Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 16-О10-81СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 октября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 16-О10-81СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 октября 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.
судей Кондратова П.Е. и Лаврова Н.Г.
при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 26 октября 2010 года кассационные жалобы осужденных Гайворонской П.В. и Завьялова П.К., защитника Гайворонской П.В. - адвоката Джаповой В.В. на приговор Волгоградского областного суда от 20 июля 2010 года, по которому Гайворонская П В , несудимая, осуждена по пп. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; Завьялов П К , несудимый, осужден по пп. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; 2 В приговоре судом также решены вопросы, связанные с определением судьбы вещественных доказательств и взысканием с осужденного Завьялова П.К. процессуальных издержек в сумме рублей.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора и кассационных жалоб, выслушав объяснения осужденной Гайворонской П.В. (в режиме видеоконференц-связи), поддержавшей доводы кассационных жалоб, а также мнение прокурора Титова Н.П., предложившего кассационные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда, постановленному на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 14 июля 2010 года, Гайворонская П.В. признана виновной в умышленном причинении смерти П . и М ., совершенном в том числе в группе лиц с целью скрыть другое преступление; Завьялов П.К. признан виновным в умышленном причинении смерти М ., совершенном в группе лиц с целью скрыть другое преступление; В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Гайворонская П.В. утверждает о необоснованности постановленного в отношении нее приговора, т.к. в полученных на предварительном следствии и в суде показаниях свидетелей П . и А . имели место противоречия, достоверно не установлено, каким именно ножом были причинены телесные повреждения потерпевшим. Отмечает, что при задержании ее и Завьялова П.К. им не разъяснялись причины задержания; а свидетели Ч и Ш . обстоятельства задержания описывают по-разному. Обращает внимание на то, что при допросе следователь сам подводил ее к определенным ответам, т.к. она находилась в подавленном состоянии, а также что данные проверки показаний на месте неточны, т.к. не учитывают, что она левша. Просит приговор пересмотреть, ее действия квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить назначенное ей наказание.

Адвокат Джапова ВВ. в кассационной жалобе в защиту Гайворонской П.В., настаивая на незаконности приговора, указывает на то, что судом при рассмотрении дела были допущены нарушения уголовно- процессуального закона. Считает, что суд был не вправе допрашивать в присутствии присяжных заседателей свидетелей Б . и Ч . об обстоятельствах задержания Гайворонской П.В. и ее явки с повинной, т.к. эти показания носят процессуальный характер. Полагает также, что председательствующий нарушил ст. 340 УПК РФ, приведя в напутственном слове не все доводы защиты, в частности, не сославшись на данные медико- криминалистической и ситуационной экспертиз. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе 3 Осужденный Завьялов ПК., выражая несогласие с постановленным в отношении него приговором, полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает на то, что признательные показания и явка с повинной Гайворонской П.В. были даны непосредственно после задержания и доставления его и Гайворонской П.В. в отделение милиции, где их допрос производился без участия защитников с применением мер физического и психологического давления. Отмечает противоречивость и недостоверность актов медико-криминалистических экспертиз вещественных доказательств, неподтверждение ситуационной экспертизой признательных показаний Гайворонской П.В. и данных проверки показаний на месте с ее участием, неподтвержденность другими доказательствами показаний свидетеля Б . о том, что, когда Гайворонская П.В. и Завьялов П.К. покидали место происшествия, руки у них были в крови, а также утверждения государственного обвинителя о том, что Гайворонская П.В. нанесла М . удар ножом в грудную клетку. Считает, что суд необоснованно исходил при формулировании вопросов присяжным заседателей из данных, сообщенных Гайворонской П.В. при явке с повинной. Полагает также, что при квалификации его действий не подлежат применению пп. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Федоров К.А., полагая приговор законным, обоснованным и справедливым, просит оставить кассационные жалобы без удовлетворения, а приговор суда без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационном представлении и в выступлениях в судебном заседании, Судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 379 УПК РФ оснований для отмены или изменения приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей.

Рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей осуществлено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства на основании ходатайства обвиняемой Гайворонской П.В., заявленного в присутствии адвоката (защитника) во время ознакомления с материалами уголовного дела и подтвержденного в ходе предварительного слушания в присутствии адвоката. Как следует из протокола предварительного слушания, обвиняемый Завьялов П.К. и его защитник возражений против слушания дела с участием присяжных заседателей не заявляли.

Формирование коллегии присяжных заседателей и решение связанных с этим вопросов в подготовительной части судебного заседания осуществлялось в условиях обеспечения сторонам, в том числе подсудимым и их защитникам, возможности реализации их процессуальных прав.

Выводы коллегии присяжных заседателей о доказанности событий преступлений, состоявших в нанесении П . не менее 10 ножевых ранений в жизненно важные органы, а М . не менее 8 ножевых 4 ранений, ударов кулаками рук и стопами ног, в результате чего наступила смерть обоих потерпевших, а также о причастности Гайворонской П.В. к совершению обоих преступлений, а Завьялова П.К. - к убийству М , о виновности Гайворонской П.В. и Завьялова П.К. в инкриминируемых им преступлениях сделаны на основе исследованных в судебном заседании всех существенных для исхода дела доказательств, представленных как стороной обвинения, так и стороной защиты. Каких-либо данных о незаконном ограничении прав сторон, в том числе стороны защиты, на участие в доказывании, которое могло бы сказаться на полноте и объективности судебного следствия, из материалов уголовного дела не усматривается. Из протокола судебного заседания усматривается, что при рассмотрении уголовного дела судом сторонам были созданы необходимые условия для участия в исследовании обстоятельств дела и отстаивания своих позиций по делу. Все представленные суду доказательства были исследованы, все ходатайства, заявленные сторонами, в том числе обвиняемыми и их защитниками, рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Доводы же осужденных Гайворонской П.В. и Завьялова П.К. о несоответствии выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, о наличии не получивших соответствующей оценки со стороны суда противоречиях в показаниях отдельных свидетелей, в выводах судебных экспертиз, о других проявлениях необоснованности постановленного в отношении них приговора в соответствии с ч. 2 ст. 379 и ч. 2 ст. 385 УПК РФ не подлежат учету при проверке в кассационном порядке приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Оглашавшиеся в судебном заседании протоколы следственных действий (в частности, допросов Гайворонской П.В. и Завьялова П.К.) и акты судебных экспертиз были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона; вопрос о допустимости этих доказательств проверялся судом в отсутствие присяжных заседателей и никаких нарушений закона при их получении и оформлении установлено не было. Что же касается достоверности сведений, содержащихся в протоколах этих следственных действий, равно как и в заключениях экспертов, то ее оценка присяжными заседателями при постановлении вердикта не подлежит проверке вышестоящими судебными инстанциями.

Довод адвоката Джаповой ВВ. относительно недопустимости использования в качестве доказательств вины осужденных показаний допрошенных в судебном заседании оперативных сотрудников милиции Б . и Ч . является несостоятельным. В соответствии со ст. 335 УПК РФ (чч. 6-8) в присутствии присяжных заседателей не допускается рассмотрение вопросов о недопустимости доказательств, о фактических обстоятельствах, доказанность которых не устанавливается присяжными заседателями, а также данные о личности подсудимого. Допрос же свидетелей Б . и Ч . осуществлялся в связи не с 5 этими вопросами, а с вопросом о доказательствах причастности Гайворонской П.В. и Завьялова П.К. к совершенным преступлениям, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий и при задержании осужденных.

В напутственном слове, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ, отсутствует выражение им в какой бы то ни было форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, равно как и признаки оказания какого-либо иного незаконного влияния на присяжных заседателей.

Ссылка адвоката Джаповой В.В. на то, что председательствующий не привел в напутственном слове выводы медико-криминалистических и ситуационной экспертиз в качестве доказательств стороны защиты является необоснованной. Как видно из материалов уголовного дела, судья подробно изложил в своем напутственном слове оглашавшиеся в судебном заседании с участием присяжных заседателей выводы экспертиз, о которых упоминается в кассационной жалобе (т. 5, л.д.191 -194); то же касается анализа и оценки этих выводов с точки зрения позиций сторон обвинения и защиты, то они в его полномочия не входят.

Вопросы, включенные в вопросный лист для коллегии присяжных заседателей, изложены в соответствии с требованиями ст.ст. 252, 338, 339 УПК РФ при участии в формулировании вопросного листа сторон.

Ни на чем не основанным является утверждение в кассационной жалобе осужденного Завьялова П.К. о том, что председательствующий при формулировании опросного листа исходил исключительно из сведений, сообщенных Гайворонской П.В. при ее явке с повинной, игнорируя при этом позицию стороны защиты. В действительности же основу для вопросного листа составили выводы, к которым пришли органы уголовного преследования в обвинительном заключении и которые проверялись в ходе судебного разбирательства. В то же время в вопросный лист по инициативе стороны защиты были включены вопросы о наличии фактических обстоятельств, свидетельствующих о совершении подсудимыми менее тяжких преступлений.

Таким образом, права стороны защиты при формулировании вопросного листа нарушены не были.

Вердикт вынесен коллегией присяжных заседателей на основании поставленных перед ними вопросов в пределах предъявленного обвинения, является ясным и непротиворечивым.

Постановленный по результатам судебного разбирательства приговор соответствует требованиям ст. ст. 348 - 351 УПК РФ. Сделанные в нем председательствующим судьей выводы основаны на обязательном для него вердикте присяжных заседателей, в соответствии с установленными этим вердиктом фактическими обстоятельствами. 6 Юридическая квалификация действий осужденных сомнений не вызывает и соответствует обстоятельствам дела и предписаниям уголовного закона. В соответствии с установленными присяжными заседателями в вердикте фактическими обстоятельствами в причинении смерти М принимали участие как Завьялов П.К., так и Гайворонская П.В., действуя в группе лиц и с целью скрыть другое преступление. С учетом этих обстоятельств их действия правильно квалифицированы: действия Гайворонской П.В. по пп. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а действия Завьялова П.К. - по пп. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание Гайворонской П.В. и Завьялову П.К. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, личности виновных (в частности, заболевания Гайворонской П.В. эпилепсией), наличия у Гайворонской П.В.смягчающих наказание обстоятельств - наличия малолетнего ребенка, активного способствования раскрытию преступления на стадии предварительного расследования и отсутствия отягчающих обстоятельств, отсутствия у Завьялова П.К. как смягчающих, так и отягчающих обстоятельств, иных обстоятельств дела.

Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о несправедливости назначенного наказания ввиду чрезмерной суровости и обусловливающих необходимость его смягчения, из материалов уголовного дела не усматривается.

При таких данных судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Волгоградского областного суда от 20 июля 2010 года в отношении Гайворонской П В и Завьялова П К оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 16-О10-81СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх