Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 26-КГ13-17

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 января 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
Категория Гражданские дела
Докладчик Гуляева Галина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 26-КГ13-17

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 10 января 2014 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоГорохова Б.А.,
судейГуляевой Г.А., Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании 10 января 2014 г. гражданское дело по иску Хутиева М М к Министерству внутренних дел по Республике Ингушетии о назначении пенсии за выслугу лет по кассационной жалобе Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2013 г., которым решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 15 ноября 2012 г. отменено и по делу принято новое решение о частичном удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г. А., выслушав объяснения представителя Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия Точиева М.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения истца Хутиева М.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Хутиев М.М. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Ингушетия (далее - МВД по Республике Ингушетия) о назначении пенсии за выслугу лет, в обоснование которого ссылался на то, что в период с 17 февраля 1994 г. по 20 декабря 2000 г. проходил правоохранительную службу в Управлении Федеральной службы налоговой полиции по Республике Ингушетия на различных должностях оперативного состава. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 11 марта 2003 г. №306 Федеральная служба налоговой полиции России с 1 июля 2003 г. была упразднена на всей территории России. На момент упразднения Федеральная служба налоговой полиции России общая выслуга лет истца не позволяла ему выйти на пенсию по выслуге лет. Указанное право он приобрел после вступления в законную силу решения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 16 февраля 2011г.

Обратившись в МВД по Республике Ингушетия с заявлением о назначении пенсии за выслугу лет, Хутиев М.М. получил ответ об отказе в назначении пенсионного обеспечения со ссылкой на то, что назначение пенсии за выслугу лет бывшим сотрудникам налоговой полиции по линии МВД по Республике Ингушетия не предусмотрено, истцу рекомендовано обратиться в УФСКН по Республике Ингушетия.

Полагая отказ в назначении пенсии за выслугу лет незаконным, истец просил суд обязать ответчика назначить ему пенсию за выслугу лет со времени возникновения права на неё, то есть с 16 февраля 2011 г. и взыскать в его пользу судебные расходы на оплату услуг представителя и консультации в сумме руб.

Представитель ответчика иск не признал.

Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 15 ноября 2012 г. в удовлетворении исковых требований Хутиева М.М. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2013 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу принято новое решение о частичном удовлетворении исковых требований; на МВД по Республике Ингушетия возложена обязанность назначить Хутиеву М.М. пенсию за выслугу лет с 31 октября 2011 г., то есть с даты обращения с соответствующим заявлением. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе МВД по Республике Ингушетия ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2013 г. со ссылкой на то, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм права, регулирующих возникшие правоотношения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 22 октября 2013 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по его материалам доводов кассационной жалобы МВД по Республике Ингушетия, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2013 г. кассационная МВД по Республике Ингушетия с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции были допущены такого характера существенные нарушения норм права.

Судом установлено, что Хутиев М.М. в период с 17 февраля 1994 г. по 20 декабря 2000 г. проходил службу в Управлении Федеральной службы налоговой полиции по Республике Ингушетия, которое 1 июля 2003 г.

упразднено. В связи с этим личное дело Хутиева М.М., вместе с остальными личными делами сотрудников передано в УФСКН России по Республике Ингушетия, созданное на базе ликвидированного органа; пенсионные дела бывших сотрудников налоговой полиции ликвидационной комиссией переданы по акту в МВД по Республике Ингушетия.

На момент упразднения налоговой полиции истец не имел стажа, необходимого для назначения пенсии за выслугу лет (его общий стаж составил 8 лет 11 месяцев 7 дней).

Решением Магасского районного суда от 16 февраля 2011 г., вступившим в законную силу 28 февраля 2011 г., Хутиеву М.М. в выслугу лет зачтён период службы в Управлении ФСНП России по Республике Ингушетия в условиях чрезвычайного положения и в зоне вооруженного конфликта из расчёта месяц за 1 3 месяца.

31 октября 2011 г. Хутиев М.М. обратился в МВД по Республике Ингушетия с заявлением о назначении ему пенсии за выслугу лет с 16 февраля 2011 г., и письмом МВД по Республике Ингушетия от 19 июня 2012 г.

Хутиеву М.М. отказано в назначении пенсии за выслугу лет, поскольку указанным выше решением суда зачёт в выслугу лет и трудовой стаж одного месяца службы в условиях чрезвычайного положения и зоне вооруженного конфликта за три месяца службы с 16 мая 1994 г. по 1 февраля 2001 г. обязано произвести УФСКН России по Республике Ингушетия, в связи с чем истцу рекомендовано обратиться для пенсионного обеспечения в УФСКН России по Республике Ингушетия. Также указано, что бывшие сотрудники ФСНП России по Республике Ингушетия, чьи пенсионные дела ликвидационной комиссией были переданы им по акту для дальнейшего учёта, получают пенсию по линии МВД по Республике Ингушетия.

Согласно части 3 статьи 17 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. № 5238-1 «О федеральных органах налоговой полиции» пенсионное обеспечение сотрудников налоговой полиции и их семей производится по нормам и в порядке, которые установлены Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (в редакции Федерального закона от 25 июля 2002 г.

№116-ФЗ).

В силу статьи 11 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г.

№4468-1 (в редакции Федерального закона от 30 июня 2003 г. №86-ФЗ), пенсионное обеспечение лиц, проходивших службу в федеральных органах налоговой полиции, осуществляется Министерством внутренних дел Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 13 Закона Российской Федерации 24 июня 1993 г. №5238-1 «О федеральных органах налоговой полиции» порядок прохождения службы в федеральных органах налоговой полиции регулируется Положением о прохождении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации, утверждённым постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 20 мая 1993 г. №4991-1.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 1995г. №155 на лиц, проходивших службу в федеральных органах налоговой полиции в качестве сотрудников, имеющих специальное звание, и их семей, с учётом особенностей прохождения службы в этих органах, было распространено действие постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. № 941 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, и их семьям в Российской Федерации».

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований истца, суд первой инстанции, ссылаясь на статью 11 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно- исполнительной системы и их семей» (в редакции от 8 ноября 2011г., с изменениями от 12 ноября 2012г.) пришел к выводу о том, что после упразднения органов налоговой полиции с 1 июля 2003 г. последним местом службы Хутиева М.М. является подразделение УФСКН РФ по Республике Ингушетия, в связи с чем МВД по Республике Ингушетия является ненадлежащим ответчиком.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на ошибочность выводов нижестоящего суда, поскольку последним местом службы Хутиева М.М. являлось У ФСНП России по Республике Ингушетия, а не УФСКН России по Республике Ингушетия, в котором лишь хранится личное дело истца, и которое произвело расчёт выслуги лет истца на основании решения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 16 февраля 2011 г.

При этом, ссылаясь на пункт «б» статьи 11 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и их семей», судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия указала на то, что осуществление пенсионного обеспечения бывших сотрудников федеральных органов налоговой полиции и их семей возложено на МВД России, в связи с чем МВД по Республике Ингушетия является надлежащим ответчиком по заявленным требованиям.

Между тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о принятии судом апелляционной инстанции решения без учёта установленных судом первой инстанции обстоятельств, свидетельствующих о том, что льготный стаж для назначения пенсии истцу определён на основании вступившего в законную силу решения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 16 февраля 2011г. При этом стороной по данному делу являлось УФСКН России по Республике Ингушетия, в связи с чем названное решение суда не могло влиять на права и обязанности МВД по Республике Ингушетия в части назначения пенсии за выслугу лет Хутиеву М.М., в то время как УФСКН по Республике Ингушетия к участию в деле привлечено не было.

При таких данных выводы суда апелляционной инстанции об удовлетворении заявленных к МВД по Республике Ингушетия требований Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит не соответствующими закону, и в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом в применении норм права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признаёт апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2013 г.

подлежащим отмене с оставлением в силе решения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 15 ноября 2012 г.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2013 г. отменить, оставить в силе решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 15 ноября 2012 г.

Председательствующий ]

Статьи законов по Делу № 26-КГ13-17

ГПК РФ Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке
ГПК РФ Статья 390. Полномочия суда кассационной инстанции

Производство по делу

Загрузка
Наверх