Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 38-О08-22

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №38-О08-22

от 16 октября 2008 года

 

председательствующего - Пелевина Н.П., судей - Старкова A.B. и Грицких И.И.

КОРОЛЕВ d

ранее [скрыто]

судимый 1 августа 2002 года с учетом внесенных в приговор изменений по ст. ст. 166 ч. 4, 162 ч. 2 УК РФ, с применением ст. ст. 64 и 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 16 апреля 2007 года по отбытии наказания;

осужден по ст. 206 ч. 2 п.п. «г,з» УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Королев признан виновным в захвате и удержании [скрыто] в

качестве заложника в целях понуждения государства, организации и гражданина совершить действие как условие освобождения заложника, совершенных с применением предмета, используемого в качестве оружия, и из корыстных побуждений.

Преступление совершено 4 октября 2007 года [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова A.B., объяснения осужденного Королева С.Е., адвоката Терешкина B.C., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего кассационные представление и жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Королев, не отрицая своей причастности к совершенному преступлению, оспаривает обоснованность его осуждения по квалифицирующему признаку - «из корыстных побуждений» и считает, что его вина в этой части не доказана. Указывает, что мотив преступления судом установлен неверно, поскольку денег он ни у кого, в том числе и у прокурора Боткина, не требовал, и если бы имел умысел на получение денег, то мог бы их взять из кассового аппарата, однако не сделал этого. Выражает несогласие с выводами судебно-медицинской экспертизы и суда о том, что обнаруженные у него телесные повреждения были причинены ему при его задержании и утверждает, что подвергся физическому и моральному воздействию со стороны сотрудников правоохранительных органов уже после задержания. Оспаривает также выводы суда о его вменяемости, поскольку считает, что в момент совершения преступления он не осознавал и не отдавал отчет своим действиям. Кроме того, считает, что при производстве по данному делу допущены существенные нарушения требований УПК РФ, которые выразились в нарушении подследственности, а также в том, что согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства о продлении меры пресечения и на продление срока предварительного следствия было дано заместителем руководителя следственного органа, не уполномоченного на принятие таких решений. Просит исключить из приговора осуждение его по п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ и с учетом его психического состояния и мнения потерпевшей назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.

В кассационном представлении государственного обвинителя Чекулиной H.H. ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона, выразившемся в чрезмерной мягкости назначенного осужденному наказания. В обоснование доводов представления указывается, что суд, признав виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 206 ч. 2 п.п. «г,з» УК РФ, Королева С.Е., в установочной части приговора указал, что преступление совершено [скрыто] а при назначении

осужденному наказания не учел, что ранее Королев привлекался к уголовной

ответственности, совершенное им преступление направлено против общественной безопасности, по своему характеру является дерзким и жестоким, вызвало значительный резонанс в обществе, относится к категории особо тяжких.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Королева в совершении указанного преступления правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре доказательствах.

Доводы кассационной жалобы осужденного об отсутствии корыстного мотива в его действиях судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд правильно указал в приговоре, что данные доводы осужденного опровергаются показаниями свидетеля [скрыто] из которых

следует, что Королев, осознавая, что Б как прокурор города является

представителем власти, требовал у него [скрыто] рублей в качестве одного из

условий освобождения [скрыто], показаниями потерпевшей Б)

подтвердившей факт передачи [скрыто] денег Королеву, а также показаниями свидетелей [скрыто], [скрыто] и [скрыто] о том,

что Королев, удерживая [скрыто] в качестве заложника и угрожая ей ножом,

кроме требования о предоставлении ему автомашины, выдвигал также требование передать ему деньги и открыть кассу.

Приведенные выше показания свидетелей и потерпевшей получены с соблюдением требований УПК РФ, согласуются между собой и с другими исследованными и приведенными в приговоре доказательствами, каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре Королева указанными лицами, из материалов дела не усматривается, поэтому они обоснованно признаны судом достоверными и соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Доводы осужденного Королева о применении к нему насилия работниками правоохранительных органов после его задержания судом также проверялись и правильно признаны необоснованными, поскольку опровергаются выводами судебно-медицинской экспертизы о механизме образования обнаруженных у Королева телесных повреждений, показаниями самого осужденного, данными в ходе предварительного следствия, а также показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто] ~I о том, что указанные повреждения причинены Королеву при задержании и освобождении захваченной им и удерживаемой в качестве заложника потерпевшей [скрыто].

Несостоятельными судебная коллегия находит и доводы жалобы осужденного Королева о нарушении при производстве по делу уголовно-процессуального закона.

Как видно из представленных материалов, уголовное дело в отношении Королева расследовано следователем прокуратуры с соблюдением требований УПК РФ, поскольку совершенное Королевым преступление выявлено и уголовное дело по нему возбуждено органами прокуратуры, а в соответствии с ч. 5 ст. 151 УПК РФ предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 206 УК РФ, может производиться также следователями органа, выявившего это преступление.

Не основанными на законе являются и доводы осужденного о том, что согласие следователю на продление срока предварительного следствия и возбуждение перед судом ходатайства о продления срока содержания обвиняемого под стражей даны ненадлежащим лицом, так как согласно ст. 39 ч. 5 УПК РФ полномочия руководителя следственного органа при производстве предварительного следствия осуществляют не только руководители соответствующего следственного органа, но и их заместители.

Таким образом, нарушений требований уголовно-процессуального закона о подследственности, а также свидетельствующих о проведении предварительного следствия и о принятии решений по делу лицами, не имеющими на то полномочий, из материалов дела не усматривается.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что с учетом исследованных в судебном заседании доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о том, что действия осужденного Королева, выразившиеся в захвате и удержании [скрыто] в качестве заложника в

целях понуждения государства, организации и гражданина совершить действие как условие освобождения заложника, были совершены им в том числе и из корыстных побуждений. Поэтому квалификация его действий по ст. 206 ч. 2 п.п. «г,з» УК РФ является правильной.

Несостоятельными судебная коллегия находит доводы жалобы осужденного Королева и о том, что в момент совершения преступления он не отдавал отчет своим действиям.

Как видно из материалов дела, психическое состояние осужденного судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о его личности и выводов судебно-психиатрической экспертизы о том, что Королев каким-либо психическим расстройством не страдал и не страдает, в период совершения преступления мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, он обоснованно признан судом вменяемым.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационного представления об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам, поскольку допущенная при составлении описательной части приговора техническая ошибка, выразившаяся в неправильном указании инициалов осужденного, не является основанием к отмене приговора и может быть устранена судом в порядке исполнения приговора.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности и смягчающих наказание обстоятельств.

Оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым вследствие чрезмерной мягкости или суровости, как об этом ставится вопрос в кассационном представлении государственного обвинителя и кассационной жалобе осужденного, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тульского областного суда от 2 июля 2008 года в отношении Королева [скрыто] оставить без изменения, а кассационное

представление государственного обвинителя Чекулиной H.H. и кассационную жалобу осужденного Королева СЕ. - без удовлетворения.

Председательствующий

В. Старков

Статьи законов по Делу № 38-О08-22

УК РФ Статья 206. Захват заложника
УПК РФ Статья 39. Руководитель следственного органа
УПК РФ Статья 151. Подследственность
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу

Загрузка
Наверх