Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 21-О10-24

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 февраля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 21-О10-24

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 22 февраля 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,
судей Кондратова П.Е. и Тришевой А.А.
при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Кима СО. и Рукина Ю.С. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 7 октября 2010 г., по которому Ким С О осужден по ч. 3 ст. 30, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 166 УК РФ к 7 годам лишения свободы, ч. 4 ст. 150 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности 2 преступлений к 13 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Рукин Ю С несудимый, осужден с применением чч. 6, б1 ст. 88 УК РФ по ч. 3 ст. 30, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 166 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшего Б в счет частичной компенсации морального вреда с осужденных: Кима СО. - руб., Рукина Ю.С. - руб.

Заслушав доклад судьи Тришевой А.А., изложившей обстоятельства дела и доводы кассационных жалоб, объяснения осужденных Кима СО. и Рукина Ю.С. в режиме видеоконференц-связи, выступления адвокатов Лунина Д.М., Бицаева В.М. и Минасян И.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Самойлова И.В., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Ким СО. и Рукин Ю.С. признаны виновными в покушении на неправомерное завладение автомашиной без цели хищения, с применением опасного для жизни насилия, группой лиц по предварительному сговору и в покушении на убийство потерпевшего группой лиц, а Ким СО., кроме того, в вовлечении несовершеннолетнего Рукина Ю.С. в совершение особо тяжких преступлений.

Преступления совершены в ночь на 5 августа 2009 г. на территории В кассационных жалобах: осужденный Ким СО. оспаривает обоснованность осуждения со ссылкой на то, что умысла на убийство потерпевшего и неправомерное завладение его автомашиной у него не было. Конфликт спровоцировал потерпевший Б который потребовал дополнительную плату за проезд, первым нанес удар, после чего он, защищаясь, нанес несколько ударов ножом. 3 Считает необоснованным осуждение по ч. 4 ст. 150 УК РФ, так как оно построено на показаниях невменяемого лица - П показания которого оглашены в судебном заседании. Просит приговор в части осуждения за покушение на неправомерное завладение автомашиной и вовлечение несовершеннолетнего в преступление отменить, дело в этой части прекратить, а иные его действия квалифицировать по ч. 3 ст. 111 УК РФ. Полагает, что при назначении наказания судом не приняты во внимание его раскаяние и активное способствование раскрытию преступления, а также неправомерное поведение потерпевшего. С учетом этих обстоятельств просит смягчить наказание; осужденный Рукин Ю.С. (в основной жалобе и в дополнении к ней) ставит вопрос об отмене приговора и прекращении производства за отсутствием в его действиях состава преступления. В обоснование жалобы указывает, что от предложения Кима завладеть автомашиной Б он отказался. Не отрицает, что следом за Кимом и П он побежал за потерпевшим, чтобы предотвратить избиение последнего и помочь ему. С этой целью, подойдя к лежащему на земле потерпевшему, он стал имитировать удары ногой по его туловищу, затем подобрал на месте камень и кинул в металлические ворота близлежащего домовладения, чтобы привлечь внимание посторонних лиц. Пытался завести автомашину, чтобы доставить потерпевшего в больницу. Полагает, что факт нанесения им удара камнем по голове потерпевшего не подтвержден: характерных повреждений у потерпевшего не зафиксировано; другие участники в суде не подтвердили, что им наносились удары камнем, а потерпевший не мог разглядеть и запомнить в темноте тот камень, поскольку на месте были и другие камни. Считает, что суд в обоснование своих выводов использовал его показания в качестве свидетеля, от которых он отказался. Утверждает, что он имел возможность беспрепятственно уехать с места происшествия на автомашине потерпевшего, но отказался от этого. Суд же указал в приговоре, что он не смог выехать ввиду отсутствия навыков вождения. Считает, что данный вывод, не подтвержденный материалами дела, существенно повлиял на оценку его действий и назначенное наказание. Обращает внимание на то, что суд привел в приговоре смягчающие обстоятельства, однако фактически при назначении наказания их не учел.

Государственный обвинитель Молова Ф.К. в возражениях на кассационные жалобы осужденных просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях являются правильными, основанными на исследованных в 4 судебном заседании доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Так, в ходе предварительного следствия осужденные не отрицали, что, находясь в автомашине потерпевшего, они договорились избить водителя и отобрать его машину, чтобы покататься на ней. При этом Ким признал, что именно он нанес водителю два удара ножом. Он не отрицал, что преследовали водителя, когда тот выскочил из машины и побежал в сторону жилых домов, а когда догнали его, продолжили избиение, нанося ему удары ножами, а Рукин - ногами и камнем. Водитель громко кричал, и они, испугавшись, что из соседних домов выйдут люди, убежали.

Потерпевший Б опознал осужденных Кима и Рукина и пояснил, что по их требованию он остановил автомашину. Неожиданно сидевший сзади пассажир схватил его за шею одной рукой, а другой - приставил к шее нож. Он попытался выйти из машины, но пассажир, сидевший на переднем сиденье, как оказалось Ким, нанес ему два удара ножом. Он вырвался и побежал в сторону жилых домов, но почувствовал удар в спину и упал. Догнавшие стали наносить удары руками, ногами и ножами по голове и туловищу. Спустя некоторое время к ним присоединился третий. На его крики и просьбы о помощи они не реагировали, продолжали наносить удары и, только когда в окнах близлежащих домов появились огни, убежали. Они пытались завести двигатель автомашины, но не смогли и скрылись с места преступления.

По заключению судебно-медицинского эксперта у Б обнаружены множественные колото-резаные раны, в том числе проникающие в плевральную полость с повреждением левого легкого и диафрагмы, которые в совокупности квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и могли образоваться от воздействия колюще- режущего орудия.

При осмотре места происшествия в салоне автомашины потерпевшего обнаружены следы крови и окурок от сигареты По заключению эксперта, проводившего биологическое исследование, происхождение обнаруженной на окурке слюны от осужденного Рукина не исключается.

Показания осужденного Кима о том, что, вернувшись после нападения на водителя, они постирали одежду, подтверждены данными осмотра домовладения в ходе которого на бельевой веревке была обнаружена одежда осужденных: футболка черного цвета, футболка белого цвета с черными полосами, рубашка салатного цвета, кепка и шорты. 5 Осужденный Ким утверждал, что при нападении на водителя на нем была футболка белого цвета в черную полосу, а Рукин был одет в зеленую рубашку.

Согласно заключению эксперта, проводившего судебно-биологическую экспертизу, на футболке, рубашке и кепке обнаружены следы крови человека, видовую принадлежность которой установить не представилось возможным ввиду малого ее количества.

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства в совокупности, суд признал их достаточными для вывода о виновности Кима и Рукина в содеянном.

Что касается довода осужденного Кима об иных мотивах преступления, то судом он проверен и отвергнут со ссылкой на показания потерпевшего Б а также осужденных Кима и Рукина, отрицавших в ходе предварительного следствия наличие какого-либо конфликта с водителем по поводу оплаты стоимости проезда.

Судом с достаточной полнотой исследован вопрос о содержании умысла осужденных при нанесении ударов потерпевшему. При этом правильно отмечено судом, что последовательность нанесения потерпевшему ударов ножом, их локализация и количество свидетельствуют о направленности умысла нападавших на причинение смерти потерпевшему. В процессе причинения ножевых ранений Кимом и другим лицом, к ним с той же целью присоединился Рукин и нанес потерпевшему удары ногами и камнем, т.е. принял непосредственное участие в покушении на лишение жизни потерпевшего. При этом по смыслу закона не обязательно, чтобы тяжкие повреждения потерпевшему были причинены каждым из нападавших.

При таких обстоятельствах не вызывает сомнений вывод суда о том, что осужденные действовали с прямым умыслом, направленным на причинение смерти потерпевшему, преступление не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам.

В судебном заседании проверены и отвергнуты, как не нашедшие подтверждения, доводы осужденного Рукина о том, что за потерпевшим он побежал, чтобы предотвратить избиение последнего; удары потерпевшему не наносил, а лишь имитировал их нанесение; подобранный на месте преступления камень бросил не в потерпевшего, а в металлические ворота близлежащего домовладения. 6 Опровергая его доводы в этой части, суд сослался на показания Рукина, не отрицавшего при допросе в качестве подозреваемого, что нанес потерпевшему один или два удара ногой по туловищу; показания осужденного Кима, пояснившего при допросе в качестве подозреваемого, что Рукин подбежал к водителю и дважды ударил его ногой, а затем подобрал камень и бросил его в водителя; показания потерпевшего Б последовательно утверждавшего на следствии и в суде, что сначала его избивали двое парней, а потом к ним присоединился третий, и что в процессе избиения один из нападавших бросил в него камень.

Отсутствие у потерпевшего зафиксированных в судебно-медицинском заключении повреждений, характерных при ударе камнем, с учетом вышеприведенных показаний потерпевшего и осужденных, а также показаний эксперта Д врачей А и О не исключают причастность Рукина к преступлению.

Довод осужденного Кима об отсутствии умысла на неправомерное завладение автомашиной потерпевшего опровергается его показаниями о том, что, находясь в автомашине, он предложил Рукину и другому лицу избить водителя, отобрать его автомашину и покататься на ней.

По указанным причинам судом отвергнут аналогичный довод осужденного Рукина, который принял предложение Кима о нападении на водителя с целью завладения его автомашиной, о чем свидетельствуют его фактические действия на месте преступления.

Доводы осужденного Рукина о том, что он мог беспрепятственно уехать с места преступления на автомашине потерпевшего, но добровольно отказался от намерения завладеть указанной автомашиной, не убедительны и противоречат фактическим обстоятельствам дела. Они противоречат и собственному утверждению Рукина в кассационной жалобе о том, что автомашину он пытался завести, чтобы доставить потерпевшего в больницу.

Показания осужденного Рукина, данные им в ходе предварительного следствия при допросе в качестве свидетеля, не исследовались в судебном заседании, в связи с этим его утверждение в жалобе является голословным.

Вопреки утверждению осужденного Кима в приговоре приведена вся совокупность доказательств, подтверждающих вывод суда о его виновности в вовлечении несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления.

Показания П об обстоятельствах преступления, данные им при допросе 6 августа 2009 г., оглашены в суде по ходатайству адвоката Мокаева Ж.А., которое поддержано и осужденным Кимом. По заключению экспертной 7 комиссии, проводившей судебно-психиатрическую экспертизу в отношении П острое психотическое расстройство в форме реактивного Ганзеровского психоза возникло и протекало у него в период с 13 декабря 2009 г. по июль 2010 г. На момент допроса 6 августа 2009 г. психическим заболеванием, исключающим вменяемость, П не страдал.

Психическое состояние осужденных исследовано судом. С учетом заключений экспертов, проводивших судебно-психиатрические экспертизы, данных о личности осужденных, иных установленных по делу обстоятельств в отношении инкриминируемого деяния Ким и Рукин обоснованно признаны вменяемыми.

Действия осужденных квалифицированы правильно.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, при этом во внимание приняты все обстоятельства, влияющие на его вид и размер.

Утверждение осужденного Рукина о том, что суд только указал в приговоре смягчающие обстоятельства, а фактически их не учел, является неубедительным. Наказание за каждое преступление назначено Рукину с применением положений пп. 6, б1 ст. 88 УК РФ. Назначенное ему наказание по совокупности преступлений также является справедливым.

Довод осужденного Кима о признании смягчающим наказание обстоятельством противоправного поведения потерпевшего не основан на материалах дела.

Содержащийся в жалобе довод о признании смягчающим обстоятельством активного способствования Кима раскрытию преступления также безоснователен.

Как видно из материалов уголовного дела, в правоохранительные органы с сообщением о совершенном преступлении Ким не обращался. По подозрению в преступлении он задержан совместно с другими участниками преступления и при допросе в качестве подозреваемого показания об обстоятельствах преступления давал, будучи осведомленным о том, что потерпевший выжил и может его опознать, при этом обстоятельства преступления, о которых он давал показания, на тот момент были известны следственным органам. С учетом этого оснований для вывода о том, что Ким активно способствовал раскрытию преступления, у суда не имелось. 8 Назначенное осужденному Киму наказание нельзя признать чрезмерно строгим, поскольку по своему размеру оно соответствует общественной опасности совершенных преступлений и данным о его личности.

Оснований для смягчения Киму наказания, о чем он просит в кассационной жалобе, Судебная коллегия не находит.

При таких обстоятельствах кассационные жалобы осужденных удовлетворению не подлежат.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора либо его изменение, не установлено.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 7 октября 2010 г. в отношении Кима С О и Рукина Ю С оставить без изменения, кассационные жалобы - без Удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 21-О10-24

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу

Загрузка
Наверх