Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 30-О12-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 декабря 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 30-О12-15

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 декабря 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ворожцова С.А.
судей Шалумова М.С. и Скрябина К.Е.
при секретаре Волкове А.А

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Стригина Е.В., адвоката Ланового П.Д., потерпевших У У Б Б на приговор Верховного суда Карачаево - Черкесской Республики от 10 октября 2012 года, которым Стригин Е В несудимый - осужден: по ч.1 ст. 105 УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы; по ч.З ст.30 , п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения сво­ боды с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.1 ст. 53 УК РФ после отбытия наказания в виде лишения свободы Стригину Е.В. в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы постановлено установить ограничения: не выезжать за 1 пределы территории муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. На осужденного возложена обязанность являться в специализированный го­ сударственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц для регистрации.

На основании ч .3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 (девять) лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ после отбытия наказания в виде лишения свободы Стригину Е.В. в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы постановлено установить следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

На осужденного возложена обязанность, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц для ре­ гистрации.

Постановлено: гражданский иск потерпевшей Б удовлетворить полностью - взыскать со Стригипа Е В в пользу потерпевшей Б в счет компенсации морального вреда рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Стригин признан виновным и осужден за совершение убийства и покушение на убийство двух и более лиц.

Преступления Стригиным совершены в 2 января 2011 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., выступление осужденного Стригина В.Е., в режиме видеоконференцсвязи адвоката Акопян А.К. поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей необходимым оставить приговор без изменения 2 Судебная коллегия

установила:

в кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный Стригин и адвокат Лановой П.Д. просят приговор в отношении Стригина отменить и направить дело на новое разбирательство в суд первой инстанции.

Обосновывая просьбу об этом, осужденный в жалобах указывает, что его показания относительно стрельбы по колесам автомашины, чтобы предотвратить наезд на Г судом необоснованно не приняты во внимание. Осужденный считает, что имелась реальная угроза жизни Г поскольку машина двигалась задним ходом на него и могла задавить последнего. Суд необоснованно отверг в этой части показания свидетелей Г и С . Показания потерпевшей У и свидетеля К в этой части, по мнению осужденного, вообще не оценены.

Допрошенная в судебном заседании эксперт У не была предупреждена судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Давая оценку показаниям потерпевших Б У У осужденный полагает, что суд не учел, что все они в тот день находились в состоянии алкогольного опьянения и не могли правильно воспринимать обстоятельства, относящиеся к данному уголовному делу.

Показания свидетелей А К и Г противоречат показаниям ряда свидетелей и другим письменным материалам уголовного дела. Осужденный полагает, что выводы суда о том, что со стороны нападавших не было насилия опасного для жизни, опровергнуты медицинскими документами. Суд не дал должной оценки тому, что потерпевшие сами приехали к его домовладению и совершили нападение на его дом.

К заявлениям свидетелей обвинения М Г П о том, что на них оказывалось давление со стороны сотрудников полиции, суд отнесся критически. Полагает, что показаниями М подтвержден факт применения к нему насилия.

По патронам, изъятым из сейфа нельзя судить, какими патронами производились выстрелы.

Протокол судебного заседания составлен с нарушением закона. Его содержание не соответствует действительности.

Вещественные доказательства получены с нарушением закона.

Ходатайство об исключении вещественных доказательств из дела не было рассмотрено надлежащим образом.

Осужденный считает неправильной квалификацию своих действий и полагает, что его действия подлежат квалификации по ч. 1 ст. 109 УК РФ и что по ч. 3 ст. 30, п «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ он подлежал оправданию.

3 Обвинение не представило доказательств, подтверждающих его прямой умысел на убийство и покушение на жизнь двух и более лиц.

Адвокат Лановой П.Д. в жалобах перечисляет изложенные в приговоре доказательства и полагает, что они были исследованы в судебном заседании с существенными нарушениями уголовно - процессуального закона.

По мнению автора жалоб в показаниях потерпевших и свидетелей со стороны обвинения имеются существенные противоречия относительно обстоятельств дела. Показания Стригина, свидетелей Г и С суд немотивированно отверг. В приговоре не указано, какими- либо доказательствами опровергаются показания указанных выше лиц. Показания остальных свидетелей, по мнению адвоката, не могут являться доказательствами по делу. В жалобах подробно анализируются имеющиеся в деле доказательства, в том числе протокол осмотра места происшествия, заключения экспертов и делается вывод о том, что в основу обвинения положены доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. Суд не дал надлежащей оценки письменным материалам, представленным стороной защиты. Вещественные доказательства вызывают сомнение относительно их происхождения.

Адвокат полагает, что в ходе судебного разбирательства не нашла своего подтверждения вина Стригина в совершении всех преступлений, за которые он осужден, в связи с чем осужденный подлежал оправданию. В дополнительной жалобе адвокат, так же как и осужденный, полагает, что действия Стригина, за которые он осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 109 УК РФ и что по ч. 3 ст. 30, п «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ Стригин подлежал оправданию.

Адвокат считает, что в удовлетворении исковых требований потерпевшей суд должен был отказать или же сумма иска должна быть снижена, так как решение судом принято без учета требований справедливости и соразмерности.

Кассационные жалобы на приговор поступили от потерпевших У ., У Б Б Авторы жалоб полагают, что приговор в отношении Стригина является необоснованным, незаконным, несправедливым и суровым. Потерпевшие просят отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. По мнению авторов жалоб в приговоре не учтены многие обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Потерпевшие полагают, что Стригин не совершал умышленных преступлений, и все это было стечением трагических обстоятельств. Стригин никого убивать не хотел. Суд необоснованно не принял во внимание показания Стригина о том, что машина двигалась задним ходом и могла задавить Г Их показаниям суд также дал неправильную оценку.

Между Стригиным и Б конфликта не было. В приговоре не 4 дано оценки, что конфликт между Стригиным и другими потерпевшими был исчерпан. Судом фактически не учтено мнение потерпевших относительно квалификации действий Стригина и относительно назначенного осужденному наказания, в том числе о назначении наказания с учетом требований ст. 73 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката государственный обвинитель Джашеев А.А. считает доводы кассационных жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в совершении преступлений правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Как правильно отмечено в приговоре, исследованные судом доказательства, в том числе и письменные, отвечают требованиям относимости и допустимости, взаимно согласуются и дополняют друг друга, образуют непротиворечивую, целостную совокупность доказательств с показаниями потерпевших У У Б показаниями свидетелей обвинения Г К , П М К А К Г в судебном заседании, и их исследованными в суде показаниями данными на предварительном следствии, которые они подтвердили в судебном заседании.

Как правильно отметил в приговоре суд, все доказательства в совокупности не содержат неустранимых противоречий между собой и получены в полном соответствии с требованиями закона.

При этом в приговоре суд обоснованно отметил что и письменные доказательства, в том числе и вещественные, об исключении которых было заявлено стороной защиты, добыты надлежащими субъектами собирания доказательств, при проведении того следственного действия для его получения которое предусмотрено законом, с соблюдением требований УПК РФ к этому процессуальному действию.

Вопреки доводам жалоб эксперт Узденова предупреждалась об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ о чем давала подписку суду (т. 9 л. д. 11,227).

Доводы жалоб о том, что якобы на свидетелей М Г П оказывалось давление со стороны сотрудников полиции, являются не состоятельными. Аналогичные доводы судом проверялись и в приговоре мотивированно опровергнуты.

Доводы жалобы Стригина Е.В. о том, что в приговоре якобы не указано какими именно доказательствами опровергаются его показания о том, что 5 выстрелы производились по колесам автомобиля в котором находились потерпевшие, чтобы предотвратить наезд автомашины, двигавшейся назад на Г опровергаются подробно приведенными в приговоре показаниями потерпевших и свидетелей.

Так, потерпевшие Б У У утверждали, что автомобиль, в котором они находились, двигался вперед, то есть они отъезжали от домовладения Стригина Е.В. В связи с этим суд сделал правильный вывод о том, что никакой угрозы для жизни и здоровья Г не имелось.

Как видно из показаний самого Г он терял сознание, а когда пришел в себя, «десятка» уже уезжала, а автомашина завелась и поехала. Он встал и кинул камень в заднее стекло. Тут прозвучал выстрел, потом еще и потом третий выстрел в сторону машины. Автомобиль после выстрелов находилась за бугром, то есть улица проходит прямо и имеет рельеф, машина заглохла. Он спрашивал у Стригина ЕВ., зачем тот стрелял, на что последний ответил, что сам не понял.

В показаниях, данных при осмотре места происшествия с участием Г от 6 января 2011 года, тот также показал место на улице, откуда Стригин Е.В. производил выстрелы сзади по движущейся а/м « » и место, где в это время находилась а/м « ». Затем Г показал место, где остановилась а/м « » после производства выстрелов.

Таким образом, исходя из показаний потерпевших, свидетелей, самого Г автомобиль, в котором находились потерпевшие никак не мог создавать реальную угрозу для его жизни и здоровья, поскольку находился на удаленном расстоянии от Г Согласно выводам заключения экспертизы № от 24.02.2011, на а/м « » следов близкого выстрела не имеется.

То есть суд правильно установил, что в момент производства выстрелов автомобиль , в котором находились потерпевшие уже отъехал от места, где произошла ссора, и у лиц, находившихся там, не было намерения продолжать участвовать в сложившимся конфликте.

Следует признать правильным вывод суда о том, что у Стригина Е.В. не имелось оснований для применения мер необходимой обороны в сложившейся ситуации, поскольку на момент производства выстрелов отсутствовала реальная угроза для его жизни и здоровья, а также других лиц, а вред оказался большим, чем вред, который подсудимый якобы собирался предотвратить. Действия Стригина Е.В. явно не соответствовали характеру и опасности посягательства.

Как правильно отмечено в приговоре установленные обстоятельства не свидетельствуют о том, что действия потерпевших были сопряжены с насилием опасным для жизни Стригина, либо представляли 6 непосредственную угрозу применения такого насилия. Со стороны последних лиц, не было совершено опасного и реального посягательства опасного для жизни как Стригина так и свидетеля по делу Г Указанным доказательствам судом дана надлежащая оценка, а их анализ изложен в приговоре.

Кроме того, суд совершенно обосновано пришел к выводу о том, что версии, изложенные Стригиным Е.В. в ходе судебного заседания, противоречат друг другу.

Нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что судом неправильно квалифицированы действия Стригина Е.В. Судом правильно установлено, что в результате выстрелов, произведенных Стригиным Е.В., погиб Б могли погибнуть Б У У также находившиеся в машине.

Согласно заключению судебно - медицинского эксперта смерть Б явилась естественным исходом полученных огнестрельных дробовых проникающих слепых ранений груди и черепа, повреждениями внутренних органов, осложнившихся массивной кровопотерей.

Решение суда о том, что преступления Стригиным совершены с прямым умыслом следует признать правильным.

Судом обоснованно квалификация действий Стригина Е.В. определена по ч. 1 ст. 105 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Доводы жалоб потерпевших Б У У и Б Судебная коллегия также находит не состоятельными.

Как видно из материалов дела, в ходе судебного заседания всем участникам уголовного судопроизводства, в том числе потерпевшим была предоставлена возможность давать показания, принимать участие в исследовании доказательств по делу. При допросах все потерпевшие уверено и однозначно утверждали, что автомобиль двигался вперед и не создавал никакой угрозы для жизни и здоровья какого-либо лица, находившегося на месте происшествия, указанный вывод подтверждается выводами экспертиз и протоколами следственных действий.

Таким образом, в жалобах потерпевшие, вступают в противоречие с собственными показаниями и совокупностью исследованных доказательств, при этом, никак не объясняя, чем вызваны указанные противоречия, и почему об указанных обстоятельствах ими не было сообщено в ходе судебного производства.

7 На основании повторной стационарной судебно - психологической экспертизы Стригин не находился в состоянии физиологического аффекта.

Судом Стригин обоснованно признан вменяемым.

Юридическая оценка содеянного Стригиным судом определена правильно.

Протокол судебного заседания составлен с соблюдением требований уголовно - процессуального закона. Замечания на протокол рассмотрены также в соответствии с законом.

При решении вопроса о назначении виновному наказания суд, в соот­ ветствии со ст.ст. 60—63 УК РФ обоснованно принял во внимание характер содеянного, степень его общественной опасности, мотивы и способ совершения преступных действий, а также обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, мнения участников процесса.

Таким образом, доводы жалоб потерпевших о якобы неучтенном их мнении при назначении наказания Стригину, Судебная коллегия находит не состоятельными.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Стригина И.В.суд обоснованно признал наличие малолетних детей, противоправность поведения потерпевших, явившегося поводом для преступления, а также его добровольную явку, в подразделение следственного комитета района, после совершения преступлений.

Обстоятельством, отягчающим наказание Стригина, суд обоснованно признал совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов.

Судом также учтено, что Стригин И.В. ранее не судим, по месту жительства и учебы характеризуется положительно.

Исключительных обстоятельств, для применения ст. 64 УК РФ при определении размера и вида наказания Стригину судом обоснованно не усмотрено.

Вопреки доводам кассационных жалоб, оснований считать наказание, назначенное Стригину несправедливым, Судебная коллегия не усматривает.

Судом принято обоснованное решение о взыскании со Стригина компенсации морального вреда. При этом вопреки доводам кассационных жалоб судом учтены все фактические обстоятельства уголовного дела, характер физических и нравственных страданий потерпевшей степень виновности Стригина, его материальное и семейное положение.

Оснований считать данное решение суда незаконным, Судебная коллегия не усматривает.

8 На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, ст. 378, ст. 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 10 октября 2012 года в отношении Стригина Е В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, адвоката Ланового П.Д., потерпевших У У Б Б - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 30-О12-15

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх