Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 44-О12-53

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Воронов Александр Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 44-О12-53

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 июня 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бирюкова Н.И.
судей Воронова А.В., Тришевой А.А.
при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Иванова С.С. и адвоката Лобанова ЮС. на приговор Пермского краевого суда от 13 апреля 2012 года, по которому Иванов С С судимый - 19 февраля 2007 года по ч.1 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; - 25 апреля 2008 года по ч.З ст. 30, п. «г» ч.2 ст. 161, ч.1 ст. 116 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа; 9 сентября 2009 года условно - досрочно освобожден на неотбытый срок 1 год 8 месяцев 12 дней, осужден по ч.З ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к лишению свободы сроком на 6 лет без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, которое заключается в ограничениях, указанных в приговоре; по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 12 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, которое заключается в ограничениях, указанных в приговоре.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, которое заключается в ограничениях, указанных в приговоре.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию в виде лишения свободы частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 25 апреля 2008 года и окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, которое заключается в ограничениях, указанных в приговоре.

Постановлено взыскать с Иванова С.С. в пользу потерпевшей Т рублей компенсации морального вреда, рублей в возмещение имущественного вреда. В счет возмещения исковых требований обращено взыскание на имущество осужденного - автомобиль государственный регистрационный номер регион.

С Иванова С.С. взысканы процессуальные издержки в сумме рублей копеек, решена судьба вещественных доказательств.

По предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, Иванов С.С. оправдан в связи с непричастностью к его совершению.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., объяснения адвоката Лобанова ЮС. в защиту осужденного Иванова С.С, просившего об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении своего подзащитного, мнение прокурора Гулиева А.Г об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Иванов С.С. признан виновным и осужден за покушение на мошенничество в особо крупном размере в отношении С а также за убийство С Преступления совершены в 2010 - 2011 годах в городе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Иванов С.С. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденного Иванова С.С. высказывается просьба об отмене приговора. Указывается, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, его вина в покушении на мошенничество и убийстве не доказана. Приводя в обоснование доводов свою оценку материалов дела и подробно анализируя доказательства, осужденный заявляет, что явку с повинной и показания, в которых признал свою вину в мошенничестве, он дал под воздействием сотрудников правоохранительных органов. Потерпевшего С он не обманывал, принадлежащую ему квартиру похитить не пытался, добровольно отказался от совершения преступления. Судом неправильно оценены доказательства, в том числе показания свидетелей Ю К С . Убийство С он не совершал. Показания свидетеля Т ., в том числе относительно деревянной биты, заслуживали критической оценки суда. Судом не учтено, что на бите какие - либо следы не обнаружены, как и следы костра, в котором он якобы сжег свою одежду. Неправильно оценены судом показания свидетелей К С В оговоривших его. В жалобе также оспаривается законность решения суда в отношении судьбы принадлежащего ему автомобиля, на который приговором суда обращено взыскание.

В кассационной жалобе адвокат Лобанов Ю.С в защиту осужденного Иванова С.С. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело в отношении своего подзащитного. По мнению адвоката, виновность Иванова С.С. в покушении на мошенничество не доказана, выводы суда основаны на односторонней оценке показаний потерпевшего С и других доказательств. Не установлена причастность Иванова С.С. к убийству С Судом неверно оценены показания свидетеля Т В то же время суд необоснованно подверг критической оценке показания свидетелей Г и Х на следствии. На деревянной бите и одежде Иванова С.С. не обнаружены какие - либо следы, относящиеся к потерпевшему, орудия убийства не установлены. Бита не могла оказаться в том месте, в котором была обнаружена. Все это указывает на непричастность Иванова С.С к убийству.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Леус Г.В. считает их несостоятельными, просит приговор оставить без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что вывод о доказанности вины Иванова С.С. в преступлениях, за совершение которых он осужден, соответствует фактическим обстоятельствам и подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Судом проверены версии в защиту Иванова С.С, противоречия, обнаружившиеся в отдельных доказательствах, выяснены и правильно оценены как не опровергающие выводов суда о доказанности вины осужденного. В приговоре указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Доводы осужденного и его защитника о неверной оценке судом показаний перечисленных в жалобах свидетелей, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного в содеянном, нельзя признать состоятельными.

Признавая достоверность сведений, сообщенных этими лицами, суд обоснованно исходил из того, что их допросы проведены с соблюдением требований уголовно - процессуального закона, а показания, взятые судом в основу приговора, согласуются с достаточной совокупностью других доказательств по делу и подтверждаются материалами дела. Никаких поводов для оговора осужденного у свидетелей не имелось. Не установлено по делу и каких - либо данных, указывающих на их заинтересованность в исходе дела.

Судом также не установлены и данные, которые позволили бы считать, что показания свидетели давали под воздействием недозволенных методов ведения следствия, либо они вводились в заблуждение относительно содержания сообщенных ими сведений, зафиксированных в протоколах допросов. Согласно протоколам следственных действий, по окончании допросов заявлений или замечаний со стороны допрошенных лиц не поступало.

Так, в ходе предварительного следствия сам Иванов С.С. не оспаривал факт совершения им в отношении потерпевшего С преступных действий, направленных на хищение принадлежащей последнему квартиры.

В протоколе явки с повинной от 29 марта 2011 года, составленном непосредственно после задержания, Иванов С.С. сообщил, что в марте 2010 года он решил обманным путем завладеть квартирой по адресу: г. , ул.

д. кв. , принадлежащей его знакомому С С этой целью под предлогом оформления кредита для ведения с С совместного бизнеса он получил от него доверенность и заключил с ним фиктивный договор купли - продажи данного жилого помещения. После этого документы, необходимые для регистрации на себя права собственности квартиры, он сдал в регистрационную палату. Участвовать в схеме по завладению квартирой С он предлагал своему знакомому Ю но тот отказался, и он, Иванов, все сделал сам (т. 3, л.д. 14).

Содержащиеся в явке с повинной сведения Иванов С.С. подтвердил в этот же день в присутствии адвоката при допросе в качестве подозреваемого.

Из этих показаний Иванова С.С, оглашенных в судебном заседании с соблюдением установленного законом порядка, видно, что в марте 2010 года у него возник умысел на завладение квартирой С путем обмана последнего и злоупотребления его доверием. Пользуясь доверительными отношениями с С он во исполнение задуманного уговорил С оформить на него, Иванова, генеральную доверенность на распоряжение квартирой и подписать с ним договор купли - продажи жилого помещения. 13 мая 2011 года он сдал в регистрационную палату документы, необходимые для перерегистрации права собственности квартиры С на себя. Участвовать в завладении квартирой С и поделить полученные от продажи квартиры деньги он ранее предлагал Ю Узнав, что С приостановил регистрацию сделки, он, желая достигнуть намеченной цели, подал исковое заявление в суд с требованием продолжить регистрацию на него права собственности (т. 3 л.д. 18-21).

В последующем допросе в качестве обвиняемого Иванов С.С. подтвердил ранее данные им показания и сведения, сообщенные в явке с повинной (т.З, л.д. 50-51).

Обстоятельства содеянного Иванов С.С. подтвердил также на очной ставке с С (т.З, л.д. 33-36).

Согласно показаниям потерпевшего С в судебном заседании, в 2010 году Иванов С.С, с которым у него были дружеские отношения, предложил заняться совместным бизнесом, для чего требовался кредит. Поскольку кредит в банке не давали, он по предложению Иванова С.С. оформил на него генеральную доверенность на принадлежащую ему, С , квартиру, а затем, также по предложению Иванова С.С. заключил с ним договор капли - продажи этого жилого помещения. Иванов С.С. уговорил его написать в договоре, что деньги за квартиру им от Иванова С.С. получены, что не соответствовало действительности. Иванов С.С. пообещал, что после получения кредита доверенность и договор купли - продажи он уничтожит, но не сделал этого, а подал документы в регистрационную палату для оформления квартиры в свою собственность, обманув его таким образом. После этого он обратился в регистрационную палату с заявлением о запрете всех действий по своей квартире и отменил свою доверенность на Иванова С.С. Изложенные показания осужденного Иванова С.С. и потерпевшего С совпадали с показаниями свидетеля Ю на следствии и в судебном заседании о том, что весной 2010 года Иванов С.С, у которого имелась генеральная доверенность на квартиру С предложил ему оказать содействие в оформлении квартиры С на Иванова С.С, после чего квартиру продать, а С переселить в деревню. От предложения Иванова С.С. он отказался, так как понял, что оно связано с совершением незаконных действий в отношении С Вина Иванова С.С. в покушении на мошенничество в особо крупном размере подтверждалась также согласующимися между собой показаниями свидетелей С , К С С материалами регистрационного дела по заявлению Иванова С.С. об оформлении квартиры по адресу г. , ул. , д. кв. в его собственность; заключением эксперта - криминалиста о том, что подписи на документах в данном регистрационном деле от имени Иванова С.С. выполнены им самим; письмом нотариуса С из которого следует, что 25 апреля 2010 года С выдана доверенность на Иванова С.С. с правом представления интересов в компетентных органах города по всем вопросам, связанным с подготовкой документов к отчуждению принадлежащей С квартиры; копией указанной доверенности; актом строительно - технической экспертизы о стоимости квартиры С протоколами различных следственных действий; иными доказательствами.

Проанализировав их как в отдельности, так и в сочетании с другими материалами дела, суд первой инстанции, вопреки доводам жалоб, правильно установил причастность Иванова С.С. к покушению на мошенничество в особо крупном размере в отношении потерпевшего С дав его действиям верную юридическую оценку по ч.З ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ).

Доводы стороны защиты о том, что Иванов С.С. не обманывал потерпевшего С который, якобы, сам должен был ему денег, что Иванов С.С. добровольно отказался от совершения преступления, суд исследовал и мотивированно отклонил в приговоре. Такая оценка основана на материалах дела и является правильной.

Утверждения осужденного в жалобе о применении к нему недозволенных методов при явке с повинной и даче первоначальных показаний также проверены судом и своего подтверждения не нашли.

Согласно материалам дела, Иванову С.С. разъяснялись его процессуальные права, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, в допросах Иванова С.С. участвовал адвокат, что исключало возможность оказания на него какого - либо воздействия. Перед началом следственных действий Иванов С.С. предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу даже в случае последующего отказа от них. Иванов С.С. самостоятельно рассказывал об обстоятельствах содеянного. Протоколы составлялись в ходе производства следственных действий. Замечаний у участников не возникало. В протоколе явки с повинной Иванов С.С. собственноручно указал, что о своих преступных действиях в отношении потерпевшего С он сообщил добровольно, без физического и морального принуждения со стороны сотрудников правоохранительных органов. На протяжении предварительного следствия Иванов С.С. не обращался с жалобами на применение к нему недозволенных методов ведения следствия и об этом ничто объективно не свидетельствовало.

Справкой из следственного изолятора подтверждено, что за период нахождения в нем Иванов С.С. в медицинскую часть учреждения не обращался, ежедневно осматривался медицинским работником, какие - либо телесные повреждения у него не выявлялись (т. 14, л.д.9). С учетом изложенного, а также того, что явка с повинной Иванова С.С, его показания, зафиксированные в протоколах допроса от 29 марта 2011 года, от 6 апреля 2011 года и протоколе очной ставки от 30 марта 2011 года, получены с соблюдением установленного порядка, подтверждены совокупностью других доказательств и не вызывают сомнений в объективном и правильном отражении Ивановым С.С. событий, участником которых он явился, ссылки осужденного на действия сотрудников правоохранительных органов при даче им признательных показаний, обусловленные мотивами защиты, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными.

Виновность Иванова С.С. в убийстве С подтверждена показаниями потерпевшей Т свидетелей Т С В данными протоколов осмотра места происшествия и иных следственных действий, заключениями судебно - медицинских экспертов, вещественными доказательствами, другими фактическими данными.

Все эти доказательства полно и подробно изложены в приговоре. Они получены с соблюдением уголовно - процессуального закона, согласуются между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняют друг друга, не содержат существенных противоречий и совпадают в деталях, в связи с чем правильно признаны судом достоверными и взяты за основу при постановлении приговора.

Их совокупность была достаточна для признания вины осужденного.

К показаниям же Иванова С.С. на предварительном следствии и в судебном заседании, в которых он отрицал свою причастность к убийству С суд обоснованно отнесся критически, отвергнув их, поскольку они опровергались материалами дела, исследованными в судебном заседании.

В частности, очевидец произошедших событий свидетель Т в подтверждение своих показаний на следствии сообщил в судебном заседании, что 12 января 2011 года, когда Иванов С.С, С Х и он, Т ехали на автомобиле, управляемом Ивановым С.С, на дачу, Иванов С.С. по дороге остановил машину, С вышел из нее, а за ним вышел Иванов С.С. Он видел, как Иванов С.С. ударил С кулаком в лицо, затем достал из багажника машины деревянную биту и нанес ей С множественные удары по голове и другим частям тела, включая ноги.

Затем он оттащил С за обочину дороги и оставил его в снегу лежащим без движения. При этом пояснил, что С уже не встанет, так как он перебил ему ноги. Биту Иванов С.С. выкинул по дороге, а свой спортивный костюм, на который попала кровь С сжег в костре.

Тогда же по указанию Иванова С.С. сожгли свои брюки, на которые попали капли крови потерпевшего, сам Т и Х Со слов Иванова С.С ему известно, что через 1-2 дня тот вернулся к телу С перепрятал его труп в другое место, а также переместил в другое место биту, которой наносил удары по потерпевшему.

Свои показания Т подтвердил на очной ставке с Ивановым С.С. и при проверке их на месте совершения преступления (т. 13, л.д. 175-180, т.4, л.д. 170-187).

Показания Т согласуются: - с показаниями потерпевшей Т пояснившей, что вечером 12 января 2011 года ее сын С по телефону сообщил ей, что он находится вместе с Ивановым С.С, и они собираются поехать на автомобиле за город; - с показаниями свидетеля В о том, что 12 января 2011 года Иванов С.С. приехал к нему в гараж с тремя парнями, чтобы затонировать свой автомобиль, после выполнения работы все четверо уехали; - с показаниями свидетеля С пояснившей, что в ночь на 13 января 2011 года к ней домой приехали трое: Иванов С.С, Т и Х она обратила внимание на то, что Иванов С.С. был без верхней одежды; - с актами судебно - медицинских экспертиз, согласно которым смерть С наступила от тупой сочетанной травмы тела в виде открытой черепно - мозговой травмы, сопровождавшейся повреждением мягких тканей головы с образованием рвано - ушибленных ран, ссадин, кровоподтеков, кровоизлияний, множественных переломов костей свода, основания и лицевого черепа, разлитого кровоизлияния под мягкой мозговой оболочкой, ушиба головного мозга, а также закрытой травмы шеи в виде кровоподтека, кровоизлияния в мягких тканях шеи, переломов подъязычной кости, закрытых переломов костей обеих голеней; данные повреждения могли образоваться от воздействия обнаруженной в районе места происшествия бейсбольной биты; - с другими доказательствами, в том числе протоколом проверки показаний Иванова С.С. на месте от 2 апреля 2011 года, согласно которому на участке местности, указанном им, о котором до этого никто, кроме самого Иванова С.С, не был осведомлен, обнаружен закопанный в снег труп С со следами насильственной смерти (т.1, л.д. 186-195).

Оценив эти фактические данные в совокупности и взаимосвязи между собой, суд, вопреки доводам жалоб, правильно учел в приговоре показания свидетеля Т в качестве доказательства вины осужденного в убийстве.

В ходе судебного разбирательства проверены заявления Иванова С.С. о причастности к убийству С других лиц, в том числе свидетеля Г Лица, на которых ссылался Иванов С.С. в подтверждение этих версий, допрошены в судебном заседании.

В частности, при проверке заявления Иванова С.С. о том, что убийство С совершено Г суд исследовал материал доследственной проверки по заявлению Г о его причастности к убийству С Материалами проверки установлено, что Г находясь с Ивановым С.С. в одной камере следственного изолятора города заявления о явке с повинной написал по просьбе Иванова С.С, который пообещал ему материальную помощь за то, что Г «возьмет на себя ответственность» за совершенное Ивановым С.С. убийство С Также Г пояснил, что явки с повинной он переписывал с листа бумаги, которые ему передал Иванов С.С. Кроме того, Иванов С.С. показывал ему копии материалов из своего уголовного дела и рассказывал ему об обстоятельствах убийства С Г признал, что Иванов С.С. обманул его, сообщив, что за убийство С ему назначат не боле 3 лет лишения свободы. Г с Ивановым С.С. познакомился в камере следственного изолятора города ранее Иванова С.С. не знал и дома у Иванова С.С никогда не был, убийства С не совершал, явки с повинной написал, поверив Иванову С.С 25 января 2012 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по указанному заявлению Г на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ. Постановление не обжаловано и вступило в законную силу (т. 15, л.д. 75-77).

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства свидетель Г заявил, что С он не убивал, себя оговорил, в ночь убийства находился в другом месте, до нахождения в камере следственного изолятора с Ивановым С.С. знаком не был (т. 15, л.д. 152).

В судебном заседании были заслушаны показания свидетелей К а также П на которого в ходе следствия Иванов С.С. также указал как на лицо, совершившее убийство С Из показаний К следует, что в феврале 2011 года Иванов С.С. уговаривал его заявить в правоохранительные органы о том, что он, К якобы был очевидцем убийства С А хотя такое не имело место. От предложения Иванова С.С. он отказался, а со слов Т знает, что это убийство совершил сам Иванов С.С. (т. 15, л.д. 153).

Свидетель П показал, что Иванов С.С. его оговорил в убийстве С в связи с чем он задерживался по подозрению в этом преступлении, которое не совершал.

В подтверждение данных заявлений свидетеля П в деле имеется постановление следователя от 28 ноября 2011 года о прекращении уголовного преследования в отношении него по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст. 27 УПК РФ, то есть за непричастностью к совершению преступления (т. 13, л.д.5-6).

Проверив, таким образом, все версии Иванова С.С. о причастности к убийству иных лиц, суд обоснованно пришел к выводу об их несостоятельности.

Доводы стороны защиты о том, что не установлены орудия убийства, что бейсбольная бита не могла оказаться в том месте, где была обнаружена, были также проверены в судебном заседании и оценены судом. Мотивы, по которым суд отверг эти доводы, изложены в приговоре. Они базируются на материалах дела и являются обоснованными.

Основанной на законе, мотивированной является и оценка, данная судом в приговоре ссылкам стороны защиты на показания свидетеля Х которые, как правильно установлено судом, противоречат материалам дела и не подтверждают невиновность Иванова С.С. в содеянном.

Что касается ссылок в жалобах на то, что на деревянной бите не найдены следы потерпевшего, а в месте, указанном свидетелем Т - следы костра, то ввиду продолжительного времени, прошедшего со дня убийства до момента обнаружения орудия преступления и места сокрытия его следов, и при наличии доказательств, достаточных для достоверного вывода о причастности Иванова С.С. к инкриминированному ему деянию, данные обстоятельства не ставят под сомнение обоснованность его осуждения за убийство. Всем этим доводам стороны защиты дана убедительная оценка в приговоре.

Суд, таким образом, правильно установил, что при изложенных в приговоре обстоятельствах Иванов С.С на почве личной неприязни совершил убийство С Эти действия верно квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Судом исследовано психическое состояние осужденного Иванова С.С. С учетом заключения судебно - психиатрической экспертизы, данных о личности Иванова С.С, его поведения в судебном заседании, судом сделан обоснованный вывод о вменяемости осужденного.

Наказание Иванову С.С, как видно из приговора, назначено судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденного, наличия смягчающих обстоятельств.

Рецидив преступлений обоснованно признан судом обстоятельством, отягчающим его наказание.

При таких обстоятельствах назначенное ему наказание нельзя признать несправедливым вследствие своей суровости, оснований для смягчения наказания из материалов дела не усматривается.

Нарушений норм уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Гражданские иски разрешены правильно. Соответствует требования закона и решение в отношении судьбы принадлежащего осужденному автомобиля.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 13 апреля 2012 года в отношении Иванова С С оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Иванова С.С. и адвоката Лобанова ЮС. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 44-О12-53

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 161. Грабеж
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх