Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 20-АПУ14-26СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 августа 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-АПУ14-26СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 августа 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоИстоминой Г.Н.
судейСабурова Д.Э. и Климова А.Н.
при секретареБарченковой М.А.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Абрамовой З.Л., защитников осужденных Баранова АА., Артеменко Л.Н., Азуева С.З. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Ханмурзаева М.К., апелляционные жалобы защитников осужденных Магомедовой ДР., и Гамидова АЗ. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 6 июня 2014 года, которым Абдурахманов Г Б несудимый, осужден ч. 4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на год; 1 Магомедов Л У несудимый осужден по п. «з» ч. ст. 2 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Омаршаев С , несудимый осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ с освобождением от отбывания наказания.

Магомедов А.У. осужден за убийство по найму А ., Абдурахманов Г.Б. - за подстрекательство к этому убийству, а Омаршаев за - причинение легкого вреда здоровью А Преступления совершены ими 30 декабря 2012 года в г.

Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание приговора и доводы апелляционной жалобы, выступление государственного обвинителя Абрамовой З.Л., поддержавшей апелляционное представление об отмене приговора, выступление осужденных Магомедова А.У. и Абдурахманова Г.Б., защитников осужденных адвокатов Баранова А А., Артеменко Л.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, защитника осужденного Омаршаева С.З. адвоката Азуева СО., просившего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционном представлении государственным обвинителем Ханмурзаевым М.К. поставлен вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство.

По доводам представления вердикт присяжных заседателей содержит неустранимые противоречия ответах в на вопросы, сформулированные в вопросном листе.

В вопросе № 1 вопросного листа описаны деяния совершённые подсудимыми Омаршаевым С.З. совместно с Магомедовым А.У. в соответствии с предъявленным им обвинением.

На этот вопрос коллегией присяжных заседателей дан утвердительный ответ о доказанности за исключением сговора на лишение жизни А между собой.

В то же время, на последующие вопросы № 8 и № 9, где описываются аналогичные действия Омаршаева С.З. и Магомедова А.У. по этим же деяниям даны ответы, противоречащие ответу на вопрос № 1, в которых указывают - «За исключением нанесения поочередно после падения ударов ногами и руками в голову и по туловищу А .» Обращается внимание в представлении и на то, что в вопросе № 1 необоснованно не указаны все телесные повреждения, причиненные А действиями подсудимых.

На вопрос № 5 в отношении Магомедова А.У. дан утвердительный ответ, за исключением договоренности о лишении жизни между ним и Омаршаевым С.З. в августе 2012 года.

Вместе с тем, в вопросе № 5 указывается о договоренности лишить жизнь А при совместной встрече 30.12.2012, в ходе которой был обсужден план дальнейших действий, и на него присяжными заседателями дан утвердительный ответ.

Полагает, что указанные в вердикте обстоятельства исключают возможность вынесения по уголовному делу законного решения.

В нарушение требований ст. 345 УПК РФ председательствующий не указал на неясность и противоречивость вердикта, не предложил коллегии присяжных заседателей возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вердикт.

Нарушены судом и требования ч.2 ст.339 УПК РФ о соединении трёх основных вопросов, в связи с чем сложились противоречия в ответах на вопросы в отношении Омаршаева С.З. Обращается внимание в представлении и на нарушение судом требований ч. 3 ст. 351 УПК РФ при составлении описательно- мотивировочной части обвинительного приговора, в котором суд указал, что Магомедов А.У., сам исполнить просьбу Абдурахманова Г.Б. о лишении жизни А за вознаграждение, уговорил Омаршаева С.З., которому не сообщил свое решение о лишении жизни А принять участие в том, чтобы напугать ее, чтобы она выплатила взысканную с нее судом сумму денег в пользу Абдурахманова Г.Б. Однако в ответах присяжных заседателей на вопросы в отношении Омаршаева С.З решил принять участие в том, чтобы «напугать» А Данное обстоятельство является предположением суда и не может быть положено в основу приговора.

Решая вопрос о квалификации действий Омаршаева С.З. суд, сославшись на показания судебно-медицинского эксперта в суде, необоснованно пришёл к выводу о квалификации его действий по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта от 30.01.2013 года, исследованному в суде, в совокупности все телесные повреждения А оцениваются как тяжкий вред здоровью.

Считает, что с учетом допущенных нарушений закона приговор подлежит отмене.

В апелляционной жалобе адвокат Гамидов А.З. в защиту интересов Абдурахманова Г.Б. указывает на его непричастность к совершению подстрекательства к убийству бывшей жены. Абдурахманов Г.Б. в ходе беседы с Магомедовым обсудил вопрос возврата долга, в результате чего они решили, что Магомедов пойдет к его бывшей жене, представится судебным приставом-исполнителем, потребует возврата рублей, и при благополучном исходе Абдурахманов обещал выплатить Магомедову рублей.

Последующие действия Магомедов совершил именно с целью возврата долга, а после убийства Магомедов и Омаршаев не требовали у Абдурахманова вознаграждение, а вели себя как лица, совершившие ошибку.

Полагает, что признаки заказного убийства отсутствуют, напротив, подтверждается версия стороны защиты о том, что Магомедов и Омаршаев пришли к потерпевшей с целью возврата долга.

Считает, что с учетом ответа на вопрос о недоказанности виновности Омаршаева в совершении убийства по сговору с Магомедовым и Абдурахмановым, версия обвинения об убийстве потерпевшей по предварительному сговору с распределением ролей «рухнула», что в соответствии со ст. 32 УК РФ исключает соучастие в преступлении Абдурахманова.

При надлежащей правовой оценке обвинения основания для обвинения Абдурахманова отсутствуют.

Однако в ответах присяжных заседателей на вопросы в отношении Омаршаева С.З. не указано, что он решил принять участие в том, чтобы «напугать» А Данное обстоятельство является предположением суда и не может быть положено в основу приговора.

Решая вопрос о квалификации действий Омаршаева С.З. суд, сославшись на показания судебно-медицинского эксперта в суде, необоснованно пришёл к выводу о квалификации его действий по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта от 30.01.2013 года, исследованному в суде, в совокупности все телесные повреждения А оцениваются как тяжкий вред здоровью.

Считает, что с учетом допущенных нарушений закона приговор подлежит отмене.

В апелляционной жалобе адвокат Гамидов А.З. в защиту интересов Абдурахманова Г.Б. указывает на его непричастность к совершению подстрекательства к убийству бывшей жены. Абдурахманов Г.Б. в ходе беседы с Магомедовым обсудил вопрос возврата долга, в результате чего они решили, что Магомедов пойдет к его бывшей жене, представится судебным приставом-исполнителем, потребует возврата рублей, и при благополучном исходе Абдурахманов обещал выплатить Магомедову рублей.

Последующие действия Магомедов совершил именно с целью возврата долга, а после убийства Магомедов и Омаршаев не требовали у Абдурахманова вознаграждение, а вели себя как лица, совершившие ошибку.

Полагает, что признаки заказного убийства отсутствуют, напротив, подтверждается версия стороны защиты о том, что Магомедов и Омаршаев пришли к потерпевшей с целью возврата долга.

Считает, что с учетом ответа на вопрос о недоказанности виновности Омаршаева в совершении убийства по сговору с Магомедовым и Абдурахмановым, версия обвинения об убийстве потерпевшей по предварительному сговору с распределением ролей «рухнула», что в соответствии со ст. 32 УК РФ исключает соучастие в преступлении Абдурахманова.

При надлежащей правовой оценке обвинения основания для обвинения Абдурахманова отсутствуют.

Последствия вердикта фактически не были обсуждены судом.

Ходатайство стороны защиты о применении положений ч. 4 и ч. 5 ст. 348 УПК РФ необоснованно отклонено судом как незаконное.

В прениях сторона защиты вновь заявила такое ходатайство, однако оно не рассмотрено и не разрешено.

В связи с вынесением в отношении Омаршаева оправдательного вердикта считает, что присяжные заседатели пришли к выводу о том, что Омаршаев пришел на место преступления не с целью убийства, а для возврата долга, но из-за внезапно возникшего умысла Магомедова потерпевшая была убита. При таком положении исключена вина Абдурахманова.

Кроме того сторона обвинения не смогла конкретизировать мотив убийства, который, по его мнению, является предположением следователя, противоречит фактическим обстоятельствам и здравому смыслу.

Последующие действия Магомедова и Омаршаева, которые не пытались получить вознаграждение за убийство, исключает убийство по найму.

Суд не принял во внимание, что Абдурахманов не контролировал действия Магомедова и Омаршаева, он не предполагал, что они могут совершить убийство матери его детей.

Полагает, что приговор постановлен с нарушение ст. 49 Конституции РФ, ч. 3 ст. 14, ч. 4 ст. 7, ч. 4 ст. 15 УПК РФ.

Председательствующий под предлогом запрета ставить под сомнение вердикт ограничил сторону в прениях высказать свою позицию.

Просит отменить обвинительный приговор в отношении Абдурахманова и постановить оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Магомедова ДР. в защиту интересов Магомедова А.У. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить назначенное ему наказание.

В обоснование этого со ссылкой на показания осужденных указывает, что совершение Магомедовым убийства по найму не нашло подтверждения. Магомедов и Омаршаев пошли к потерпевшей с целью получения долга, а когда А набросилась на Магомедова и попыталась сорвать с него маску, он испугался, что она его узнает, ударил ее ножом, при этом не смог сказать, что случилось с ним в этот момент.

При ответе на вопрос № 5 присяжные заседатели исключили договоренность между Магомедовым и Омаршаевым на лишение потерпевшей жизни, следовательно, осужденные пошли на место преступления, не имея цели убийства потерпевшей.

Полагает, что имел место эксцесс исполнителя, в связи с чем Магомедов должен нести ответственность за убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Магомедов молод, на момент совершения преступления ему было всего 20 лет, он искренне раскаивается в содеянном, фактически он попал под влияние более взрослых лиц, в связи с чем считает приговор несправедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. При отсутствии замечаний председательствующий возвращает вопросный лист старшине присяжных заседателей для провозглашения. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Таким образом, по смыслу данной нормы закона вердикт коллегии присяжных заседателей провозглашается только при отсутствии в нем противоречий.

Эти требования закона не выполнены судом по настоящему делу.

Как следует из вопросного листа в вопросах № 5 и № 8 о доказанности действий Магомедова А.У. и Омаршаева С.З. по лишению жизни А описаны следующие их действия.

В начале августа 2012 года лицо, решившее лишить жизни А предложило Магомедову А.У. найти лиц, которые согласятся осуществить это за денежное вознаграждение в размере рублей, это предложение Магомедов А.У. обсудил с Омаршаевым С.З., и они договорились между собой вдвоем лишить жизни А , а деньги, полученные за это у лица, предложившего это, поделить поровну между собой.

30.12.2012 г. примерно в 13 часов Магомедов А.У., встретившись с Омаршаевым С.З., с которым договорился за вознаграждение осуществить лишение жизни А обсудили план действий, согласно которому они решили войти в дом А ., представившись сотрудниками службы судебных приставов, и лишить ее жизни.

С этой целью Магомедов А.У. и Омаршаев С.З., в магазинах г. приобрели маски с прорезями для глаз, кухонный нож, две пары резиновых перчаток, свои мобильные телефоны оставили у работников автомойки, чтобы впоследствии сотрудники правоохранительных органов не смогли установить их нахождение на месте преступления, доехали на такси до перекрестка улиц и г. и пешком направились к дому А Постучавшись в ворота дома, Омаршаев С.З., согласно заранее обговоренному плану, представилось А . сотрудником службы судебных приставов, когда последняя открыла запертую калитку, вместе с ней зашел в дом, а Магомедов А.У, с которым А была знакома, проник в дом позже. Увидев в доме двух несовершеннолетних детей А в их присутствии они не решились лишить ее жизни, по инициативе Магомедова А.У. Омаршаев С.З. предложил А спуститься в гараж дома для его осмотра, где Магомедов А.У. спрятался. Когда Омаршаев вместе с А вошли в гараж, Омаршаев С.З. напал на нее, нанес ей удар кулаком в лицо, от чего та упала на пол. Затем Омаршаев С.З. и присоединившийся к нему Магомедов А.У. поочередно нанесли А удары руками и ногами по голове и туловищу, а Магомедов А.У. имевшимся при нем кухонным ножом нанес ей два удара в область левой части грудной клетки, причинив А повреждения, от которых она скончалась на месте.

После этого Магомедов А.У. и Омаршаев С.З. скрылись с места преступления.

Отвечая на пятый вопрос, присяжные заседатели признали доказанными все описанные в вопросе действия Магомедова А.У. «за исключением того, что была договоренность о лишении жизни между Магомедовым А.У. и Омаршаевым С.З. в августе 2012 года» При ответе на восьмой вопрос присяжные заседатели признали доказанными описанные в данном вопросе действия Омаршаева С.З. «за исключением, что договоренности о лишении жизни не было между Магомедовым А.У. и Омаршаевым С.З., за исключением нанесения поочередно с Магомедовым А.У. после падения ударов руками и ногами в голову и по туловищу А » Таким образом, содержание ответа на пятый вопрос означает, что присяжные заседатели исключили наличие договоренности между Магомедовым А.У. и Омаршаевым С.З. на лишение потерпевшей жизни, состоявшейся в августе 2012 года и в то же время признали доказанной договоренность между Магомедовым А.У. и Омаршаевым С.З., имевшую место 30 декабря 2012 г., в ходе которой они договорился за вознаграждение лишить жизни А и обсудили план своих действий.

Далее в процессе лишения жизни потерпевшей, когда та упала от нанесенного Омаршаевым удара, Магомедов А.У. совместно с Омаршаевым С.З. поочередно нанесли А удары руками и ногами по голове и туловищу.

При ответе на первый вопрос о событии преступления присяжные заседатели также признали доказанным факт совместного нанесения двумя лицами ударов руками и ногами по голове и туловищу А Ответом на восьмой вопрос признаны доказанными иные действия Омаршаева. Исключая из вопроса наличие договоренности между Магомедовым А.У. и Омаршаевым С.З. на лишение потерпевшей жизни, присяжные заседатели не уточнили дату. Такой ответ означает, что ни в августе, ни в декабре 2012 года Магомедов А.У. и Омаршаев С.З. не договаривались лишить потерпевшую жизни и не обсуждали план своих действий.

Кроме того, согласно ответу, Омаршаев С.З. в гараже нанес удар кулаком в лицо А а когда потерпевшая упала, Магомедов А.У. один нанес удары руками и ногами по голове и туловищу А Изложенное свидетельствует о наличии существенных противоречий в вердикте присяжных заседателей, не позволяющих сделать вывод о том, имела ли место договоренность между Магомедовым А.У. и Омаршаевым С.З. об убийстве А какое насилие применили к потерпевшей Омаршаев и Магомедов, принимал ли участие Омаршаев в нанесении ударов руками и ногами по телу потерпевшей, упавшей на пол после нанесенного Омаршаевым С.З. удара.

Помимо этого присяжные заседатели, при ответе на вопросы, указали смысл принятого ими решения, не исключив при этом конкретные слова, описанные в вопросах.

В результате избранного способа ответов вердикт о характере действий Магомедова А.У. и Омаршаева С.З. является неясным.

В частности, исключив наличие договоренности между Магомедовым А.У. и Омаршаевым С.З. об убийстве А присяжные заседатели не приняли решение о доказанности действий Магомедова А.У. и Омаршаева С.З. по приобретению с целью использования в ходе убийства масок с прорезями для глаз, кухонного ножа, двух пар резиновых перчаток, а также о том, что, увидев в доме двух несовершеннолетних детей Магомедов А.У. и Омаршаев С.З. не решились в их присутствии лишить жизни А что по инициативе Магомедова А.У. Омаршаев С.З. предложил А . спуститься в гараж дома, где спрятался Магомедов А.У., где и была убита потерпевшая.

На указанные противоречия и неясности вердикта, которые не позволяли суду принять по нему законное и обоснованное решение, председательствующим не было обращено внимание присяжных заседателей, им не было предложено вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Обоснованными являются и доводы апелляционного представления о нарушении судом требований ст. 351 УПК РФ при постановлении приговора.

Описывая в приговоре преступные действий осужденных, суд не вправе был указать, что Магомедов, не поставив Омаршаева в известность о намерении лишить потерпевшую жизни, уговорил его принять участие в том, чтобы напугать потерпевшую, чтобы та выплатила взысканную с нее сумму денег в пользу Абдурахманова Г.Б. Такие обстоятельства, а также факт причинения потерпевшей ссадин и кровоподтеков лица вердиктом не установлены, а потому суд не вправе был ссылаться в приговоре на показания судебно-медицинского эксперта в судебном заседании в обоснование вывода о причиненных потерпевшей повреждениях в области лица и их тяжесть.

Допущенные судом нарушения закона при рассмотрении настоящего дела, которые путем несоблюдения процедуры судопроизводства могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, являются существенными, что в силу п. 2 ст. 389 , ч.1. ст. 389 УПК РФ является основанием отмены приговора.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное и с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, принципа состязательности сторон рассмотреть настоящее дело и принять законное, обоснованное и справедливое решение.

1 7(1 7х На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389, 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 6 июня 2014 года в отношении Абдурахманова Г Б , Магомепова А У и Омаршаева С З отменить.

Дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе суда.

Меру пресечения Абдурахманову Г.Б и Магомедову А.У. оставить содержание под стражей, продлив ее срок до 21 ноября 2014 года.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 20-АПУ14-26СП

УК РФ Статья 32. Понятие соучастия в преступлении
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх