Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 35-О08-47

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 января 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 35-О08-47

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 января 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пелевина Н.П.,
судей Старкова А.В. и Степанова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 29 января 2009 года кассационное представление заместителя прокурора Тверской области Виноградова О.Н., кассационные жалобы осужденных Самулевич Л.И., Чемутова О.В., Боровкова В.В., Гасанова Р.Н., Киврина А.С., Маслякова И.А., адвокатов Озеровой О.В., Мальцевой Л.А., Васильева СВ., Тумановой В.К., Шлаковой Т.В. и Барановой Л.А. на приговор Тверского областного суда от 27 мая 2008 года, которым САМУЛЕВИЧ Л И , осуждена: - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 10 февраля 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 26 февраля 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере ; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 марта 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 17 марта 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 21 марта 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 28 марта 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 30 мая 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 9 июня 2006 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 5 июля 2006 года сбыт С ) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 5 июля 2006 года сбыт Я к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 17 июля 2006 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 31 июля 2006 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 18 августа 2006 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 1 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 22 августа 2006 года - Б ) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 1 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 22 августа 2006 года - лицом, в отношении которого дело прекращено в связи с его смертью) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Самулевич Л.И. оправдана за отсутствием состава преступления.

ЧЕМУТОВ О В осужден: - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 17 марта 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 21 марта 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по ду от 30 мая 2006 года) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по э от 31 июля 2006 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 11 лет лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Чемутов О.В. оправдан за отсутствием состава преступления.

БОРОВКОВ В В судимый 18 июля 2002 года по ст. 158 ч. 2 п.п. «б,г» УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 31 декабря 2004 года по отбытии наказания, осужден: - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 5 июля 2006 года Я ) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 5 июля 2006 года С ) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 18 августа 2006 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 1 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ (по эпизоду от 22 августа 2006 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Боровков В.В. оправдан за отсутствием состава преступления.

ГАСАНОВ Р Н , судимый: 1)22 ноября 2001 года по ст. 158 ч. 2 п.п. «в,г» УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 27 июля 2004 года по отбытии наказания; 2)21 февраля 2005 года по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 1 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, освобожден 20 октября 2005 года по отбытии наказания, осужден: - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2006 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 10 февраля 2006 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 26 февраля 2006 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 марта 2006 года) к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 11 лет лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Гасанов Р.Н. оправдан за отсутствием состава преступления.

КИВРИН А С , , осужден: - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п. «а» УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере рублей.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Киврин АС. оправдан за отсутствием состава преступления.

ЧИСТЯКОВ Р В , осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Чистяков Р.В.. оправдан за отсутствием состава преступления.

МАСЛЯКОВ И А , судимый: 1)15 марта 2006 года по ст. 161 ч. 2 п.п. «а,г» УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 2) 30 ноября 2007 года по ст. ст. 158 ч. 3 п. «а», 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере рублей.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 30 ноября 2007 года окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Масляков И.А. оправдан за отсутствием состава преступления.

Самулевич, Чемутов, Боровков, Гасанов, Чистяков, Киврин и Масляков признаны виновными в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенном организованной группой, в особо крупном размере, а Самулевич и Боровков, кроме того, в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, совершенном организованной группой, в особо крупном размере.

Преступления совершены в период с декабря 2005 года по август 2006 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснение осужденных Боровкова ВВ. и Гасанова Р.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего кассационное представление удовлетворить, а кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе и в дополнении к ней осужденная Самулевич Л.И. выражает несогласие с приговором, считает его несправедливым, необоснованным и подлежащим отмене. Указывает, что выводы суда о её виновности в совершении всех вмененных ей преступлений в составе организованной группы являются несостоятельными, поскольку основаны лишь на показаниях свидетелей, которые не могут указать источник своей осведомленности или дают показания со слов Е который умер, и поэтому проверить достоверность их показаний не представляется возможным.

Кроме того, считает, что показания допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей незаинтересованных в исходе дела лиц ставят под сомнение законность и объективность проведенных в ходе предварительного расследования следственных действий, а также показаний участвовавших в их проведении сотрудников УФСКН и зависимых от них засекреченных свидетелей. Утверждает, что подтверждением зависимости этих свидетелей от следственных органов является тот факт, что свидетель «И », противоречивые показания которой суд признал допустимыми доказательствами, в настоящее время привлекается к ответственности по другому делу и содержится под стражей, а также показания осужденного Боровкова о том, что участвовавший в проверочной закупке свидетель «С сам занимался сбытом наркотиков и согласился участвовать в опе ых мероприятиях по предложению сотрудников УФСКН в обмен на то, чтобы остаться на свободе. Указывает, что признав допустимыми доказательствами материалы проверочных закупок, проведенных с участием указанных лиц, суд всем этим обстоятельствам надлежащей оценки не дал.

Считает, что необоснованно суд признал достоверными протоколы обыска в её доме и квартире Е , поскольку из показаний свидетелей Ш ., Ш и Ф , участвовавших в этих обысках в качестве понятых, следует, что указанные следственные действия были проведены с грубыми нарушениями требований УПК РФ. Указывает, что недопустимым доказательством является и протокол опознания её свидетелем К по фотографии, так как у следователя имелась возможность предъявить для опознания её лично. Считает, что поскольку в ходе предварительного следствия допущены грубейшие нарушения требований уголовно-процессуального закона, приговор в отношении неё подлежит отмене, а уголовное дело прекращению.

Адвокат Озерова О.В. в кассационной жалобе в защиту осужденной Самулевич Л.И. указывает, что приговор является незаконным, необоснованным и подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, считает, что назначенное Самулевич Л.И. наказание не соответствует её личности и роли в совершенном преступлении и назначено без учета всех смягчающих обстоятельств.

Осужденный Чемутов О.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным, поскольку в его основу суд положил недопустимые доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Указывает, что суд необоснованно признал достоверными показания допрошенных в качестве свидетелей оперативных сотрудников УФСКН, поскольку их показания являются непоследовательными и противоречивыми. Полагает, что оперативно- розыскные мероприятия в виде проверочных закупок по данному делу проведены незаконно, так как указанные мероприятия могут быть проведены лишь при наличии заявления о совершении преступления, а таких заявлений в УФСКН не поступало. Считает, что показания засекреченных свидетелей также не могли быть использованы судом в качестве доказательств, так как содержат существенные противоречия и не один из этих свидетелей не указал источник своей осведомленности. Кроме того, указывает, что все эти свидетели употребляют наркотики, являются зависимыми от органов следствия и давали показания под их давлением. При этом подробно приводит в жалобе, в чем выразились противоречия в показаниях этих свидетелей и оказанное на них давление, а также указывает, что в протоколе судебного заседания показания этих свидетелей отражены не полностью. Считает, что суд не должен был использовать в качестве доказательств заключения химических экспертиз, так как до экспертов, как это видно из имеющихся в уголовном деле справок, данное вещество исследовалось не имеющим процессуального статуса лицом, который единолично вскрывал и опечатывал пакеты с этим веществом, поэтому имеются сомнения в том, что экспертам было предоставлено именно то вещество, которое было изъято в ходе проверочных закупок. Полагает, что недопустимыми являются и протоколы опознания его по фотографиям, так как каких-либо препятствий для предъявления непосредственного его для опознания у следователя не имелось. Считает, что протоколы обыска в его квартире, его личного досмотра и обыска, осмотра денежных знаков также получены с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, которые выразились в том, что его права ему при этом не разъяснялись, указанные действия проведены вне рамок УПК РФ, без решения суда, ненадлежащими лицами и без соблюдения каких-либо гарантий, исключающих фальсификацию данных протоколов. Указывает, что из показаний свидетелей Ш , Ш и Ф а также других свидетелей, участвовавших при стве об Е , Самулевич, Чемутова и Боровкова, следует, что указанные обыск ведены с нарушением требований закона, поскольку понятые были приглашены в квартиры, когда там уже находились работники милиции. Однако суд не дал оценки показаниям этих свидетелей или вообще не допросил их и необоснованно признал протоколы этих обысков допустимыми доказательствами. Считает, что выводы суда о его виновности в незаконном приобретении и хранении наркотических средств с целью сбыта основаны на предположениях, материалами дела не подтверждаются и не соответствуют закону, поскольку за эти действия уголовная ответственность отсутствует. Утверждает, что обвинительное заключение следователем составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, так как следователь не имел права ссылаться в обвинительном заключении на фонограммы телефонным переговоров, не раскрыв их содержание. Считает, что в связи с этим суд должен был вернуть уголовное дело прокурору, поэтому постановление суда о принятии уголовного дела к своему производству также является незаконным. Обращает внимание на то, что суд в приговоре не решил судьбу всех денежных средств, изъятых у обвиняемых в ходе следствия.

Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

Осужденный Боровков В.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней считает приговор несправедливым, необоснованным и подлежащим отмене. Указывает, что квалифицирующий признак - совершение преступления организованной группой лиц не нашел своего подтверждения в судебном заседании и поэтому подлежит исключению из предъявленного ему обвинения.

Считает, что суд необоснованно сослался в приговоре на протокол обыска в его квартире, поскольку в судебном заседании данное доказательство не проверялось, а также на протоколы прослушивания телефонных разговоров Е , так как фоноскопическая экспертиза по ним не проводилась. Кроме того, считает, что в ходе производства по уголовному делу было нарушено его право на защиту, так как назначенный ему адвокат Мальцева Л.А. ранее по другому уголовному делу осуществляла защиту Гасанова, интересы которого по данному делу противоречат его интересам. Обращает также внимание на то, что изложенная в кассационной жалобе позиция адвоката Мальцевой Л.А. противоречит его позиции по делу. Кроме того, считает, что он был ограничен в возможности подготовиться к прениям, так как суд отклонил его ходатайство о переводе его на этот период в СИЗО и оставил в ИВС, условия содержания в котором лишили его возможности подготовиться к суду. Указывает, что суд необоснованно огласил в судебном заседании и сослался в приговоре на показания свидетелей «С » и «С », данные в ходе предварительного следствия, так как каких-либо чрезвычайных обстоятельств, исключающих явку указанных свидетелей в суд, не имелось. Обращает внимание на то, что признав достоверными показания свидетелей М и С , данные в ходе предварительного следствия, суд не дал оценки их показаниям в судебном заседании о том, что в ходе следствия на них со стороны сотрудников милиции оказывалось давление. Считает, что проведенные после 5 июля 2006 года повторные проверочные закупки были инициированы сотрудниками УФСКН и являются незаконными, так как после проведения первой проверочной закупки они обязаны были пресечь его дальнейшие преступные действия. Полагает, что органы следствия без достаточных оснований засекретили свидетеля «С , который пояснил в судебном заседании, что никто из подсудимых о родственникам не угрожал, поэтому суд должен был принять решение о рассекречивании данных указанного свидетеля, что могло существенно повлиять на ход судебного заседания. Считает, что суд необоснованно признал допустимыми доказательствами протоколы, составленные в ходе проведения проверочных закупок, так как оперативные сотрудники УФСКН не наделены правом составления таких документов. Кроме того, результаты всех этих оперативно- розыскных мероприятий как доказательства надлежащим процессуальным путем закреплены не были и не проверены в судебном заседании путем вызова и допроса в качестве свидетелей всех понятых, участвовавших в этих мероприятиях. Утверждает, что признание недопустимыми доказательствами результатов оперативно-розыскных мероприятий влечет за собой невозможность использования в качестве доказательств справок об исследовании изъятых в ходе их проведения наркотических средств, протоколов их выемки и осмотра, а также заключений химических экспертиз.

Полагает также, что обвинительное заключение следователем составлено с нарушением УПК РФ, так как в нем имеется лишь ссылка на фонограммы телефонных переговоров, что лишает обвиняемых возможности оспаривать отдельные доказательства. Считает, что при таких обстоятельствах суд обязан был вернуть дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.

Утверждает, что в связи с тем, что в своем последнем слове он указал на ряд обстоятельств, связанных с необходимостью рассекречивания свидетелей, суд должен был в соответствии с требованиями ст. 294 УПК РФ возобновить судебное следствие, чего судом сделано не было. Указывает в жалобе на неполноту и небрежность составления протокола судебного заседания и на необоснованное, по его мнению, отклонение председательствующим его замечаний на протокол судебного заседания. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Мальцева Л.А. в кассационной жалобе в защиту осужденного Боровкова ВВ. указывает, что приговор является неправильным и чрезмерно суровым. Считает, что Боровков за покушение на незаконный сбыт наркотических средств осужден необоснованно, выводы суда в этой части основаны на предположениях, поскольку никто из свидетелей, на показания которых суд сослался в приговоре, опровергая доводы осужденного о его невиновности, не подтвердил тот факт, что Боровков приобретал с целью сбыта и продавал наркотические средства по своему желанию и после их реализации часть вырученных средств оставлял себе. Наоборот, из показаний этих свидетелей, являющихся «наркоманами», следует, что они просили Боровкова достать для них наркотические средства и он приобретал их у Е . В связи с этим считает, что при наличии доказательств действия Боровкова могли быть квалифицированы лишь как пособничество в приобретении наркотических средств. Кроме того, обращает внимание на противоречивость предъявленного Боровкову обвинения по эпизодам от 5 июля 2006 года в части времени совершения указанных преступлений. Просит приговор в отношении Боровкова изменить, переквалифицировать его действия по эпизоду от 22 августа 2006 года на ст. 228 ч. 2 УК РФ и назначить минимальное наказание с применением ст. 73 УК РФ, а по остальным эпизодам уголовное дело в отношении него прекратить за непричастностью к инкриминируемым деяниям.

Осужденный Гасанов Р.Н. в кассационной жалобе и дополнениях к ней выражает несогласие с приговором, считает его несправедливым и подлежащим отмене. Указывает, что в материалах уголовного дела нет доказательств, подтверждающих выводы суда о совершении преступлений в составе организованной группы. Считает, что суд необоснованно положил в основу приговора показания осужденных Киврина, Чистякова, Маслякова и свидетеля Ч , данные в ходе предварительного следствия, так как в судебном заседании они отказались от этих показаний, пояснив, что давали их под давлением сотрудников милиции. Кроме того, указывает, что эти их показания о времени, когда они приступили к осуществлению своих преступных намерений, не соответствуют выводам суда о времени создания организованной преступной группы. Показания же допрошенных в качестве свидетелей оперативных работников УБОП и УФСКН являются голословными и никакими другими доказательствами не подтверждаются, а показания свидетеля В по обстоятельствам обыска в квартире Е вообще являются ложными, поскольку опровергаются показани идетеля Ш Указывает, что в судебном заседании не были допрошены основные свидетели Б , З и С а других доказательств, свидетельствующих о том, что наркотические средства они приобретали у него, не имеется. При этом утверждает, что показания засекреченных без достаточных на то оснований свидетелей являются недопустимыми доказательствами, так как никто из них не указал источника своей осведомленности. Указывает, что в качестве доказательств его виновности судом использованы заключения химических экспертиз, которые в нарушение норм УПК РФ были назначены и проведены до привлечения его в качестве обвиняемого, поэтому он был лишен прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ.

Считает, что версия обвинения об одном источнике полученных обвиняемыми наркотических средств опровергается материалами уголовного дела, из которых следует, что наркотические средства, использованные в разных эпизодах их сбыта, имеют явные различия по своему составу и происхождению.

Кроме того, указывает, что обвинительное заключение по данному уголовному делу составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, поскольку содержит лишь ссылку как на доказательства на фонограммы телефонных переговоров без изложения их содержания. Считает, что было нарушено его право на защиту, так как в ходе судебного заседания содержался в ИВС, где не имеется надлежащих условий для подготовки к судебным заседаниям.

Утверждает, что данные им в судебном заседании показания в протоколе судебного заседания записаны неверно и искажены, а его замечания на протокол судебного заседания необоснованно отклонены. Обращает внимание на то, что суд неправильно указал в приговоре дату его освобождения после отбытия наказания, назначенного по приговору от 21 февраля 2005 года, а также считает, что срок отбытия наказания у него должен исчисляться с 20 апреля 2006 года, когда он был фактически арестован. Просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Адвокат Васильев СВ. в кассационной жалобе в защиту осужденного Гасанова Р.Н. считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Указывает, что выводы суда о виновности Гасанова основаны лишь на показаниях засекреченных свидетелей, данных в ходе предварительного следствия. Однако, эти показания являются противоречивыми, фамилия Гасанова в них не фигурирует, источник их осведомленности о якобы имевших место фактах противоправной деятельности Гасанова не указан. Считает, что суд дал оценку лишь тем доказательствам, которые подтверждают виновность Гасанова и других осужденных, а доказательствам, свидетельствующим о его непричастности к инкриминируемым ему деяниям, оценки не дал. В частности суд оставил без внимания то, что в отношении Гасанова не было проведено ни одной экспертизы или очной ставки, на проведении которых он настаивал, и не представлено ни одного вещественного доказательства, подтверждающего его виновность. Полагает, что выводы суда о совершении Гасановым преступлений в составе организованной группы являются необоснованными, так как доказательств, свидетельствующих о том, что осужденные были знакомы друг с другом и что их действия были совместными и согласованными, а также охватывались единым умыслом, стороной обвинения не представлено. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Киврин АС. в кассационной жалобе и дополнениях к ней выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным.

Указывает, что за покушение на сбыт наркотических средств в составе организованной группы осужден необоснованно, так как из подсудимых знал только Маслякова, с которым учился в одном классе, и Е , у которого приобретал наркотики для себя и несколько раз помог в приобретении наркотиков двум девушкам, одна из которых является свидетелем по данному делу под псевдонимом «О . Утверждает, что в ходе предварительного следствия оговорил себя и осужденных в связи с тем, что в противном случае следователь угрожал ему арестом, а адвокат ему был предоставлен лишь по окончании допроса. Поэтому считает, что его показания на предварительном следствии следует признать недопустимыми доказательствами. Указывает, что к показаниям свидетелей «О , С и Ч следует относиться критически, так ка являются наркозависимыми лицами, показания давали под давлением работников милиции и следователя, поэтому объективность их показаний вызывает сомнения. Считает, что его действия должны квалифицироваться по ст. ст. 33, 228 УК РФ, а наказание с учетом данных о его личности и конкретных обстоятельств дела должно быть назначено с применением ст. 64 УК РФ. Вместе с тем, просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

Адвокат Туманова В.К. в кассационной жалобе в защиту осужденного Киврина А.С. считает приговор неправильным и чрезмерно суровым.

Указывает, что выводы суда о том, что Киврин вошел в состав организованной группы в 2005 году, не соответствуют действительности, поскольку Киврин не знал, что наркотики у Е кроме него покупали и другие осужденные.

Кроме того, он не знал всех членов группы, которая якобы существовала, не знал как конкретно она работает, и кто какими доходами от распространения наркотиков пользовался. Поэтому считает, что п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ должен быть исключен из предъявленного Киврину обвинения. Полагает также, что с учетом данных о личности Киврина, его незначительной роли в совершенных преступлениях, раскаяния в содеянном, у суда имеется возможность снизить ему наказание и применить ст. 73 УК РФ.

Адвокат Шпакова Т.В. в кассационной жалобе в защиту осужденного Чистякова Р.В. считает, что вина Чистякова в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенном организованной группой, не нашла своего подтверждения. Указывает при этом, что из показаний Чистякова в судебном заседании следует, что из всех подсудимых он поддерживал отношения лишь с Е , у которого покупал для себя наркотики и только один раз за деньги поделился наркотиками со своим одноклассником, который проходит по данному делу в качестве свидетеля под псевдонимом «П », и больше никому наркотики не продавал. Показания Чистякова в этой части подтверждаются показаниями других осужденных. К показаниям же Чистякова в ходе предварительного следствия и показаниям засекреченных свидетелей о том, что Чистяков в составе организованной группы занимался сбытом наркотических средств и они неоднократно приобретали у него наркотики, следует относиться критически, так как Чистяков в ходе предварительного следствия оговорил себя под давлением следователя, а показания засекреченных свидетелей, являющихся наркозависимыми лицами, являются голословными и никакими другими доказательствами не подтверждаются. В связи с этим просит исключить из приговора указание о совершении Чистяковым преступления в составе организованной группы и с учетом данных о его личности и конкретных обстоятельств дела назначить ему наказание с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ.

Осужденный Масляков И.А. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным, поскольку его виновность в покушении на незаконный сбыт наркотических средств не доказана, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что суд необоснованно положил в основу приговора его показания, данные в ходе предварительного следствия, так как эти показания он подписал под давлением следователя, который в случае отказа угрожал заключить его под стражу. Считает, что с учетом его показаний и показаний свидетеля «О о том, что он лишь помог ей в приобретении наркотиков, его действия могут быть квалифицированны как посредничество в приобретении наркотических средств.

Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Баранова Л.А. в кассационной жалобе в защиту осужденного Маслякова И.А. оспаривает обоснованность осуждения Маслякова за совершение преступления в составе организованной группы и считает, что выводы суда в этой части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Указывает при этом, что Масляков в судебном заседании пояснил, что ранее из подсудимых был знаком только с Кивриным. Кроме того, из показаний Маслякова, а также показаний осужденного Киврина и свидетеля «О видно, что Масляков с другими осужденными в сговор заранее объединиться в устойчивую преступную организованную группу не вступал, а лишь оказывал посреднические услуги при продаже наркотических средств. Утверждает, что поскольку суд не привел в приговоре доказательств, подтверждающих совершение Масляковым преступления в составе организованной группы, п.

«а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ подлежит исключению из предъявленного Маслякову обвинения. Кроме того, указывает, что суд назначил Маслякову суровое наказание, не соответствующее данным о его личности и роли в совершенном преступлении. Считает, что при вынесении приговора суд не учел всех смягчающих наказание Маслякова обстоятельств, в частности наличие у него тяжкого заболевания, содействие следствию и способствование в раскрытии преступлений, чистосердечное признание и раскаяние в содеянном. Просит приговор в отношении Маслякова отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение.

В кассационном представлении заместитель прокурора Тверской области Виноградов О.Н. ставит вопрос об изменении приговора в отношении осужденных Маслякова, Киврина и Гасанова. В обоснование доводов представления указывает, что действия Маслякова ощибочно квалифицированы по ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное организованной группой лиц, в особо крупном размере, поскольку доказательств, подтверждающих, что Масляков с другими осужденными заранее договорились объединиться в устойчивую преступную организованную группу для совершения преступлений, а также то, что Масляковым велась предварительная подготовка к совершению преступлений, работа по разработке планов, их обсуждение, распределение ролей, в материалах дела не имеется, не приведены такие доказательства и в приговоре. Кроме того, полагает, что установленные судом обстоятельства дела свидетельствуют о том, что Масляков действовал в качестве посредника при сбыте наркотических средств. В связи с этим считает, что действия Маслякова следует квалифицировать по ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5 и 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ как посредничество в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере. Указывает также, что при назначении наказания осужденному Киврину по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ суд указал в приговоре, что назначает окончательное наказание путем частичного сложения, однако дополнительное наказание в виде штрафа назначил путем полного сложения. Поэтому просит дополнительное наказание в виде штрафа, назначенного Киврину в соответствии с требованиями ст. 69 ч. 3 УК РФ, снизить до рублей.

Кроме того, просит внести в приговор изменения в отношении осужденного Гасанова, поскольку суд в вводной части приговора ошибочно указал, что Гасанов приговором от 22 ноября 2001 года осужден по п.п. «а,г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, тогда как указанным приговором он осужден по п.п. «б,в,г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В возражениях на кассационное представление заместителя прокурора Тверской области Виноградова О.Н. осужденные Чемутов О.В. и Боровков В.В. просят оставить представление без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Самулевич, Чемутова, Боровкова, Гасанова, Киврина и Чистякова в совершении указанных выше преступлений правильными, основанными на совокупности исследованных и проверенных в судебном заседании доказательств, полный и подробный анализ которых содержится в приговоре.

Приведенные в кассационных жалобах доводы о необоснованности выводов суда о виновности осужденных в совершенных преступлениях, а также о несоответствии данных выводов суда установленным судом фактическим обстоятельствам дела, являются несостоятельными, поскольку не основаны на материалах дела.

Как видно из материалов уголовного дела, исследовав в судебном заседании обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд в соответствии с требованиями закона указал мотивы, по которым в основу приговора положены одни доказательства и отвергнуты другие. В приговоре подробно приведены доказательства, подтверждающие вину осужденных по всем эпизодам преступной деятельности и в отношении каждого из них.

При этом суд правильно признал достоверными и сослался в приговоре на показания осужденных Киврина, Чистякова и Маслякова, данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что в организованную Е группу, которая занималась сбытом наркотических средств, входили Самулевич, у которой Е получал наркотические средства крупными партиями, а также Чемутов, Боровков, Гасанов, Киврин и Чистяков, которые получали наркотические средства у Е и сбывали их наркозависимым лицам.

Выводы суда о виновности осужденных Самулевич, Чемутова, Боровкова, Гасанова, Киврина и Чистякова в совершении конкретных преступлений по незаконному сбыту наркотических средств подтверждаются, кроме того, показаниями допрошенных в судебном заседании и в ходе предварительного следствия свидетелей С , О М П В М и Я , из которых следует, что они приобретали у осужденных наркотические средства, в том числе и в ходе проверочных закупок, а также показаниями свидетелей Ш , И Я , К М Р С , П Ч и С о том, что они также приобретали у осужденных наркотические средства или являлись очевидцами сбыта осужденными наркотических средств.

Показания указанные выше свидетелей об обстоятельствах совершенных осужденными преступлений полностью согласуются с показаниями принимавших участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий и допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей сотрудников УФСКН К , Д , Д В , В Г , С И и подтверждаются соответствующими протоколами и актами, составленными в ходе проверочных закупок, протоколами прослушивания фонограмм телефонных разговоров, протоколами обыска по месту жительства Самулевич, Чемутова, Боровкова и Е , в ходе которых у них были изъяты использованные при проверочных закупках денежные купюры, а у Боровкова и Е и наркотические средства, протоколами опознания осужденных Самулевич, Чемутова, Гасанова и Киврина свидетелями К С , М , З , С , Б , М и О как лиц, у которых они приобретали наркотические средства, а также заключениями экспертиз о том, что вещество, которое осужденные сбыли в ходе проверочных закупок, а также вещество, обнаруженное при обыске у Боровкова и Е , является наркотическим средством и по отдельным эпизодам с учетом его веса отнесено к особо крупному размеру.

Доводы жалоб о том, что показания осужденных Киврина, Чистякова и Маслякова, данные в ходе предварительного следствия, получены с нарушением требований УПК РФ и в результате оказанного на них давления, судом проверялись и обоснованно опровергнуты как несостоятельные.

Как видно из материалов дела, показания указанных выше осужденных получены с соблюдением требований УПК РФ, допросы осужденных проводились с участием адвокатов, каких-либо данных, свидетельствующих о применение к ним недозволенных методов ведения следствия, а также о самооговоре или об оговоре других осужденных, из материалов дела не усматривается.

Причинам изменения осужденными Кивриным, Чистяковым и Масляковым, а также свидетелями Ч Я Я и С своих показаний, суд, вопреки доводам жалоб, дал надлежащую оценку. При этом суд правильно указал в приговоре, что их показания в судебном заседании являются надуманными, поскольку опровергаются совокупностью полученных и исследованных в судебном заседании доказательств и даны осужденными с целью снизить степень общественной опасности совершенных ими деяний, а свидетелями - с целью помочь осужденным уклониться от уголовной ответственности за содеянное.

Приведенные в жалобах доводы о том, что показания «засекреченных» свидетелей и показания допрошенных в качестве свидетелей сотрудников УФСКН, а также акты и протоколы проведенных с их участием оперативно- розыскных мероприятий и опознания осужденных являются недопустимыми доказательствами, судом также проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

Из материалов дела видно, что все оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия с участием свидетелей, данные о личности которых органами следствия обоснованно сохранены в тайне, а также допросы этих свидетелей проведены с соблюдением требований закона и уполномоченными на то лицами. Составленные в ходе проведения указанных оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий документы, в том числе акты и протоколы проверочных закупок у осужденных наркотических средств, протоколы опознания осужденных данными свидетелями также соответствуют требованиям закона. Не усматривается из материалов дела и каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре осужденных указанными свидетелями, а также о зависимости этих свидетелей от следственных органов.

Не имелось у суда оснований для признания недопустимыми доказательствами и показаний допрошенных в качестве свидетелей сотрудников УФСКН, поскольку их показания, вопреки доводам жалоб, являются последовательными, подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств, не установлено в судебном заседании и каких-либо данных, свидетельствующих о заинтересованности указанных лиц в исходе дела.

Несостоятельными являются и доводы жалоб о необходимости признания недопустимыми доказательствами протоколов прослушивания фонограмм телефонных разговоров, обысков по месту жительства осужденных и заключений химических экспертизы, поскольку, как правильно указано в приговоре, нарушений требований уголовно-процессуального закона при проведении указанные следственных действий не допущено, протоколы этих следственных действий также соответствуют требованиям УПК РФ. Судебно- химические экспертизы по исследованию вещества, изъятого в ходе проверочных закупок у осужденных и обнаруженного при обыске у Боровкова и Е , назначены и проведены также в соответствии с требованиями закона, оснований сомневаться в обоснованности и объективности выводов этих экспертиз не имеется.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что правильно оценив исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд, вопреки доводам жалоб, пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных Самулевич, Чемутова, Боровкова, Гасанова, Чистякова и Киврина в совершении указанных выше преступлений и дал действиям осужденных правильную юридическую оценку, в том числе и как совершенным организованной группой.

При этом суд правильно указал в приговоре, что исследованные в судебном заседании доказательства, в том числе приведенные выше показания осужденных Киврина, Чистякова и Маслякова, данные в ходе предварительного следствия, показания свидетелей, протоколы прослушивания фонограмм телефонных разговоров, протоколы и акты проверочных закупок наркотических средств у осужденных, протоколы обысков по месту жительства Самелевич, Чемутова, Боровкова и Е свидетельствуют о том, что осужденные заранее объединились в стабильную и сплоченную группу для совершения неоднократного незаконного сбыта наркотических средств, имели между собой постоянную связь, то есть незаконно сбывали наркотические средства организованной группой.

Поэтому доводы кассационных жалоб о том, что материалами дела не доказано, что преступления указанными осужденными совершены организованной группой, судебная коллегия находит несостоятельными.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что приговор в отношении осужденного Маслякова в части квалификации его действий подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела и правильно указано в кассационном представлении, признавая Маслякова виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенном организованной группой лиц, суд указал в приговоре, что роль Маслякова в незаконном сбыте наркотических средств в организованной группе состояла в незаконном приобретении наркотических средств с целью сбыта у Киврина, в их незаконном хранении и сбыте наркозависимым лицам путем продажи, в присвоении полученной выручки и передаче оставшейся выручки Киврину.

При этом суд сослался в приговоре на данные в ходе предварительного следствия показания осужденных Маслякова, Киврина, Чистякова, свидетелей О и С а также на другие доказательства, подтверждающие совершение осужденными преступлений в составе организованной группы.

Между тем, каких-либо конкретных данных, свидетельствующих о том, что Масляков с другими осужденными заранее договорился объединиться в устойчивую преступную организованную группу для совершения преступлений, а также участвовал в предварительной подготовке к совершению преступлений, в разработке и обсуждении планов их совершения, указанные доказательства не содержат, не приведены они и в приговоре.

Кроме того, Масляков приговором суда признан виновным лишь в том, что 9 июня 2006 года покушался на сбыт наркотических средств в особо крупном размере О . Однако из показаний осужденного Маслякова, свидетелей О и С об обстоятельствах сбыта наркотических средств О 9 июня 2006 года следует, что Масляков при совершении данного преступления действовал в качестве посредника при сбыте наркотических средств Кивриным.

При таких обстоятельствах судебная коллеги считает, что действия Маслякова следует переквалифицировать со ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5 и 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ как посредничество в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о допущенных при производстве по настоящему делу нарушениях уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов дела, предварительное и судебное следствие по данному уголовному делу проведены в соответствии с требованиями УПК РФ, с достаточной полнотой и объективно.

Вопреки доводам жалоб осужденных Чемутова, Боровкова и Гасанова, составленное следователем обвинительное заключение соответствует требованиям закона, поэтому при поступлении уголовного дела в суд оснований для его возвращения прокурору у суда не имелось.

Из протокола судебного заседания следует, что стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные сторонами доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по ним решения мотивированы и являются правильными. По окончании судебного следствия, заявлений о дополнении судебного следствия от сторон, в том числе и от стороны защиты, не поступало.

Несостоятельными являются и доводы осужденных Боровкова и Гасанова о том, что в ходе судебного разбирательства было нарушено их право на защиту.

Как видно из материалов дела, каких-либо противоречий в позиции осужденных Боровкова и Гасанова по данному делу не усматривается, поэтому то обстоятельство, что адвокат Морозова ранее по другому делу представляла интересы Гасанова, не являлось препятствием для её участия по настоящему уголовному делу в качестве защитника Боровкова.

Не усматривает судебная коллегия нарушений требований закона, ограничивающих право осужденных Боровкова и Гасанова на защиту и в том, что в период судебного разбирательства они содержались в ИВС, поскольку как видно из материалов дела, во время перерывов в судебном заседании осужденные этапировались в следственный изолятор и с учетом времени этих перерывов имели реальную возможность подготовиться к судебному заседанию.

Доводы жалобы осужденного Боровкова о нарушении судом требований ст. 294 УПК РФ также не соответствуют действительности, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, в своем последнем слове Боровков каких-либо новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, не сообщил и не заявлял о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, поэтому оснований для возобновления судебного следствия у суда не имелось.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Замечания осужденных Чемутова, Боровкова и Гасанова о неполноте протокола судебного заседания, на которые они ссылаются в кассационных жалобах, рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ и отклонены. Оснований для признания постановлений председательствующего, вынесенных по результатам рассмотрения указанных замечаний, необъективными и необоснованными не имеется. Поэтому доводы жалоб осужденных о том, что протокол судебного заседания составлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона и их замечания отклонены необоснованно, судебная коллегия также находит несостоятел ьн ы ми.

Приведенные в кассационных жалобах и представлении доводы о том, что суд в приговоре неверно указал данные о прежних судимостях Гасанова и не разрешил вопрос о судьбе всех вещественных доказательств, также не являются основанием к отмене или изменению приговора судом кассационной инстанции, поскольку данные вопросы могут быть рассмотрены судом при исполнении приговора в порядке ст. ст. 396, 397, 399 УПК РФ.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Наказание осужденным Самулевич, Чемутову, Боровкову, Гасанову и Чистякова, а Киврину - основное наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных об их личности, смягчающих наказание и других обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Вывод суда о том, что исправление осужденных возможно только в условиях изоляции их от общества в приговоре мотивирован. Оснований для применения при назначении наказания осужденным Самулевич, Чемутову, Боровкову, Гасанову, Чистякова и Киврину положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, а также для признания назначенного им наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что с учетом переквалификации действий Маслякова, уменьшающей объема обвинения, а также его активного способствования раскрытию преступлений и изобличению других соучастников преступления назначенное ему наказание подлежит смягчению с применением при этом к основному наказанию положений ст. 64 УК РФ.

Кроме того, при назначении наказания осужденному Киврину по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ суд указал в приговоре, что назначает ему окончательное наказание путем частичного сложения, однако дополнительное наказание в виде штрафа назначил путем полного сложения. В связи с этим судебная коллегия считает, что дополнительное наказание в виде штрафа, назначенное Киврину в соответствии с требованиями ст. 69 ч. 3 УК РФ, подлежит снижению до рублей.

Срок наказания осужденному Гасанову, вопреки доводам его жалобы, исчислен правильно, поскольку мера пресечения в виде заключения под стражу на данному делу в отношении него избрана 4 июля 2006 года, а до этого времени под стражей он содержался по другому делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тверского областного суда от 27 мая 2008 года в отношении Маслякова И А и Киврина А С изменить: переквалифицировать действия Маслякова И.А. со ст. ст. 30 ч. 3 и 228.1 ч. 3 п.п. «а,г» УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5 и 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ, по которым назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы со штрафом в размере рублей; в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 30 ноября 2007 года окончательно назначить Маслякову И.А. наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере рублей с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима; назначенное Киврину А.С. в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа в размере рублей снизить до рублей.

В остальном приговор о них и в отношении Самулевич Л.И., Чемутова О.В., Боровкова В.В., Гасанова Р.Н. и Чистякова Р.В. оставить без изменения, а кассационное представление заместителя прокурора Тверской области Виноградова О.Н., кассационные жалобы осужденных Самулевич Л.И., Чемутова О.В., Боровкова В.В., Гасанова Р.Н., Киврина АС, Маслякова И.А., адвокатов Озеровой О.В., Мальцевой Л.А., Васильева СВ., Тумановой В.К., Шлаковой Т.В. и Барановой Л.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 35-О08-47

УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 228.1. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 294. Возобновление судебного следствия
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх