Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 32-О12-22

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 сентября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шишлянников Владимир Федорович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 32-О12-22

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 сентября 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.
судей Шишлянникова В.Ф. и Иванова Г.П.
при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным: представлению государственного обвинителя Абрамова Н.В., жалобам потерпевшей П осужденного Сергушкина Д.А. на приговор Саратовского областного суда от 15 мая 2012 года, которым СЕРГУШКИН Д А гр ранее судимый: -21 июля 2003 года Балашовским городским судом Саратовской области по ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 226 УК РФ, с учетом изменений, внесенных постановлением Вольского городского суда Саратовской области от 11 марта 2004 года, к 4 годам лишения свободы, освобожденный 11 мая 2007 года по отбытию срока наказания; -2 марта 2009 года Балашовским районным судом Саратовской области по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 24 июня 2009 года по отбытию срока наказания, осужден- по ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года), (в отношении потерпевшего Ш в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев; - по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года) в виде лишения свободы сроком на 4 года, с ограничением свободы сроком на 2 10 месяцев, а именно, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации; - по ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года), (в отношении потерпевшего П в виде лишения свободы сроком на 2 года; - по ч. 2 ст. 325 УК РФ (в редакции ФЗ от 6 мая 2010 года), ь виде обязательных работ сроком на 160 часов.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательное наказание Сергушкину Д.А. назначено в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 10 месяцев, а именно, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации.

СЕРГУШКИН Д А по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, оправдан в связи с непричастностью к совершению данных преступлений.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., мнение прокурора Савинова Н.В., поддержавшего кассационное представление об отмене оправдательного приговора и оставлении без изменения обвинительного приговора, выступления осужденного Сергушкина Д.А. и адвоката Шаповаловой Н.Ю., возражавших против кассационного представления и поддержавших кассационные жалобы Сергушкина Д.А., судебная коллегия

установила:

Сергушкин Д.А. признан виновным в открытом похищении (грабеже) мобильного телефона », стоимостью рублей, принадлежащего Ш вымогательстве в отношении Ч М и П (у каждого по руб, похищении у П паспорта, а также в открытом хищении (грабеже) имущества, принадлежащего П (куртки, стоимостью руб.). Указанные преступления совершены в г. районе области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Кроме того, органами следствия Сергушкин Д.А. обвинялся в разбойном нападении на П и П а также в убийстве П , сопряженном с разбоем.

Согласно обвинительному заключению эти вмененные в вину Сергушкину Д.А. преступные действия совершены при следующих обстоятельствах: 3 17 ноября 2010 года, примерно в 23 часа 30 минут Сергушкин Д.А. находился во дворе дома № по ул. в г.

области, где также находились П Г. и П Е.

В указанное время, в указанном месте, у Сергушкина Д.А. возник умысел, направленный на совершение разбойного нападения на П Е . и П Г. в целях хищения их имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с применением неустановленного в ходе следствия предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью П Г и убийство последнего при разбойном нападении.

С этой целью примерно в 23 часа 30 минут 17 ноября 2010 года Сергушкин Д.А. подбежал сзади к П Е. и толкнул ее в спину, отчего потерпевшая упала на землю, лицом вниз. Затем Сергушкин Д.А. нанес ей имевшимся у него неустановленным предметом, а также руками и ногами не менее 5-ти ударов по голове и различным частям тела, причинив П Е. кровоподтеки в теменно-височно-затылочной области волосистой части головы слева, в левой височно-скуловой области, в левой заушной области, на левом предплечье, на тыле правой кисти, не причинившие вред здоровью.

Продолжая реализацию своего умысла, направленного на разбойное нападение и убийство, Сергушкин Д.А., используя в качестве оружия имевшийся у него неустановленный в ходе следствия предмет, нанес им не менее десяти ударов в область затылочной части головы и по рукам П Г От нанесенных ударов П Г. . упал на землю.

Полагая, что от причиненных телесных повреждений наступила смерть потерпевшего, Сергушкин Д.А. завладел принадлежащей потерпевшему сумочкой, в которой находились блокнот, ручка, калькулятор, свидетельство о регистрации транспортного средства, водительское удостоверение, страховой полис на автомобиль, портмоне под права, а также денежные средства в сумме рублей.

В результате указанных действий Сергушкина Д.А. П Г были причинены множественные телесные повреждения, в том числе множественные рубленные раны головы с повреждением костей черепа и вещества головного мозга, повлекшие смерть потерпевшего на месте.

После причинения телесных повреждений П Г. продолжая реализацию своего умысла, направленного на разбойное нападение, Сергушкин Д.А. подошел к лежащей на земле П Е. у которой из рук с силой выхватил дамскую сумочку, в которой находились кошелек, духи-ручка фирмы флакон с духами в виде масла, карандаш для губ, помада, расческа, зеркальце, конфеты, пластины с обезболивающими таблетками, связка ключей, пачка сигарет и деньги в сумме рублей, которыми впоследствии он распорядился по своему усмотрению.

Инкриминированные в вину Сергушкину Д.А преступные действия квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с разбоем. 4 По данному обвинению Сергушкин Д.А. оправдан в связи с непричастностью к совершению преступлений.

В кассационном представлении государственный обвинитель Абрамов Н.В. считает оправдательный приговор необоснованным, при этом указывает, что суд пришел к ошибочному выводу о том, что стороной обвинения не представлено достаточных доказательств, опровергающих показания подсудимого об алиби. Утверждение Сергушкина Д.А. о том, что 17 ноября 2010 года примерно с 20 до 23 часов 50 минут он проводил время со своей знакомой Ч не подтверждено в судебном заседании. По мнению государственного обвинителя, Сергушкин и Ч расстались до 23.30 - 17.11.2011. Сергушкин мог находиться в месте совершения преступления примерно в 23.30 - 17.11.2010, его алиби не подтверждено доказательствами, которые суд привел в приговоре.

Кроме того, поставив под сомнение вывод обвинения о совершении преступления примерно в 23.30 - 17.11.2010 и одновременно установив, что событие этого преступления произошло примерно в 23.30 -17.11.2010, суд тем самым, пришел к выводам, содержащим существенные противоречия.

Показания свидетелей Ч В и Д , согласуясь с показаниями других свидетелей (Ч Ж У , опровергают алиби Сергушкина Д.А. Вывод суда о противоречивости показаний потерпевшей П Е.

не подтверждается исследованными в суде доказательствами.

Суд не привел убедительных доводов, которые свидетельствуют о недостоверности показаний М Вопреки утверждению суда, показания свидетеля К косвенно свидетельствуют о виновности Сергушкина Д.А. У суда не было оснований для принятия во внимание показаний свидетеля П которому П Е. , якобы, сообщала о том, что в момент нападения на нее с мужем, она преступника не видела.

Исследованное в судебном заседании заключение медико- криминалистической экспертизы о вероятности причинения изъятыми по месту жительства подсудимого топорами телесных повреждений потерпевшему П Г. в совокупности с другими доказательствами также свидетельствует, по мнению государственного обвинителя, о виновности Сергушкина Д.А. Необнаружение следов крови на одежде Сергушкина, на изъятых у Сергушкина топорах не свидетельствует, по мнению автора представления, о непричастности Сергушкина к инкриминированным ему преступлениям.

Заключение биологической экспертизы о наличии на войлочном, коврике, изъятом в автомашине Сергушкина крови, происхождение которой не исключается от потерпевших П Е. и П Г. . в совокупности с другими исследованными доказательствами, как полагает прокурор, прямо указывает на причастность Сергушкина к инкриминированным ему преступлениям.

Протокол предъявления потерпевшей П Е. предметов для опознания, в ходе которого она опознала принадлежащий ей флакон духов, изъятый по месту жительства подсудимого, является убедительным 5 доказательством виновности подсудимого. К показаниям в судебном заседании матери подсудимого - С сообщившей о том, что изъятый у нее дома флакон с духами принадлежал ей, следует отнестись критически.

В представлении государственный обвинитель анализирует и другие доказательства, которые, по его мнению, подтверждают вину Сергушкина в разбое и убийстве и которым суд дал неправильную оценку.

С учетом изложенных в представлении доводов государственный обвинитель просит отменить приговор Саратовского областного суда от 15 мая 2012 года в части, касающейся оправдания Сергушкина Д.А. за непричастностью к совершению преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и уголовное дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В остальной части оставить приговор без изменения.

В кассационной жалобе потерпевшая П оспаривая законность и обоснованность оправдательного приговора, указывает, что суд, делая вывод о противоречивости доказательств, не принял во внимание ее показания о том, что в марте 2011 года сотрудниками правоохранительных органов в отделение милиции ей был показан ранее незнакомый Сергушкин, в котором она узнала лицо, совершившее нападение на нее и ее мужа П Г. . Считает, что ее показания подтверждаются справкой от 6 сентября 2011 года, представленной филиалом , из которой следует, что с 20 часов 17 ноября 2010г. до 6 часов 18 ноября 2010г.

по адресу: область, г. ул. , дом отключение уличного освещения не производилось, заключением специалиста №107-10 от 2 декабря 2010г., проводившего психофизиологические исследования с использованием полиграфа.

В жалобе указывается, что суд не принял во внимание показания М о состоявшемся в середине января 2011 года разговоре с Сергушкиным Д.А., в ходе которого Сергушкин Д.А. рассказал ему о том, как он убил топором какого-то мужчину по прозвищу , забрав у него деньги.

Сергушкин не представил доказательств своего алиби. Показания свидетеля А не соответствуют действительности. Судом неправильно дана оценка всем представленным доказательствам в ходе судебного производства.

Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о невиновности Сергушкина Д.А., на правильность применения уголовного закона, а так же на определение меры наказания.

С учетом доводов своей жалобы потерпевшая просит изменить приговор.

Осужденный Сергушкин Д.А. в своей кассационной жалобе и дополнениях считает обвинительный приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, постановленным с нарушением закона, в том числе ст. 14 УК РФ, а содержащиеся в нем выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам и не подтвержденными объективными доказательствами, они основаны на противоречивых показаниях потерпевшего Ш и его дуга Б , которые оговорили его, судом не дано оценки показаниям свидетелей Х и Н , в судебное заседание не был доставлен свидетель Т его необъективные показания на предварительном 6 следствии, необоснованно оглашены судом, суд поддержал сфабрикованное обвинение, утверждает, что у него не было умысла на похищение телефона у Ш он возил телефон в мастерскую на проверку, считает стоимость телефона завышенной, при ее определении не было учтено неисправное состояние телефона.

Оспаривая обоснованность осуждения за вымогательство, открытое хищении куртки и паспорта у П указывает, что его не уведомили о возбуждении уголовного дела, суд основывал свои выводы на оговорах потерпевших и свидетелей, в показаниях которых содержатся существенные противоречия, анализирует по-своему показания потерпевших и свидетелей, указывает, что изложенные в приговоре показания свидетеля С не соответствуют его показаниям, содержащимся в протоколе судебного заседания. Не основаны на материалах дела выводы суда и о том, что на фрагментах табуретки обнаружены пятна сухого вещества бурого цвета.

Куртка, которую он, якобы похитил у П , к материалам дела не приобщена, ее фотография также отсутствует в деле, не обнаружена палка, которой он, якобы, наносил удары потерпевшему, не установлена судьба расписок, его доводы судом не опровергнуты, просит переквалифицировать его действия с п.

«в» ч. 2 ст. 163 на ч. 2 ст. 116 УК РФ, а по остальному обвинению прекратить уголовное преследование за отсутствием состава преступления.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя и жалобу потерпевшей осужденный Сергушкин Д.А. и адвокат Боус А.Д. считают изложенные в них доводы необоснованными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, представления и возражений, судебная коллегия находит обвинительный приговор законным, обоснованным и справедливым, а оправдательный приговор подлежащим отмене.

Вина Сергушкина Д.А. в содеянном при изложенных в приговоре обстоятельствах, установлена протоколом явки с повинной самого осужденного, показаниями потерпевших свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертиз и другими доказательствами, подробный анализ которых изложен в приговоре.

Так, вина Сергушкина Д.А. в открытом похищении мобильного телефона, принадлежащего Ш подтверждается следующими доказательствами.

Согласно протоколу явки с повинной, Сергушкин Д.А. сообщил о том, что 18 января 2010 года он на ул. в с.

района забрал у ранее незнакомого парня мобильный телефон марки , который впоследствии отдал Т чтобы тот его продал (том 6, л.д. 167).

Из показаний потерпевшего Ш в судебном заседании следует, что 18 января 2010 года ему позвонил Б который сообщил, что имеется покупатель на его телефон. Выйдя из дома, он увидел во дворе автомашину Он сел в указанную автомашину, в которой находились Б и двое ранее незнакомых ему парней, один из которых, как стало ему известно, был Сергушкин Д.А. Он (Ш достал свой телефон 7 и сказал, что продает его за рублей. Сергушкин, осмотрев телефон, сказал, что купит его, после чего вместе с ним вышел из машины. На улице Сергушкин, выругавшись в его адрес нецензурной бранью, оттолкнул его и, держа в руках его мобильный телефон, сел в машину и уехал. Он крикнул Сергушкину, чтобы тот вернул ему телефон.

Показания потерпевшего Ш подтвердил в судебном заседании свидетель Б заявив, что он видел, как Сергушкин оттолкнул Ш после чего стал садиться в машину, а Ш кричал ему, чтобы он вернул телефон. Однако Сергушкин, сев в машину, сказал водителю, чтобы тот уезжал. Он (Б требовал от Сергушкина объяснений произошедшего и просил вернуть телефон , однако Сергушкин на это ничего не ответил.

Аналогичные показания дал на предварительном следствии и свидетель Т (том 6, л.д. 189-193).

Кроме того, вина Сергушкина в открытом похищении мобильного телефона, принадлежащего Ш подтверждается показаниями свидетелей Х Н протоколом осмотра места происшествия с участием потерпевшего Ш (том 6, л.д. 162-164).

Согласно справке, представленной индивидуальным предпринимателем А стоимость мобильного телефона бывшего в употреблении, составляет рублей (том 6, л.д. 166).

Проанализировав исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Сергушкина Л.А. в открытом похищении имущества у потерпевшего Ш и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года.

Доводы осужденного об отсутствии у него умысла на хищение телефона, и его утверждение о том, что Ш попросил Б проверить техническое состояние своего мобильного телефона, противоречат исследованным в судебном заседании и приведенным в приговоре доказательствам, в том числе показаниями потерпевшего, который утверждал, что таких полномочий никому не передавал, а также показаниями свидетеля Б из которых следует, что Ш его об этом не просил.

Оснований ставить под сомнение достоверность показаний потерпевшего Ш и допрошенных свидетелей у суда не имелось. Их показания, как об этом правильно указано в приговоре, обстоятельны и последовательны, противоречий не содержат. Оснований оговаривать осужденного судом не установлено.

Вина Сергушкина Д.А. в совершении вымогательства в отношении Ч М и П похищении у П паспорта, а также в открытом хищении имущества, принадлежащего П подтверждается показаниями потерпевших М и Ч утверждавших, что в октябре 2010 года, когда они находились дома у П к ним пришел Сергушкин, который стал наносить им и П удары по головам деревянным табуретом, отчего последний разлетелся на куски. При этом Сергушкин требовал от них, чтобы они написали расписки о том, что должны ему каждый по рублей. В случае отказа Сергушкин 8 угрожал продолжить их избиение. Испугавшись угроз Сергушкина, они и П написали расписки, в которых указали, что должны Сергушкину по рублей. После этого Сергушкин взял куртку и паспорт П забрал расписки и ушел.

Аналогичные показания дал в судебном заседании потерпевший П уточнив, что ему Сергушкин наносил удары еще и деревянной палкой, поскольку он не сразу согласился написать долговую расписку. Уходя из дома, Сергушкин забрал его куртку и паспорт, а также написанные им -П Ч и М расписки.

Показания потерпевших об обстоятельствах совершенных Сергушкиным преступлений подтвердила свидетель К которая явилась очевидцем преступных событий.

Кроме того, виновность Сергушкина в совершении вышеназванных преступлений подтверждается и показаниями свидетелей С Ч П сообщивших суду об известных им со слов потерпевших событиях, протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого в квартире потерпевшего П были обнаружены фрагменты табуретки и футболка зеленого цвета, на которых имеются пятна сухого вещества бурого цвета (т. 6, л.д. 235-236; 238-240; 241).

Все приведенные в приговоре доказательства по вышеназванному обвинению собраны органами предварительного следствия, вопреки доводам осужденного в жалобе, в строгом соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона. Оснований для признания их недопустимыми судом не было установлено.

Тщательно исследовав имеющиеся в деле доказательства по вышеуказанному обвинению и дав им надлежащую оценку в приговоре, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Сергушкина Д.А. в содеянном при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Выводы суда в приговоре относительно фактических обстоятельств дела и доказанности вины осужденного Сергушкина Д.А. в совершении преступлений, указанных в описательно-мотивировочной части приговора, являются обоснованными, они подробно мотивированы в приговоре и оснований сомневаться в их правильности судебная коллегия не находит.

Таким образом, вопреки доводам осужденного Сергушкина в жалобе, имеющиеся по делу и исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, как об этом правильно указано в приговоре, убедительно свидетельствуют о виновности Сергушкина Д.А. в совершении вымогательства с применением насилия к потерпевшим П М и Ч открытом похищении у потерпевшего куртки и гражданского паспорта.

Действия Сергушкина Д.А. правильно квалифицированы судом по п. «в» ч.

2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года), ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года) и ч 2 ст. 325 УК РФ (в редакции ФЗ от 6 мая 2010 года).

Наказание осужденному Сергушкину Д.А. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, с учетом явки с повинной, 9 возврата куртки и паспорта, которые суд признал смягчающими обстоятельствами, оно соразмерно содеянному и является справедливым.

Оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Что касается оправдательного приговора, то он подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно закону (ст.ст. 297, 302 УПК РФ), оправдательный приговор должен быть законным и обоснованным. Он может быть постановлен в том случае, когда по делу исследованы с соблюдением норм уголовно- процессуального закона и тщательно проанализированы как в отдельности, так и в совокупности все собранные доказательства, им дана надлежащая оценка, имеющиеся противоречия выяснены и оценены, однако, несмотря на это, исключается или не подтверждается совершение подсудимым преступления.

Между тем, эти требования закона при вынесении оправдательного приговора, судом не были выполнены в полном объеме.

Органы следствия обосновали свои выводы о виновности Сергушкина Д.А. в совершении разбойного нападения на супругов П и убийстве П Г. показаниями потерпевшей П Е , протоколом проверки показаний на месте с участием потерпевшей П Е. ., протоколом опознания потерпевшей П Е. Сергушкина Д.А., показаниями свидетеля М ., пояснившей о том, как она со слов потерпевшей П Е. составила несколько портретов преступника, показаниями свидетеля М о состоявшемся в середине января 2011 года разговоре с Сергушкиным Д.А., в ходе которого Сернушкин рассказал ему о том, как он убил топором какого-то мужчину по прозвищу забрав у него деньги, показаниями свидетеля К о том, что в январе 2011 года она слышала, как Сергушкин Д.А. говорил М о каком-то и просил М никому об этом не рассказывать, а через несколько дней М попросил ее узнать у знакомой С , у которой мать работала в морге, как был убит мужчина в районе магазина , показаниями свидетеля С о том, что по просьбе К узнала у своей матери, работавшей в морге, об обстоятельствах убийства мужчины в микрорайоне , а именно о том, что его сзади ударили топором по голове, показаниями свидетеля Ч встречавшейся дважды в тот вечер с Сергушкиным, заключением судебно- биологической экспертизы № 285, согласно которому на коврике, изъятом в автомобиле принадлежащем Сергушкину Д.А., найдена кровь человека, возможно принадлежащая потерпевшим П Г и П Е. , протоколами предъявления для опознания, согласно которым потерпевшая П Е. из предъявленных ей для опознания 18 человек никого не опознала, протоколом предъявления предмета для опознания, согласно которому потерпевшая П Е. опознала флакон духов, изъятый при обыске по месту жительства Сергушкина Д.А., как принадлежащий ей, а также другими доказательствами, указанными в обвинительном заключении и которые суд также указал в приговоре.

Исследовав представленные стороной обвинения доказательства, суд пришел к выводу о том, что оснований для признания Сергушкина Д.А. виновным по данному обвинению не имеется, и что имеющимися в материалах 10 дела доказательствами установлено лишь событие преступления, имевшее место 17 ноября 2010 года примерно в 23 часа 30 минут во дворе дома № по ул. в г. области.

При этом, суд указал в приговоре, что версия обвинения о времени совершения преступления, а именно о том, что 17 ноября 2010 года примерно в 23 часа 30 минут Сергушкин Д.А. совершил нападение на П Е. и П Г. не согласуется с данными, исследованными в судебном заседании, а показания потерпевшей П Е. являются непоследовательными и противоречивыми.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, жалобы потерпевшей и возражений, судебная коллегия считает, что выводы суда, содержащиеся в оправдательном приговоре, основаны на предположениях, без надлежащей оценки доказательств в их совокупности.

Как следует из материалов дела, в качестве прямого доказательства виновности Сергушкина в разбое и убийстве сторона обвинения указала на показания потерпевшей П Е. , опознавшей в Сергушкине лицо, напавшее на нее и ее мужа 17 ноября 2010 года примерно в 23 часа 30 минут во дворе дома № по ул. в г. области.

Однако, суд ее показания признал противоречивыми и непоследовательными, в том числе в части описания внешности преступника, цвета его волос и головного убора.

С таким категоричным выводом суда судебная коллегия согласиться не может.

Показания потерпевшей Парфеновой Е.Н. об обстоятельствах совершенного преступления не противоречат объективным данным.

Что касается ее показаний о предположительном цвете волос и головного убора мужчины, стоявшего у подъезда, которые показались ей светлыми, то эти неточности суд без достаточных оснований расценил как противоречия.

При этом суд не дал оценки тому обстоятельству, что потерпевшая П Е. твердо опознала Сергушкина в марте 2011 года по чертам внешности, а в ходе очной ставки она узнала в Сергушкине нападавшего и по голосу, в то время как ранее ей были предъявлены для опознания 18 человек, однако никого из них она не опознала (том 4, л.д. 188-192; 193-197; 198-202; 203-207; 208-212; 213-217).

Согласно протоколу предъявления предмета для опознания, потерпевшая П Е. опознала флакон духов, изъятый при обыске по месту жительства Сергушкина Д.А., как принадлежащий ей и находившийся в сумке, вырванной у нее из рук нападавшим в ночь с 17 на 18 ноября 2010 года (том 6, л.д. 104-108).

Подвергая сомнению достоверность данного доказательства суд указал на то, что этот флакон духов не содержит сведений о каких-либо индивидуальных признаках этого предмета, а потому не может служить бесспорным доказательством виновности подсудимого. При этом суд сослался и на показания в судебном заседании матери подсудимого - Сергушкиной В.А., сообщившей о принадлежности ей изъятых у нее дома флаконов с духами, которые были приобретены ею, а также подарены ее подругой. 11 Однако у суда не было достаточных оснований подвергать сомнению достоверность показаний потерпевшей П Е. . о принадлежности ей данного флакона духов. Что касается показаний матери Сергушкина о принадлежности ей указанного флакона духов, то она также не назвала каких- либо индивидуальных признаках этого предмета.

При наличии таких обстоятельств вывод суда относительно недостоверности вышеуказанного доказательства, является предположительным.

Отвергая показания свидетеля М сообщившего о состоявшемся в январе 2011 года разговоре с Сергушкиным Д.А., который рассказал ему о том, что совершил убийство мужчины по кличке суд сослался на имеющиеся в них противоречия относительно событий предшествовавших их встрече в январе 2011 года, которые выразились в том, что на предварительном следствии М пояснял, что перед встречей Сергушкин Д.А. позвонил ему на мобильный телефон, а в судебном заседании указал о случайном характере их встречи.

Кроме того, по мнению суда, у свидетеля М имеются мотивы для оговора подсудимого, поскольку он является потерпевшим по эпизоду вымогательства у него денег Сергушкиным.

Однако, судебная коллегия считает, что вышеупомянутые неточности в показаниях М об обстоятельствах предшествующих его встрече с Сергушкиным не влияют на существо показаний М о полученной от Сергушкина информации об убийстве им мужчины по прозвищу .

Что касается вывода суда о том, что М мог оговорить Сергушкина, то этот вывод основан на предположении.

При этом судом оставлены без внимания показания свидетеля К о том, что она слышала разговор между Сергушкиным и М о и что по просьбе М она обращалась к С чтобы та узнала у своей матери, работавшей в морге, о поступлении в морг трупа мужчины с рубленными ранениями, показания свидетеля С о том, что по просьбе К она узнала у своей матери, работавшей в морге, что убийство мужчины около магазина было совершено топором.

Этим показаниям свидетелей суд не дал оценки в совокупности, сделав безосновательный вывод о том, что в них не содержится сведений о причастности подсудимого Сергушкина Д.А. к исследуемым событиям, при этом не учел и того, что показания этих свидетелей позволяют оценить достоверность показаний М Как следует из протокола осмотра автомобиля, которым Сергушкин управлял 17 ноября 2010 года, в багажнике на войлочном коврике были обнаружены пятна вещества бурого цвета.

Согласно заключению экспертов, обнаруженные на войлочном коврике, изъятом из автомашины Сергушкина Д.А. пятна, являются кровью, которая может принадлежать потерпевшим П Е. и П Г , но не принадлежит Сергушкину.

Однако суд отверг и это доказательство обвинения, сославшись на то, что при первичном осмотре автомашины 15 марта 2011 года никаких предметов, имеющих значение для дела, а также следов биологического происхождения, 12 обнаружено не было, и кроме того, стороной обвинения не опровергнуты показания Сергушкина в судебном заседании о возможном образовании пятен крови в багажнике его автомобиля от других лиц.

Вместе с тем, необнаружение 15 марта 2011 года при первичном осмотре в автомашине Сергушкина предметов, имеющих значение для дела, а также следов биологического происхождения, само по себе не может ставить под сомнение достоверность факта обнаружения крови на войлочном коврике при повторном осмотре того же автомобиля 24 марта 2011 года. Данных, указывающих на то, что обнаруженная кровь появилась там, при обстоятельствах, не связанных с предъявленным обвинением Сергушкину, в суде установлено не было.

Таким образом, судебная коллегия, соглашаясь с доводами государственного обвинителя в представлении и потерпевшей в жалобе о необоснованности оправдательного приговора, считает выводы суда о непричастности Сергушкина к разбойному нападению на супругов П и убийству П Г . преждевременными, основанными на предположениях и односторонней оценке доказательств, без анализа обстоятельств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор не может быть признан законным и обоснованным, он подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду необходимо тщательно исследовать все имеющиеся в деле доказательства, дать им надлежащую, всестороннюю оценку как в отдельности так и в совокупности, после чего принять законное, обоснованное и справедливое решение.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Кассационные: представление государственного обвинителя Абрамова Н.В. и жалобу потерпевшей П Е. удовлетворить.

Оправдательный приговор Саратовского областного суда от 15 мая 2012 года в отношении СЕРГУШКИНА Д А отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом судей.

Обвинительный приговор Саратовского областного суда от 15 мая 2012 года в отношении СЕРГУШКИНА Д А оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Сергушкина Д.А., - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 32-О12-22

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 14. Понятие преступления
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх