Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 33-О12-24

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 ноября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Хомицкая Татьяна Павловна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №33-О12-24

от 8 ноября 2012 года

 

председательствующего Ворожцова С.А. судей ХомицкойТ.П. и Скрябина К.Е.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Халваша В.И., Литвинова СБ., Зелямова Е.А., адвокатов Мухиной Е.В., Ахаева Ш.С на приговор Ленинградского областного суда от 22 июня 2012 года, которым

несудимыи,

осужден по п. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции от 27.12.2009 № 377-ФЗ) к 8 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ) к 7 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с возложением запрета не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять места жительства и или пребывания без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за

отбыванием наказания в виде ограничения свободы, а также обязанности являться в специализированный государственный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год с возложением запрета не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять места жительства и или пребывания без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, а также обязанности являться в специализированный государственный орган два раза в месяц для регистрации.

Литвинов СЩ [скрыто]

несудимый, [скрыто]

осужден по п. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции от 27.12.2009 № 377-ФЗ) к 8 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ) к 7 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с возложением запрета не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять места жительства и или пребывания без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, а также обязанности являться в специализированный государственный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год с возложением запрета не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять места жительства и или пребывания без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, а также обязанности являться в специализированный государственный орган два раза в месяц для регистрации.

Зелямов [скрыто]

несудимый,

осужден по п. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции от 27.12.2009 № 377-ФЗ) к 7 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ) к 6 годам лишения.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Данным приговором осуждены Волков С.А. и Кашицин O.A., приговор в отношении которых не обжалован.

Срок наказания исчислен: Халвашу - с 31 июля 2010 года, Литвинову с 26 июня 2010 года, Зелямову - с 7 июля 2010 года.

Постановлено о взыскании в пользу [скрыто] за

оказание юридической помощи: с Хал ваша, Литвинова, Зелямова по [скрыто] рублей с каждого; в счет компенсации морального вреда с Халваша и Литвинова-по [скрыто] (рублей с каждого, с Зелямова - [скрыто] рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Халваш, Литвинов и Зелямов признаны виновными и осуждены за совершение похищения [скрыто] с применением насилия, опасного для здоровья и угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, из корыстных побуждений, а также за вымогательство, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере. Оба преступления - в составе организованной группы.

Преступления совершены с марта 2009 года по 25 июня 2010 года на территории г. [скрыто] и [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Халваша В.И. и Зелямова Е.А. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Ахаева Ш.С., Пушиной Д.С. в их защиту, адвоката Мухиной Е.В. в защиту осужденного Литвинова СБ., поддержавших доводы своих

жалоб, мнение прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах и дополнениям к ним осужденный Халваш В.И. и адвокат Ахаев Ш.С. в его защиту выражают несогласие с приговором, указывает о непричастности осужденного к совершению инкриминированных ему преступлений. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку в судебном заседании не устранены противоречия в доказательствах, а выводы суда основываются на домыслах и вызывают сомнение в своей объективности. Указывают, что суд необоснованно принял во внимание противоречивые показания ранее осужденного по делу [скрыто] При этом судом не принято во

внимание, что [скрыто] пояснял о неведении Халваша о готовящемся и

совершенном преступлении 22 июня 2010 года в отношении [скрыто] Подробно анализируя доказательства по делу, указывают об отсутствии таковых, свидетельствующих о причастности Халваша к преступлениям. По мнению авторов жалоб, судом не учтены обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда и необоснованно отклонены ряд ходатайств: о приобщении цифрового оптического диска, содержащего записи разговоров [скрыто] с Халвашем, касающиеся долговых взаимоотношений; о назначении компьютерно -технической экспертизы. Неверно определена и роль Халваша в преступлениях, как организатора. Утверждают о добровольном освобождении потерпевшего. Считают, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, в связи с чем полагают, что запись переговоров, осуществленная [скрыто] была

произведена в нарушение Конституции РФ и закона «Об оперативно-розыскной деятельности», поскольку Халваш своего согласия на запись переговоров не давал.

Указывают на нарушение права на защиту Халваша, виду отказа судом в производстве копий аудио файлов, содержащих предположительно разговоры Халваша и иных лиц, а также указывают на отсутствие согласия Халваша участвовать в прениях, последнем слове и при оглашении приговора без участия адвоката Таузакова A.B. Просят об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство.

В кассационных жалобах осужденный Литвинов СБ. и адвокат Мухина Е.В. в его защиту выражают несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и противоречивости выводов суда, основанных на недопустимых доказательствах, а также в связи с нарушением права на защиту, ввиду болезненного состояния Литвинова на протяжении судебного разбирательства. Считают, что приговор основан лишь на показаниях потерпевшего и противоречивых показаниях [скрыто] который

заинтересован в исходе дела и пытался переложить свою ответственность на других лиц. Выводы суда о времени создания организованной группы противоречивы. Необоснованно отклонено ходатайство о признании протокола его опознания потерпевшим недопустимым доказательством. Считают, что протокол осмотра места происшествия от 25 июня 2010 года составлен в отсутствии понятых. Недопустимым доказательством должен быть признан и протокол выемки наручников у [скрыто] от 9 июля 2010 года. Обстоятельства освобождения потерпевшего не выяснены. Не проверена версия о наличии долговых обязательств у потерпевшего [скрыто] Указывают, что в силу имеющихся заболеваний (ишемической

болезни сердца, гипертонии) и с учетом мнения врачей, Литвинов не мог участвовать в судебных заседаниях по делу, адекватно воспринимать ход следствия, что считают нарушением его права на защиту. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнениям к ней осужденный Зелямов Е.А. также выражает несогласие с приговором. Полагает, что судом необоснованно было отклонено ходатайство о возврате дела прокурору, о признании недопустимым доказательством протокола повторного осмотра места происшествия от 5 августа 2010 года, протокола опознания его потерпевшим. Высказывает сомнения по поводу достоверности оформления протокола выемки наручников у потерпевшего. Указывает на ненадлежащее исследование судом вещественных доказательств, в том числе, и на их отсутствие; на неточное установление количества нанесенных им ударов потерпевшему; не согласен с выводом суда о применении оружия участниками группы. Не выяснены обстоятельства освобождения [скрыто]. Ввиду опубликования информации по делу в СМИ, он был вынужден отказаться от рассмотрения судом присяжных. В связи с проведением ряда судебных заседаний в условиях сизо-1, судом был нарушен принцип гласности судебного разбирательства. Анализируя показания свидетелей, потерпевшего по делу, находит их противоречивыми и оценивает, как недостоверные. Несвоевременно был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз. Неверно квалифицированы действия по признаку организованной группы. Не согласен с суммой компенсации морального

вреда. Просит приговор в части осуждения по ст. 126 УК РФ отменить и его оправдать в соответствии с примечанием к данной статье, по ч. 3 ст. 163 переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 330 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Михайлов В.В. просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб осужденных о непричастности к совершению преступлений, о неверной квалификации их действий, не основаны на материалах дела и опровергаются доказательствами, которые оценены судом с учетом их допустимости и достаточности для признания их виновными в совершении преступлений.

Осужденный Халваш в судебном заседании не отрицал знакомство с [скрыто], а также то, что в инкриминируемый период времени занимался,

с привлечением других лиц, поисками человека, у которого существовали долговые обязательства. Литвинов пояснил о знакомстве с [скрыто] который рассказал ему о человеке, не возвращавшем долги. Зелямов, отказавшись от показаний, воспользовавшись положением ст. 51 Конституции РФ, в полном объеме признал вину.

Между тем, в приговоре приведены показания потерпевшего

из которых усматривается, что потерпевший последовательно

на протяжении всего периода расследования и в судебном заседании пояснял об обстоятельствах совершенных в отношении него действий по его похищению, удержанию и вымогательстве денег. При этом, потерпевшим были опознаны Зелямов и Литвинов, как лица, принимавшие участие в его похищении.

Потерпевший также утверждал, что его похищение никак не связано с событиями с его тестем, [скрыто] и подтвердил, что когда из

дома пропала крупная сумма денег, в хищении которой он подозревал своего тестя, то разыскивал его, однако никаких людей для его поисков не нанимал и никому не обещал за это оплату.

Достоверность показаний потерпевшего подтверждена показаниями, осужденного в настоящее время за участие в этих же преступлениях, [скрыто] Его показания достаточно подробны, последовательны,

противоречий, влияющих на оценку иных доказательств, не установлено. При этом, его показания в деталях, согласуются с показаниями потерпевшего [скрыто] о степени активности и роли каждого из участников преступления.

Судом обоснованно сделан вывод в приговоре о достоверности его показаний и мотивированно отвергнуты утверждения стороны защиты об оговоре им других участников преступления.

Доверяя показаниям участника преступления СИ I и потерпевшего

[скрыто] находя их достоверными доказательствами, суд правильно указал, что [скрыто] и [скрыто] ранее знакомы не были, допрошены в разное время, не имели возможности и необходимости согласовывать позиции, но вместе с тем их показания о хронологии, обстоятельствах и деталях событий преступления согласуются между собой и со всеми другими изложенными в приговоре доказательствами.

Расхождения в показаниях потерпевшего, которые сторона защиты расценила как наличие противоречий, касались незначительных деталей - где потерпевший оставил наручники, снятые с него при освобождении, и о количестве нанесенных ему ударов соучастниками преступления во время удержания в лесу. Оценивая эти незначительные расхождения, суд обоснованно пришел к убеждению, что они объясняются субъективным характером восприятия действительности, связаны с психологическим состоянием потерпевшего в момент его удержания в условиях, воспринимаемых как опасные для жизни, и в момент освобождения сотрудниками милиции, а потому не влияют на их достоверность в целом.

Исследованы судом и многочисленные другие доказательства по делу, подтверждающие вывод суда о виновности Халваша, Литвинова и Зелямова - протоколы осмотра места происшествия, предъявления лиц для опознания; заключения экспертов, проводивших исследование биологических следов, дактилоскопическое исследование, исследование, изъятых в ходе осмотра места происшествия, гильз; судебно-медицинское исследование потерпевшего Д I проанализированы протоколы соединений абонентов, свидетельствующие о том, что участники преступления поддерживали между собой телефонную связь, в том числе и в местах похищения и удержания потерпевшего.

Судом установлено, что Халваш был единственным участником преступной группы, который лично был знаком с потерпевшим [скрыто]

Ни сам [скрыто] ни Литвинов, ни Зелямов ранее с [скрыто] - знакомы не

были. При этом Халваш не только был знаком с [скрыто], а хорошо и

достоверно был осведомлен о сфере его деятельности, материальном положении, о находящемся в собственности имуществе, недвижимости, месте жительства, составе семьи, находился в доверительных отношениях с ДИ I и членами его семьи.

Судом также проверено утверждение Халваша о похищении [скрыто] в связи с имеющимися долговыми обязательствами последнего за оказание содействия в поисках тестя [скрыто] - [скрыто] которого [скрыто] подозревал в хищении из дома денег. Это утверждение судом мотивированно опровергнуто.

Не согласуется и сумма, якобы имевшегося долга, названная Халвашем -долларов США, с суммой, которую вымогали похитители - [скрыто]. Это обстоятельство дополнительно свидетельствует об отсутствии какой-либо связи долговых обязательств и событий преступления -похищения и вымогательства.

Обоснованны и мотивированы выводы суда о свершении преступлений - похищения и вымогательства - организованной группой. Не содержится противоречий и в выводах о времени ее создания, которое определено, как не позднее 20 мая 2010 года. Обоснован и вывод суда о применении участниками группы в целях устрашения потерпевшего и подавления его воли, оружия, который подтвержден результатами осмотра места происшествия и заключением эксперта, проводившего исследование изъятых в ходе осмотра гильз.

Судом установлено, что при подготовке и совершении организованной группой преступлений, Халваш, согласно отведенной ему роли, в период времени с мая по июнь 2010 года, находясь в близких и доверительных отношениях с [скрыто] получал от него самого и от его

близких, информацию о транспорте, предполагаемом местонахождении и маршрутах передвижения }Щ I его ближайших планах, давал рекомендации и советы. Сведения, полученные от Халваша, СЩ передавал другим членам группы

Поскольку преступления совершены Халвашем в составе организованной группы, то доводы жалоб об отсутствии у него информации, что похищение [скрыто] состоится 22 июня 2010 года, не влияет на юридическую оценку его действий, поскольку выполняя свою роль в составе организованной группы, он предоставил всю необходимую информацию в отношении [скрыто] для его похищения.

Судом также установлено, что полученную от Халваша информацию [скрыто] передавал Литвинову, который анализировал ее и при необходимости отдавал указания о выполнении ряда дополнительных действий, направленных на получение дополнительной информации о [скрыто] Именно Литвинов, который возглавлял преступную группу,

определил дату совершения похищения ДИ ш-22 июня 2010 года.

Доводы кассационных жалоб о добровольном освобождении [скрыто] опровергаются показаниями потерпевшего, из которых следует, что 25 июня 2010 года, когда его вывезли для очередного звонка, похитители увидели микроавтобус милиции. Это их напугало, его отвезли обратно в лагерь, посадили в автомашину [скрыто]», пристегнули наручниками к задней двери и скрылись. Впоследствии он был освобожден сотрудниками милиции. Оснований не доверять данным показаниям, у суда не было, поскольку они подтверждены, как показаниями [скрыто] так и следственными действиями, оформленными надлежащим образом, результаты которых изложены в приговоре.

Обоснованно суд счел лишенными оснований утверждения осужденных и их адвокатов о необходимости признания ряда доказательств недопустимыми.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей [скрыто] и [скрыто] подтвердили, что участвовали при осмотре места

происшествия 25 июня 2010 года в качестве понятых и пояснили об обстоятельствах проведения данного следственного действия. То обстоятельство, что [скрыто] является соседкой по лестничной площадке следователя [скрыто] а [скрыто] (супруг понятой [скрыто])

является оперативным сотрудником, не свидетельствует о том, что понятые имели какую-либо заинтересованность в исходе дела. Свидетель [скрыто] пояснил, что оперативного сопровождения по делу не вел, никого из участников следственного действия он не знал, а также и осужденных.

Правильно судом положены в основу приговора и результаты осмотра места происшествия от 5 августа 2010 года, в ходе которого были выявлены фрагменты вещей и предметов, что дополнительно

свидетельствует о правдивости показаний СЩ и [скрыто] об

использовании участниками преступления при похищении форменной одежды представителя власти.

Не имелось у суда и оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов опознания потерпевшим [скрыто] осужденных Зелямова и Литвинова, поскольку данные следственные действия, как и выше названные, проведены с соблюдением норм

ст. 177, 180, 193 УПК РФ, с участием понятых, а в отношении Литвинова -и с участием адвоката. Выводы суда в опровержение указанных доводов надлежаще мотивированы в приговоре.

Вопреки доводам жалоб, из протоколов выемки и осмотра следует, что 9 июля 2010 года у потерпевшего [скрыто] были изъяты наручники металлические с повреждением запирающего механизма и установлено, что наручники имеют повреждение в виде высверливания заклепки одного из колец. Оснований сомневаться в достоверности изложенных в протоколах сведений у суда не имелось. Обстоятельства освобождения от наручников были подтверждены потерпевшим [скрыто] и в судебном заседании (т. 22

л.д. 118).

При исследовании доказательств, судом обоснованно признано недопустимым заключение эксперта, проводившего фоноскопическое исследование, ввиду нарушений, допущенных при получении образцов голоса Халваша.

В то же время, выводы суда об отсутствии оснований для признания недопустимым доказательством самой флэш-карты, содержащей файлы с аудиозаписью разговоров трех мужчин, верны, поскольку данные аудиозаписи производились одним из участников преступной группы [скрыто], который в частном порядке производил записи своих бесед и

требования закона «Об оперативно-розыскной деятельности» к данным обстоятельствам не могут быть применимы.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, не установлено.

Все заявленные ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 271 УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб, судом не было установлено обстоятельств, исключающих возможность постановления судом приговора или иного судебного решения, в связи с чем оснований, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, для возвращения дела прокурору, не имелось, а потому ходатайства об этом были обоснованно отклонены. В этой связи не могут быть признаны состоятельными доводы жалобы осужденного Зелямова о подложности протокола уведомления об окончании следственных действий от 2 июня 2011 года. Данный протокол содержит все необходимые реквизиты, в том числе подписи Зелямова и адвоката Донченко С.Ю., без каких-либо замечаний (т. 16 л.д. 67-68). В соответствии с протоколом ознакомления с материалами дела от 17 августа 2011 года требования, предусмотренные ст. 217 УПК РФ следователем выполнены полностью (т. 16 л.д. 192-197), в том числе разъяснены и положения, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

В последующем, в ходе предварительного слушания, согласно протоколу судебного заседания от 4 октября 2011 года (т. 20 л.д. 226), Зелямов отказался от рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей и ходатайствовал о рассмотрении дела судьей единолично. Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о вынужденном характере данного отказа, из материалов дела не следует.

Обоснованно отказано в удовлетворении ходатайства защитника Ахаева Ш.С. о проведении компьютерно-технической экспертизы, ввиду того, что данное ходатайство касалось оценки достоверности имеющегося по делу заключения эксперта, проведенного на основе видеофонографических исследований аудиозаписей на предмет монтажа (т. 8 л.д. 156-175), о чем судом вынесено постановление (т. 23 л.д. 129). Также правильно отказано и в приобщении аудиозаписи разговора Халваша и потерпевшего [скрыто] свидетельствующих, по мнению стороны защиты, о наличии долговых отношений между потерпевшим и Халвашем, как не имеющей отношения к делу (т. 23 л.д. 101). В этой связи отказ в ходатайстве защиты о предоставлении ей копий аудио файлов записи разговоров Халваша и иных лиц, не может поставить под сомнение выводы суда об оценке доказательств и их достаточности.

Вопреки доводам жалоб, исследованные судом по делу заключения экспертов соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, экспертные исследования проведены на основании постановлений следователя, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию экспертов, которым разъяснены положения ст. 57 УПК РФ и они предупреждены были об уголовной ответственности. Защитникам и осужденным были разъяснены права, перечисленные в ст.ст. 198, 206 УПК РФ. Несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз не препятствовало стороне защиты в реализации своих прав и не влечет признание указанных актов недопустимыми доказательствами.

Обоснован и вывод суда о допустимости вещественных доказательств, поскольку процедура получения и признания доказательств таковыми произведена следователем в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ. Судом в процессе судебного разбирательства установлено, что вещественные доказательства поступили в суд в коробке, опечатанной надлежащим образом, и хранились без нарушения упаковки. Коробка была вскрыта в судебном заседании с участием сторон и вещественные доказательства осмотрены.

Вопреки доводам жалобы, тот факт, что в судебных прениях не участвовал адвокат Тоузаков А.Е. - не является нарушением права

Халваша на защиту. Адвокат Тоузаков А.Е. участвовал единожды в судебном процессе, ввиду отсутствия адвоката Ахаева Ш.С., представлявшего интересы Халваша на основании соглашения, на протяжении всего судебного разбирательства. Адвокат Тоузаков А.Е. в судебные заседания более не являлся, с материалами дела не знакомился, подсудимым Халвашем ходатайств о необходимости его участия не заявлялось, о чем суд выяснял его позицию перед началом каждого судебного заседания.

Таким образом, защита интересов Халваша в суде была обеспечена участием в деле квалифицированного адвоката, принимавшего активное участие в судебном разбирательстве. Сторона защиты не была ограничена в представлении доказательств. Право на защиту осужденного нарушено не было.

Статьи законов по Делу № 33-О12-24

УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 330. Самоуправство
УПК РФ Статья 57. Эксперт
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра
УПК РФ Статья 180. Протоколы осмотра и освидетельствования
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 206. Предъявление заключения эксперта
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх