведении оглашаемых показаний полностью, а не только в части выявленных противоречий с показаниями, данными в суде; об оглашении в полном объеме заключений экспертов о результатах исследования обнаруженных на местах совершения преступлений отпечатках рук. Полагает, что частое отклонение ходатайств, заявленных защитой, сформировало у присяжных заседателей негативное к нему, Гильмутдинову Р.Р., отношение.

Обращает внимание на допущенные, по его мнению, нарушения закона председательствующим в судебном заседании, который не останавливал потерпевших и свидетелей, когда они высказывали свои предположения и догадки; в напутственном слове ссылался на доказательства, не исследовавшиеся в судебном заседании, и не показал, в чем заключались противоречия между представленными сторонами доказательствами; разъяснял присяжным заседателям юридические понятия «организованная группа», «боеприпасы», «огнестрельное оружие» «исполнитель преступления», при исследовании доказательств и решении иных вопросов отдавал предпочтение стороне обвинения; объявив перерыв для изучения вердикта коллегии присяжных заседателей, удалился из зала судебного заседания вместе с прокурором.

Считает, что председательствующий судья был не вправе, объявив 1 июля 2014 г. об окончании судебного следствия по делу и о подготовке к прениям, 4 июля 2014 г. возобновлять судебное следствие по ходатайству государственного обвинителя, несмотря на возражения стороны защиты.

Отмечает необъективность напутственного слова председательствующего, трижды изложившего содержание обвинительного заключения и не приведшего все доводы стороны защиты. Указывает, что председательствующий незаконно и необоснованно лишил его права выступить в прениях и с репликой, а также прервал выступление с последним словом, удалив его из зала судебного заседания до обсуждения проекта вопросного листа; при формулировании вопросного листа председательствующим не были приняты во внимание его замечания и предложения на этот счет.

Настаивает на нарушении его права на защиту, выразившемся в том, что обсуждение в судебном заседании последствий вердикта было назначено через 2 дня после его оглашения, что не позволяло стороне защиты должным образом подготовиться к судебному заседанию, тем более что копия вердикта ей не была вручена.

Полагает, что выводы коллегии присяжных противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Считает, что судом необоснованно не были применены положения ст. 33, 34 УК РФ. Настаивает на том, что действия в отношении М нужно квалифицировать по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, действия в отношении Те Х , В - по ч. 5 ст. 33, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ), избиение К - по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 116 УК РФ, и от наказания за эти действия его надлежит освободить в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Решение суда о прерывании срока давности в связи с объявлением его, Гильмутдинова Р.Р., в розыск считает незаконным, так как от следствия и суда он не скрывался.

Полагая назначенное наказание чрезмерно строгим, ссылается на то, что судом не были учтены обстоятельства, смягчающие его наказание.

Считает, что в связи с оправданием его по эпизодам нападения на М за ним должно быть признано право на реабилитацию.

В своих письменных возражениях на апелляционную жалобу осужденного государственный обвинитель Нуриев М.М. просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, Судебная коллегия не находит оснований для её удовлетворения по следующим мотивам.

Как видно из протокола судебного заседания от 5 мая 2014 г.

предварительное слушание по настоящему уголовному делу было проведено в соответствии с требованиями главы 33 УПК РФ.

Заявленные Гильмутдиновым Р.Р. ходатайства об исключении из числа доказательств протоколов допроса свидетеля Ф явок с повинной С Т Г допроса «скрытого» свидетеля И рассмотрены судом надлежащим образом.

Перечисленные выше протоколы следственных действий были оглашены судом, по ним было выслушано мнение сторон и по каждому из заявленных ходатайств принято решение об их отклонении с указанием мотивов принятого решения. Так, относительно свидетеля Ф суд протокольно указал, что допрос данного свидетеля датирован 20 января 2001 г., а решение о признании его недееспособным принято в апреле 2006 г. (л.д. 153 т. 12). Что касается исключения других протоколов, то суд не нашел для этого оснований на стадии предварительного слушания, тем более, что сторона обвинения намерена была вызвать перечисленных выше лиц для допроса в ходе рассмотрения дела по существу.

Остальные ходатайства (об ознакомлении с материалами уголовных дел в отношении других лиц, об устранении недостатков по факту нападения на М и др.) суд отклонил со ссылкой на ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 120 УПК РФ Гильмутдинов Р.Р. не был лишен возможности повторно заявить перечисленные выше ходатайства в ходе судебного разбирательства. Как видно из протокола судебного заседания при рассмотрении дела по существу данным правом он воспользовался в полной мере.

Нельзя признать состоятельными и доводы апелляционной жалобы о том, что формирование коллегии присяжных заседателей было проведено с нарушениями процессуального закона.

Действительно, по итогам предварительного слушания суд указал в своем постановлении о вызове 50 кандидатов в присяжные заседатели (л.д. 157 т. 12), однако провел формирование коллегии присяжных заседателей из 40 явившихся в суд кандидатов (35-37 т. 13). При этом он не допустил нарушений закона, поскольку согласно ч. 4 ст. 325 УПК РФ в постановлении о назначении уголовного дела к слушанию количество кандидатов в присяжные заседатели должно быть определено не менее 20 человек. В силу ч. 3 ст. 327 УПК РФ если в судебное заседание явилось менее 20 кандидатов в присяжные заседатели, то тогда председательствующий дает распоряжение о дополнительном вызове в суд кандидатов в присяжные заседатели.

Согласно ч.ч. 10 и 11 ст. 328 УПК РФ удовлетворение мотивированного ходатайства об отводе кандидата в присяжные заседатели не являются обязанностью председательствующего судьи. Он разрешает его в зависимости от обоснованности данного ходатайства, что и было сделано по настоящему уголовному делу (л.д. 48 т. 14).

Право стороны защиты на немотивированный отвод осуществлено по настоящему делу в соответствии с требованиями ч.ч. 14-16 ст. 328 УПК РФ.

Таким образом, формирование коллегии присяжных заседателей было проведено из достаточного количества кандидатов (против чего сторона защиты не возражала (л.д. 34 т. 14), что позволило без дополнительного вызова сформировать коллегию из 12 присяжных заседателей и выбрать 5 присяжных заседателей в качестве запасных.

Разъяснение председательствующим судьей прав и обязанностей присяжных заседателей осуществлено в строгом соответствии с требованиями ст. 333 УПК РФ. Оно не содержит ориентации на критический подход к показаниям подсудимого. Напротив, согласно протоколу судебного заседания председательствующий судья разъяснял присяжным заседателям, что отказ подсудимого давать показания не должен истолковываться как признание им своей вины и не должен создавать предвзятое к нему отношение (л.д. 51-53 т.

14).

Замена присяжных заседателей производилась по уважительным причинам. Так, замена присяжного заседателя под № 4 была произведена запасным присяжным заседателем под № 35 в связи с отъездом первого в командировку (л.д. 158 т. 14). Что касается устранения из коллегии присяжного заседателя под № 13 - А и её замена запасным присяжным заседателем под № 28, то это было сделано в связи с тем, что данный присяжный заседатель высказала вслух свое мнение о противоречивости доказательств. Кроме того, эта замена была произведена в интересах Гильмутдинова Р.Р. поскольку, как сказал прокурор, заявивший ходатайство об устранении присяжного заседателя под № 13, у присяжного заседателя под № 13 уже сложилось мнение о виновности подсудимого, тогда как судебное следствие по делу только началось (л.д. 62 т. 14).

Доводы апелляционной жалобы о том, что председательствующий судья Усманов А.А. не в праве был рассматривать уголовное дело в отношении Гильмутдинова Р.Р., а прокурор Нуриев М.М. - участвовать в рассмотрении данного дела, не основаны на законе. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу, предусмотренные ст. 61 УПК РФ, и случаи недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела, предусмотренные ст. 63 УПК РФ, по настоящему уголовному делу не усматриваются. К тому же, Гильмутдиновым Р.Р. заявлялся отвод прокурору Нуриеву М.М. в ходе судебного разбирательства, который обоснованно был оставлен судом без удовлетворения (л.д. 62 т. 13).

Показания потерпевшего Т Т как и других осужденных, свидетелей и потерпевших, данные в ходе предварительного следствия, были оглашены в судебном заседании на основании ч. 3 и ч. 4 ст. 281 УПК РФ в связи с противоречиями, имевшимися в их показаниях, данных в судебном заседании, либо в связи с отказом от дачи показаний.

При этом каждый раз суд по своей инициативе либо по ходатайству стороны защиты в отсутствии присяжных заседателей обсуждал вопрос о возможности исследования письменных доказательств (протоколов допросов, явок с повинной) с участием присяжных заседателей. Установив, что протоколы указанных следственных действий были составлены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, суд принимал соответствующее решение, отказывая Гильмутдинову Р.Р. в удовлетворении его ходатайств о признании данных доказательств недопустимыми (например, л.д. 118-120 т. 14) Уголовное дело в отношении Гильмутдинова Р.Р. было выделено из уголовного дела в отношении других лиц, обвинявшихся и осужденных за совершение аналогичных преступлений. Все материалы уголовного дела в отношении других лиц, касающиеся обвинения Гильмутдинова Р.Р., были ксерокопированы, с ними Гильмутдинов Р.Р. был ознакомлен по окончании предварительного следствия и они оглашались в присутствии присяжных заседателей, в тех случаях, когда были признаны допустимыми доказательствами, подлежащими доведению до сведения присяжных заседателей. В связи с чем председательствующий судья обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты об оглашении материалов уголовного дела в отношении Л и других лиц, обвинявшихся в банде.

Отказ в удовлетворении ходатайства о заблаговременном извещении сторон о том, какие доказательства предполагается исследовать в предстоящих заседаниях, нельзя признать необоснованным, поскольку согласно ч. 1 ст. 274 УПК РФ очередность исследования доказательств определяется сторонами, а не судом. Кроме того, не было известно, явятся ли вызванные лица в суд в назначенное время или нет.

Потерпевший К турок по национальности, заявил в судебном заседании, что он в переводчике не нуждается. На многочисленные вопросы данный потерпевший давал четкие и развернутые ответы на русском языке (л.д. 80-84 т. 14).

Допрос отца осужденного Гильмутдинова Р.Р. в отсутствии присяжных заседателей терял всякий смысл, поскольку он касался существа обвинения, а не допустимости доказательств (л.д. 147—148 т. 14).

В оглашении протоколов следственных действий и заключений экспертов в полном объеме не было никакой необходимости, тем более что в данной части апелляционная жалоба и дополнения к ней не содержат какого- либо убедительного обоснования.

Частое отклонение председательствующим судьей необоснованных и (или) незаконных ходатайств непосредственно связано с частотой их заявления Гильмутдиновым Р.Р. В связи с чем, данное обстоятельство нельзя расценивать как негативное поведение председательствующего судьи, разрешавшего заявленные ходатайства в соответствии с требованиями закона.

Довод апелляционной жалобы о том, что председательствующему судье и государственному обвинителю нельзя было спрашивать у кандидатов в присяжные заседатели и у допрашиваемых лиц что-либо о группировке и о прозвищах членов этой группировки, противоречит положению ч. 8 ст. 335 УПК РФ, согласно которому данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Банда - это вооруженная группа, созданная в целях нападения на граждан или организации. В связи с чем постановка указанных выше вопросов являлась вполне уместной и не выходила за пределы требований ч. 8 ст. 335 УПК РФ.

То обстоятельство, что стол, за которым сидел государственный обвинитель, находился неподалеку от скамьи присяжных заседателей, не может свидетельствовать о том, что прокурор, участвовавший в судебном заседании, оказывал на присяжных заседателей воздействие с целью склонения их на сторону обвинения. И прокурор, и присяжные заседатели постоянно находились в зоне видимости председательствующего судьи, который постоянно выяснял у присяжных заседателей, не оказывалось ли на них какое-либо воздействие с чьей-либо стороны.

Возобновление судебного следствия по ходатайству государственного обвинителя не противоречит положениям ст. 294 УПК РФ, тем более что судебные прения по делу еще не начались. Оно было вызвано необходимостью допроса специалиста Р и непосредственно касалось полноты судебного следствия (л.д. 157 т. 14).

В подготовительной части судебного заседания сторонам, в том числе и Гильмутдинову Р.Р., разъяснялись особенности судебного следствия с участием присяжных заседателей, в частности, до него был доведён запрет ставить под сомнение допустимость доказательств в присутствие присяжных заседателей (л.д. 32 т. 14).

Несмотря на это, выступая в судебных прениях и с последним словом, Гильмутдинов Р.Р. неоднократно касался вопроса допустимости доказательств, а также ссылался на доказательства, не исследованные в присутствии присяжных заседателей. В связи с чем, в соответствии с требованиями закона его речь прерывалась председательствующим судьей.

Последнее слово было прервано с удалением из зала судебного заседания в связи с тем, что Гильмутдинов Р.Р. отказался подчиняться требованиям председательствующего судьи, продолжая доводить до присяжных заседателей недопустимую информацию (л.д. 204 т. 14). Данные действия председательствующего судьи Судебная коллегия находит правомерными, поскольку они основаны на положениях ч. 1 ст. 258, ч.ч. 2, 3 ст. 336, ч. 2 ст. 293 УПК РФ.

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, произведена в соответствии со ст. 338 УПК РФ. Стороны, в том числе и Гильмутдинов Р.Р., высказали свои замечания по содержанию и формулировке вопросов. Содержание вопросов, подлежавших разрешению присяжными заседателями, соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ.

Вопросы составлены с учётом обвинения, предъявленного органами предварительного следствия и поддержанного государственным обвинителем, результатов судебного следствия, прений сторон, в ясных и понятных выражениях (л.д. 1-25 т. 14).

Доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней по поводу неправомерных действий председательствующего судьи являются несостоятельными. Анализ протокола судебного заседания показывает, что судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учётом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, не имеется. Права стороны защиты, как и стороны обвинения, по представлению и исследованию доказательств, председательствующий судья не нарушал.

Председательствующий судья, руководствуясь ст. 243, 258 УПК РФ, принимал необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами, а также возможность исследования вопросов, не входящих в их компетенцию.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных заседателей, с соблюдением принципа состязательности.

Напутственное слово председательствующего судьи отвечает всем требованиям, предусмотренным ч.ч 3, 4 ст. 340 УПК РФ (172-245 т. 13).

Воспользовавшись правом, предоставленным ему ч. 6 ст. 340 УПК РФ, Гильмутдинов Р.Р. заявил развернутое возражение в связи с содержанием напутственного слова председательствующего судьи по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности (л.д. 206-209 т. 14). Данное заявление было сделано в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей, которые выслушали его перед удалением в совещательную комнату для вынесения вердикта.

Вердикт по настоящему уголовному делу вынесен в соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ. Он является ясным и не содержит противоречий.

Доводы, приведённые в апелляционной жалобе и в дополнениях к ней, о том, что выводы коллегии присяжных заседателей противоречат фактическим обстоятельствам дела, не могут быть приняты во внимание, поскольку фактические обстоятельства дела, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, являются обязательными для всех и никем не могут быть поставлены под сомнение.

Вердикт присяжных заседателей был вынесен и провозглашен 14 июля 2014 г. Как видно из протокола судебного заседания ходатайство о переносе обсуждения последствий вердикта, состоявшегося 16 июля 2014 г., никем из участников судебного разбирательства на стороне обвинения и на стороне защиты не заявлялось (л.д. 210-212 т. 14).

Суд дал правильную юридическую оценку действиям осуждённого Гильмутдинова Р.Р., в совершении которых он признан виновным присяжными заседателями. По обвинению в совершении преступления в отношении М и В Гильмутдинов Р.Р. был признан невиновным. При этом суд правильно указал в приговоре, что, поскольку все действия осужденного, связанные с нападениями на разных лиц, квалифицированы как одно преступление - разбой, уменьшение объема обвинения по данной статье не влечет за собой признания за Гильмутдиновым Р.Р. права на реабилитацию.

Как видно из приговора, при назначении Гильмутдинову Р.Р. наказания в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершённых им преступлений, данные о его личности, обстоятельства, смягчающие наказание осуждённого, в том числе и те, на которые имеется ссылка в апелляционной жалобе, а также признание Гильметдинова Р.Р. присяжными заседателями заслуживающим снисхождения по ст. 162 УК РФ. Сроки лишения свободы как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности не являются максимальными. В связи с чем, назначенное наказание нельзя признать чрезмерно суровым.

Нахождение Гильмутдинова Р.Р. в течение 2 лет в розыске подтверждено документально. В связи с чем суд сделал обоснованный вывод о том, что сроки привлечения осужденного к уголовной ответственности, предусмотренные ч. 1 ст. 78 УК РФ, в настоящее время не истекли.

Таким образом, основания для отмены или изменения приговора, предусмотренные ст. 38915 и ч. 2 ст. 38917 УПКРФ, по настоящему уголовному делу не усматриваются.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 4 августа 2014 г. в отношении ГИЛЬМУТДИНОВА Р Р оставить без изменения, а апелляционную жалобу с дополнениями к ней - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 11-АПУ14-49СП

УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 63. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела
УПК РФ Статья 120. Заявление ходатайства
УПК РФ Статья 229. Основания проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 274. Порядок исследования доказательств
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 294. Возобновление судебного следствия
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх