Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 30-О07-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 июля 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №30-О07-11

от 4 июля 2007 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании 4 июля 2007 года кассационные жалобы осужденного Таова А.Р. и потерпевшей ф [скрыто] на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 апреля 2007 года, по которому

[скрыто] судимый:

25.06.01 г. по ст.ст. 222 ч.1 и 166 ч.1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год;

17.01.02 г. по ст. 158 ч.2 п.п. «а, б, в, г» УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 8 месяца лишения свободы;

27.02.02 г. по ст. 158 ч.2 п.п. «а, б, в, г» УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы; осужден по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ на 14 лет лишения свободы. Отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 27 февраля 2002 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 15 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 99 ч.1 п. «а» УК РФ постановлено назначить амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.__

Постановлено взыскать с Таова А.Р. в пользу [скрыто]. в счет компен-

сации морального вреда [скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Таов признан виновным в умышленном причинении смерти двум лицам, [скрыто] и [скрыто]., совершенном 22 июля 2006 года I

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Это преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Таов вину признал, но от дачи показаний отказался.

В кассационных жалобах:

- осужденный Таов, не оспаривая вину в убийстве двух лиц, считает наказание чрезмерно суровым, назначенным без учета того, что он сам явился в правоохранительные органы и написал явку с повинной, проходил службу в Чеченской Республике и награжден орденом, преступление было спровоцировано самими потерпевшими, вину он полностью признал и раскаялся в содеянном. Кроме того, полагает, что его действия следует квалифицировать ст. 107 ч.2 УК РФ, поскольку он совершил преступление в состоянии аффекта. Просит приговор изменить, переквалифицировав его действия на ст. 107 ч.2 УК РФ и смягчить наказание;

- потерпевшая [скрыто] в обоснование доводов о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора ссылается на то, что доказательства по делу свидетельствуют о совершении Таовым убийства двух лиц, находящихся в беспомощном состоянии. Кроме того, убийство имело целью скрыть ранее совершенную Таовым кражу у [скрыто] Полагает, что при таких обстоятельствах юридическая оценка действий Таова является неправильной. Одновременно указывает на то, что указанные обстоятельства должны были учитываться как отягчающие, при назначении наказания. Суд в должной мере не учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности Таова, который неоднократно судим, но на путь исправления не встал, его поведение в суде свидетельствует о том, что он не осознал содеянного. В то же время, без достаточных оснований суд сослался на «явку с повинной» Таова, на награждение его орденом Мужества. Имеющаяся в деле характеристика на Таова является необъективной. Полагает, что обстоятельства преступлений выяснены не полно. Ссылается на необъективность судебного разбирательства. Размер присужденной ей компенсации морального вреда не восполняет понесенные ею моральные и физические страдания в связи с убийством близких ей лиц. Просит приговор отменить, направив дело на новое судебное рассмотрение.

Прокурором принесены возражения на жалобу Таова, в которых он считает

доводы осужденного неубедительными, и им же, а также Таовым и его адвокатом Касымовой поданы возражения на жалобу потерпевшей, в которых они также считают ее доводы несостоятельными.

Проверив дело, обсудив доводы осужденного и потерпевшей, а также возражения на них, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Таова в убийстве [скрыто] соответствует факти-

ческим обстоятельствам дела, и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

Так, из показаний Таова на предварительном следствии следует, что в ночь на 22 июля 2006 года, проезжая мимо школы, увидел [скрыто] предложил отвезти домой, та согласилась. [скрыто] та в магазине взяла водки, сигареты, закуску, выпила у родника стакан водки, и они поехали к ней домой. В доме произошла ссора из-за того, он отказался отвезти ее [скрыто], а она, в свою очередь, стала грозить, что позвонит в милицию, поскольку он незаконно находится на свободе, должен быть в психиатрической больнице, что он украл у нее индюка, при этом выругалась нецензурно. Он просил не делать этого. Обернувшись, увидел ее отца, стоявшего с топором в руке. Тот бросился на него, но он, вырвав топор, кинул его на пол, а затем, схватив со стола нож, несколько раз ударил им [скрыто], а потом и его дочь. Нож сломался. Тогда он ударил [скрыто]. утюгом по голове, а затем оторвал от утюга шнур и попытался с его помощью задушить [скрыто] После этого, видя, что они еще живы, топором разрубил у обоих шеи. Убедившись, что они мертвы, затер следы и уехал.

В явке с повинной, а также при следственном эксперименте Таов изложил обстоятельства совершения им преступлений.

Свидетели [скрыто] и [скрыто] соседи [скрыто], пояснили, что утром 22 июля [скрыто] не выгнал корову, а когда они зашли к нему в дом, то обнаружили отца и дочь убитыми.

При осмотре дома [скрыто] обнаружены два трупа [скрыто].

Там же найдены утюг с обрезанным шнуром, клинок ножа, топор, окровавленное полотенце.

По заключению эксперта смерть [скрыто] наступила от механической асфиксии вследствие удавления петлей. При экспертизе трупа [скрыто]. обнаружены: открытый перелом костей свода и основания черепа, ушибленные раны мягких тканей головы в лобной области, в теменной области, которые причинены тупым твердым предметом с ограниченной травмирующей поверхностью. Резаные раны на передней поверхности грудной клетки справа, в 3-м межреберье, в области тела грудины, слепое проникающее колото-резаное ранение брюшной полости, резаная рана на ладонной поверхности правой кисти, причинены колю-

ще-режущим орудием. Резаная рана шеи с рассечением 6-го шейного позвонка с перерывом спинного мозга и сосудисто-нервных пучков на этом уровне, могли быть причинены посмертно, колюще-режущим орудием.

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть [скрыто]

наступила от механической асфиксии вследствие удавления петлей. При экспертизе трупа [скрыто]. обнаружены: 2 колото-резаные раны шеи с полным разрубом по межпозвоночному диску с перерывом спинного мозга и сосудисто-нервных пучков справа и слева, посмертного происхождения. Рана в подключичной области, две раны в области правой грудной железы, четыре колото-резаных раны на левой грудной железе, причинены в результате действия одного и того же колюще-режущего орудия.

По заключению эксперта след пальца руки на ручке утюга с места происшествия, оставлен большим пальцем руки Таова.

Эксперт-биолог, что видно из заключения, не исключил возможность образования крови на топоре, утюге, полотенце, электрическом шнуре и клинке ножа, изъятых с места происшествия, от [скрыто]

Виновность Таова в убийстве М подтверждается и другими доказа-

тельствами, которые приведены в приговоре.

Подробным приведением в приговоре добытых по делу доказательств, опровергаются доводы потерпевшей о неполном выяснении судом обстоятельств совершения преступлений.

Судебная коллегия считает неубедительными доводы Таова о том, что он действовал в состоянии аффекта, поскольку в материалах дела, равно как и в показаниях самого осужденного и на предварительном следствии, и в судебном заседании, не содержится данных, которые свидетельствовали бы о нахождении его в момент лишения жизни [скрыто] в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Таова в убийстве [скрыто]. и [скрыто], дав содеянному им правильную юридическую оценку.

Доводы потерпевшей Ф Щ о том, что преступление, совершенное Тао-вым, дополнительно следовало квалифицировать и как убийство лиц, заведомо находящихся для него в беспомощном состоянии, а также как убийство, с целью скрыть другое преступление, во внимание быть приняты не могут, поскольку такое обвинение Таову не предъявлялось, а суд, в соответствии с действующим законодательством, не является органом, осуществляющим уголовное преследова-

ние.

При назначении наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновного, смягчающие и отягчающее наказание обстоятельства, а также и другие обстоятельства дела, в том числе, и наличие у Таова психического расстройства, не исключающего его вменяемость.

Оснований считать назначенное Таову наказание несправедливым как вследствие суровости, так и вследствие мягкости, не имеется. Оно является справедливым, в связи с чем доводы как осужденного, так и потерпевшей убедительными быть признаны не могут.

То обстоятельство, что имеющаяся в деле характеристика является необъективной, что в судебном заседании Таов уклонялся от ответов на вопросы, что он вину, фактически не признал, не является основанием для вывода о несправедливости назначенного Таову наказания.

Что касается судимостей Таова, то они были учтены при назначении наказания, путем признания наличия в действиях Таова рецидива преступлений.

Содержащееся в жалобе осужденного утверждение о неправомерности пове-

дения

не соответствует материалам дела.

Размер компенсации морального вреда определен судом в соответствие с законом, с учетом характера причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости. Поэтому и этот довод потерпевшей нельзя признать убедительным.

Нарушений закона, являющихся в силу ст. 379 УПК РФ основанием для отмены или изменения приговора, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 апреля 2007 года в отношении Таова ^ Р оставить без изменения, а кас-

сационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 30-О07-11

УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх