Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 16-О11-48

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 сентября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 16-О11-48

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 сентября 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,
судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.
при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осуждённой Каныгиной ОС. на приговор Волгоградского областного суда от 20 июля 2011 г., по которому Каныгина О С несудимая, осуждена: - по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) на 1 год лишения свободы с ограничением свободы сроком на 3 месяца; - по ч.З ст. 33, ч.1 ст. 30, пп. «а», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ) на 6 лет 8 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год; - по ч.З ст. 30, п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) на 1 год 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 3 месяца.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено Каныгиной ОС.

7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на 1 год 3 месяца.

Постановлено возложить на Каныгину ОС. обязанность являться один раз в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждённой наказания в виде ограничения свободы, а также ей установлены следующие ограничения: не покидать место жительства в ночное время с 22 до 6 часов по местному времени; не изменять места жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденной наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела и доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, объяснения осуждённой Каныгиной ОС. в режиме видеоконференц-связи, выступление адвоката Кабалоевой В.М. в её защиту, которые поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Копалиной П.Л., полагавшей приговор в отношении Каныгиной ОС. оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

осуждённая Каныгина ОС. признана виновной в организации приготовления к убийству двух лиц - своей матери К и брата К совершённого по найму; в краже с причинением значительного ущерба К а также в покушении на кражу в крупном размере.

Преступления совершены в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осуждённая Каныгина О.С. виновной себя признала частично.

В кассационной жалобе осуждённая Каныгина О.С. ставит вопрос об отмене приговора ввиду нарушения своего права на защиту, поскольку адвокат Шамыхина Л.В., осуществлявшая её защиту одновременно оказывала юридические услуги её матери, являющейся потерпевшей по настоящему уголовному делу и нанявшей ей данного адвоката. Кроме того, автор жалобы утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, показания потерпевших К К , свидетелей Г и Б признанные судом как достоверные и согласующиеся между собой, имеют существенные противоречия и не могут являться доказательством её вины по факту кражи золотых украшений. Ссылаясь на показания потерпевшей К осуждённая утверждает, что имела свободный доступ к ювелирным украшениям, фактически ей принадлежащим, в связи с чем её действия неправильно квалифицированы как кража. Оспаривает квалификацию своих действий как организацию приготовления к убийству и одновременно как кражу личного имущества потерпевшей, совершённой с целью оплаты убийства. Утверждает, что лицо, действующее под псевдонимом », в беседах задавало ей вопросы таким образом, что по-другому она не могла ответить, кроме как высказать намерение совершить убийство своей матери. В связи с этим полагает, что действия оперативных сотрудников являются провокацией. Считает, что в показаниях свидетелей Л и Ш имеются противоречия. Ссылаясь на выводы экспертов, указывает на наличие у неё психического расстройства в форме смешанного расстройства личности, полагает, что данное обстоятельство не было учтено судом, а ходатайства защиты о вызове в судебное заседание экспертов для пояснения их выводов были необоснованно отклонены. Считает, что назначенное ей наказание чрезмерно суровое, не соответствующее тяжести содеянного и данным о личности. Суд не учёл наличие положительных характеристик с места учёбы и места жительства, отсутствие судимости, юный возраст, тот факт, что она совершила преступление в результате психического принуждения, наличие конфликта в семье и хронического заболевания - Полагает, что суд необоснованно отклонил ходатайства о назначении ей наказания с применением положений ст. 64 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшая К фактически соглашаясь с её доводами, просит об отмене приговора в связи с нарушением права осуждённой на защиту, выразившимся в заключении ею соглашения на оказание юридической помощи подсудимой К с адвокатом Шамыхиной Л.В., которая одновременно оказывала юридическую помощь и ей, т.е. потерпевшей.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Каржов Д.А., расценивая приговор как законный и обоснованный, просит оставить его без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе осуждённой, доводы возражений на жалобу потерпевшей и государственного обвинителя, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осуждённой Каныгиной О.С. в совершённых ею преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства, и основывается на достаточной совокупности исследованных доказательств, которым в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе, виновность Каныгиной О.С. в организации приготовления к убийству своей матери К и брата К по найму за денежное вознаграждение, в совершении кражи с причинением значительного ущерба потерпевшей и в покушении на кражу в крупном размере установлена показаниями самой осуждённой Каныгиной О.С, данными в ходе предварительного следствия и оглашёнными в судебном заседании, о том, как она в августе 2010 г. обратилась к Г с предложением найти людей, готовых за денежное вознаграждение в сумме рублей совершить убийство её матери и брата. Планирование и подготовка к убийству продолжались до конца сентября 2010 г., для оплаты расходов, связанных с исполнением готовящегося убийства, она трижды тайно похищала из сейфа в доме матери принадлежащие последней ювелирные украшения, которые затем передавала Г 12 октября 2010 г. она поняла, что Г не выполнил своих обязательств по совершению убийства её родственников, о чём она рассказала А который по её просьбе познакомил с В а тот - с мужчиной, выразившим готовность совершить спланированные ею убийства. В ходе встреч она предложила ему совершить убийство своей матери и брата за денежное вознаграждение в сумме рублей, сообщила ему сведения о маршрутах передвижения и образе жизни потерпевших, их адрес, фотографии брата, план дома матери, указав, в каких комнатах спят потерпевшие, сведения о местности и соседях, а также передала орудия убийства - два кухонных ножа. 31 октября 2010 г. она встретилась с исполнителями преступления, один из которых передал ей ключи от дома и сообщил, что совершил убийство брата, затем, прибыв в дом матери, где согласно плану она должна была забрать спрятанные деньги, а они совершить убийство матери, её задержали сотрудники милиции.

Вышеуказанные показания Каныгиной О.С. были даны ею добровольно с участием адвоката, в условиях, исключающих принуждение, и подтверждены при проверке их на месте совершения преступления, в ходе которой она указала торговое место на территории вещевого рынка г.

где приобрела два кухонных ножа в целях совершения убийства матери и брата.

Данные сведения также подтверждаются показаниями потерпевшей К и потерпевшего К о фактах пропажи принадлежащих К украшений из золота, а также о том, как им 31 октября 2010 г. стало известно, что Каныгина О.С. организовала заказное убийство в отношении их, они добровольно согласились участвовать в оперативных мероприятиях по документированию преступной деятельности Каныгиной О.С. Вышеуказанные показания осуждённой и потерпевших подтверждаются сведениями, содержащимися в актах оперативного наблюдения от 26, 28, 29 октября 2010 г., акте оперативного эксперимента от 31 октября 2010 г., протоколах осмотра и прослушивания фонограмм видеозаписей встреч Каныгиной О.С. и О протоколе задержания Каныгиной О.С, в ходе которого при личном обыске у неё изъяты 7 ключей от дома, переданные ей О после инсценировки убийства К кофта с наличием наложений бурого цвета на рукаве.

Суд дал надлежащую правовую оценку изменению в судебном заседании позиции потерпевшей К утверждавшей, что дочь имела свободный доступ к сейфу, где хранились похищенные драгоценности, а также то, что драгоценности фактически принадлежали дочери, и настаивавшей на невиновности своей дочери, как желание помочь подсудимой Каныгиной О.С. избежать заслуженного наказания.

Аналогичные доводы, изложенные в кассационной жалобе осуждённой, опровергаются показаниями потерпевшей К данными на предварительном следствии, о том, что похищенные драгоценности принадлежали ей, т.е. потерпевшей, показаниями Каныгиной О.С, не отрицавшей в своих показаниях, что распоряжаться похищенными драгоценностями она не имела права, протоколами опознания предметов, в ходе которых К опознала принадлежащие ей золотые украшения, похищенные из сейфа её дома, справкой о стоимости золотых изделий и другими доказательствами, полно и всесторонне исследованными в судебном заседании.

Доводы осуждённой Каныгиной О.С о нарушении её права на защиту в связи с участием в деле адвоката Шамыхиной, с которой заключила договор на оказание юридической помощи потерпевшая К опровергаются протоколом судебного заседания, из которого следует, что у подсудимой Каныгиной О.С в ходе предварительного слушания и судебного заседания выяснялся вопрос, желает ли она, чтобы её защиту в суде осуществляла адвокат Шамыхина Л.В., с которой заключено соответствующее соглашение. При этом отводов указанному адвокату Каныгина О.С. не заявляла, а, наоборот, утверждала, что доверяет свою защиту именно этому адвокату и настаивала на его участии в рассмотрении дела. Как следует из протокола судебного заседания, позиция защиты полностью соответствовала позиции осуждённой, а адвокат Шамыхина Л.В. в полной мере осуществляла свои права и обязанности по защите подсудимой, как того требует уголовно-процессуальное законодательство и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Данных о том, что указанный адвокат осуществляла защиту по данному делу иных лиц, интересы которых противоречат интересам подсудимой, в том числе потерпевшей К не имеется.

Аналогичные доводы, изложенные в возражениях потерпевшей К свидетельствуют об изменении позиции потерпевшей в судебном заседании, фактически вставшей на защиту осуждённой, которой суд дал надлежащую оценку в приговоре.

Суд также дал надлежащую правовую оценку версии осуждённой Каныгиной О.С. о невозможности её отказа от убийства родственников в связи с воздействием на неё сотрудников милиции и изложил обоснованные мотивы принятого решения в описательно-мотивировочной части приговора, не соглашаться с которыми оснований не имеется.

Допустимость доказательств, на основании которых постановлен обвинительный приговор, вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе, сомнений не вызывает. Из дела видно, что доказательства, в том числе и показания Каныгиной О.С. в ходе предварительного расследования, при проведении проверки показаний на месте, результаты оперативно- розыскной деятельности получены с соблюдением требований уголовно- процессуального закона в установленном законом порядке.

Кроме того, выводы суда о виновности Каныгиной О.С. в содеянном согласуются с показаниями свидетелей Б Г Т П К К И., Б Г (Б ) , Ш М К Н.Е., Юс Н М Л Ш А О К Б об обстоятельствах совершения Каныгиной О.С. кражи золотых изделий своей матери и подготовки к убийству близких родственников.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе осуждённой, показания свидетелей Б Г являются последовательными и достоверными, противоречий в показаниях свидетелей Л и Ш не содержится. Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, так же как и причин для оговора осуждённой, не установлено.

Кроме того, вышеуказанные сведения подтверждаются данными, содержащимися в протоколе выемки, согласно которому у свидетеля О были изъяты предметы, переданные ему Каныгиной О.С. в ходе подготовки к совершению убийства своих родственников, а именно: фотографии потерпевшего К С, рукописные записи о распорядке дня, личности, месте жительства, автомашинах потерпевших, схематичный план дома потерпевшей с пояснительными надписями; в протоколе выемки, согласно которому у свидетеля К были изъяты два кухонных ножа, которые ему передала К для использования при совершении убийства её матери и брата; в протоколе осмотра места происшествия, в ходе которого осмотрен сейф в доме К в протоколе осмотра документов, и другими письменными доказательствами.

Согласно акту комиссионной психолого-психиатрической экспертизы Каныгина О.С. ранее и в настоящее время обнаруживает признаки психического расстройства в форме однако указанное расстройство не достигало и не достигает степени выраженного, она могла и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

В применении принудительных мер медицинского характера Каныгина О.С. не нуждается. Суд обоснованно признал её вменяемой.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе осуждённой, в выводах экспертов противоречий не имеется. Стационарная судебно- психиатрическая экспертиза была проведена на основании выводов амбулаторной экспертизы для уточнения диагноза психического состояния Каныгиной О.С. Выводы судебных экспертов являлись ясными и понятными, аргументированными, в связи с чем оснований для допроса в судебном заседании экспертов не имелось. Суд обоснованно отказал в удовлетворении данного ходатайства защиты.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности и дав этому соответствующую оценку, суд пришёл к обоснованному выводу о виновности Каныгиной О.С. в инкриминируемых ей преступлениях и дал содеянному ей надлежащую правовую оценку.

Действия осуждённой Каныгиной О.С. правильно квалифицированы судом. Оснований для переквалификации её действий на менее тяжкие преступления не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих в силу ст. 379 УК РФ отмену приговора, по делу не допущено.

Наказание Каныгиной О.С. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, ч. 2 ст. 22, ст. 60, ч.1 ст. 62 УК РФ с учётом характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, смягчающего наказание обстоятельства - активного способствования расследованию преступлений, данных о личности осуждённой, её возраста, состояния здоровья, положительных характеристик, влияния назначенного наказания на осуждённую и на условия жизни её семьи, в том числе наличия у неё психического расстройства в форме смешанного расстройства личности.

Доводы о том, что Каныгина О.С. совершила преступления в результате принуждения, судом обоснованно опровергнуты.

Таким образом, суд учёл все обстоятельства, влияющие на наказание, в том числе и те, на которые указывает осуждённая в своей жалобе.

Назначенное наказание является справедливым, в связи с чем оснований для его смягчения, применения положений ст. 64, 73 УК РФ Судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости внесения изменений в приговор в части назначения Каныгиной О.С. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Так, суд, назначив Каныгиной О.С. ограничение свободы по каждому из совершённых ею преступлений, указал конкретные ограничения, подлежащие возложению на неё, только при назначении наказания по совокупности преступлений.

Между тем по смыслу ст. 53 УК РФ ограничение свободы как вид наказания заключается в установлении судом осуждённому определенных ограничений, предусмотренных указанной нормой уголовного закона.

Таким образом, учитывая, что суд, применяя дополнительное наказание в виде ограничения свободы без уточнения содержания ограничений за отдельно взятые преступления, фактически не назначил осуждённой данный вид наказания, Судебная коллегия исключает указание о назначении ограничения свободы как по каждому из преступлений, так и по их совокупности.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Волгоградского областного суда от 20 июля 2011 г. в отношении Каныгиной О С изменить: исключить указание о назначении Каныгиной О.С. по п. «в» ч.2 ст. 158, ч.З ст. 33, ч.1 ст. 30, пп. «а», «з» ч.2 ст. 105, ч.З ст. 30, п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ, а также по совокупности этих преступлений на основании ч.З ст. 69 УК РФ наказания в виде ограничения свободы.

В остальном приговор в отношении Каныгиной О.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 16-О11-48

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх