Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 44-О12-59

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 июля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бирюков Николай Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №44-О12-59

от 17 июля 2012 года

 

председательствующего Журавлева В.А., судей Бирюкова Н.И., Кулябина В.М. при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Нестерова А.Н., адвокатов Игнатьевой Н.Р. и Кузнецова В.Е. на приговор Пермского краевого суда от 3 мая 2012 г., по которому

Смольников Б

судимый:

29 февраля 2008 г. за три преступления, предусмотренные п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, к 1 году 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

13 мая 2008 г. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы, освобождён 30 апреля 2009 г. по отбытии наказания;

2 ноября 2009 г. по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев;

20 апреля 2010 г. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобождён 17 января 2011 г. на 8 месяцев 20 дней;

1 июня 2011 г. за три преступления, предусмотренные п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ, ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осуждён к лишению свободы: по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам на основании ч. 6 ст. 53 УК РФ без ограничения свободы; по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. №26-ФЗ) к 1 году 8 месяцам.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний Смольникову Б.О. назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору, с наказанием по приговору от 1 июня 2011 г. окончательно назначено Смольникову Б.О. 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

Нестеров [скрыто] судимый:

4 июня 2010 г. по пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 180 часам обязательных работ, наказание отбыто 31 августа 2010 г.;

30 декабря 2010 г. по ч. 1 ст. 162, ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года;

1 июня 2011 г. за три преступления, предусмотренные п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, по ч. 2 ст. 167 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

осуждён по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы на основании ч. 6 ст. 53 УК РФ без ограничения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору, с наказанием по приговору от 1 июня 2011 г. окончательно назначено Нестерову А.Н. 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания обоим исчислен с 3 мая 2012 г., с зачётом срока содержания под стражей с 11 марта 2011 г. по 2 мая 2012 г.

Постановлено взыскать со Смольникова Б.О. и Нестерова А.Н. в пользу С I по [скрыто] руб. с каждого компенсацию морального вреда;

со Смольникова Б.О. и Нестерова А.Н. процессуальные издержки в сумме [скрыто] руб. [скрыто] коп. с каждого в доход федерального бюджета.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., объяснения осуждённого Нестерова А.Н., адвокатов Долматовой С.Д. и Шевченко Е.А. в поддержку доводов, изложенных в кассационных жалобах осуждённого Нестерова А.Н., адвокатов Игнатьевой Н.Р. и Кузнецова В.Е., и мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Смольников и Нестеров осуждены за умышленное причинение смерти [скрыто] группой лиц, а Смольников, кроме того, за покушение на угон

автомобиля.

Преступления совершены в ночь на 11 марта 2011 г. между домами [скрыто] и [скрыто] по ул. [скрыто] в пос. [скрыто] края при обстоятельствах,

изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осуждённый Нестеров просит переквалифицировать его действия на менее тяжкое преступление и снизить назначенное наказание. Ссылается на то, что умысла на убийство [скрыто] у него не было и за действия

Смольникова он отвечать не может;

адвокат Игнатьева, ссылаясь на то, что судом не в полной мере учтены обстоятельства, смягчающие наказание Нестерова, считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым, просит изменить приговор и снизить срок назначенного наказания. Утверждает, что не учтены в полной мере явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, признание вины и раскаяние в содеянном, поддержка исковых требований потерпевшей. Указывает на то, что не мотивировано неприменение ст. 64 УК РФ. Полагает, что не индивидуализировано наказание, поскольку Нестеров совершил меньше преступлений, чем Смольников, не применял топор при нанесении ударов [скрыто] эксперт не

разграничил, от чьих действий наступила смерть потерпевшего. Смольников и Нестеров считают, что смерть [скрыто] наступила от действий

Смольникова;

адвокат Кузнецов просит приговор в отношении Смольникова в части осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ отменить и производство прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Полагает, что у Смольникова имеется добровольный отказ от угона машины, поскольку он завёл автомобиль, однако, имея возможность угнать его, не

воспользовался этим и не стал доводить свой умысел на угон машины до конца. Что касается осуждения по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ адвокат просит приговор изменить, переквалифицировать действия Смольникова в отношении потерпевшего [скрыто] на ч. 4 ст. 111 УК РФ и снизить назначенное ему наказание. Полагает, что Смольников умысла на лишение жизни потерпевшего не имел. Ссора с [скрыто] у него произошла в ходе

распития спиртных напитков. Он не помнит, как у него в руках оказался топор. Когда Смольников пришёл в себя, то сразу прекратил наносить удары потерпевшему, который был ещё жив. Действий, чтобы добить [скрыто] удостовериться, жив потерпевший или мёртв, Смольников не совершал. По выводам эксперта, после избиения [скрыто] был ещё жив. При таких

обстоятельствах адвокат утверждает о том, что действия Смольникова и Нестерова должны быть квалифицированы как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлёкшие по неосторожности его смерть. Обращает внимание на то, что при назначении наказания Смольникову суд не в полной мере учёл признание им вины и раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, наличие у него тяжёлого заболевания, готовность возместить потерпевшему моральный вред.

В возражениях на кассационные жалобы осуждённого Нестерова А.Н.

и адвокатов Игнатьевой Н.Р. и Кузнецова В.Е. потерпевшая

государственный обвинитель Симонова Н.Б. просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и возражениях на них, выслушав стороны, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Смольникова и Нестерова в совершении умышленного причинения смерти [скрыто] группой лиц, а Смольникова в

покушении на угон автомобиля являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые проверены и надлежаще оценены в приговоре.

Доводы осуждённого Нестерова и адвоката Кузнецова, приведённые в кассационных жалобах, о неправильной квалификации содеянного осуждёнными как убийство, совершённое группой лиц, отсутствии, по словам адвоката Кузнецова, в действиях Смольникова покушения на угон автомобиля, несостоятельны и опровергаются исследованными в суде доказате л ьствам и.

Так, осуждённый Смольников на допросе в качестве подозреваемого 12 и 20 марта 2011 г. показал, что обстоятельства избиения [скрыто] помнит хорошо. Возле автомобиля он и Нестеров совместно нанесли потерпевшему

множественные удары ногами по лицу, голове, грудной клетке. Затем они

занесли [скрыто] в нежилой дом. Там он несколько раз ударил С топором, а Нестеров нанёс удары ногами. Избиение прекратили, когда [скрыто] замолчал. Позднее, обнаружив, что [скрыто] умер, они хотели

вывезти труп на автомобиле потерпевшего, но из-за того, что машина застряла в сугробе, выехать не удалось. Впоследствии они погрузили труп в коляску мотоцикла, и Смольников вывез его в район озера [скрыто] где оставил на дороге.

Эти показания Смольников подтвердил при проверке его показаний на месте преступления 14 марта 2011 г.

На допросе в качестве обвиняемого 14 сентября 2011 г. Смольников признал виновность в совместном избиении им и Нестеровым [скрыто] и покушении на угон автомобиля. При этом показал, что угнать автомобиль ему не удалось, поскольку он застрял в сугробе.

Осуждённый Нестеров в заявлении о явке с повинной 11 марта 2011 г. пояснил, что потерпевшего [скрыто] они избивали совместно со

Смольниковым возле автомобиля и в заброшенном доме, где Смольников нанёс потерпевшему удары топором.

При допросе в качестве подозреваемого 12 марта 2011 г. Нестеров показал, что он нанёс потерпевшему более 10 ударов ногами по голове и телу. Смольников нанёс [скрыто] не менее 10 ударов ногами по голове и телу, а в заброшенном доме, куда они перенесли труп, нанёс ещё множественные удары топором по голове и телу.

Эти показания осуждённых обоснованно положены в основу приговора, поскольку они согласуются между собой и соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Свидетель Смольникова на предварительном следствии показала, что в ночь на 11 марта 2011 г. её сын Смольников и Нестеров помогали [скрыто] вытащить автомобиль последнего, который застрял в сугробе. При этом они употребляли спиртные напитки. Ночью её сын неоднократно выходил на улицу и пытался выехать на автомобиле [скрыто] Под утро сын сказал ей,

что они с Нестеровым избили [скрыто] и, возможно, убили его. Смольников

проверил и подтвердил, что [скрыто] мёртв. Они вместе ещё раз проверили [скрыто] и убедились, что тот не подаёт признаков жизни. Смольников и

Нестеров погрузили труп в коляску мотоцикла, и Смольников вывез [скрыто]. По возвращении Смольников сказал, что оставил труп на дороге в районе озера [скрыто] а топор выбросил в лесу.

Из оглашённых и исследованных в судебном заседании показаний свидетеля [скрыто] следует, что в ночь на 11 марта 2011 г. она увидела

Смольникова в машине [скрыто] Смольников нажимал на педаль газа. В ответ на её замечание Смольников заявил, что хочет убрать машину с дороги, а владельца автомобиля он убил.

Согласно показаниям свидетеля [скрыто] 10 марта 2011 г. во дворе

их дома застрял автомобиль [скрыто] В салоне автомобиля, кроме

[скрыто], был Смольников. Утром 11 марта 2011 г. она видела, что

Смольников пытается выехать на автомобиле [скрыто] из сугроба. На её вопрос о том, где находится [скрыто] Смольников ответил, что он его убил. Она попросила сестру [скрыто] сообщить об этом [скрыто]

По показаниям свидетеля [скрыто] она видела, что 10 марта 2011 г. автомобиль [скрыто] застрял возле их дома в сугробе. Возле автомобиля находились Смольников и Нестеров. Ночью Смольников в течение длительного времени пытался выехать на автомобиле из сугроба. При этом подкладывал доски и убирал снег лопатой, однако уехать не смог.

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что 11 марта 2011 г.

Нестеров рассказал ей, что совместно со Смольниковым избил С который в результате этого умер.

Потерпевшая [скрыто] показала, что 11 марта 2011 г. [скрыто]

сообщила ей, что их автомобиль находится на улице посёлка. Возле автомобиля стоит Смольников, который утверждает, что это его автомобиль, а [скрыто] он убил.

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что на [скрыто] км автодороги [скрыто] обнаружен труп неустановленного мужчины,

опознанного впоследствии С как труп [скрыто] В лесополосе,

около кладбища, возле пос. [скрыто] края, в месте, указанном

Смольниковым, обнаружен топор. Кроме того, во дворе домов ^ ^о ул.

[скрыто] в пос. [скрыто] края на снегу, в пристройке дома Цна полу,

стене, в боковом прицепе мотоцикла [скрыто] возле дома [скрыто] обнаружены множественные пятна вещества бурого цвета.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевшего [скрыто] наступила в результате тупой сочетанной травмы тела в виде открытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся двумя открытыми вдавленными переломами линейной формы левой теменной кости, переломом лобной кости слева, кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку теменных и височных долей, в желудочках головного мозга, в мягких тканях головы (5), кровоподтёками (4) и ушибленной раной на лице, двумя рублеными ранами левой теменно-затылочной области,

кровоизлиянием в слизистую верхней губы с разрывом, ссадинами на лице (3), разрывом левой ушной раковины и закрытой травмы грудной клетки, сопровождавшейся переломами 2-10 рёбер справа, 2-4 и 9 - 11 рёбер слева с повреждением нижних долей и гемотораксом обоих лёгких, кровоподтёком на передней поверхности грудной клетки слева. Сочетанная травма тела получена от не менее чем 8 ударных воздействий твёрдыми тупыми предметами в область головы, одного - в переднюю поверхность грудной клетки, по одному - в область левого бедра, левой голени, кистей рук, по два - в область предплечий, четырёх - в область правого плеча.

По заключению эксперта-биолога, на куртке, резиновых сапогах Смольникова, фрагментах марлевой ткани со смывами вещества бурого цвета, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь С

Вопреки утверждениям в жалобе Нестерова для совершения преступления группой лиц не требуется предварительного сговора на совершение преступления.

Убийство признается совершённым группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причём не обязательно, чтобы повреждения, повлёкшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения).

Из приведённых доказательств следует, что Смольников и Нестеров совместно убили потерпевшего [скрыто]. При этом оба они

действовали целенаправленно и нанесли множественные удары ногами по голове и туловищу, то есть в область расположения жизненно важных органов человека.

Доводы, приведённые в жалобах стороны защиты, о том, что смерть [скрыто] наступила лишь от действий Смольникова,

несостоятельны, поскольку данный довод опровергается заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому смерть потерпевшего наступила в результате тупой сочетанной травмы тела в виде открытой черепно-мозговой травмы и закрытой травмы грудной клетки.

Оснований для оговора Смольниковым и Нестеровым друг друга не имеется, не установлено их ни в ходе предварительного и судебного следствия, не приведено и в жалобах.

Довод Нестерова и адвоката Кузнецова, изложенный в жалобах, об отсутствии у осуждённых умысла на убийство [скрыто] является голословным, поскольку опровергается показаниями осуждённых о нанесении множественных ударов [скрыто] по голове и туловищу, то

есть в область расположения жизненно важных органов, что свидетельствует об их прямом умысле на убийство потерпевшего. Вопреки утверждениям адвоката Кузнецова, приведённым в жалобе, Смольников в своих показаниях не отрицал того, что все обстоятельства избиения [скрыто] помнит хорошо, сразу после

убийства потерпевшего рассказал и показал при проверке показаний на месте преступления, как они с Нестеровым лишили жизни потерпевшего. Данные показания Смольникова обоснованно положены в основу приговора.

Данных о нарушении уголовно-процессуального закона при расследовании и рассмотрении уголовного дела, противоречивости и недопустимости доказательств, на которых основан приговор, не имеется. Дело расследовано и рассмотрено в соответствии с требованиями УПК РФ, в приговоре надлежащим образом оценены все доказательства, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона не установлено.

При таких обстоятельствах суд пришёл к правильному выводу о том, что Смольников и Нестеров умышленно причинили смерть [скрыто] группой лиц и правильно квалифицировал их действия по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, оснований для переквалификации действий Смольникова на ч. 4 ст. 111 УК РФ, а Нестерова на другое менее тяжкое преступление, о чём просит адвокат Смольникова и осуждённый Нестеров в жалобах, не имеется.

Довод адвоката Кузнецова об отсутствии в действиях Смольникова покушения на угон автомобиля, так как он добровольно отказался от этого намерения, опровергается показаниями его самого на предварительном следствии о том, что он хотел угнать автомобиль [скрыто] но ему это не

Статьи законов по Делу № 44-О12-59

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх