Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 12-О11-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 июня 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Толкаченко Анатолий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №12-О11-12

от 21 июня 2011 года

 

председательствующего Толкаченко A.A., судей Бирюкова Н.И. и Воронова A.B. при секретаре Ирошниковой Е.А.,

на приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 18 апреля 2011 года, по которому

Самоляк [скрыто]

несудимый,

осужден:

по п.«а» ч.З ст.111 УК РФ - к 3 годам лишения свободы,

по чЛ ст. 109 УК РФ - к 1 году и 6 месяцам лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем

частичного сложения наказаний, - к 4 годам лишения свободы с отбыванием

наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденного Самоляка Л.С. в пользу федерального бюджета расходы на предоставление защиты в ходе досудебного разбирательства в размере [скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Толкаченко А.А. о деле, доводах кассационного представления, жалобы и возражений,

мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Гулиева А.Г., полагавшего доводы представления удовлетворить, приговор по этим основаниям отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, а жалобу осужденного - оставить без удовлетворения,

выступление осужденного Самоляка Л.С., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия

 

установила:

 

Самоляк Л.С. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью [скрыто] опасного для жизни

потерпевшего, из хулиганских побуждений, группой лиц, а также за причинение ему же смерти по неосторожности.

Преступления совершены 1 и 2 декабря 2000 года в [скрыто]

при установленных и указанных в

приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании осужденный Самоляк Л.С. виновным себя признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Пахмутов О.Ю. оспаривает правильность квалификации действий осужденного Самоляка Л.С, просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение;

указывает, что суд неправильно применил уголовный закон и необоснованно признал в действиях Самоляка Л.С. отсутствие признака соисполнительства в убийстве [скрыто] выводы суда в этой части

считает немотивированными и не подтвержденными доказательствами по делу;

полагает, что поскольку в нанесении ударов потерпевшему и в последующем его утоплении принимали участие все осужденные, действовавшие с едиными мотивами и умыслом, в том числе и Самоляк Л.С, то его действия также надлежит квалифицировать по п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

В возражении на кассационное представление адвокат Данилина СМ. в защиту интересов Самоляка Л.С. считает представление необоснованным, а выводы суда в части квалификации действий осужденного и установления фактических обстоятельств дела мотивированными.

В жалобе (фактически в возражении на кассационное представление) осужденный Самоляк Л.С. просит приговор оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения;

считает содержащиеся в приговоре выводы обоснованными и мотивированными.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы кассационного представления, жалобы и возражений, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также неправильного применения уголовного и уголовно-процессуального законов.

Так, выводы суда о необоснованности государственного обвинения Самоляка Л.С. в совершении преступления, предусмотренного п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, и о переквалификации его действий на совокупность преступлений, предусмотренных п.«а» ч.З ст. 111 УК РФ и ч.1 ст. 109 УК РФ, обоснован в приговоре показаниями свидетелей Л

[скрыто] Г

также

другими

исследованными и указанными в приговоре доказательствами.

Со ссылкой на анализ показаний данных свидетелей суд первой инстанции постановил считать доказанным, что 1 декабря 2000 года Самоляк Л.С, нанося совместно с Л С I и П

1, Г

1п [скрыто]

. удары руками и ногами в обуви по голове и телу потерпевшего [скрыто] не имел намерения убить

последнего. При этом Самоляк Л.С. осознавал, что от их совместных действий потерпевшему могут быть причинены телесные повреждения различной степени тяжести, безразлично относился к возможному наступлению общественно опасных последствий, то есть действовал с косвенным умыслом на причинение [скрыто] а, следовательно, в его действиях

телесных повреждении, отсутствуют признаки инкриминированного ему преступления, предусмотренного п.«ж»,«и» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Между тем, указанное решение принято судом без учета и надлежащей оценки совокупности всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела и подлежащих в силу ст.73 УПК РФ обязательному доказыванию; оно не основано на комплексе исследованных в суде доказательств и в нарушение норм УПК РФ носит предположительный характер.

Такое судебное решение принято судом без надлежащего учета фактических обстоятельств совершения группового умышленного преступления в отношении [скрыто] в условиях очевидности, в том

числе установленных приговором Верховного суда Республики Марий Эл от 27 декабря 2001 года, без указания достаточных мотивов переоценки данных обстоятельств, а также без приведения оснований, по которым у суда возникли сомнения в их истинности, что не соответствует положениям ст.90 УПК РФ о преюдиции.

Для переквалификации действия виновного у суда по делу не имелось соответствующих фактических и правовых оснований.

Так, согласно чЛ стЛ05 УК РФ под убийством понимается умышленное причинение смерти другому человеку. В соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27 января 1999 года, при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на причинение смерти, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. При этом для квалификации действий по указанному признаку не является обязательным причинение смертельного повреждения потерпевшему лицу каждым из соучастников. Также убийство признается совершенным группой лиц и в том случает, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

В процессе расследования преступления и в судебном заседании Самоляк Л.С. показывал, что совместно с другими лицами после употребления спиртных напитков наносил многочисленные удары по голове и телу потерпевшего, а затем 2 декабря 2001 года совместно с ними же участвовал в сокрытии следов преступления, в том числе путем его утопления.

Так, из показаний осужденного Самоляка Л.С. при его допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого следует, что 1 декабря 2000 года, когда он подошел к незнакомому мужчине, которого избивали [скрыто] и

Л Он ударил потерпевшего один раз кулаком в лицо. После

этого [скрыто] и [скрыто] повалили мужчину и стали

наносить ему удары. Он, Самоляк Л.С, тоже наносил мужчине удары по голове и другим частям тела, бил куда придется, два раза ударил мужчину в область спины и живота. После этого он и ТЩ (подняли мужчину на

ноги, и он нанес потерпевшему еще один удар ногой в голову, от которого тот упал. Затем они еще раз поднимали мужчину и наносили удары ногами по голове.

2 декабря 2000 года ему сообщили, что мужчина, которого они избили,

умер. Он вместе с [скрыто] и

[скрыто] пошли к дому, где увидели, что избитый ими мужчина

лежал на улице в трусах и носках и, как им показалось, признаков жизни не подавал. Они, погрузив тело потерпевшего в багажник машины и приехав к реке, сбросили его в полынью.

При таких обстоятельствах без надлежащего анализа и оценки суда осталось то, что фактически сам осужденный Самоляк Л.С. и свидетели [скрыто] и [скрыто], осужденные

приговором от 27 декабря 2001 года, не отрицали совместного нанесения многочисленных ударов потерпевшему, их локализацию преимущественно в область расположения жизненно важных органов.

Также судом не учтено предшествующее и последующее поведение осужденного, который, как противоречиво признано судом установленным, полагал, что преступный результат в виде смерти потерпевшего достигнут, и совместно с другими лицами участвовал в сокрытии следов преступления, а фактически в утоплении еще живого потерпевшего, что в соответствии со ст.ЗЗ УК РФ образует соисполнительство в совершении убийства группой лиц.

При этом часть показаний осужденного судом в приговоре признана позицией его защиты, направленной на смягчение ответственности.

Кроме того, из показаний свидетеля С Щ. следует, что после

того, как осужденные перестали избивать [скрыто] они его раздели и

отдали одежду [скрыто] часть которой тот сжег в печке, куртку,

ботинки и спортивные штаны положил в пакет, а потерпевшего после нанесения ему нескольких ударов деревянным поленом по голове перетащили в чулан дома.

Указанные показания не получили оценки на предмет подтверждения или опровержения возможной направленности умысла у виновного на причинение смерти потерпевшему, в том числе путем оставления его в опасном для жизни состоянии, неоказания помощи и непринятия мер к его спасению, а также уничтожения его вещей как попытки в дальнейшем скрыть следы убийства СИ

Помимо этого, решение суда о квалификации действий Самоляка Л.С. по п.«а» ч.З ст. 111 УК РФ и по ч.1 ст. 109 УК РФ принято без надлежащей оценки признанных надлежащими доказательствами показаний осужденного и свидетелей о том, что повреждения потерпевшему были причинены путем совместных действий.

Также не приняты во внимание выводы суда первой инстанции, приведенные в приговоре от 27 декабря 2001 года о том, что [скрыто].,

[скрыто]., [скрыто] и не установленное лицо (Самоляк

Л.С.) сознательно и умышленно вывезли еще живого потерпевшего и сбросили в воду, тем самым реализовав преступное намерение, направленное на причинение смерти [скрыто]

Не учтены выводы суда о том, что нанесение на протяжении достаточно длительного промежутка времени многочисленных ударов руками и ногами по голове и телу потерпевшего, свидетельствуют о том, что виновные, в том числе неустановленное следствие лицо, а именно Самоляк Л.С, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство в

связи с его розыском, сознавали, что действия каждого из них как в отдельности, так и всех вместе, представляют серьезную опасность и неизбежно причинят потерпевшему такие повреждения, которые будут реально угрожать его жизни и здоровью.

При таких обстоятельствах, когда судом установлено, что осужденный Самоляк Л.С. совместно с другими виновными наносил многочисленные удары потерпевшему по голове и телу, повлекшие, согласно экспертным заключениям, в том числе и тяжкий вред здоровью, после чего они совместно раздели потерпевшего и уничтожили его одежду, затем [скрыто] перенес потерпевшего в неотапливаемое помещение, где оставил его на длительное время; а на следующий день Самоляк Л.С. совместно с другими лицами непосредственно своими действиями причинил смерть потерпевшему путем утопления, Судебная коллегия считает, что у суда первой инстанции не имелось достаточных оснований для вывода о том, что при совместном избиении [скрыто] группой лиц с участием соисполнителя Самоляка

Л.С. последний не осознавал, что своими действиями угрожает жизни потерпевшего, а также о том, что, бросая после избиения находившегося в бессознательном состоянии потерпевшего в зимнее время года в полынью реки, Самоляк Л.С. не предвидел наступления общественно опасных последствий в виде его смерти.

В этой связи Судебная коллегия не может согласиться и с выводами суда, о том, что в основу обвинения положены лишь признаки объективной стороны, без достаточного учета стороной обвинения субъективной стороны деяний Самоляка Л.С.

Предусмотренное ст.8 УК РФ субъективно-объективное основание уголовной ответственности предполагает необходимость установления признаков субьективной стороны не произвольно, а на основе объективированных факторов, в особенности в материальных составах преступлений. В частности, подлежит установлению психическое отношение к причинно-следственной связи между общественно-опасными действиями и фактически наступившими последствиями.

Однако оценки суда в части субъективной стороны содеянного Самоляком Л.С, в том числе относительно его заблуждений, т.е. фактической ошибки относительно развития причинной связи, сделаны на основе показаний осужденного, отчасти расцененных судом позицией его защиты; они не вытекают из фактических обстоятельств дела и не согласуются с установленными мотивами совместных действий соисполнителей преступления.

Таким образом, следует признать, что решение суда о квалификации содеянного Самоляком Л.С. в отношении [скрыто] по совокупности

преступлений, предусмотренных п.«а» ч.З ст. 111 УК РФ и ч.1 ст. 109 УК РФ^

принято без учета изложенных обстоятельств, имеющих существенное значение для дела; оно не основано на исследованной совокупности доказательств и носит противоречивый характер.

С учетом изложенного, приговор подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением закона.

При новом рассмотрении дела следует разрешить имеющиеся по делу противоречия и сомнения, в том числе в части позиции защиты о заблуждении Самоляка Л.С., оценить содеянное им с учетом мотивов действий соисполнителей, проверить иные доводы, изложенные в возражениях, в кассационном представлении, в том числе о назначении чрезмерно мягкого наказания; выполнить положения УПК РФ о преюдиции и о предъявляемых к приговору суда требованиях.

С учетом отмены приговора, принимая во внимание, что Самоляк Л.С. ранее пытался скрыться от следствия и суда, тем самым воспрепятствовал судебному разбирательству в разумные сроки, а также то обстоятельство, что он осужден за совершение особо тяжкого преступления, Судебная коллегия, в силу ст. 97, 108, 255 УПК РФ, избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 255, 377, 378, 379, 382, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 18 апреля 2011 года в отношении Самоляка Л

- отменить и дело направить на

новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда;

избрать в отношении Самоляка Л.С. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 21 августа 2011 года.

Статьи законов по Делу № 12-О11-12

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 97. Основания для избрания меры пресечения
УПК РФ Статья 108. Заключение под стражу
УПК РФ Статья 255. Решение вопроса о мере пресечения
УК РФ Статья 8. Основание уголовной ответственности
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх