Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 21-О07-13

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 сентября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тимошин Николай Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 21-О07-13

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 20 сентября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,
судей Тимошина Н.В. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 сентября 2007 г. кассационную жалобу осужденного Гамаева А.В. на приговор Верховного суда Кабардино- Балкарской Республики от 29 мая 2007 года, по которому ГАМАЕВ А.В., судимый: 19.09.2006 г. по ст. ст. 158 ч.2 п.п. «б,в», 158 ч.2 п. «в», 69 ч.2 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы; 06.10.2006 г. по ст.ст. 161 ч.2 п. «г», 159 ч.2, 69 ч.З, 69 ч. 5 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, осужден к лишению свободы: - по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет, - по п.п. «в,ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, - по ч.4 ст. 166 УК РФ на 7 лет.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности этих преступлений назначено 15 лет лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С зачетом содержания под стражей срок наказания постановлено исчислять с 25 мая 2006 года.

С Гамаева А.В. взыскан материальный ущерб в сумме рублей в пользу ООО « » .

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Тимошина Н.В., мнение прокурора Третецкого А.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Гамаев признана виновным: - в убийстве, сопряженном с разбоем, лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц по предварительному сговору; - в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; - в неправомерном завладении автомобилем без цели его хищения (угоне), совершенном группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены 12 ноября 2004 года в отношении К и Е при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Гамаев вину не признал, от дачи показаний отказался.

В кассационной жалобе осужденный Гамаев, просит пересмотреть приговор, считая его частично неправомерным. Утверждает, что на основании показаний очевидцев убийства К - осужденного К и свидетеля Н , его действия следует переквалифицировать с ч.2 ст. 105 на ч.1 ст. 105 УК РФ. Ссылаясь на заключение эксперта, не обнаружевшего следов клея на носовом платке, считает, что К его оговорил в нанесении клея на носовой платок, которым перекрывались дыхательные пути потерпевшей.

Частично не согласен с осуждением по ч.4 ст. 166 УК РФ, так как считает, что с учетом отсутствия умысла на причинение тяжкого вреда здоровью и того обстоятельства, что телесных повреждений потерпевшему Е не причинено, а Е . показания дал под воздействием сотрудников милиции, его действия подлежат квалификации по ч.2 ст. 166 УК РФ.

В дополнительной жалобе просит приговор в части осуждения по п. «в» ч.4 ст. 162 и п.п. «в,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ отменить, и переквалифицировать его действия на п.п. «а,в» ч.2 ст. 166 и ч.2 ст. 158 УК РФ, снизив назначенное наказание, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что его вина в совершении разбойного нападения на К и в ее убийстве не доказана.

В обоснование этих выводов приводит следующие доводы: суд не дал оценки тому обстоятельству, что в показаниях К и свидетеля Н относительно того, кто был убит первым - К или Т , имеются противоречия, которым суд оценки не дал; свидетель Н подтвердила в судебном заседании об отсутствии сговора с К о совершении разбойного нападения и убийства К ; ударов потерпевшей К не наносил, К и Н в этом его оговорили; из показаний Н следует, что причину убийства К она не знает, чтобы шел разговор о деньгах или имуществе К она не слышала. Считает необоснованным то обстоятельство, что убийство К совершено с целью разбойного нападения, так как в момент убийства цели завладения имуществом К ни у кого не было. Утверждает, что решил завладеть имуществом К , когда она была мертва. Указывает, что предварительное и судебное следствие велось необъективно, с обвинительным уклоном, Н и К оговорили его из-за того, что он ранее их избил, и они принимали участие в убийстве К , следовательно, заинтересованы в исходе дела. В подтверждение необоснованности осуждения за убийство приводит доводы о том, что на тюбике с клеем нет следов его рук, на трупе К и на платке следов клея не обнаружено; К и Н пояснили в суде, что видели, как он нанес один удар ногой, а суд указал - множество; никто не говорил, что в момент нанесения ударов потерпевшая подавала признаки жизни; потерпевший Е не давал показаний о том, что он его бил руками и ногами, на теле Е следов физического воздействия не обнаружено; свидетель Н в судебном заседании поясняла, что сговора на завладение автомашиной не было.

Считает, что суд не мог ссылаться на протокол очной ставки Н с К , так как она была проведена в нарушение ст. 425, 426 УПК РФ без участия законного представителя Н . Анализируя заключения экспертов, приводит доводы о том, что суд не дал оценки выводам биологической экспертизы, в которой указано, что кровь К и его кровь относятся к одной группе.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и возражениях на жалобу, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вывод суда о виновности Гамаева в совершении преступлений основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

С содержащимися в кассационных жалобах доводами о том, что приговор является незаконным и необоснованным, так как вина Гамаева в разбойном нападении и убийстве по предварительному сговору, а также в неправомерном завладении автомобилем с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, не установлена, согласиться нельзя.

Так, из показаний К , признанных судом достоверными, следует, что 12 ноября 2004 года в доме, где Гамаев снимал квартиру, последний предложил убить К и забрать ее телевизор, на что он согласился. Гамаев взял тряпку, намазал на нее клей и передал ему. Зайдя в соседнюю комнату, где находилась К , он подошел к ней, прижал платок к ее лицу и стал удерживать. К пыталась сопротивляться, но, поскольку он был сильнее нее, она не смогла убрать его руку от своего лица. Гамаев в этот момент стоял рядом. Когда он душил К , у нее что-то хрустнуло со стороны спины. Гамаев с помощью топорика сбил замок с соседней комнаты и зашел туда. Вернулся с вазой и показал ее содержимое. После того, как он положил К на пол, Гамаев обыскивал ее с целью отыскания денег, а потом, стоя над К , замахнулся на нее ногой. В этот момент он вышел из дома. После этого Гамаев сказал, что нужно найти машину и забрать телеви- зор. Он, Гамаев и Н вышли из дома во двор. Гамаев вышел на улицу, когда вернулся сказал, что сейчас будем «кидать таксиста». На улице они сели в автомашину «такси». В пути следования Гамаев шепотом сказал ему, что убивать таксиста не будем, закинем в багажник и поедем за телевизором. Когда водитель по указанию Гамаева заехал во двор дома, где было безлюдно, он приставил нож к горлу водителя, а Гамаев вышел из машины. Водитель схватил его руку и выскочил, а Гамаев несколько раз ударил водителя кулаками по лицу, но водитель убежал. Гамаев сел за руль автомашины, и они выехали со двора дома. При движении Гамаев не справился с управлением и врезался в бордюр. Гамаев и Н ушли, а он остался в автомашине, где был задержан сотрудниками милиции.

В судебном заседании от 15 декабря 2005 года К уточнял, что когда он закрыл К рот платком, у нее что-то хрустнуло в области спины, а Гамаев стал наносить ей удары. В этот момент он вышел из дома. В ходе завладения автомашиной «такси», Гамаев нанес два-три удара водителю такси.

Показания К в части совершенных им совместно с Гамаевым преступлений являются последовательными, подробными и обоснованно признаны судом достоверными.

Судебная коллегия при этом учитывает, что К был допрошен с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона.

Вопреки доводам осужденного, изложенным в жалобе, по обстоятельствам совершенных Гамаевым преступлений в показаниях К и свидетеля Н нет противоречий.

Из показаний Н следует, что она с Гамаевым снимали квартиру в доме у престарелой К , где 12 ноября 2004 г. Гамаев, К , сын хозяйки и Т пили водку до тех пор, пока не закончились деньги. Гамаев сказал ей взять у бабушки рублей.

Она им сказала, что у бабушки нет денег. Впоследствии она заметила, что Гамаев и К зашли в ванную комнату и о чем-то стали разговаривать. Он пошла к ним и увидела, что К держал в руках платок, а Гамаев намазывал клей «Момент» на этот платок. Они услышала, что Гамаев предложил К убить - задушить К и забрать ее деньги, видела, как К ил К и стал ее платком с клеем. Потом К или в другую комнату, где Гамаев стал бить ее ногами. Она виде все лицо К было в крови. Затем они стали обыскивать К но денег у нее ли. Гамаев приказал искать деньги, но она им с что денег не нашла. На улице стояла автомашина «такси». Гамаев вышел, поговорил с таксистом, вернулся и сказал: «Будем кидать таксиста». Они поехали в такси. В том месте, где водитель по указанию Гамаева разворачивался, К цуков взял нож и приставил его к шее водителя. Однако водитель не ра рялся, открыл дверь и выбежал. Гамаев тоже выскочил и ударил водителя кулаком в лицо. Потом Гамаев вернулся, сел за руль и они поехали. На Гамаев наехал на бордюр, и машина остановилась. Она и а К , пытаясь вытащить автомашину, остался. С целью хищения телеви Гамаев пригласил П и Н Когда П начал выносить телевизор пришли работники милиции и всех, кроме Гамаева, задержали.

Оснований ставить под сомнение соответствие этих показаний фактическим обстоятельствам не имеется.

Очная ставка свидетеля Н с К , на которую суд сослался в приговоре, проведена следователем в соответствии требованиями УПК РФ и, вопреки жалобе осужденного, является допустимым доказательством.

Показания свидетеля Н опровергают доводы осужденного, что причину убийства К она не знает, разговора о деньгах или имуществе К она не слышала, цели завладения имуществом К ни у кого не было, мысль завладеть имуществом К возникла, когда она была мертва.

Суд обоснованно признал эти показания свидетеля Н последовательными и достоверными, поскольку они в части совершения преступлений Гамаевым согласуются с показаниями осужденного К , потерпевшего Е и с другими доказательствами по делу.

Потерпевший Е давал последовательные показания о том, что, работая водителем такси на автомобиле , 12 ноября 2004 года согласился отвезти Гама Ева в больницу. Гама ев пошел звать своего друга и вернулся вместе с К и Н . По указанию К он заехал во двор дома , и когда хотел развернуться, увидел в руках К нож, которым тот хотел его ударить. Он успел перехватить руку К и удерживал ее в таком положении. В этот момент Гамаев вышел из машины, подошел к передней водительской двери, открыл ее, схватил его за горло и вытащил из машины. Вслед за ним из машины вышел и К и, демонстрируя нож, стал подходить к нему. Гамаев отпустил его, сел за руль автомашины и вместе с К и Н уехали. Через некоторое время сотрудники милиции задержали К , но он им сообщил, что тот был не один, а с парнем и девушкой. По предложению сотрудников милиции он поехал на ул.

, где показал домовладение , откуда выходили К , Н и Гамаев. Сотрудники милиции прошли во двор указанного домовладения, где обнаружили два трупа с признаками насильственной смерти.

Данных о том, что потерпевший Е показания давал под воздействием сотрудников милиции, на что указывает в жалобе осужденный, в материалах дела не содержится.

Свидетель Папиев подтвердил показания Н , что 12 ноября 2004 года в 24-м часу к ним зашли его знакомые Гамаев и Н Гамаев отвел их с сожительницей к домовладению , сказав, что оттуда необходимо забрать телевизор. В пути следования Н рассказала ему, что в этом домовладении произошло убийство, были убиты хозяйка дома К и квартирант Т . Со слов Гамаева им стало известно, что до того, как он вместе с Н пришли за ними, тот избил таксиста, забрал автомашину и катался на ней. Когда пришли, все вместе за- шли в дом. Он в комнате видел лежавшую лицом вниз женщину. Гамаев понес телевизор к выходу, но в это время с улицы они услышали гул мотора автомашины.

Гамаев быстро поставил телевизор и выбежал из дома.

Свидетель А пояснил, что задерживал К , внутри салона автомашины «такси» обнаружил ножи, паспорт на имя К . Вместе с Т выехали по адресу, где Е посадил в свою автомашину К , еще одного парня и девушку. Когда они подъехали, увидели, что окна дома открыты, а возле дома находятся несколько человек, один из которых стал убегать. Зайдя внутрь дома, они обнаружили два трупа - хозяйки дома в возрасте лет и Т , а также мужчину с телесными повреждениями.

Они задержали Н , П и Н . Телевизор находился при входе в дом с отсоединенными от сети проводами. Со слов Н они узнали, что убежавший является Гамаевым А , что убийства совершили Гамаев и К , а со слов П и Н - о том, что за полчаса до этого их из дома позвал А , чтобы вынести из этого дома все ценное.

Обстоятельства совершенного убийства, разбойного нападения и неправомерного завладения автомобилем, указанные в приговоре, подтверждаются также показаниями свидетеля А , Т , Ш , Ш , П , Е , Д , С Д письменными доказательствами: протоколами осмотров места происшествия и фототаблицами к ним, из которых следует, что в домовладении на полу в спальной комнате обнаружен труп К с внешними признаками насильственной смерти, обнаружены и изъяты: телевизор « », тюбик клея «Момент; заключением судебно-медицинского эксперта и его показаниями об обнаружении на трупе К телесных повреждений в области головы, груди и живота, а также перелома позвоночника, которые квалифицируются как тяжкие по признаку опасности для жизни в момент их причинения. Каждое из этих тяжких телесных повреждений могло привести к смерти и состоят в прямой причинной связи со смертью; протоколом осмотра места происшествия и автомашины , в которой обнаружен нож с деревянной рукояткой, а нож с черной рукояткой из полимерного материала и зазубренным клинком с наложениями засохшего вещества темно- бурого цвета похожего на кровь - в 50 см. от правого заднего крыла автомашины; протоколом опознания Гамаева по фотографии потерпевшим Е .

В приговоре приведены и другие доказательства, свидетельствующие о совершении преступлений Гамаевым.

При таких обстоятельствах с доводами осужденного, что К и Н его оговорили, чтобы самим уйти от ответственности, согласиться нельзя.

С доводами осужденного о том, что в предварительный сговор на совершение преступлений с К не вступал, согласиться нельзя.

Осужденный К и свидетель Н последовательно утверждали о том, что преступления совершены по предварительному сговору. Они заранее договорились о нападении на К с целью хищения ее имущества и убийства и о угоне автомобиля, которым управлял Е .

При этом, как правильно указал суд в приговоре, Гамаев выполнял объективную сторону преступлений, принимая непосредственное участие в их совершении. Именно Гамаев после того, как К причинил К перелом позвоночника, с целью доведения умысла на ее убийство, нанес ей множественные удары руками и ногами, причинив при этом тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. К скончалась на месте происшествия от совокупности причиненного Гамаевым и К тяжкого вреда здоровью.

То обстоятельство, что Гамаев наносил удары К , что он отрицает в жалобе, подтверждается как показаниями свидетелей, так и заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у потерпевшей, помимо перелома позвоночника, повреждений на голове, туловище и конечностях.

Заключение судебно-медицинского эксперта о прижизненном причинении повреждений на голове, туловище и конечностях опровергает утверждения осужденного о том, что нет доказательств тому, что в момент нанесения ударов, потерпевшая была жива.

Кроме того, эксперт пояснил, что потерпевшей наносились сильные удары в область туловища.

Приведенные в приговоре доказательства подтверждают и то обстоятельство, что перед совершением угона автомобиля под управлением Е , Гамаев предложил К совершить это преступление, для чего договорился с Е о его доставлении в больницу. Это обстоятельство подтверждают также и согласованные действия Гамаева и К .

Нельзя согласиться с утверждением осужденного, что неправильно установленные фактические обстоятельства неправомерного завладения автомобилем и не было угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, так как угроза применения такого насилия подтверждается показаниями потерпевшего, протоколом осмотра места происшествия и обнаружения ножа, а о нанесении ударов Гамаевым Е указывали осужденный К и свидетель Н .

То обстоятельство, что телесных повреждений Е не причинено, никоим образом не ставит под сомнение выводы суда о совместных действиях Гамаева и К на совершение угона автомашины и угрозе применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Каких-либо обстоятельств, подтверждающих доводы осужденного о том, что К , потерпевшие и свидетели оговорили Гамаева, не установлено.

В приговоре содержится убедительная оценка тому обстоятельству, что драка К и Гамаева до совершенных ими преступлений не могла послужить основанием для оговора Гамаева, о чем утверждает осужденный в жалобе.

Суд признал, что после ссоры К и Гамаев помирились и продолжили совместно употреблять спиртные напитки в доме потерпевшей К , а затем вступили между собой в предварительный сговор для совершения преступлений, и во время их совершения действовали сообща и согласованно.

Существенных противоречий в показаниях свидетелей обвинения и оснований для дачи критической оценки показаниям К и П , как об этом указывает осужденный, не имеется.

То обстоятельство, что согласно выводов биологической экспертизы кровь потерпевшей К и Гамаева относятся к одной группе, никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения Гамаева.

Судом выполнены положения ст. 88 УПК РФ об оценке доказательств с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

При таких обстоятельствах доводы о том, что предварительное и судебное следствие велось необъективно, с обвинительным уклоном, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу, являются несостоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Квалификация действий Гамаева по п.п. «в,ж,з» ч. 2 ст. 105 и ч.4 ст. 166 УК РФ является правильной.

Оснований для переквалификации его действий на ч.1 ст. 105, п.п. «а,в» ч.2 ст. 166, ч.2 ст. 158 УК РФ не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Применение предметов, используемых в качестве оружия, является специфическим квалифицирующим признаком разбоя, и не все предметы могут быть использованы в качестве оружия.

Под таковыми следует понимать предметы, которыми потерпевшему могут быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, а также предметы, предназначенные для временного поражения цели.

По делу установлено, что К напал на К и, применяя физическое насилие, одной рукой с помощью платка закрыл ей рот и стал удерживать ее в таком положении, перекрывая дыхательные пути потерпевшей.

Платок, в данном случае, нельзя признать предметом, используемым в качестве оружия, а свойства клея и его воздействие на организм человека не выяснялись. Признаков отравления или причинение какого-либо вреда здоровью потерпевшей от зажатия дыхательных путей рукой, на которой находился платок с клеем, не наступило.

Поэтому, судебная коллегия считает необходимым исключить квалифицирующий признак разбоя - с применением предмета, используемого в качестве оружия и смягчить назначенное Гамаеву наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 29 мая 2007 года в отношении ГАМАЕВА А.В. изменить, исключить квалифицирующий признак разбоя - с применением предмета, используемого в качестве оружия, и смягчить наказание по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ до 9 лет лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить ему 14 (четырнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ окончательно назначить Гамаеву А.В. 15 (пятнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 21-О07-13

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 425. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого
УПК РФ Статья 426. Участие законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства по уголовному делу
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх