Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 20-О10-6СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 марта 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-О10-6СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 марта 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,
судей Истоминой Г.Н. и Подминогина В.Н.,
при секретаре Савиновой Е.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 4 марта 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Рамазанова Р.У. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 17 декабря 2009 года, которым Лабазанов М М , оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 4 п.п. «в,г» УК РФ, на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

В соответствии с гл. 18 УПК РФ за Лабазановым М.М. признано право на реабилитацию.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей признано не доказанным, что Лабазанов, являясь должностным лицом, получил лично взятку в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя, с вымогательством взятки и в крупном размере.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснение адвоката Азуева СО., возражавшего против удовлетворения кассационного представления, мнение прокурора Самойлова И.В., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Рамазанов Р.У. считает постановленный на основании вердикта присяжных заседателей приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с тем, что вердикт был постановлен незаконным составом коллегии присяжных заседателей. В обоснование доводов представления указывает, что председательствующим по делу были разъяснены кандидатам в присяжные заседатели их обязанности правдиво отвечать на задаваемые вопросы и представлять достоверную информацию о себе, в том числе о наличии у них обстоятельств, препятствующих их участию в рассматриваемом деле, однако, вопреки этому, присяжный заседатель Д скрыл от участников процесса факт привлечения его в 2000 году к уголовной ответственности по ст. 158 ч. 1 УК РФ, а присяжный заседатель С скрыл от участников процесса о привлечении его 6 марта 2009 года к административной ответственности за мелкое хулиганство по ст. 20.1 ч. 1 КоАП РФ. Указывает также, что старшина присяжных заседателей М скрыл от участников процесса то, что до 2003 года состоял на службе в органах внутренних дел в должности дознавателя, а согласно справке отдела адресно-справочной работы УФМС России по Республике от 18.12.2009 года М зарегистрированным или снятым с регистрационного учета по месту жительства, либо пребывания не значится. Кроме того, государственный обвинитель утверждает, что М до отстранения от участия по делу, в перерывах между судебными заседаниями, в совещательной комнате, будучи заинтересованным лицом, из чувства солидарности к Лабазанову, как к бывшему коллеге, оказывал давление на остальных присяжных заседателей, то есть склонял их к вынесению оправдательного вердикта. Обращает внимание также на то, что в день вынесения оправдательного вердикта председательствующим был отстранен от дальнейшего участия в деле присяжный заседатель Э , в связи с тем, что до 1998 года он работал в органах внутре на должности инспектора ДПС Полагает, что будучи бывшими работниками органов внутренних дел М и Э имели возможность склонять присяжных заседателей к м в ности Лабазанова и к вынесению оправдательного вердикта.

Просит приговор в отношении Лабазанова М.М. отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя Рамазанова Р.У. оправданный Лабазанов М.М. просит оставить представление без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Лабазанова постановленным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о не доказанности совершения им преступления, по которому ему предъявлено обвинение, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Доводы государственного обвинителя Рамазанова Р. У. о том, что при производстве по данному делу допущены нарушения уголовно- процессуального закона, являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

В соответствии со ст. 385 ч. 2 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Как видно из материалов дела, таких нарушений уголовно- процессуального закона при производстве по данному уголовному делу не допущено.

Вопреки доводам кассационного представления, формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 327, 328 УПК РФ, каких-либо предусмотренных законом обстоятельств, препятствующих участию кандидатов в присяжные заседатели Д , С , М и Э в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжных заседателей, не имеется. Не усматривается также и данных, свидетельствующих о том, что указанные кандидаты в присяжные заседатели неправдиво отвечали на задаваемые им вопросы или не представили необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

Как видно из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей перед кандидатами в присяжные заседатели вопросы о том, имеются ли среди них лица, которые ранее привлекались к уголовной или административной ответственности, а также ранее состояли на службе в органах внутренних дел, не ставились. Поэтому доводы кассационного представления о том, что кандидат в присяжные заседатели Д скрыл информацию о том, что ранее привлекался к уголовной ответственности, кандидат в присяжные заседатели С скрыл информацию о том, что ранее привлекался к административной ответственности, а кандидаты в присяжные заседатели М и Э скрыли информацию о том, что ранее состояли на службе в органах внутренних дел, являются необоснованными.

Кроме того, сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели и предоставлена возможность задать каждому их кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Данное право, в том числе и стороной обвинения, реализовано в полном объеме. По завершении формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало, не заявляли об этом и присяжные заседатели.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что доводы кассационного представления о незаконности состава коллегии присяжных заседателей являются необоснованными.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационного представления о том, что присяжные заседатели М и Э , будучи бывшими работниками органов внутренних дел, имели возможность до их отстранения от участия в деле склонять присяжных заседателей к мнению о невиновности Лабазанова и к вынесению оправдательного вердикта, поскольку каких-либо данных, свидетельствующих о том, что указанные обстоятельства имели место и повлияли на объективность решения коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта, из материалов дела не усматривается и в кассационном представлении не приведено.

Что касается ссылки государственного обвинителя на сообщение заместителя начальника УФСБ РФ по Республике о том, что по полученным Управлением данным старшина присяжных заседателей М оказывал влияние на присяжных с целью склонения их к вынесению решения об оправдании Лабазанова, то она также не может быть принята во внимание, поскольку данное сообщение получено и представлено прокурором после вынесения приговора по данному делу и не содержит в себе достаточной информации, свидетельствующей о достоверности указанных в сообщении сведений.

Судебное следствие, как следует из протокола судебного заседания, проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с достаточной полнотой и объективно, а также с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные доказательства были судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты правильные, мотивированные решения. По окончании судебного следствия ни у кого из участников процесса, в том числе и у стороны обвинения, каких-либо ходатайств о дополнении не было.

Вопросный лист председательствующим составлен с учетом особенностей предъявленного Лабазанову обвинения и в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, стороны с вопросами, подлежащими разрешению присяжными заседателями, были ознакомлены, замечаний по содержанию и формулировке вопросов, предложений о постановке новых вопросов у них не имелось.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Данных о его необъективности, а также об искажении председательствующим исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон из текста напутственного слова не усматривается.

Вердикт присяжными заседателями вынесен в соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора или потерпевшего на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, из материалов дела не усматривается.

Поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей признано не доказанным совершение Лабазановым преступления, по которым ему было предъявлено обвинение, суд на основании л. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ правильно постановил в отношении него оправдательный приговор.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены приговора по доводам кассационного представления государственного обвинителя судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 17 декабря 2009 года в отношении Лабазанова М М оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Рамазанова Р. У. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 20-О10-6СП

КоАП РФ Статья 20.1. Мелкое хулиганство
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх