Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 21-О10-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 мая 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №21-О10-4

от 20 мая 2010 года

 

председательствующего Галиуллина З.Ф. судей Ламинцевой С.А. и Пейсиковой Е.В.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 мая 2010 года кассационные жалобы осужденного Хибиева СМ. и адвоката Гажонова К.И. на приговор Верховного суда Кабардино - Балкарской Республики от 26 февраля 2010 года, по которому

Хибиев [скрыто]

по ч.2 ст. 302 УК РФ к лишению свободы на 2 (два) года 6 (шесть) месяцев.

На основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 (два) года.

Постановлено наблюдение и контроль за поведением осужденного Хибиева СМ. и исполнением приговора в отношении него возложить на органы УФСИН [скрыто], с возложением на осужденного

осужден

обязанности не менять постоянного места жительства без ведома УФСИН [скрыто]

[скрыто] с периодической явкой в этот орган в

установленное ему время. Разрешена судьба вещественных доказательств.

П. «а» ч.З ст. 286 УК РФ исключен из обвинения Хибиева как ошибочно вмененный.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., мнение прокурора Титова Н.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Хибиев СМ. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом, представителем власти, старшим дознавателем отдела дознания [скрыто]

проводящим дознание, с угрозой применения насилия и с применением насилия принуждал свидетеля [скрыто]

к даче показании, чем совершил

преступление против правосудия.

Преступление совершено 15 марта 2007 года [скрыто]

при обстоятельствах,

указанных в приговоре.

В судебном заседании Хибиев виновным себя не признал.

В кассационных жалобах просят:

адвокат Гажонов К.И., в защиту осужденного Хибиева СМ., об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Адвокат указывает о том, что в нарушение требований ст. 307 УПК РФ в резолютивной части приговора отсутствует формулировка соответствующего решения о признании Хибиева виновным по одним статьям и об оправдании по другим, что в приговоре нет обоснования квалификации преступлений, за которое осужден Хибиев; нет и обоснования изменения обвинения и в описательно - мотивировочной части приговора.

Далее адвокат указывает о том, что показания потерпевшего [скрыто] противоречат выводам судебно - медицинской экспертизы: потерпевший [скрыто] показал, что Хибиев ударил его в левую часть лица ладонью три раза, а по заключению эксперта телесные повреждения [скрыто] причинены действием твердых тупых предметов с ограниченной площадью воздействия, каковыми могли быть пальцы, сжатые в кулак. Это противоречие судом не устранено; не дано оценки тому обстоятельству, что имеются противоречия и

в самом акте судебно - медицинской экспертизы, на который имеется ссылка

потерпевшего [скрыто]

в приговоре; что показаниям свидетелей

показания

противоречат и которые утверждают, по лицу кулаком,

что видели через окно помещения, как Хибиев бил [скрыто]

при этом показания перечисленных свидетелей противоречивы относительно количества ударов. Все эти противоречия, как указывает адвокат, оставлены судом без внимания. Далее адвокат обращает внимание на то, что

от 1 октября 2008 года, на которое имеется ссылка в

заключение

приговоре, не может быть доказательством по делу, так как при производстве экспертизы нарушен порядок ее производства - она проведена по медицинским документам, без исследования самого потерпевшего, научно необоснована. Адвокат считает, что суд не имел оснований положить это заключение экспертов в основу приговора. Анализируя показания свидетелей [скрыто]

Ч ¦ и других свидетелей со стороны защиты, адвокат указывает о том, что суд дал неправильную оценку показаниям этих свидетелей. Адвокат также указывает на то, что при просмотре в судебном заседании видеокассеты с записью допроса [скрыто] не было видно, что в области головы у него имеются какие - либо повреждения. В итоге адвокат ссылается на то, что приговор построен на предположении о

причинил именно Хибиев. Адвокат

том, что телесные повреждения [скрыто] считает, что такой приговор, по его мнению, постановленный с грубым нарушением норм уголовно - процессуального закона, подлежащим отмене;

осужденный Хибиев СМ. - о том же по тем же основаниям.

Государственный обвинитель принес возражения на кассационные жалобы осужденного и адвоката, в которых просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор обоснованным.

Вывод суда о виновности Хибиева в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина Хибиева в совершении преступления, за которые он осужден, подтверждается показаниями потерпевшего [скрыто], который

показал, что в 2007 году [скрыто] его допрашивали по уголовному

делу об обстоятельствах покушения на кражу металлических труб [скрыто]

[скрыто] в котором подозревались [скрыто] и

15 марта 2007 года его и [скрыто] пригласил к себе в служебный кабинет для проведения очной ставки дознаватель Хибиев. Кабинет последнего располагался на первом этаже [скрыто] При проведении

очной ставки он, Б1 ¦, стал отрицать причасность [скрыто] к указанному преступлению. Тогда Хибиев предложил [скрыто] выйти из кабинета и закрыл за ним дверь на замок. После этого, выражаясь в его, [скрыто], адрес нецензурными словами, Хибиев сказал, что «побьёт» его за то, что он изменил свои показания, и сильно ударил его ладонью правой руки по голове в область левого уха, отчего он, [скрыто], упал со стула и ударился головой о

стену. От этого он, [скрыто], потерял сознание, а, когда очнулся, спросил, за что Хибиев его ударил. Хибиев ответил, что ударил его за ложные показания, и еще два раза ударил его ладонью руки по голове в область левого уха.

Затем Хибиев открыл дверь и позвал [скрыто], а он, [скрыто], в это время стряхивал со своей одежды пыль, которая попала на одежду, когда он падал.

Он, [скрыто], отпросился у Хибиева на улицу, и там его видел [скрыто], который сказал, что его ухо почернело, и спросил, что случилось. Он, [скрыто], рассказал [скрыто], что его ударил Хибиев.

Затем его, [скрыто], вновь позвал в кабинет Хибиев, и сказал, что будет допрашивать его с применением видеокамеры, а перед этим приедет эксперт. Когда приехал эксперт, Хибиев переговорил с ним о чем - то на балкарском языке, после чего его, [скрыто], вновь допросил Хибиев, предварительно пригрозив, что в случае изменения показаний он привлечет его к уголовной ответственности. Допрос был заснят на видеокамеру, при этом съемка велась только с правой стороны. Он, [скрыто] считает, что эксперт и Хибиев не хотели снимать его с левой стороны, чтобы не были зафиксированы причиненные ему телесные повреждения. В ходе допроса он, [скрыто] > боялся Хибиева, а поэтому был вынужден давать показания против [скрыто] - На следующий день он, [скрыто], поехал в город [скрыто] на судебно -

медицинскую экспертизу, после чего обратился с заявлением в прокуратуру.

Такие же показания [скрыто] давал на предварительном следствии на допросах, проведенных в полном соответствии с требованиями уголовно -процессуального закона.

Показания потерпевшего [скрыто], не имеющего оснований для оговора Хибиева, подтверждаются другими доказательствами, на которые суд сослался в приговоре, в частности, показаниями свидетелей

[скрыто] которые полно изложены в

приговоре, а также данными протокола осмотра места происшествия и видеозаписью допроса [скрыто] от 15 марта 2007 года, по результатам просмотра которой суд пришел к выводу о том, что съёмка следственного действия производилась таким образом, что фиксировалась только правая часть лица Б

Свидетели [скрыто] и [скрыто] показали, что шторы в кабинете Хибиева

были раздвинуты неплотно, и они видели в окно, как Хибиев ударил

бГ^ "

Вопреки доводам кассационных жалоб показаниям свидетелей [скрыто] Щ, [скрыто] в приговоре дана оценка, с которой судебная

коллегия соглашается.

Согласно заключению комиссионной судебно - медицинской экспертизы [скрыто], которая проводилась с 1 ноября по 14 ноября 2008 года (т.2 л.д.242 -249), у потерпевшего [скрыто] обнаружены ссадина и кровоподтек, ушиб мягких тканей ушной раковины и околоушной области слева, которые возникли от однократного удара рукой за 1-2 суток до освидетельствования экспертом 16 марта 2007 года. Эти повреждения квалифицируются как не причинившие вреда здоровью человека. Выставленный 16 марта 2008 года диагноз: левосторонний посттравматический острый катальный средний отит объективными данными слуховой функции не подтвержден.

Это заключение экспертов, положенное в основу приговора, проверялось в судебном заседании и обоснованно не вызвало сомнений у суда, поскольку экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, компетентными лицами.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о том, что приведенное заключение экспертов нельзя признать допустимым доказательством, поскольку оно получено с нарушением требований закона.

Приведенные выводы экспертов вопреки доводам кассационных жалоб не вступают в противоречие с актом судебно - медицинского освидетельствования [скрыто] от 16 марта 2007 года (т. 1 л.д. 4) и с заключениями экспертов № [скрыто] от 23 марта 2007 г. и № [скрыто] от 4

апреля 2007 года (т. 1 л.д. 13 - 14, 81 -83).

Не противоречат приведенные выводы экспертов - медиков и показаниям

потерпевшего [скрыто] о том, что Хибиев нанес ему несколько ударов рукой по лицу, поскольку зафиксированные повреждения в области уха потерпевшего могли оставить по своей силе не все удары, а только один из них.

Показания свидетеля [скрыто], видевшего кровь на левом ухе потерпевшего

[скрыто], не входит в противоречие с данными о наличии указанных выше повреждений у потерпевшего.

Показания свидетелей [скрыто] и [скрыто], видевших в окно через

неплотно задвинутые шторы как Хибиев наносил удары [скрыто] щ, также не противоречат показаниям потерпевшего [скрыто] и приведенному заключению судебно - медицинской экспертизы, поскольку эти свидетели

наблюдали имевшие место события только в течение определенного периода времени.

По этим основаниям судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о том, что выводы суда основаны на противоречивых доказательствах.

При наличии приведенных выше и иных доказательств, полно изложенных в приговоре, суд сделал правильный вывод о достаточности доказательств вины Хибиева в совершении преступлений, за которые он осужден.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденного и адвоката всем доказательствам, на которые имеется ссылка в приговоре, суд дал оценку, с которой судебная коллегия соглашается.

Авторы жалоб предлагают переоценить эти доказательства, однако соответствующие доводы жалоб опровергаются материалами дела.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

В основу приговора положены только те доказательства, которые получены в соответствии с требованиями закона.

Все свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены судом.

Ходатайства сторон обсуждены в судебном заседании и по ним суд принимал решения, отраженные в протоколе судебного заседания.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Хибиева дана правильная юридическая оценка.

Нарушений уголовно - процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Постановленный приговор соответствует требованиям ст.ст. 307-309 УПК РФ.

Вопреки доводам кассационных жалоб адвоката и осужденного суд обоснованно указал только в описательной части приговора об исключении

п. «а» ч.З ст. 286 УК РФ как ошибочно вмененного, поскольку суд правильно установил, что Хибиев совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано органами следствия двумя статьями уголовного закона.

Согласно требованиям ст. 252 УПК РФ суд рассмотрел дело в отношении Хибиева по предъявленному ему обвинению.

Судебная коллегия находит, что все обстоятельства, указанные в кассационных жалобах осужденного и адвоката, были предметом судебного разбирательства и получили оценку в приговоре.

Наказание осужденному Хибиеву назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

Статьи законов по Делу № 21-О10-4

УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УК РФ Статья 302. Принуждение к даче показаний
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх