Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 34-О07-32

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степанов Вениамин Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №34-О07-32

от 7 ноября 2007 года

 

председательствующего Лутова В.Н.,

рассмотрела в судебном заседании от 7 ноября 2007 г. кассационные жалобы осужденного Белякова Э.А., адвоката Юферова В.О., кассационное представление заместителя прокурора области Резниченко СВ. на приговор Мурманского областного суда от 29 августа 2007 года, которым

БЕЛЯКОВ [скрыто]

осужден по ст. 159 ч.2 УК РФ к штрафу в 200000 рублей.

Постановлено взыскать с Белякова в возмещение ущерба: в пользу [скрыто] рубля; в пользу ликвидационной комиссии УНСКХ администрации г. [скрыто] рублей.

По ст.ЗОЗ ч.З УК РФ Беляков оправдан на основании п.З ч.1 ст.302 УПК РФ (за отсутствием состава преступления).

Беляков обвинялся в том, что являясь защитником подозреваемого, а затем и обвиняемого [скрыто] по уголовному делу № [скрыто] совершил фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении: под его диктовку 18.05.2006 г. [скрыто] в [скрыто] ОВД написал

новое заявление «о чистосердечном признании» взамен переданного им ранее в

дежурную часть милиции; и письмо на имя прокурора области о том, что [скрыто] намеревается дать ему взятку за освобождение сына от службы в армии, письмо было датировано 16.05.2006 г. и передано Белякову, который с помощью адвоката Галицкого и свидетеля [скрыто] через сотрудников

магистрального сортировочного центра [скрыто] > направил письмо в

адрес [скрыто] областной прокуратуры, поставив на конверте календарный

штемпель - 17 мая 2006 года.

По приговору суда Беляков осужден за мошенничество в отношении ХЖЬСХ администрации г. [скрыто] похитив [скрыто] рублей, причинение

потерпевшему [скрыто] значительного ущерба [скрыто] рубля;

приобретение права на денежные средства [скрыто] в сумме

рубля.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Степанова В.П., объяснения осужденного Белякова Э.А. и его защитника Юферова В.О. в поддержку жалоб и мнение прокурора Митюшева В.П. в поддержку кассационного представления об отмене приговора, Судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах осужденный Беляков и в его защиту адвокат Юферов просят «изменить приговор, оправдав Б елякова по ст. 159 ч.2 УК РФ». Приводят анализ показаний свидетелей, содержание экспертных заключений, которые по их мнению, не полно отражены в приговоре. Считают, что к показаниям свидетеля [скрыто] следует отнестись критически,

поскольку у того имелись основания для оговора Белякова, а экспертные заключения даны без учёта всех обстоятельств дела, на основании утверждений следователя о том, что снежная глыба на автомобиль не падала, что подтверждается постановлением о назначении экспертиз. Также ставится под сомнение достоверность показаний свидетелей [скрыто] щ и [скрыто], которые противоречивы и не согласуются с показаниями остальных свидетелей, однако судом взяты за основу, в то время как достоверные показания свидетелей тЩ [скрыто], в [скрыто] и г [скрыто]

судом оценены критически.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора в полном объеме с направлением дела на новое рассмотрение из-за несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом и назначения несправедливого наказания ввиду его чрезмерной мягкости, не лишив его права заниматься адвокатской деятельностью. Указывается, что суд установил, что описанные в обвинительном заключении события и действия Белякова имели место, однако

сделал ошибочный вывод о том, что 4 чистосердечное признание [скрыто] и его письмо в прокуратуру могли быть признаны доказательствами по уголовному делу по обвинению [скрыто] только после проверки изложенных в них данных процессуальным путём и оформлением такой проверки в процессуальных документах, в частности, в протоколах допроса обвиняемого».

Между тем, вопреки утверждению суда, проверка представленных Беляковым документов была проведена. Судом установлено, что Беляков в ходе допроса своего подзащитного [скрыто] 18 мая 2006 г. ходатайствовал о приобщении к материалам дела «чистосердечного признания», в котором имелась ссылка на письмо, ранее отправленное в прокуратуру [скрыто] области, что и было сделано следователем и проверено процессуальнымггутём, что привело к возбуждению уголовного дела в отношении [скрыто] То есть преступление, предусмотренное ст.303 УК РФ, было окончено с момента представления подложных доказательств органам расследования. Также судом при вынесении приговора нарушен уголовно-процессуальный закон - при оправдании Белякова по ч.З ст.303 УК РФ суд сослался на п.З ч.1 ст.302 УПК РФ, хотя данная часть этой статьи не содержит каких-либо пунктов и оснований для оправдания.

Кроме того, по эпизоду мошеннических действий суд необоснованно снизил размер причинённого потерпевшим ущерба, указав лишь суммы, взысканные с потерпевших в возмещение материального вреда, причинённого Белякову в сумме [скрыто] рубля [скрыто] коп., без учёта

расходов по составлению заключения эксперта в сумме] [скрыто] рублей [скрыто] коп. и оплаты госпошлины в сумме [скрыто] рубля [скрыто] коп., которые с ответчиков

были взысканы решением [скрыто] суда г. [скрыто] от

11 апреля 2006 года в пользу Белякова, чем ухудшено положение потерпевших.

В возражениях: осужденный Беляков и адвокат Юферов просят кассационное представление прокурора оставить без удовлетворения; а государственный обвинитель Донецкий Д.В. просит кассационные жалобы Белякова и Юферова оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и доводы кассационных жалоб и представления, Судебная коллегия находит приговор в полном объёме подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

По смыслу закона - ст.303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искажение фактических данных, которые являются

доказательствами; искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого, - то есть подделка документов, собирание и представление доказательств, не соответствующих действительности, внесение ложных сведений в процессуальные документы и т.п.

Преступление считается оконченным с момента приобщения к делу фальсифицированных доказательств при проведении расследования, независимо от того, оказали ли они влияние на расследование.

Доводы кассационного представления соответствуют показаниям свидетелей [скрыто] и

[скрыто], копии заявления [скрыто] прокурору от 16 мая 2006 г.,

почтовому конверту с календарным штемпелем отправления 17 мая 2006 г. и в приговоре (л. 14) сам суд указал «допросив подсудимого и свидетелей по делу, исследовав письменные доказательства, суд пришёл к выводу о том, что описанные в обвинительном заключении события имели место.»

Вместе с тем, суд пришёл к ошибочному выводу, что указанные действия Белякова не образуют состава преступления, поскольку «чистосердечное признание» [скрыто] и его письмо в прокуратуру могли быть признаны доказательствами по данному делу только после проверки изложенных в них данных процессуальным путём и оформлением такой проверки в процессуальных документах, в частности, в протоколах допроса обвиняемого, поскольку «они» получены в условиях отсутствия предусмотренных УПК РФ гарантий их доброкачественности.

Однако, такие выводы суда противоречат требованиям уголовно-процессуального закона.

Согласно ст.84 УПК РФ «иные документы» в письменном или ином виде допускаются в качестве доказательств по делу при соблюдении двух условий: если содержащиеся в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию; и если они истребованы или представлены в порядке, установленном ст.86 УПК РФ.

Как утверждается в обвинительном заключении и выводах суда, констатировавшего соответствие предъявленного обвинения Белякову -реально происшедшим событиям, эти два документа [скрыто] содержат в себе сведения, имеющие значение для установления подлежащих доказыванию обстоятельств, поскольку ставят под сомнение само событие преступления -получение к [скрыто] взятки (между тем, к [скрыто] 25.09.2006 г. осужден по ч.2 ст. 290, 292 УК РФ, в том числе и за получение взятки от [скрыто]).

Часть 1 статьи 86 УПК РФ, на которую сослался суд определяет лишь полномочия следователя, дознавателя и прокурора и суда по собиранию доказательств. Однако доказательства могут быть собраны и представлены не только этими участниками уголовного судопроизводства.

Согласно части 2 статьи 86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и их представители вправе представлять письменные документы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

О правомочиях защитника собирать доказательства путем получения документов и иных сведений указано в части 3 статьи 86 УПК РФ.

Дополнительного требования к способу получения доказательств как гарантии их доброкачественности («путем процессуальных действий», как указано в ч.1 ст. 86 УПК РФ) закона для этих лиц не устанавливает.

Между тем, в силу ч.2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а следовательно равны между собой, вне зависимости от того, кем из правомочных лиц они представлены.

Последующая проверка представленного доказательства, которую в соответствии со ст. 8 7 УПК РФ обязаны проводить следователь, прокурор или суд путем сопоставления его с другими доказательствами, имеющимися в дела, а также установление их источников получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство, призвана прежде всего дать ему оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Вопреки утверждению суда, проверка документов, представленных Беляковым была проведена, поскольку судом установлено, что в ходе допроса своего подзащитного [скрыто] 18.05.2006 г. Беляков ходатайствовал о приобщении к материалам уголовного дела «чистосердечного признания», в котором имелась ссылка на письмо, ранее отправленное в областную прокуратуру и оно было следователем приобщено к материалам уголовного дела и в совокупности с поступившим 22.05.2006 г. письмом, проверено процессуальным путем, что и привело к возбуждению уголовного дела в отношении Белякова 6.09.2006 г., а преступление, предусмотренное ст.ЗОЗ УК РФ считается оконченным с момента представления органам расследования подложных доказательств, независимо от того, оказали ли они влияние на расследование или рассмотрение уголовного дела.

Кроме того, в нарушение уголовно-процессуального закона при постановлении приговора и оправдывая Белякова по ч.З ст.ЗОЗ УК РФ, суд в резолютивной части приговора сослался на п.З ч.1 ст.302 УПК РФ, хотя данная часть (1) названной статьи не содержит пунктов и оснований для оправдания.

Таким образом, выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и оправдательный приговор основан на некритической оценке доказательств и безмотивно игнорировании доказательств обвинения и содержит существенные противоречия, что и является основанием для его отмены.

Постановляя обвинительный приговор по ст. 159 ч.2 УК РФ суд в приговоре указал, что Беляков достоверно зная о причиненных его автомашине повреждениях, решил обмануть лиц, обязанных возместить причиненный ему материальный ущерб и обратился к эксперту [скрыто] с

просьбой значительно увеличить объем причиненных автомашине повреждений и тем самым увеличить стоимость восстановительного ремонта, что тот и сделал.

Однако, вывод суда о том, что Беляков ввел в заблуждение потерпевших [скрыто]. и Управление жилищно-

коммунального хозяйства администрации города [скрыто] и путём

обмана незаконно реально завладел чужими деньгами в общей сумме [скрыто] руб., из них деньгами [скрыто] в сумме [скрыто] руб., (а [скрыто] судом

предоставлена отсрочка исполнения решения суда сроком на 1 год о взыскании с нее [скрыто] руб.), не соответствует фактическим

обстоятельствам дела, установленными судом, поскольку, как следует из материалов дела указанные суммы денег были взысканы в пользу Белякова в порядке исполнения вступившего в законную силу решения суда по гражданскому делу.

При этом суд не дал оценки вступившему в законную силу этому решению Первомайского суда г. Мурманска от 11 апреля 2006 года по иску Белякова к УЖКХ администрации г. [скрыто] и

[скрыто] о возмещении материального ущерба, связанного с ремонтом

поврежденного автомобиля.

Суд в приговоре сослался на показания в суде свидетеля [скрыто] о

том, что автомашина Белякова имела только 4 видимых повреждения -деформацию панели крыши и рамки правой задней двери, повреждение правого молдинга панели крыши и обивки панели крыши и что эти его показания согласуются с показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто] - сотрудников ДПС

ГИБДД, выезжавших на место происшествия и зафиксировавших обнаруженные на автомашине повреждения. И то, что по просьбе Белякова и с его слов он [скрыто] внес в Акт такие повреждения, которые фактически

не видел.

Вместе с тем, суд не дал никакой оценки его экспертному заключению № [скрыто] от 19.04.2002 г. о потере товарного вида и стоимости

восстановительного ремонта автомобиля Белякова в сумме [скрыто] руб.

[скрыто] коп., фактически положенного в обоснование решения Первомайского суда г. Мурманска от 11 апреля 2006 года о взыскании этих сумм с потерпевших.

Хотя эти доказательства в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ суд должен был проверить путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимся в уголовном деле и оценить с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Однако эти требования закона судом не были выполнены.

Вместе с тем, признав Белякова виновным в совершении мошенничества, суд необоснованно снизил размер причиненного потерпевшим ущерба, указав лишь взысканную с них сумму [скрыто] руб [скрыто] коп. в пользу Белякова по решению Первомайского суда г.Мурманска от 11 апреля 2006 года. При этом суд оставил без внимания взысканные с них в пользу Белякова расходы по составлению заключения экспертов в сумме [скрыто] руб. [скрыто] коп. и по оплате госпошлины в сумме 2993 руб. 20 коп. и никак это не мотивировал в приговоре, хотя эти было ухудшено положение потерпевших.

Поэтому и обвинительный приговор подлежит отмене из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, поскольку в приговоре не указано по каким основаниям суд принял одни из доказательств и отверг другие, выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли на правильность применения закона и определение меры наказания. Все это является основанием для отмены приговора в полном объеме.

При новом рассмотрении уголовного дела суду следует в соответствии с требованиями ч.З ст. 15 УПК РФ создать необходимые условия для исполнения сторонами обвинения и защиты их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; проверить и оценить доказательства в соответствии с требованиями ст.ст.87 и 88 ч.1 УП КРФ и правильно решить вопрос о наказании.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 29 августа 2007 года в отношении Белякова [скрыто] отменить в полном объеме и направить

уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Меру пресечения Белякову Э.А. в виде подписки о невыезде не изменять.

Председательствующи;

Статьи законов по Делу № 34-О07-32

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 84. Иные документы
УПК РФ Статья 86. Собирание доказательств
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх