Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 19-О11-41СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 июня 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шишлянников Владимир Федорович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 19-О11-41СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 июня 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.
судей Шишлянникова В.Ф. и Иванова Г.П.
при секретаре Дмитриевой Е.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным: представлению государственного обвинителя Гарафонова А.В., жалобам потерпевшего С осужденного Краснова А.С., адвокатов Кржечковского Р.Г. и Шишова СВ. на приговор Ставропольского крае суда с участием присяжных заседателей от 21 марта 2011 года, которым Краснов А С ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ с применением ч. 3 ст. 47 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 (один) год с отбыванием в колонии - поселении, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также с исполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, сроком на 3 (три) года. Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф. об обстоятельствах дела, доводах кассационных жалоб, представления и возражений, выступление адвоката Кржечковского Р.Г., возражавшего против кассационных представления и жалобы потерпевшего и поддержавшего жалобы стороны защиты, мнение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей кассационное представление и жалобу потерпевшего об отмене приговора, судебная коллегия 2 УСТАНОВИЛА: Краснов АС. признан виновным в том, что являясь следователем межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по краю, 01.03.2010 года в качестве дежурного следователя выехал на место происшествия для принятия заявления Т и проверки сведений, сообщенных потерпевшей об изнасиловании ее С В ходе проверки Краснов АС. установил обстоятельства дела, 03.03.2010 года подготовил проект постановления о возбуждении уголовного дела, но не подписал его, а вышел 04.03.2010 года с ходатайством о продлении срока проверки по заявлению Т которое было удовлетворено. В период времени с 06.03.2010 года по 08.03.2010 года Краснов АС, зная о том, что потерпевшая Т настаивает на расследовании обстоятельств совершенного в отношении неё преступления, потребовал от С передать ему через своего знакомого В денежные средства в сумме долларов США для последующей передачи их Т под предлогом решения вопроса о примирении её с С и прекращении в отношении него уголовного преследования. 09.03.2010 года, примерно в 11 часов 15 минут В действуя по просьбе Краснова А.С, будучи неосведомленным о его и С действительных намерениях, получил от С для дальнейшей передачи Краснову АС. пакет, в котором находились деньги в сумме рублей, после получения которых был задержан. Указанные действия Краснова А.С. суд квалифицировал по ч. 1 ст. 286 УК РФ, как превышение должностных полномочий В кассационном представлении государственный обвинитель Гарафонов А.В. просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрении, при этом указывает, что в ходе судебного заседания по уголовному делу, несмотря на возражения государственного обвинителя, при представлении доказательств стороной защиты, защитниками были допрошены потерпевший С и его жена С которые ранее уже были допрошены в судебном заседании с участием сторон и повторно допрашивались по тем же самым вопросам. В ходе допроса потерпевшего С защитниками были заданы ему вопросы, на которые получены ответы с сообщением присяжным сведений об обстоятельствах, не подлежащих исследованию в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей. Так в судебном заседании при ответах на вопросы защитников были сообщены следующие сведения: -когда С обратился в ФСБ и на каком автомобиле он прибывал в г. для обращения в УФСБ РФ по краю; 3 -каково было содержание разговоров С с сотрудниками ФСБ при его обращении в ФСБ и что ему обещали и предлагали сотрудники ФСБ; -сколько раз происходили контроль и запись переговоров С и Краснова А.С; -каково материальное положение потерпевшего С и размер его ежемесячного заработка; -рассказывал ли потерпевший С своей жене, что совершил преступление в отношении Т и как к данному отнеслась его жена; -обращалась ли жена потерпевшего С с заявлениями о противоправных действиях Краснова А.С. и куда; -почему потерпевший С 01-02 марта 2010 г. не обратился по телефону к адвокату для защиты его прав и законных интересов. Кроме того, при ответах потерпевшего С на вопросы защитников были сообщены другие сведения, не касающиеся факта получения взятки Красновым А.С, связанные с взаимоотношениями С с его женой, отношением жены С к совершению последним преступления в отношении Т а также действиям, совершенным женой С по отношению к деятельности Краснова А.С. Несмотря на возражения государственного обвинителя председательствующим вышеприведенные вопросы отведены не были. Заявленное государственным обвинителем ходатайство о необходимости разъяснения присяжным заседателям, что сведения об обстоятельствах обращения потерпевшего С в правоохранительные органы для пресечения преступной деятельности Краснова А.С, содержание разговоров сотрудников ФСБ и С условия проведения оперативно-розыскных и технических мероприятий по документированию преступной деятельности Краснова А.С, личные семейные отношения С по поводам совершения им преступления в отношении Т и взаимоотношений с Красновым А.С, материальное положение С и членов его семьи не подлежит принятию ими во внимание для разрешения вопросов отнесенных к компетенции, председательствующим не удовлетворено. Кроме того, в представлении указывается суд необоснованно, в нарушение требований ч. 6 ст. 339 УПК РФ поставил перед присяжными заседателями альтернативный вопрос, поскольку обвинение Краснову А.С. по ч. 1 ст. 286 УК РФ не предъявлялось. В кассационной жалобе потерпевший С также считает приговор незаконным, постановленным с нарушением уголовно- процессуального закона, а вердикт противоречивым, выходящим за пределы предъявленного обвинения, приводит доводы, аналогичные доводам, содержащимся в представлении государственного обвинителя, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

4 Осужденный Краснов А.С. в своей кассационной жалобе считает необоснованным осуждение по ч. 1 ст. 286 УК РФ, поскольку ему не предъявлялось обвинение по этой статье, и он не имел возможности защищаться от такого обвинения. Полагает, что он совершил не преступление, а проступок, за который понес ответственность в виде увольнения с должности. Считает, что суд назначил ему слишком строгое наказание, не приняв во внимание то, что он ранее не судим, положительно характеризуется по работе, имеет двоих малолетних детей, при этом не мотивировал в чем заключается общественная опасность его личности и почему невозможно его исправление без изоляции от общества, просит отменить приговор и дело производством прекратить, а в случае несогласия с его доводами об отсутствии в его действиях состава преступления, просит смягчить наказание до несвязанного с лишением свободы. Адвокат Кржечковский Р.Г. в кассационной жалобе и дополнениях в защиту интересов осужденного Краснова А.С. считает приговор незаконным, подлежащим отмене в связи с неправильным применением закона, при этом указывает, что деяние, признанное доказанным присяжными заседателями, не содержит необходимых признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ. Как полагает адвокат, из вердикта не видно, что присяжные заседатели признали доказанным факт наступления от действий Краснова вредных последствий, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 286 УК РФ. По мнению адвоката, председательствующий должен был поставить перед присяжными заседателями частный вопрос о наличии фактических обстоятельств, свидетельствующих о наступлении вредных последствий от действий Краснова. Из приговора также не видно, какие вредные последствия наступили от действий Краснова. Кроме того, адвокат считает, что судом нарушено право на защиту Краснова, поскольку о характере и содержании своего нового обвинения Краснов не знал до произнесения напутственного слова и провозглашения приговора и в судебном заседании был лишен возможности возражать против него, просит отменить приговор и дело производством прекратить. Адвокат Шишов СВ. в кассационной жалобе в защиту интересов осужденного Краснова А.С. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом присяжных заседателей. В жалобе указывается, что описанное в вопросном листе деяние Краснова А.С. исключает его квалификацию как преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, поскольку не был определен круг прав и обязанностей Краснова со ссылкой на конкретные нормы, которые он, якобы, превысил. Кроме того, адвокат считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного Краснову наказания. По мнению адвоката, судом не выполнены в полном объеме требования закона о необходимости мотивировки в приговоре выводов по вопросам, связанным с назначением 5 уголовного наказания Как полагает адвокат, судом проигнорированы доводы защиты о том, что совершенное Красновым деяние утратило общественную опасность, поскольку он уволен из органов прокуратуры, длительное время содержался под стражей, имеет на иждивении двоих малолетних детей и неработающую супругу, не нарушал избранную в отношении него меру пресечения после освобождения из-под стражи. Не учтено судом, по мнению адвоката, и состояние здоровья осужденного, который страдает язвенной болезнью 12-перстной кишки, а также состояние здоровья его супруги и малолетних детей. С учетом доводов жалобы адвокат просит отменить приговор и дело производством прекратить. В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат Кржечковский Р.Г. выражает свое несогласие с изложенными в представлении доводами, просит оставить представление без удовлетворения. Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, представления и возражений, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям. Согласно ст. 339 УПК РФ, по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. В вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением упомянутых трех вопросов. После основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности. В необходимых случаях отдельно ставятся также вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления. Допустимы вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Согласно ч. 2 ст. 338 УПК РФ, судья не вправе отказать подсудимому или его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление. При этом следует иметь ввиду, что такие вопросы не должны выходить за пределы предъявленного подсудимому обвинения.

6 Изменение обвинения в судебном разбирательстве, согласно ч. 2 ст. 252 УПК РФ, допускается, если оно существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда и этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Как видно из материалов дела, Краснову предъявлено обвинение в покушении на получение взятки через посредника от С за отказ в возбуждении уголовного дела в отношении последнего при следующих обстоятельствах. Согласно предъявленному обвинению, Краснов А.С, являясь следователем межрайонного следственного отдела Следственного комитета, в ходе проведения проверки заявления Т о совершенном в отношении неё С насильственном половом акте, выяснив обстоятельства дела, 01.03.2010 года в ОВД по району в с. района по ул. а затем в межрайонном следственном отделе в г. , по ул. предложил С за деньги в сумме рублей принять в отношении него решение об отказе в возбуждении уголовного дела, получил его согласие и предоставил время для сбора денежных средств до 08.03.2010 года. 08.03.2010 года, узнал от С что тот может передать ему только рублей, согласился с этим и сообщил, что деньги необходимо передать через его знакомого В а оставшуюся часть установленной им суммы необходимо передать в дальнейшем, 09.03.2010 года, примерно в 11 часов 15 минут, знакомый Краснова А.С. В действуя по его просьбе, будучи неосведомленным о его и С действительных намерениях, встретился с С в своей квартире № дома № по ул. г. края, где получил от С для передачи следователю пакет, в котором находились деньги в сумме рублей, после получения которых был задержан. В соответствии с предъявленным Краснову обвинением, судом были сформулированы основные вопросы №№ 1,2,3. На случай отрицательного ответа присяжных заседателей на вопрос № 1 о доказанности событии преступления при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, председательствующим был сформулирован вопрос № 5 о том, «Доказано ли, что следователь межрайонного следственного отдела Следственного комитета в ходе проведения проверки заявления Т о совершенном в отношении нее насильственном половом акте установил обстоятельства дела, 03.03.2010 года подготовил проект постановления о возбуждении уголовного дела, но не подписал его, а вышел 04.03.2010 года с ходатайством о продлении срока проверки по заявлению Т которое было удовлетворено. В период времени с 06.03.2010 года по 08.03.2010 года в межрайонном следственном отделе в г. по ул. следователь, зная 7 о том, что потерпевшая Т настаивает на расследовании обстоятельств совершенного в отношении неё насильственного полового акта, требовал от С передать ему через своего знакомого В денежные средства в сумме долларов США для последующей передаче их Т под предлогом решения вопроса о примирении её с С и прекращении в отношении него преследования. 09.03.2010 года, примерно в 11 часов 15 минут, знакомый следователя В действуя по его просьбе, будучи неосведомленным о его и С действительных намерениях, встретился с С в своей квартире, расположенной по адресу: г. ул. где получил от С для дальнейшей передачи следователю пакет, в котором находились деньги в сумме рублей, после получения которых был задержан. Данный вопрос соответствовал объяснениям подсудимого, но не соответствовал предъявленному обвинению, выходил за его пределы и существенно отличался по фактическим обстоятельствам. Из вердикта коллегии присяжных заседателей следует, что на основной вопрос № 1 о доказанности событий по предъявленному обвинению присяжные заседатели единодушно ответили отрицательно «Нет, не доказано» (т. 11 л.д. 149). Вопросы № 2 и№ 3 оставлены присяжными заседателями без ответа. На вопрос № 5, сформулированный председательствующим за пределами предъявленного обвинения, в нарушение требований ст. 338, 252 УПК РФ, и существенно отличающийся по фактическим обстоятельствам дела, присяжные заседатели ответили положительно «Да, доказано» (т. 11 л.д. 151). Из протокола судебного заседания следует, что при обсуждении последствий вердикта государственный обвинитель просил квалифицировать действия Краснова АС. по ч. 1 ст. 286 УК РФ, а сторона защиты просила постановить оправдательный приговор (т. 11 л.д. 143-144). Председательствующий судья, квалифицировал действия Краснова А.С. по ч. 1 ст. 286 УК РФ, при этом не дал никакой оценки тому, что вопрос № 5 был сформулирован с нарушением закона за пределами предъявленного обвинения и существенно отличался от фактических обстоятельств. Не дано в приговоре оценки и тому, что на основной вопрос № 1, поставленный в соответствии с требованиями закона о событии инкриминируемого Краснову преступления, присяжные заседатели ответили отрицательно «Нет, не доказано». При таких обстоятельствах следует признать, что приговор не может быть признан законным и он подлежит отмене с направлением уголовного дела на новое рассмотрение с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей. Что касается доводов государственного обвинителя об исследовании в присутствии присяжных заседателей вопросов, не подлежащих исследованию с их участием, то эти доводы следует признать несостоятельными поскольку они противоречат материалам дела.

8 Из протокола судебного заседания следует, что все вопросы, на которые ссылаются государственный обвинитель в представлении, а потерпевший в жалобе, касались фактических обстоятельств дела. В частности, в обвинении Краснова было указано, что С , начиная с 3 марта 2010 года, действовал и встречался с Красновым в рамках, проводимых оперативно- розыскных мероприятий. Кроме того, документы, содержащие результаты ОРД, проводимой в отношении Краснова, были признаны судом допустимыми доказательствами и исследованы в присутствии присяжных заседателей. Поэтому все, что С сообщил присяжным заседателям, отвечая на вопросы представителей стороны защиты, относилось к обстоятельствам, подлежащим исследованию в присутствии присяжных с учетом особенностей настоящего дела. Вопросы, направленные на исследование материального положения потерпевшего С , ставились с целью выяснения материальной возможности передать Краснову рублей, на что С с его слов, согласился еще 1 марта 2010 года, то есть, до обращения в органы ФСБ. Вопросы, направленные на выяснение того, что С рассказал своей жене об изнасиловании Т , ставились с целью проверки показания свидетеля С допрошенной в судебном заседании и на предварительном следствии по этим же обстоятельствам. Вопросы, направленные на выяснение обстоятельств обращения С в правоохранительные органы по поводу, якобы, противоправных действий Краснова, были поставлены свидетелю, так как, отвечая на вопросы прокурора, она сама сообщила присяжным, что 3 марта 2010 года обратилась в УФСБ по краю вместе со своим мужем. Однако заявление было принято только от С Таким образом, судебная коллегия считает, что исследование вышеуказанных обстоятельств не привело к расширению пределов судебного разбирательства и не могло повлиять на мнение присяжных заседателей при постановлении ими вердикта. Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия ОПРЕДЕЛИЛА: приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 21 марта 2011 года в отношении Краснова А С отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.

Статьи законов по Делу № 19-О11-41СП

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям

Производство по делу

Загрузка
Наверх