Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 3-О07-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №3-О07-9

от 25 июня 2007 года

 

председательствующего Старкова A.B.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Белоголова И.А., Назимкова СВ., Шамаева P.C., адвокатов Козубского О.В., Гиле-вой Н.В., Андреевой Н.В., Матвеевой Ж.А. на приговор Верховного суда Республики Коми от 25 декабря 2006 года, по которому осуждены к лишению свободы:

_Белоголов И [скрыто]

[скрыто] судимый 26 апреля 2002 года по ст.ст. 165 ч. 1, 33 ч.4, 272 ч.2 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, 4 июня 2002 года по ст. 158 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы, отбывающий наказание по приговору от 5 июля 2004 года (с применением ст. 74 ч.5, 70 УК РФ) по ст. 318 ч.1 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы, -

по ст.ст. 33 ч.З, 105 ч.2 п. «з» УК РФ на 16 лет,

по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 16 лет,

по 222 ч.1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на 2 года,

на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы,

на основании ст. 69 ч.5 УК РФ присоединено частично не отбытое наказание по приговору от 5 июля 2004 года и окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

_Назимков [скрыто] В ,

по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 14 лет 6 месяцев,

по 222 ч.1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на 2 года,

на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

по ст.ст. 33 ч.4, 105 ч.2 п. «з» УК РФ на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

Белоголов И.А. и Назимков СВ. оправданы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч.З п. «в» УК РФ, на основании ст. 302 ч.2 п.З УПК РФ за отсутствием в их деянии состава преступления.

Судом разрешен гражданский иск и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения адвоката Андреевой Н.В. по доводам жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

по

Шамаев осужден за подстрекательство к убийству А найму;

Белоголов

за убийство А [скрыто] по найму, убийство [скрыто] из корыстных побуждений в составе группы лиц, незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов^ Назимков - за убийство

по найму, убийство [скрыто] из корыстных побуждений в составе группы лиц, незаконное ношение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

По этому же делу Рогалев Д.А. освобожден от уголовной ответственности по ст. 316 УК РФ за истечением сроков давности в соответствии с п. «а» ч.1 ст.

78 УК РФ, а также прекращено уголовное преследование его по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ, за истечением сроков давности уголовного преследования в соответствии с п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ.

В суде Шамаев, Белоголов и Назимков вину не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним просят:

Осужденный Шамаев - отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. Утверждает, что он непричастен к убийству [скрыто]. Считает неправильными выводы суда о мотиве преступления, поскольку споры с [скрыто] по вопросам пользования торговым помещением были урегулирова-

ны, и у них не было претензий друг к другу. Показания Рогалева, Белоголова, Назимкова и других лиц о его роли в преступлении получены в результате применения незаконных методов следствия, в судебном заседании они объяснили причины оговора его в ходе предварительного следствия, но суд не учел их, исказив при этом их показания. Суд также дал неправильную оценку показаниям свидетелей, видевших человека кавказского происхождения сразу после совершения им убийства

Адвокат Андреева в защиту интересов осужденного Шамаева - отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания ввиду нарушения права подсудимых на защиту в ходе следствия, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, необходимости дополнительного исследования психического состояния Назимкова и Белоголова. Приложив к жалобе дополнительные материалы, указывает, что в приговоре искажены выводы, сделанные специалистами [скрыто] Щ и [скрыто]

[скрыто], они свидетельствовали о невиновности Шамаева. При тех условиях, которые воспроизведены на видеокассете, то есть при производстве выстрела сверху вниз в голову лежащего человека, снаряд (пуля, дробь, картечь) и мозговое вещество должны быть обнаружены под головой убитого, но это не подтверждено материалами дела. Суд проигнорировал показания свидетелей стороны защиты Назимкова - [скрыто], а [скрыто], з [скрыто] 1и [скрыто]. МЦ

[скрыто] (и других о том, что [скрыто] убил человек кавказского происхождения, у Назимкова имелось алиби. Должная правовая оценка их показаний могла непосредственно повлиять на выводы суда о невиновности Шамаева. Суд не учел заявления свидетелей об оказании на них и их близких давления следователем.

При расследовании дела и рассмотрении его судом грубо нарушено право Шамаева на защиту: адвокат Матвеева, защищавшая интересы Шамаева, и адвокат Мокляк, защищавший интересы Назимкова, в ходе предварительного следствия были допрошены в качестве свидетелей. В то время между интересами Шамаева, Назимкова и Белоголова имелись существенные противоречия. Адвокат Мокляк указал в жалобе на постановление следователя, что Белоголов обращался к нему именно с целью получения юридической помощи. В соответствии с п.2

ч.З ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей адвокат, защитник подозреваемого об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. В силу п. 1 и п.З ч.1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному делу в качестве свидетеля либо если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого и обвиняемого. Все показания Шамаева и Назимкова, данные в присутствии адвокатов Матвеевой и Мокляка, должны быть признаны недопустимыми доказательствами. Заключение судебно-медицинского эксперта [скрыто] от 21 августа 2006 года также следует признать недопустимым доказательством, поскольку комиссия экспертов сослалась на отсутствующий в материалах дела акт исследования кожного лоскута от трупа Ащ [скрыто]. В основу приговора положены заключения экспертиз, полученные с нарушением норм УПК РФ.

Судом ошибочно установлен мотив преступления. Суд не учел, что спор о праве пользования торговым помещением между [скрыто] и Шамаевым был

урегулирован в судебном порядке. Это подтверждено и показаниями ряда свидетелей, но суд не принял их во внимание. В связи с явно болезненной фантазией (детализацией несуществующих фактов) Белоголовым и Назимковым требуется проведение отдельной стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Адвокат Матвеева в защиту интересов осужденного Шамаева - отменить приговор, оправдать Шамаева, отказать в удовлетворении иска. В дополнении к жалобе она просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. Указывает, что суд необоснованно положил в основу приговора первые показания Назимкова, Белоголова, Рогалева, данные ими под давлением органов следствия, от которых они позже отказались. Рогалев оговорил Шамаева по просьбе Белоголова, что подтверждается его записками. Судом не исследованы все версии происшедших событий, не допрошены свидетели, которые видели убийцу Ащ [скрыто] У Шамаева не было мотива для убийства. Количество выстрелов в голову [скрыто] и тип оружия, из которого они произведены, точно не установлены. Шамаев давал [скрыто] рублей Назимкову для [скрыто] под залог автомобиля. Судом искажены показания Назимкова об изменении им внешности, допущены другие нарушения уголовно-процессуального закона. Суд необъективно оценивал доказательства, признавал допустимыми доказательства из одного протокола допроса в одной части и не признавал их допустимыми в другой части. Без достаточных оснований судом критически оценены показания свидетелей стороны защиты.

Осужденный Белоголов - отменить приговор и оправдать его, Шамаева,

а также оправдать

Назимкова и ЛИ I по обвинению в убийстве

его по обвинению в убийстве в! I и по ст. 222 ч.1 УК РФ. Полагает, что судом нарушены требования ст.ст. 14, 380, 382, 383 УПК РФ. Указывает, что у Шамаева и [скрыто] не было никаких споров о пользовании помещениями, по-

еле конфликта они помирились, поэтому не было и мотива для убийства AI [скрыто]. Его самого первым оговорил Рогалев, а затем он и под его влиянием Рогале в оговорили Шамаева. Сделал это, чтобы органы следствия раскрыли убийство его заступника си [скрыто] но хотел так оговорить Шамаева, чтобы тот не узнал об этом. Целью оговора было также стремление вынудить Назимкова поменять показания в его пользу. Поэтому он домыслил многие обстоятельства убийства ащ [скрыто]. Своевременно не мог прекратить оговор из-за угрозы «криминалитета» расправиться с ним, Назимковым и Рогалевым. Но Назимков продолжал оговаривать его. Поскольку Шамаева не обвинили в убийстве [скрыто] решил прекратить его оговор. _ _

На 118 км дороги [скрыто] приехал, когда [скрыто] уже был мертв.

Считает, что Назимков находился в состоянии необходимой обороны, когда убил напавшего на него с пистолетом, затем с ножом и отверткой [скрыто] Это был эксцесс исполнителя, за который он не должен нести ответственность. В его действиях, возможно, содержался состав преступления, предусмотренного ст.ст. 111, 112 или 115 УК РФ. Мотив преступления судом установлен неправильно, корыстных побуждений ни у кого не было, за автомобиль в [скрыто] передали полученные от Шамаева [скрыто] рублей, и он принадлежал Назимкову, а не в [скрыто] (. С учетом этого он неправильно осужден по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, его действия следовало квалифицировать не более чем по ст. 105 ч.1 УК РФ. Приговор постановлен на ложных показаниях Назимкова и Рогалева. Показания свидетеля тЩ [скрыто] о потерянных им очках судом оценены неправильно, очки на месте происшествия он потерял не во время убийства [скрыто] а ранее, еще до

встречи с п( [скрыто]. _

Пистолет был у [скрыто] он не найден, на место происшествия никто из осужденных его не доставлял. Поэтому по ст. 222 ч.1 УК РФ он осужден необоснованно.

Судом допущены многочисленные нарушения требований УПК РФ.

Наказание назначено без учета всех обстоятельств, смягчающих его, наличия ряда заболеваний, явки с повинной по обвинению в убийстве [скрыто], изобличения других участников преступления, возмещения исков его родственниками. Судом неправильно признано наличие у него рецидива преступлений, судимость от 4 июня 2002 года погашена. Суду следовало применить ст. 64 УК РФ при назначении наказания.

Адвокат Козубский в защиту интересов осужденного Белоголова - отменить приговор, прекратить дело и разъяснить право на реабилитацию. По его мнению, Белоголов оговорил себя, Шамаева и Назимкова в преступлении под психическим давлением органов следствия, такое давление оказывалось и на ряд свидетелей. Назимков также оговорил себя и других лиц. Свидетели видели, что с места убийства аЩ [скрыто] уходил не Назимков, а другой человек, но суд необоснованно отверг их показания. Белоголов не получал поэтапно денег от Шамаева. В обвинительном заключении не указан мотив преступления.

Назимков защищался от [скрыто], действия которого были неожиданными для всех, поэтому суд неправильно признал, что Белоголов и остальные лица

заранее готовились к убийству и сокрытию трупа. Так как не обнаружена голова убитого [скрыто] то не ясно, как установили, что его ударили камнем по голо-

ве.

Пистолет не обнаружен, поэтому приговор по ст. 222 ч.1 УК РФ следует считать основанным на предположениях.

Следователем незаконно восстановлены некоторые документы, это мог сделать только прокурор.

Осужденный Назимков - отменить приговор и оправдать по обвинению в убийстве аш и за непричастностью его к преступлению, а по обвинению в убийстве [скрыто] в связи с тем, что убийство потерпевшего совершено в состоянии необходимой обороны. Считает, что судом нарушено его право на защиту, закрепленное в Конституции РФ, нарушены требования ст.ст. 16, 17, 47, 86 УПК РФ, глав 37, 39 УПК РФ. Указывает на 176 нарушений требований ст. 380 УПК РФ, несоответствие выводов суда исследованным в судебном заседании доказательствам, обоснование приговора предположениями. По его мнению, суд не учел показания свидетелей, видевших настоящего убийцу аЩ [скрыто]. Он не говорил следователю, что это Белоголов сказал ему, что Шамаев делает заказ на убийство [скрыто] Мотивов для его убийства у Шамаева и других лиц не было,

все разногласия по поводу использования спорного помещения были разрешены Шамаевым и ащ [скрыто]. Вывод суда в этой части не соответствует материалам

дела. Место происшествия осмотрено не полно, не проведена комплексная су-дебно - медицинская экспертиза трупа [скрыто] Суд не учел, что его мать вы-

бросила ружье «Сайга» задолго до убийства [скрыто]. Он не изменял внешность для подготовки к убийству, судом неправильно оценены телефонные переговоры лиц, обвиненных в убийстве, написанные ими в ходе расследования дела записки.

У него не было умысла на убийство [скрыто] Признание вины в ходе

предварительного следствия явилось результатом самооговора. В действительности убийство совершено им во время отражения нападения [скрыто] на него с пистолетом, затем ножом и после этого с отверткой, которые ему удалось отобрать и нанести потерпевшему телесные повреждения, повлекшие наступление его смерти. Эти действия были необходимой обороной, но суд необоснованно не признал их таковыми.

Судом использованы доказательства, которые следовало признать недопустимыми, нарушалось его право на защиту, в том числе при продлении срока содержания под стражей. Незаконно отказано в удовлетворении ходатайства о прослушивании аудиозаписи его разговора с заместителем начальника по оперативной работе СИЗО-1, эта запись подтвердила бы незаконное психическое воздействие на него во время предварительного расследования дела. Просит также пересмотреть оба постановления судьи в части отказа в удовлетворении его замечаний на протокол судебного заседания.

Адвокат Гилева в защиту интересов осужденного Назимкова - отменить приговор, оправдать его по обвинению в убийстве [скрыто] и по ст. 222 ч.1 УК

РФ за непричастностью к преступлению, а по обвинению в убийстве в [скрыто] в связи с совершением убийства в состоянии необходимой обороны. Указывает, что в действиях Назимкова не было корысти. Он и [скрыто] вместе занимались

бизнесом, денег не хватало, взяли в долг у Шамаева [скрыто] рублей, а для обеспечения долга [скрыто] переоформили автомобиль на Назимкова. в [скрыто] не отдал бы автомобиль, не получив за него деньги. Первые 2 выстрела сделал в [скрыто] щ, а затем Назимков стал защищаться от его действий. Никто не видел оружия у Назимкова, показаний об этом в ходе предварительного расследования дела недостаточно для осуждения по ст. 222 ч.1 УК РФ.

Конфликт между Шамаевым и ащ [скрыто] был улажен, и никакого мотива

для убийства ли I не было. У Назимкова имелось алиби, что подтверждено показаниями Гц [скрыто]. Он не менял внешность. Свидетели видели настоящего убийцу - кавказца, но суд оставил их показания без должного внимания. К нему применялись незаконные методы следствия, нарушалось право на защиту.

Государственный обвинитель Пименова З.И. в возражениях на кассационные жалобы просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершении указанных преступлений основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре. При этом каждое доказательство, положенное судом в основу обвинительного приговора, отвечает требованиям относимости, допустимости и достоверности. Суд дал оценку как каждому доказательству в отдельности, так и в их совокупности, в том числе заключениям экспертов, выводам специалистов, на которых ссылалась сторона защиты.

Показания свидетелей, изложенные в приговоре, соответствуют их показаниям, содержащимся в протоколе судебного заседания. Замечания участников уголовного судопроизводства, в том числе замечания осужденного Назимкова, на протокол судебного заседания судом рассмотрены в установленном ст. 260 УПК РФ порядке. Доводы Назимкова о пересмотре двух постановлений судьи о рассмотрении его замечаний на протокол судебного заседания удовлетворению не подлежат.

Проанализировав имеющиеся в деле доказательства, суд обоснованно признал, что осенью 1999 года между Шамаевым и ащ [скрыто] возник спор по поводу пользования торговым помещением, переросший в стойкую взаимную неприязнь, и у Шамаева возник умысел на убийство аЩ [скрыто] Не желая лично выполнить умысел, он обратился к Белоголову с просьбой найти исполнителя убийства и пообещал выплатить за это [скрыто] рублей. Белоголов склонил Назимкова к совершению убийства, сказал ему о готовности Шамаева заплатить за это [скрыто] рублей. Белоголов привлек и третье лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском. Под руководством Белоголова

все приступили к подготовке убийства АЩ щ, стали разрабатывать план, изучили распорядок его дня, согласовали место убийства, предусмотрев пути отхода. Назимков для изменения внешности начал отращивать бороду, они приобрели женский парик, с помощью парикмахера [скрыто] укоротили его под мужскую прическу. Для убийства решили использовать ранее приобретенное Назим-ковым охотничье ружье Сайга-12.

Когда у Назимкова отросла борода, Белоголов дал указание приступить к исполнению убийства. Он же передал третьему лицу взятый у [скрыто] мобильный телефон, поручил выследить АЩ [скрыто] выбрать удобный момент и сообщить Назимкову. Сам Белоголов, чтобы избежать подозрений в причастности к преступлению, выехал в г. [скрыто] и оттуда продолжал руководить его исполнением, дал указание Назимкову прийти в квартиру к своей матери для сокращения времени прибытия к месту убийства.

Утром 4 сентября 2001 года Назимков с ружьем пришел к матери Белоголова, дождался телефонного звонка от третьего лица, надел парик, вышел, дождался [скрыто] и выстрелами из ружья убил его, после чего добрался до заранее подготовленного места, побрился, переоделся и скрылся, переехав в лодке на другой берег реки [скрыто] Через несколько дней Назимков и Белоголов, скрываясь от правоохранительных органов, уехали в г. [скрыто]. Обещанное за убийство [скрыто] вознаграждение Назимков получил от Шамаева в несколько приемов.

Также обоснованно суд признал, что [скрыто] приобрел автомобиль и вес-

ной 2003 года решил продать его. Белоголов и Назимков предложили продать автомобиль им в кредит за [скрыто] долларов США, то есть за [скрыто] рублей [скрыто] копеек, с условием предварительного переоформления его на Назимкова, сами же они обязались в июле-августе 2003 года по частям расплатиться с в [скрыто] и только после этого получить машину в свое пользование. После переоформления [скрыто] продолжал пользоваться машиной до полного расчета. Белоголов и Назимков не смогли расплатиться и убеждали в [скрыто] отсрочить платеж. Поняв, что не могут расплатиться, Назимков решил убить в [скрыто], чтобы избавить себя и Белоголова от уплаты денег.

Вечером 15 сентября 2003 года [скрыто] на вышеуказанном автомобиле выехал на рыбалку и взял с собой Белоголова и Рогалева, а позже и Назимкова. В пути в [скрыто] остановил машину и вышел из нее. Назимков решил воспользоваться удобным случаем и убить его, при этом он взял привезенный с собой за-яженный боевыми патронами пистолет ТТ. Когда Назимков, Белоголов и в [скрыто]

ряжен

отошли к обочине, Назимков дважды выстрелил в [скрыто]

тот стал

убегать. Белоголов задержал его и вместе с Назимковым, подавляя активное сопротивление, они повалили в [скрыто]. на землю. В ходе борьбы пистолет выпал из рук Назимкова. Тогда он отверткой нанес не менее 20 ударов В щ по

голове, шее, в спину, поясницу. Белоголов в это время удерживал потерпевшего, лишая его возможности оказать сопротивление. [скрыто] просил не убивать его,

обещал отдать машину. В ответ Назимков, отбросив отвертку, поднял пистолет и выстрелил в в [скрыто]. Потом он побежал к машине и взял нож, принадлежав-

ший В щ. Пока он отсутствовал, Белоголов камнем нанес ВЦ щ не менее 4 ударов по голове, поднял пистолет и выстрелил в потерпевшего, а затем, видя, что тот подает признаки жизни, нанес удары по голове рукояткой пистолета. Вернувшийся Назимков нанес [скрыто] не менее 15 ударов ножом, перерезал ему горло, после чего он перестал подавать признаки жизни.

Сразу после убийства их увидел случайный свидетель [скрыто], которого они ввели в заблуждение, сказав, что стреляют по зайцам, и отвели к его палатке. Там Белоголов взял 2 топора, вернулся и вместе с Рогалевым принял меры к сокрытию трупа и других следов преступления: они отвезли его в глубь леса, сняли одежду, топорами расчленили, отрубив голову, кисти рук. Рогалев закопал труп,

одежду они разбросали вдоль дороги. Автомобиль [скрыто] Белоголов с согла-

сия Назимкова обменял на автомобиль д [скрыто] щ с доплатой [скрыто] рублей, которые Назимков и Белоголов использовали в своих целях.

Вышеуказанные выводы суда основаны на анализе имеющихся в материалах дела доказательствах.

7 апреля 2004 года, находясь под стражей по обвинению в убийстве ви [скрыто], Назимков написал «явку с повинной», в которой изложил обстоятельства убийства ащ щ, роль каждого соучастника в его совершении, указал, что лично 4 раза выстрелил в аи [скрыто] из ружья «Сайга», которое приобрел еще в 2000 году. Назимков указал, что убить а1 [скрыто] предложил Белоголов, сказавший, что заказ на убийство поступил от Шамаева, который готов заплатить за исполнение заказа-деньги. Белоголов следил за ащ [скрыто], по его совету он стал

отращивать бороду, чтобы изменить внешность, затем перекрасил бороду принесенной Белоголовым краской в черный цвет, вместе с [скрыто] приобрел парик. Белоголов дал сотовый телефон, по которому 1Щ щ сообщал, где находится ащ [скрыто]. Белоголов по частям передал ему полученные от Шамаева деньги, первый раз дал [скрыто] рублей. После убийства некоторое время они скрывались

Статьи законов по Делу № 3-О07-9

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 86. Собирание доказательств
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх