Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 11-АПУ14-5СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 апреля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-АПУ14-5СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 апреля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоКузнецова В.В.,

судейПейсиковойЕВ. иБотина А.Г. при секретаре Маркове О.Е. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Ахметшина А.М., апелляционные жалобы осуждённых Горюшина Р.В., Фролова Д.В., Ленчика СВ., Гибадуллина И.И., Садреева К.А., адвокатов Пушкарёвой Н.В., Хуйруллина М.Х., Иванова Н.Е., Баляниной С.Г., Шелега В.А. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 19 апреля 2013 г., по которому Горюшин Р В несудимый, осуждён: - по ч.2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ на 9 лет лишения свободы; - по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по эпизодам нападений на Х на несовершеннолетнего Л на Г Г Г Р Г Т и несовершеннолетнего Т на несовершеннолетнего Х ; Б А и ООО « »; на Ч и Ч с применением ст. 65 УК РФ на 9 лет лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Горюшину Р.В. назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Ленчик С В судимый: 1. 21 января 2002 г. Московским районным судом г. Казани Республики Татарстан по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ на 3 года лишения свободы, освобождённый из мест лишения свободы 10 сентября 2004 г. по отбытии наказания; 2. 30 июня 2005 г. Советским районным судом г. Казани Республики Татарстан по п. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы, освобождённый условно-досрочно 28 мая 2008 г. на срок год 1 2 месяца 20 дней, осуждён: - по ч.2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) с применением ст. 65 УК РФ на 9 лет лишения свободы; - по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по эпизодам нападений на Х Л Б А и ООО « », Ч , К У З Я . и Х на 9 лет лишения свободы; - по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по эпизоду в отношении Б на 7 лет лишения свободы; - по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) по эпизоду в отношении Е с применением ст. 65 УК РФ на 6 лет лишения свободы; - по ч.З ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 11 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Ленчику СВ. назначено 13 лет лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений по данному приговору и по приговору Московского районного суда г. Казани от 21 января 2002 г., приговору Советского районного суда г. Казани от 30 июня 2005 г. окончательно Ленчику СВ. назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Садреев К А , несудимый, осуждён по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по эпизодам нападений на несовершеннолетнего Л на И и И с применением ст. 65 УК РФ на 8 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он же признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), по эпизоду в отношении несовершеннолетней М с назначением наказания в виде 2 лет лишения свободы. Постановлено освободить его от назначенного наказания на основании п.З ч.1 ст. 24 и ч.8 ст. 302 УПК РФ за истечением срока давности, предусмотренного п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ.

Он же признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, пп. «а», «в» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), по эпизоду в отношении Г Г Г Р Г с назначением наказания с применением ст. 65 УК РФ в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы. Постановлено освободить его от назначенного наказания на основании п.З ч.1 ст. 24 и ч.8 ст. 302 УПК РФ за истечением срока давности, предусмотренного п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ.

Он же оправдан по ч.2 ст. 209 УК РФ за непричастностью его к совершению преступления на основании пп. 2, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ с признанием права на реабилитацию по данному обвинению; Гибадуллин И И , несудимый, осуждён: - по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по эпизодам нападений на Ч на К на У на З Я и Х с применением ст. 65 УК РФ на 8 лет 6 месяцев лишения свободы; - по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по эпизоду в отношении Б на 6 лет лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Гибадуллину ИИ. назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч.2 ст. 209 УК РФ за непричастностью его к совершению преступления на основании пп. 2, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ, с признанием права на реабилитации по данному обвинению; Фролов Д В несудимый, осуждён по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по эпизоду нападения на Р с применением ст. 65 УК РФ на 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он же признан виновным по ч. 1 ст. 116 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ, с назначением исправительных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно- исполнительными инспекциями, сроком на 3 месяца с удержанием 10% заработка в доход государства. Постановлено освободить его от назначенного наказания на основании п.З ч.1 ст. 24 и ч.8 ст. 302 УПК РФ за истечением срока давности, предусмотренного п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ.

Он же оправдан по ч.2 ст. 209 УК РФ за непричастностью его к совершению преступления на основании пп. 2, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ с признанием права на реабилитацию по данному обвинению; Давлетшин Р Г несудимый, осуждён по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) по эпизодам нападений на Ч на К на У на З Я и Х с назначением 4 лет лишения свободы. Постановлено освободить его от назначенного наказания на основании п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ и ч.8 ст. 302 УПК РФ за истечением срока давности, предусмотренного п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ.

Постановлено взыскать с Гибадуллина И.И. и Давлетшина Р.Г. в пользу З по рублей с каждого и в пользу К по рублей с каждого; с Горюшина Р.В. и Садреева К.А. в пользу Л по рублей с каждого.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой ЕВ., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, объяснения осуждённых Горюшина Р.В., Ленчика СВ., Садреева К. А., Фролова Д.В., Гибадуллина ИИ. в режиме видеоконференц-связи, выступления адвокатов Шелега В.А., Хайруллина М.Х., Гарафутдиновой Ф.М., Лунина Д.М., Кабалоевой В.М., которые поддержали доводы, изложенные в апелляционных жалобах осуждённых и их защитников, а также адвоката Киселя СВ., просившего приговор в отношении Давлетшина Р.Г. оставить без изменения, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., частично поддержавшего доводы государственного обвинителя в части уточнения приговора о том, что оснований применения к осуждённым положения ч.б ст. 15 УК РФ не имеется, а остальном в полагавшего приговор в отношении Фролова, Садреева, Давлетшина, Ленчика, Горюшина изменить, исключить из осуждения Садреева по эпизоду нападения на потерпевшую М квалифицирующий признак «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья», действия Давлетшина по эпизодам нападения на потерпевших Ч , К , У З квалифицировать по ч.5 ст. 33, пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, из вводной части приговора исключить указание на судимость Ленчика по приговору от 21 января 2002 г. и резолютивной части приговора при сложении наказаний на основании ч.5 ст. 69 УК РФ, из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание о признании Горюшина виновным в разбойном нападении на потерпевшего К , исключить из приговора осуждение Ленчика и Горюшина по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ, назначенное им по совокупности наказание снизить, приговор в отношении Фролова по эпизоду нападения на К Садреева по эпизоду нападения на М , Г и других, Давлетшина по эпизоду нападения на Ч , К , У З на основании п.З ч. 1 ст. 24 УПК РФ, ст. 78 УК РФ отменить, уголовное дело в этой части прекратить. В остальном приговор оставить без изменений, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей Горюшин Р.В. и Ленчик СВ. признаны виновными в бандитизме и совершении в составе организованной группы разбойных нападений на граждан.

Кроме того, вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны виновными: - Ленчик СВ. в совершении в составе организованной группы грабежей, в покушении на убийство, сопряжённом с бандитизмом; - Гибадуллин И.И. в совершении в составе организованной группы разбойных нападений на граждан и грабежа; - Фролов Д.В. в совершении в составе организованной группы разбойного нападения, а также в побоях; - Садреев К.А. в совершении в составе организованной группы разбойных нападений, а также грабежей группой лиц по предварительному сговору; - Давлетшин Р.Г. в совершении грабежей группой лиц по предварительному сговору.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ахметшин А.М., не оспаривая квалификацию действий осуждённых и назначенное им наказание, считает, что приговор подлежит изменению, поскольку суд, назначая осуждённым наказание, вопреки требованиям п. 6 ст. 15 УК РФ не указал на отсутствие оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую.

Кроме того, государственный обвинитель указывает, что суд в нарушение требований ч.8 ст. 302 УПК РФ, регламентирующей, что в случаях, предусмотренных п.З ч.1 ст. 24 и п.З ч.1 ст. 27 УПК РФ, выносится обвинительный приговор с освобождением осуждённого от наказания, назначил Садрееву К.А., Давлетшину Р.Г. и Фролову Д.В. наказание в виде лишения свободы и исправительных работ, освободив их от его отбывания. В связи с этим государственный обвинитель просит исключить из приговора указание о назначении наказания данным осуждённым и дополнить приговор суждением об отсутствии оснований для применения положений ч.б ст. 15 УК РФ.

В апелляционных жалобах (основных и в дополнениях к ним): - осуждённый Горюшин Р.В. выражает несогласие с приговором, считая его несправедливым, а назначенное наказание чрезмерно суровым.

Считает, что суд фактически не учёл положения ст. 65 УК РФ и не применил положения ст. 64 УК РФ. При этом осуждённый ссылается на свою незначительную роль в нападениях, положительные характеристики, данные о личности, а также на то, что после совершения указанных деяний вёл правопослушный образ жизни. Указывает на то, что признал вину, раскаялся в содеянном. Просит смягчить наказание.

- в дополнениях к апелляционной жалобе Горюшин Р.В. утверждает, что судом нарушен уголовно-процессуальный закон при формировании коллегии присяжных заседателей, формулировании вопросного листа, постановке дополнительного вопроса по эпизоду разбойного нападения на Л , обращении председательствующего с напутственным словом. Так, осуждённый приводит доводы о своей непричастности к бандитизму, утверждает, что оружия не имел, цели нападений на граждан и организаций не преследовал, суд при квалификации его действий в части разбойных нападений и бандитизма повторно учёл одни и те же признаки, чем нарушил уголовный закон. Указывает, что обвинение по ч.З ст. 162 УК РФ по эпизоду разбойного нападения на Х ему не было предъявлено.

Полагает, что оглашение приговора Верховного Суда Республики Татарстан от 7 февраля 2012 г. в отношении С повлияло на мнение присяжных заседателей. Оспаривает формулировки вопросов № 110 и 111 считает их громоздкими, сложными, что затруднило понимание присяжными их содержания, утверждает, что замечания по вопросам № 15, 26, 30, 34, 49, 56, 111 были проигнорированы председательствующим. Кроме того, осуждённый считает, что вердикт присяжных содержит противоречия, вопросы были сформулированы по каждому эпизоду разбойного нападения отдельно, однако он был признан заслуживающим снисхождения только по эпизоду разбойного нападения на Л Указывает на то, что состав коллегии присяжных, состоящей из шестнадцати женщин одного возраста и одного мужчины, является тенденциозным, список присяжных составлен в алфавитном порядке, а не путём случайной выборки. Утверждает, что государственные обвинители в своих выступлениях искажали доказательства, давали им свою оценку, чем нарушили ст. 243, 244, 258, 292 УПК РФ. Считает, что напутственное слово было произнесено с обвинительным уклоном, с нарушением ст. 252 УПК РФ. Утверждает на нарушение его права на защиту, поскольку, по его мнению, адвокат, представляющий его интересы, осуществлял свои полномочия по защите формально. Указывает, что был ограничен во времени при ознакомлении с материалами уголовного дела, что нарушило его право на доступ к правосудию и право на защиту. Просит отменить приговор и оправдать его в части осуждения за бандитизм по ч.2 ст. 209 УК РФ; - адвокат Пушкарёва Н.В. в защиту Горюшина Р.В. считает постановленный приговор несправедливым, указывает на то, что её подзащитный не судим, к уголовной ответственности привлекался впервые, раскаялся в содеянном, его роль в совершении преступлений являлась второстепенной, физического насилия, опасного для жизни или здоровья не применял, имеет положительные характеристики. Просит приговор изменить, снизить назначенное наказание; - осуждённый Ленчик СВ. оспаривает приговор, просит его отменить.

В обоснование своей просьбы, не конкретизируя нарушения уголовно- процессуального закона, считает, что состав присяжных заседателей является незаконным, в присутствии присяжных исследовались данные о личности, до их сведения доводились обстоятельства, не относящиеся к делу; - в дополнениях к апелляционной жалобе осуждённый Ленчик СВ.

приводит доводы, сводящиеся к нарушению уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела по факту нападения на Х 16 марта 1999 г., в связи с чем все следственные действия по данному преступлению являются недопустимыми доказательствами. При этом автор жалобы оспаривает фактические обстоятельства дела, в том числе характеристики пистолета, из которого были произведены выстрелы в потерпевшего Х Осуждённый утверждает, что по данному эпизоду он давал признательные показания, поскольку был обманут следователем, обещавшим ему минимальный срок наказания. Кроме того, осуждённый утверждает, что уголовное дело, возбуждённое по факту нападения на Б А офис « по ч.2 ст. 162 УК РФ, а также уголовное дело по факту нападения неустановленными лицами на несовершеннолетнего Л возбуждённое по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ, подлежат прекращению в связи с истечением сроков давности. Автор жалобы также излагает доводы, свидетельствующие, по его мнению, о недопустимости доказательств, считает, что 31 марта 2011 г. обыск в квартире по адресу: г. ул. , д. , к.

произведён с нарушением УПК РФ, опознание оружия Горюшиным и Гибадуллиным И.И. проведено с нарушением закона, поскольку при его проведении следователем задавались наводящие вопросы. Осуждённый считает, что назначение судебных экспертиз и ознакомление с заключениями экспертов проведено с нарушением закона, поскольку все постановления датированы одним числом. Утверждает, что ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, а также после постановления приговора было проведено с нарушением закона, у него не было фотоаппарата, график ознакомления построен нелогично, в кабинете, где он знакомился с материалами, была создана атмосфера напряжённости, что мешало ему сосредоточиться. Просит предоставить ему возможность ознакомиться с материалами уголовного дела, назначив срок для ознакомления до 26 августа 2014 г., и комфортные условия для ознакомления. Сообщает о недобросовестном поведении адвоката, который, по его мнению, имитировал своё присутствие при ознакомлении с материалами дела, что нарушило его право на защиту. Указывает иные доводы, сводящиеся к тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей, нарушению принципа состязательности сторон председательствующим судьёй при рассмотрении уголовного дела, исследовании доказательств, формулировании вопросного листа, произнесении напутственного слова, противоречивости вердикта. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение; - адвокат Иванов Н.Е. в защиту интересов Ленчика СВ. считает приговор несправедливым, поскольку суд фактически не учёл смягчающие наказание обстоятельства. Указывает на то, что Ленчик СВ. признал вину в содеянном, раскаялся, активно способствовал раскрытию преступлений, положительно характеризуется, имеет на иждивении малолетнего ребёнка, возместил ущерб потерпевшей, имеет заболевание. Считает, что было возможно применение норм ст. 64 УК РФ. Кроме того, автор жалобы ссылается на то, что при произнесении напутственного слова председательствующий сослался на доказательства, не исследованные в судебном заседании. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение; - осуждённый Гибадуллин И.И., не соглашаясь с приговором, считает его необоснованным, незаконным и несправедливым. Утверждает, что выводы суда о виновности его по эпизоду в отношении Ч не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку он не осуществлял наблюдение за квартирой и не участвовал в обсуждении плана нападения. Считает, что срок давности по эпизоду нападения на З совершённое 16 мая 2001 г., истёк. Оспаривает доказательства, положенные в основу обвинения по данному эпизоду. Считает, что по эпизодам нападений в отношении Б , Ч , К и У предъявленное ему обвинение не соответствует обвинительному заключению. Полагает, что допрос свидетелей по видеоконференц-связи исказило сущность судебного следствия. Считает, что вопросный лист составлен с нарушением закона, вопросы № 59, 73, 83, 93, 103 противоречат вопросу № 117. При составлении вопросного листа председательствующий не учёл результаты судебного следствия и прений сторон. Суд не учёл смягчающие наказание обстоятельства, в том числе наличие малолетнего ребёнка и инвалидность отца. Поскольку он был оправдан по статье, предусматривающей ответственность за бандитизм, то вменение ему совершения разбойных нападений в составе организованной группы является необоснованным, в связи с чем просит переквалифицировать его действия с ч.З ст. 162 УК РФ на ч.2 ст. 162 УК РФ. Одновременно просит учесть его активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, раскаяние в содеянном, положительные характеристики и смягчить наказание; - адвокат Балянина СГ. в защиту Гибадуллина И.И. считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания.

Указывает на то, что Гибадуллин свою вину в совершённых им преступлениях признал полностью, в содеянном раскаялся, дал явку с повинной, в ходе предварительного расследования и судебного следствия давал правдивые показания, чем активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, ранее не судим, имеет несовершеннолетнего ребёнка. Кроме того, адвокат указывает, что во всех преступлениях Гибадуллину отводилась второстепенная роль. Просит снизить наказание.

осуждённый Садреев К.А. указывает на нарушение при формировании состава присяжных заседателей, ссылается на то, что список присяжных представлен в алфавитном порядке, а не в порядке случайной выборки. Коллегия состояла из шестнадцати женщин и одного мужчины, что повлияло на объективность присяжных, вынесших обвинительный вердикт.

Указывает на то, что стороне защиты было отказано в допросе перед присяжными заседателями свидетелей защиты, явившихся в судебное заседание, которые подтверждали его невиновность, на заседаниях присутствовал сотрудник полиции. В судебном заседании не оглашалась и не исследовалась его явка с повинной, поскольку была взята с грубыми нарушениями закона. В прениях председательствующий перебивал сторону защиты, удалял присяжных заседателей из зала судебного заседания.

Оспаривает выводы экспертов, проводивших судебно-психиатрическую экспертизу, полагает, что они основываются на противоречивых выводах.

Указывает на то, что поданные ходатайства о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы были необоснованно отклонены председательствующим. Замечания и предложения по вопросному листу были проигнорированы председательствующим. Напутственное слово было произнесено с нарушением закона. Вопросный лист содержит противоречия в вопросах № 9, 19, 23, 66. В постановке дополнительных вопросов им было отказано, вопросы сформулированы нечётко, путанно. В судебном заседании был оглашён приговор в отношении С что повлияло на мнение присяжных при вынесении вердикта. В приговоре указаны ошибочные данные о его личности, в частности о том, что он не работает, имеет одного ребёнка, тогда как он до задержания работал и имеет двоих несовершеннолетних детей. Кроме того, осуждённый указывает, что суд ограничил его права на ознакомление с материалами уголовного дела.

Указывает также на то, что с протоколом судебного заседания не был ознакомлен. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение; - адвокат Шелег В.А. в защиту Садреева К.А., не соглашаясь с приговором, указывает на то, что в напутственном слове председательствующий сослался на не исследованные присяжными заседателями доказательства, в частности на явку с повинной Садреева, замечания стороны защиты по содержанию вопросного листа и предложения по постановке частных вопросов не были приняты председательствующим.

Вердикт является неясным и противоречивым, председательствующий не предложил вернуться присяжным в совещательную комнату для внесения уточнения в вопросный лист. Так, отвечая на вопрос № 120, присяжные заседатели посчитали недоказанным участие Садреева в вооружённой группе лиц, однако отвечая на вопросы № 9, 19, 23, 66, присяжные заседатели указали на причастность Садреева к данным нападениям. Таким образом, квалификация действий его подзащитного по квалифицирующему признаку в составе организованной группы является необоснованной. Кроме того, адвокат указывает, что по эпизоду в отношении М суд квалифицировал действия Садреева как пособничество в покушении на грабёж, однако какое-либо имущество в ходе преступления не изымалось, угроз или требований к потерпевшей не высказывалось, проникновения в квартиру не было. Таким образом, в действиях Садреева отсутствует состав преступления. Просит приговор отменить; - осуждённый Фролов Д.В. оспаривает квалификацию своих действий по эпизоду в отношении Р , считает, что суд неправильно квалифицировал их по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ, просит переквалифицировать на ч.2 ст. 161 УК РФ; - в дополнении к апелляционной жалобе осуждённый Фролов Д.В. высказывает доводы о нарушении его права на ознакомление с материалами уголовного дела в полном объеме, его ходатайства об ознакомлении с дополнительными материалами уголовного дела были проигнорированы председательствующим, сообщает о ненадлежащих условиях при ознакомлении с материалами уголовного дела, а именно: плохое освещение, теснота, присутствие посторонних лиц. Считает, что протокол судебного заседания отражал ход судебного следствия не в полном объёме, напутственное слово председательствующего в протоколе отсутствует.

Указывает на плохие условия содержания в следственном изоляторе, которые, по его мнению, повлияли на полноценную подготовку к защите в суде первой инстанции и отразилось на состоянии его здоровья; - адвокат Хайруллин М.Х. в защиту Фролова Д.В. считает, что вывод суда о том, что Фролов совершил разбойное нападение на Р в составе организованной группы, не основан на вердикте присяжных. Кроме того, утверждает, что поскольку присяжные отрицательно ответили на вопрос № 123, оправдав, таким образом, Фролова за участие в банде, то по эпизодам в отношении Р и К он также должен быть признан невиновным. Одновременно адвокат указывает, что Фролов признал свою вину в совершении преступления на Р , однако поскольку он не сдавливал шею потерпевшей, а лишь закрывал горло рукой, оружием не угрожал, то его действия образуют грабёж, в связи с чем просит переквалифицировать его действия с п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ на пп. «а», «в», «д»ч.2ст. 161 УК РФ.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, и возражения против этих доводов, Судебная коллегия находит постановленный приговор основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела с соблюдением требований гл.42 УПК РФ.

Как следует из материалов дела, ни в процессе расследования, ни в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии со ст.389 УПК РФ отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, обвинительное заключение по данному уголовному делу составлено с соблюдением требований ст. 220 УПК РФ, в том числе с указанием существа обвинения, места и времени совершения преступлений, его способов, мотивов, целей и последствий, а также других обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения данного уголовного дела, в том числе по эпизодам нападений на Б , Ч , З К и У по которым существо предъявленного ему обвинения оспаривается в апелляционной жалобе осуждённого Гибадуллина И.И. Согласно протоколу судебного заседания уголовное судопроизводство по делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон, в судебном заседании исследованы все собранные по делу доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, учётом с особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционных жалобах о нарушении уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст.328-333 УПК РФ. Стороны не были лишены права заявить как мотивированный, так и немотивированный отвод определённым кандидатам в присяжные заседатели и коллегии присяжных в целом. Председательствующий судья удовлетворил все заявленные сторонами отводы кандидатам в присяжные заседатели.

Мотивированных отводов сторона защиты не заявляла (т.34, л.д. 18 оборот).

Ни один из отведённых кандидатов в присяжные заседатели не был включён в состав сформированной коллегии присяжных заседателей. Каких-либо заявлений и замечаний по формированию коллегии присяжных заседателей, так же как и заявлений о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей, от стороны защиты и стороны обвинения не поступало (т.34, л.д. 20).

Таким образом, доводы, изложенные в жалобах и в дополнениях к ним осуждённых Садреева К.А., Горюшина Р.В., Ленчика СВ. и Фролова Д.В. о нарушении уголовно-процессуального закона при составлении предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели путём случайной выборки, порядка отбора и формирования коллегии присяжных заседателей, а также доводы относительно того, что наличие в коллегии присяжных большинства женщин могло повлиять на вынесение обвинительного вердикта, являются необоснованными.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования приговора осуждённым были разъяснены.

Таким образом, несостоятельными являются доводы осуждённых относительно несоответствия вывода суда о виновности по отдельным эпизодам разбойных нападений фактическим обстоятельствам дела, их непричастности к отдельным преступлениям, неустановлению вины в содеянном, отсутствия умысла на применение насилия в ходе разбойных нападений, а также иные доводы, касающиеся фактических обстоятельств дела, поскольку в силу ст.389 УК РФ данные доводы не могут служить основанием для отмены или изменения приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей.

Доводы авторов жалоб о том, что председательствующим по делу судьёй были нарушены принципы равноправия и состязательности сторон, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, ходатайства, заявленные стороной защиты, были игнорированы председательствующим, что, по их мнению, ограничивало право защиты на представление доказательств и повлияло на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы, высказаны вопреки протоколу судебного заседания.

Так, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ, с учётом предусмотренных гл. 42 УПК РФ особенностей этого этапа судебного разбирательства. В ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей исследованию подвергались лишь доказательства, касающиеся вопросов, разрешение которых в соответствии со ст. 334, 335 УПК РФ относилось к компетенции присяжных заседателей. Вопреки доводам об обратном данные доказательства обоснованно были признаны судом допустимыми, поскольку при их получении не было допущено нарушений закона.

Председательствующим по делу судьёй были созданы все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Как следует из протокола судебного заседания, стороны защиты и обвинения в равной степени участвовали в обсуждении доказательств, доводили до сведения коллегии присяжных заседателей свою позицию по делу.

В случаях, когда стороны касались вопросов, которые не могут исследоваться в присутствии присяжных заседателей, председательствующий своевременно прерывал участников процесса и разъяснял присяжным заседателям необходимость не принимать услышанное во внимание.

Все заявленные сторонами ходатайства судом рассмотрены в установленном законом порядке.

Вопреки доводам об обратном доказательства, оспариваемые в дополнениях к жалобе осуждённого Ленчика СВ., обоснованно были признаны судом допустимыми, поскольку при их получении не было допущено нарушений закона.

Оглашение приговора Верховного Суда Республики Татарстан от 7 февраля 2012 г. в отношении С рассмотренного судом в особом порядке в связи с заключением досудебного соглашения, не противоречит требованиям ст. 335 УПК РФ, предусматривающей особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, поскольку вопросы виновности подсудимых в указанном приговоре не затрагивались.

Доводы осуждённого Садреева К.А. и его защитника Шелега В.А. относительно того, что суд необоснованно отказал в назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, являются несостоятельными, поскольку такие основания отсутствовали, каких-либо сомнений в обоснованности заключения экспертов или наличия противоречий в их выводах, как того требует ч.2 ст. 207 УПК РФ при назначении повторной судебной экспертизы, не имелось.

Допрос «засекреченного» свидетеля И произведён в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками процесса, без оглашения подлинных данных свидетеля, что соответствует ч.5 ст. 278 УПК РФ, устанавливающей порядок допроса свидетеля при необходимости обеспечения его безопасности. Производство допросов свидетелей Т и С посредством видеоконференц-связи соответствует требованиям ст. 278 УПК РФ, регламентирующей особенности допроса свидетеля путём использования систем видеоконференц-связи и не содержащей какого-либо запрета использования такой формы допроса при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, в связи с чем доводы осуждённого Гибадуллина И.И. об искажённом восприятии присяжными показаний свидетелей не могут быть приняты во внимание.

Что касается довода об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката Шелега В.А. о допросе с участием присяжных заседателей свидетеля Н явившегося в судебное заседание, то судом был допрошен данный свидетель в отсутствие присяжных заседателей. Поскольку каких- либо пояснений, опровергающих обвинение Садреева К.А. по эпизоду разбойного нападения, совершённого 20 января 2001 г. в отношении И , указанный свидетель сообщить не мог, суд обоснованно отказал защите в заявленном ходатайстве (т.35, л.д.69 оборот-71).

Председательствующим также обоснованно было отказано защите в допросе с участием присяжных заседателей свидетелей Б и Х поскольку их показания не могли быть признаны допустимыми доказательствами, так как не относились к существу рассматриваемого дела и носили предположительный характер (т.35, л.д. 72- 74).

Судебная коллегия находит безосновательным утверждение адвоката Шелега В.А. о том, что явка Садреева К.А. с повинной не была оглашена в судебном заседании, поскольку была получена недозволенными методами.

Как следует из протокола судебного заседания, адвокатом Шелегом В.А. было снято ранее заявленное ходатайство об исследовании протокола допроса Садреева К.А. и Фролова Д.В. и явки Садреева К.А. с повинной (т.35, л.д. 71). Поскольку сторона защиты отказалась оспаривать допустимость данных доказательств, то председательствующим было принято обоснованное решение о прекращении дальнейшего обсуждения вопроса о недопустимости указанных доказательств. Явка же Садреева К.А. с повинной не была оглашена ввиду снятия государственным обвинителем своего ходатайства в части её оглашения, поскольку содержащиеся в ней сведения содержались в протоколах допросов подсудимого Садреева К.А. Доводы осуждённого Садреева К.А. о присутствии сотрудника полиции в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела, что повлияло на вынесение присяжными обвинительного вердикта, являются предположением и никакими доказательствами не подтверждаются.

Доводы, изложенные в дополнениях к жалобе осуждённого Ленчика СВ. и в жалобе осуждённого Гибадуллина И.И., относительно оснований прекращения уголовных дел по факту нападения на Х Б А офис « », Л З являются несостоятельными, поскольку каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовных дел, возобновлении производства по указанным эпизодам разбойных нападений не допущено. Судом было рассмотрено аналогичное ходатайство, заявленное подсудимыми Ленчиком СВ. и Горюшиным Р.В. в судебном заседании, по эпизоду разбойного нападения на Л и обоснованно отказано в его удовлетворении с вынесением отдельного постановления, которое не было обжаловано подсудимыми. Сроки давности по указанным преступлениям, за исключением эпизода разбойного нападения на Х совершённого 16 марта 1999 г., вопреки доводам осуждённых не истекли.

Согласно расписке Садреева К.А., содержащейся в материалах уголовного дела, он был ознакомлен с копией протокола судебного заседания, а поданные им замечания на протокол судебного заседания рассмотрены судьёй в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ и отклонены, как не соответствующие ходу судебного разбирательства (т.37, л.д. 76-80; 108-117).

Что касается доводов осуждённого Ленчика СВ. о нарушении его права на ознакомление с материалами уголовного дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, ненадлежащих условий, созданных при ознакомлении, некачественной юридической помощи защитника, то данные доводы не могут быть признаны обоснованными, поскольку согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела Ленчик СВ. полностью ознакомился с материалами уголовного дела, состоящими на тот период из 26 томов, знакомиться с вещественными доказательствами не пожелал, каких-либо заявлений, ходатайств не подавал, от помощи защитника не отказывался (т.28, л.д. 100— 103).

Доводы осуждённых о том, что суд необоснованно ограничил их право на ознакомление с протоколом судебного заседания, чем нарушил право на защиту, были предметом апелляционного рассмотрения судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан и оставлены без удовлетворения с применением убедительных мотивов судебного решения, не согласиться с которыми оснований не имеется (т.37, л.д. 96- 103).

Доводы осуждённого Фролова Д.В., содержащиеся в его дополнении к апелляционной жалобе, о том, что якобы протокол судебного заседания не соответствует ходу судебного разбирательства, не могут быть приняты во внимание, поскольку замечаний на протокол судебного заседания Фролов Д.В. не подавал.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения ходатайств осуждённых Ленчика СВ., Горюшина Р.В., заявленных как в апелляционных жалобах и в их дополнениях, так и в ходе судебного рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке в Верховном Суде Российской Федерации, о снятии уголовного дела с рассмотрения и направления его в суд для организации процедуры ознакомления осуждённых с материалами дела по следующим основаниям.

Из материалов уголовного дела следует, что осуждённым Горюшину Р.В., Ленчику СВ., Гибадуллину ИИ., Садрееву К.А. и Фролову Д.В. по окончании предварительного расследования была предоставлена возможность ознакомления с материалами уголовного дела, в том числе снимать за свой счёт копии с материалов уголовного дела с помощью технических средств. В рамках выполнения требований ст. 217 УПК РФ осуждённые были ознакомлены с материалами уголовного дела в полном объёме. Копии протокола судебного заседания и вердикта коллегии присяжных заседателей осуждённым были вручены. По результатам рассмотрения уголовного дела в суде осуждённым было предоставлено дополнительное время для ознакомления с материалами дела с 23 августа 2013 г. по 10 октября 2013 г. Учитывая обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении своим правом, явном умышленном затягивании осуждёнными процедуры дополнительного ознакомления, судья Верховного Суда Республики Татарстан 24 октября 2013 г. принял решение об окончании ознакомления осуждённых с материалами уголовного дела. Постановление судьи было рассмотрено судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан 6 декабря 2013 г. в апелляционном порядке и оставлено без изменения, а жалобы осуждённых без удовлетворения. Таким образом, каких-либо оснований для предоставления дополнительного времени для повторного ознакомления осуждённых с материалами уголовного дела Судебная коллегия не находит.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе прав осуждённых на защиту, влекущих отмену приговора, не выявлено.

Вопреки доводам, приводимым в апелляционных жалобах осуждённых Горюшина Р.В. и Ленчика СВ., оснований для признания нарушенным их права на помощь защитника не имеется. В ходе всего производства по уголовному делу подсудимым обеспечивалась квалифицированная юридическая помощь адвокатов-защитников.

Вопросный лист отвечает требованиям ст.338 УПК РФ, сформулирован в соответствии с предъявленным обвинением, с учётом прений сторон.

Председательствующим была обеспечена возможность участвовать в формулировании подлежащих разрешению присяжными заседателями вопросов, предоставлено право сторонам высказывать свои замечания по формулировке и содержанию вопросов, а также постановке новых вопросов.

Подсудимые и их защитники воспользовались своим правом вносить замечания и предложения по содержанию вопросного листа. По итогам изучения замечаний и предложений сторон и с их учётом председательствующий, как того требует уголовно-процессуальный закон, сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями. Новый проект вопросного листа для более детального ознакомления был передан сторонам для внесения поправок и замечаний.

После высказанных замечаний председательствующим был окончательно сформулирован вопросный лист, оглашён в присутствии присяжных заседателей и передан старшине присяжных. Отклонение председательствующим ряда замечаний следует признать правильным по существу. Замечаний относительно того, что в вопросный лист включены объёмные вопросы и отдельные вопросы сформулированы чрезмерно сложно, стороной защиты не высказывалось. Каких-либо неясностей в связи с поставленными вопросами у присяжных заседателей не возникло.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ, при этом какое-либо незаконное воздействие на присяжных заседателей с целью формирования у них определённой позиции по делу не оказывалось. Текст напутственного слова председательствующего был приобщён к протоколу судебного заседания (т.32, л.д. 1-155). Его содержание было понятно присяжным заседателям, в нём не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей. После произнесения напутственного слова председательствующий просил не принимать во внимание ссылки в его речи на отдельные доказательства, в том числе ссылку на явку Садреева К.А. с повинной. Председательствующим были разъяснены присяжным заседателям основные правила оценки доказательств, их совокупность и сущность презумпции невиновности, положения и толкование сомнений в пользу подсудимых, разъяснены также порядок совещания, подготовки ответов на поставленные вопросы, голосование по ответам и вынесение вердикта.

Заявлений от присяжных заседателей о необходимости дополнительных разъяснений не поступало.

Председательствующим были рассмотрены поступившие возражения в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения им принципов объективности, беспристрастности и отклонены за исключением замечаний стороны обвинения по первому эпизоду. Поступившие замечания от стороны защиты по своему содержанию представляли собой оценку исследованных судом доказательств и дополнения к ранее данным показаниям подсудимых в судебном заседании и прениям сторон (т.35, л.д. 164-168).

Вопреки доводам осуждённых вердикт вынесен коллегией присяжных заседателей на основании поставленных перед ними вопросов в пределах предъявленного обвинения. Доводы, изложенные в апелляционных жалобах осуждённых, относительно неясности и противоречивости отдельных вопросов, поставленных перед присяжными, нарушения процедуры вынесения вердикта, являются необоснованными.

Так, как следует из материалов дела, председательствующий по делу судья, как того требует ст. 343 УПК РФ, ознакомившись с вердиктом коллегии присяжных заседателей и найдя его неясным по отдельным вопросам, обратил внимание на это присяжных заседателей и передал старшине вопросный лист для устранения противоречий в ответах. После доработки вопросного листа председательствующий вновь ознакомился с ним и попросил коллегию присяжных снова вернуться в совещательную комнату и обратить внимание на некоторые вопросы, имеющие противоречия. После очередной проверки правильности составления вердикта председательствующий, найдя его не противоречивым и ясным, передал старшине для его оглашения. Как следует из протокола судебного заседания, никаких действий, ограничивающих права присяжных заседателей по обсуждению ими вопросного листа, председательствующим в судебном заседании не совершалось.

Постановленный по результатам судебного разбирательства приговор соответствует требованиям ст. 348-351 УПК РФ. Изложенные в нём выводы основаны на обязательном для председательствующего вердикте присяжных заседателей и согласуются с установленными этим вердиктом фактическими обстоятельствами.

Утверждения осуждённого Гибадуллина И.И. и адвоката Шелега В.А. в защиту Садреева К.А. о том, что оправдание Гибадуллина И.И. и Садреева К.А. по ч.2 ст. 209 УК РФ одновременно исключает их виновность в участии разбойных нападений в составе организованной группы, высказаны вопреки вердикту присяжных заседателей.

Что касается роли Садреева К.А. в преступлении, совершённом в отношении М то суд обоснованно квалифицировал его действия как пособничество, учитывая указанные присяжными заседателями исключения по данному вопросу при вынесении вердикта (т.ЗЗ, л.д. 9).

Доводы осуждённого Фролова Д.В. и адвоката Хайруллина М.Х. о переквалификации действий Фролова Д.В. в части его осуждения с разбойного нападения на Р на грабёж противоречат вердикту коллегии присяжных заседателей, установившей, что Фролов Д.В. заранее вошёл в состав организованной группы для совершения нападения на Р в её жилище для изъятия денег, участвовал при разработке плана и распределении ролей между участниками нападения и, надев на себя приготовленные маски-шапки и перчатки, действуя совместно с другими лицами, также одетыми в маски-шапки и перчатки, ворвался в квартиру, где напал на потерпевшую, сдавливал ей шею руками, повалил на пол и связал её заранее приготовленной верёвкой, в этот момент один из участников нападения нанёс удар ножом в правую ногу потерпевшей, причинив ей телесное повреждение в виде колото-резаной раны правого бедра. После этого нападавшие, в том числе Фролов Д.В., изъяв деньги и имущество потерпевшей, скрылись с места происшествия.

При таких обстоятельствах квалификация действий Фролова Д.В. по п.

«а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, является правильной.

Вместе с тем Судебная коллегия приходит к выводу об исключении п.

«г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) из осуждения Садреева К.А. по эпизоду разбойного нападения в отношении М поскольку признак «применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия» в вопросном листе при ответе на вопрос № 19, сформулированном в отношении Садреева К.А., не отражён и не указан в приговоре при квалификации действий осуждённого (т.36, л.д.36).

При таких обстоятельствах из осуждения Садреева К.А. по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ следует исключить его осуждение по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ.

Кроме того, поскольку сроки давности уголовного преследования истекли до направления уголовного дела в суд, приговор в части осуждения Садреева К.А. по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, пп. «а», «в» ч.2 ст. 161 УК РФ по эпизоду в отношении М и по ч.5 ст. 33, пп. «а», «в» ч.2 ст. 161 УК РФ по эпизоду разбойного нападения на Р Г ., Г Га Г следует отменить, а уголовное дело в этой части прекратить в связи с истечением срока давности уголовного преследования на основании п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ.

По тем же основаниям подлежит отмене приговор в части осуждения Фролова Д.В. по ч.1 ст. 116 УК РФ в отношении К уголовное преследование в отношении его в указанной части подлежит прекращению в соответствии с п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Кроме того, исходя из содержания вердикта по вопросам, сформулированным в отношении Давлетшина Р.Г., его действия в части его осуждения по эпизодам преступлений, совершённых в отношении Ч , К У З Я ., Х выраженные в предоставлении автомобиля и управлении им при передвижении группы лиц, объединившихся заранее для незаконного изъятия имущества, образуют соучастие в виде пособничества в открытом хищении чужого имущества и подлежат переквалификации с пп.

«а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) на ч.5 ст. 33, пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ).

Поскольку сроки давности уголовного преследования в отношении Давлетшина Р.Г. по указанным преступлениям истекли до направления уголовного дела в суд, то постановленный приговор в отношении его подлежит отмене, а уголовное дело - прекращению на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Ввиду того, что обвинение Горюшину Р.В. по эпизоду разбойного нападения на К не вменялось, необходимо исключить указание о признании виновным Горюшина Р.В. в разбойном нападении, совершённом организованной группой с незаконным проникновением в жилище с применением оружия по данному эпизоду (т. 36, л.д. 25).

Кроме того, поскольку на момент рассмотрения судом апелляционной инстанции сроки давности в соответствии с п. «г» ч.1 ст. 78 УК РФ, составляющие пятнадцать лет, в части осуждения Горюшина Р.В. и Ленчика СВ. по эпизоду разбойного нападения в отношении Х совершённого 16 марта 1999 г. и квалифицированного по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), истекли 16 марта 2014 г., то Судебная коллегия полагает необходимым исключить осуждение Горюшина Р.В. и Ленчика СВ. по данному эпизоду на основании п. 3 ч.1 ст. 24, ч.8 ст. 302 УПК РФ за истечением срока давности уголовного преследования, а назначенное им наказание по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ смягчить.

Как следует из материалов уголовного дела по приговору Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 21 января 2002 г. Ленчик СВ. был осуждён по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по отбытии назначенного наказания освободился 10 сентября 2004 г. Учитывая, что согласно п. «г» ч.З ст. 86 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) сроки судимости за данное тяжкое преступление были погашены 10 сентября 2010 г., Судебная коллегия полагает необходимым исключить из вводной части приговора ссылку на судимость Ленчика СВ. по приговору Московского районного суда г. Казани от 21 января 2002 г. в силу ч.б ст.86 УК РФ.

Вместе с тем Судебная коллегия не находит оснований для исключения из приговора указания о зачёте времени содержания Ленчика СВ. под стражей с 14 сентября 2001 г. по 10 сентября 2004 г. по приговору Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 21 января 2002 г., поскольку внесение соответствующих изменений влечёт ухудшение положение осуждённого, а в апелляционном представлении государственного обвинителя такой довод не приведён.

Судебная коллегия также полагает, что сроки давности уголовного преследования Ленчика СВ. за покушение на убийство в отношении Х совершённое 16 марта 1999 г., не могут считаться истекшими по следующим основаниям.

По смыслу уголовного закона и исходя из положений ч.4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы, разрешается только судом и в отношении всех субъектов независимо от того, может ли это наказание быть назначено лицу с учётом правил ч.2 ст. 57, чч. 2 и 2 ст. 59, ч.4 ст. 62 и ч.4 ст. 66 УК РФ. При этом освобождение от уголовной ответственности за такие преступления является правом, а не обязанностью лица.

Учитывая обстоятельства дела, данные о личности Ленчика СВ., Судебная коллегия не находит оснований для освобождения его от уголовной ответственности за данное преступление в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

При назначении осуждённым наказания судом были учтены требования ст. 6, 60 УК РФ, характер и степень общественной опасности совершённых преступлений, наличие смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые ссылаются авторы жалоб, а также данные о личности осуждённых и роль и степень фактического участия каждого в содеянном. Суд также учёл положения ст. 65 УК РФ по тем эпизодам, по которым осуждённые были признаны заслуживающими снисхождения.

Назначенное осуждённым наказание является справедливым, и оснований считать его чрезмерно суровым нет.

С учётом внесённых в приговор изменений в отношении Ленчика СВ.

и Горюшина Р.В. в связи с уменьшением объёма обвинения назначенное им наказание по эпизодам разбойных нападений, квалифицированных по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63- ФЗ), следует смягчить.

Вместе с тем доводы, указанные в апелляционных жалобах, о необходимости применения ст. 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, Судебная коллегия не находит убедительными, учитывая обстоятельства дела и данные о личности осуждённых.

Кроме того, Судебная коллегия соглашается с доводами государственного обвинителя, содержащимися в апелляционном представлении, в части отсутствия оснований для применения ч.б ст. 15 УК РФ об изменении категории преступлений на менее тяжкие в отношении осуждённых Горюшина Р.В., Ленчика СВ., Гибадуллина И.И., Садреева К.А., Фролова Д.В., учитывая фактические обстоятельства совершённых ими преступлений и степень их общественной опасности.

Вместе с тем каких-либо правовых оснований, предусмотренных ст.389 УПК РФ, содержащей виды решений, принимаемых судом апелляционной инстанции, для дополнения приговора в отношении осуждённых, о чём просит автор апелляционного представления, Судебная коллегия не находит.

Гражданские иски потерпевших рассмотрены в соответствии с законом с учётом требований разумности и справедливости.

\"7П п о т т На основании изложенного руководствуясь и ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 19 апреля 2013 г.

в отношении Фролова Д В в части его осуждения по ч. 1 ст. 116 УК РФ отменить и уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении Горюшина Р В , Ленчика С В Садреева К А и Давлетшина Р Г изменить: - переквалифицировать действия Давлетшина Р.Г. с пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) на ч.5 ст. 33, пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) и в этой части приговор отменить и уголовное дело прекратить на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования; - исключить осуждение Садреева К.А. по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (по эпизоду в отношении М приговор в части его осуждения по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, пп. «а», «в» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (по эпизоду в отношении М и по ч.5 ст. 33, пп. «а», «в» ч.2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (по эпизоду в отношении Г Г Г Р , Г отменить и уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования; - исключить осуждение Горюшина Р.В. в части разбойного нападения в отношении Х по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), на основании п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст. 302 УПК РФ за истечением срока давности, предусмотренного п. «г» ч.1 ст. 78 УК РФ, назначенное ему наказание по другим эпизодам разбойных нападений по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) смягчить до 8 лет 6 месяцев лишения свободы; - исключить указание о признании Горюшина Р.В. виновным по эпизоду разбойного нападения на К , совершённого организованной группой с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия; - на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 209, п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ, назначить Горюшину Р.В. окончательно 10 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; - исключить из вводной части приговора указание о наличии у Ленчика СВ. судимости по приговору Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 21 января 2002 г.; - исключить осуждение Ленчика СВ. в части разбойного нападения в отношении Х по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на основании п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст. 302 УПК РФ за истечением срока давности, предусмотренного п. «г» ч.1 ст. 78 УК РФ, назначенное ему наказание по п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) по другим эпизодам разбойных нападений смягчить до 8 лет 6 месяцев лишения свободы; - на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 209, ч.З ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105, п. «а» ч.З ст. 162, п.«а» ч.З ст. 161, п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, назначить Ленчику СВ. 12 лет 6 месяцев лишения свободы; - на основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений по данному приговору и по приговору Советского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 30 июня 2005 г. окончательно назначить Ленчику СВ. 16 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Горюшина Р.В., Ленчика СВ., Фролова Д.В., Садреева К.А., Давлетшина Р.Г., а также Гибадуллина И И оставить без изменения, а апелляционное представление и апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 11-АПУ14-5СП

УК РФ Статья 86. Судимость
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 207. Дополнительная и повторная судебные экспертизы
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 244. Равенство прав сторон
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх