Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 44-О12-6СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 февраля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Коваль Владимир Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 44-О12-6СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 февраля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коваля В.С.
судей Эрдыниева Э.Б. и Бирюкова Н.И.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденных Ахунянова С.К., Грибанова С М ., адвокатов Алтухова А.В., Москалева О.А. на приговор Пермского краевого суда от 16 сентября 2011 года с участием присяжных заседателей, по которому Ахунянов С В несудимый, осужден по ч. 3 ст. 30, пп. «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (в ред Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 7 лет лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно- хозяйственных функций на 2 года; ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) на 4 года, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в системе Федеральной службы судебных приставов на 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 9 лет лишения свобод в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных 2 функций в системе Федеральной службы судебных приставов на 2 года 6 месяцев.

Грибанов С М не судимый, осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 111 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ) на 4 года; ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 7 лет; ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ (в ред.

Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) на 4 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В С , объяснения осужденных Ахунянова С.К., Грибанова СМ., адвокатов Баранова А.А., Поддубного С В ., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В. об изменении приговора и назначении наказания Ахунянову С К. по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, Судебная коллегия

установила:

В соответствии с вердиктом присяжных заседателей от 29 июля 2011 года Ахунянов С.К., работавший судебным приставом-исполнителем отдела судебных приставов по краю, осужден за совершение в с 1 сентября 2009 года по 16 июня 2010 года с вымогательством покушения на получение взятки в крупном размере в виде денег и иного имущества за входящее в его полномочия бездействие в пользу взяткодателя, а Грибанов СМ., работавший коммерческим директором ООО « », - за пособничество этому преступлению.

Кроме того, Ахунянов С К. и Грибанов С М. осуждены за совершение в с 16 июня по 16 сентября 2010 года покушения на хищение чужого имущества путем обмана группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, а Ахунянов С К. и с использованием своего служебного положения.

Грибанов С М. также осужден за совершение 27 августа 2010 года в .

умышленного причинения Т тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни.

В кассационных жалобах: - осужденный Ахунянов С К . просит отменить приговор, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного 3 слушания, ссылаясь на допущенные в ходе судебного разбирательства нарушения уголовно-процессуального закона со стороны председательствующего. В частности считает, что при исследовании фактических обстоятельств дела перед присяжными заседателями не были раскрыты суть и характер полномочий судебного пристава-исполнителя, а вопросы перед присяжными заседателями были сформулированы председательствующим в непонятной форме, без учета результатов судебного следствия и прений сторон, что, по его мнению, могло повлиять на ответы присяжных заседателей. Считает, что в вопросе № 5 изложены обстоятельства совершения им преступления, связанного с вымогательством взятки, которые он не мог совершить (встречи с потерпевшим), поскольку потерпевший в это время содержался в следственном изоляторе. Отмечает, что в нарушение закона при постановлении основными присяжными заседателями вердикта в совещательной комнате присутствовал запасной присяжный заседатель, совещательную комнату покидал старшина присяжных заседателей. Выражает несогласие с постановлением председательствующего об отказе в удовлетворении замечаний на протокол судебного заседания, ввиду отсутствия мотивов отказа; - адвокат Алтухов А.В. в защиту интересов осужденного Ахунянова С К. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая, что действия Ахунянова С К. не могли быть квалифицированы как покушение на получение взятки, поскольку он каких- либо действий для реализации высказанного намерения не предпринимал, а также в его действиях отсутствует признак вымогательства взятки, так как угроза с его стороны совершить в отношении потерпевшего действия, хотя и ущемляющие интересы последнего, не может квалифицироваться как совершение вымогательства. Полагает, что поскольку у Ахунянова С К.

отсутствовали законные, связанные с его служебными полномочиями, основания для наложения ареста на имущество ООО « », то его действия необоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ, как совершенные с использованием служебного положения. Кроме того, считает, что председательствующий необоснованно отказал стороне защиты в оглашении в качестве доказательства стенограммы разговора между потерпевшим П и Г (т. 2, л.д. 3-13), и, в то же время, удовлетворил ходатайство стороны обвинения об оглашении стенограмм разговоров между П и Ахуняновым, являющихся, по его мнению, недопустимыми доказательствами, что повлияло на ответы присяжных заседателей. Также считает, что была нарушена тайна совещания присяжных заседателей, т.к. в совещательной комнате незаконно находился запасной присяжный заседатель; - осужденный Грибанов С М. просит разобраться в деле, указывая, что он причинил телесные повреждения потерпевшему Т во время обороны от него, поэтому не согласен с правовой оценкой своих действий.

Отмечает, что он непричастен к покушению на получение взятки от П , который сам инсценировал дачу взятки судебному приставу. 4 Указывает, что получил деньги в размере рублей от П не в результате мошеннических действий, а на основании договоренности с ним в качестве предоплаты за предстоящие работы по демонтажу здания и столбов, а также долга по заработной плате рабочим уже выполнившим часть работы; - адвокат Москалев О.А. в защиту интересов осужденного Грибанова С М. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на допущенные в ходе судебного разбирательства нарушения уголовно-процессуального закона. В частности считает, что судом необоснованно не были признаны недопустимыми доказательствами аудиозаписи разговоров между свидетелями (потерпевшими) и подозреваемыми, полученные без судебного решения как от потерпевшего П , так и в ходе оперативно-розыскного мероприятия. Полагает, что вопрос № 3 об обстоятельствах, влияющих на степень виновности осужденного либо влекущих его освобождение от ответственности, следовало поставить после вопроса № 4, а, кроме того, сформулировать его таким образом, чтобы присяжные заседатели смогли ответить, превысил ли Грибанов пределы необходимой обороны. Отмечает, что в вопросе № 10 содержится описание действий Грибанова по организации вывоза как арестованного, так и не арестованного имущества, совершение которых ему не вменялось. Полагает, что в напутственном слове председательствующий исказил показания свидетелей Б и И Кроме того, считает, что во время обсуждения присяжными заседателями вердикта в совещательной комнате в нарушение закона присутствовал запасной присяжный заседатель. Отмечает, что присяжные заседатели приступили к голосованию до истечения трех часов со времени нахождения в совещательной комнате. Кроме того, выражает несогласие с постановлением судьи от 28 ноября 2011 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, считая мотивы отказа необоснованными.

В возражениях потерпевший П и государственный обвинитель Леус Г.В. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Доводы кассационных жалоб осужденных о проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном, предвзятости председательствующего по делу, нарушении принципов состязательности и равенства сторон, нельзя признать состоятельными.

Как следует из материалов дела, нарушений уголовно- процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначения судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

В соответствии со ст. 381 УПК РФ нарушением уголовно-5 процессуального закона, как основания для отмены приговора, являются такие нарушения, которые путём лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного и справедливого приговора.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по данному уголовному делу судом не допущено.

Нарушений принципов равенства и состязательности в судебном заседании также не допущено. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Из протокола судебного заседания не следует, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Председательствующий в соответствии с законом своевременно делал замечания сторонам в ходе судебного заседания при попытке довести до присяжных сведения, которые с их участием не исследуются, и по этим же основаниям, а также в связи с тем, что задаваемые сторонами вопросы не относились к фактическим обстоятельствам дела, прерывал выступления осужденных и их адвокатов, потерпевшего, государственного обвинителя, и просил не принимать во внимание сообщенные сведения.

Принцип состязательности, вопреки утверждениям авторов кассационных жалоб, по делу соблюден. Судом созданы по данному делу условия для исполнения сторонам их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Из протокола судебного заседания следует, что как сторона защиты, так и сторона обвинения пользовались равными правами в судебном заседании. Ходатайства обеих сторон разрешались председательствующим в соответствии с уголовно-процессуальным законом путем вынесения протокольных постановлений с приведением соответствующих мотивов принятого решения.

Доводы стороны защиты о необоснованном отказе председательствующего в оглашении стенограммы разговора между П и Грибановым от 16 сентября 2010 года (т. 2, л.д. 3-13) нельзя признать состоятельными, поскольку более полная стенограмма указанного разговора, содержащаяся в т. 3, л.д. 21-31, уже была оглашена перед присяжными заседателями.

Изложенные в кассационной жалобе доводы адвоката Москалева О.А. о недопустимости указанной стенограммы как доказательства по уголовному делу противоречат выраженному адвокатом Алтуховым А.В. единому 6 мнению стороны защиты в судебном заседании (адвокаты Алтухов, Москалев О.А., подсудимые Ахунянов С.К., Грибанов С М .) о том, что данная запись как результат проведенного оперативно-розыскного мероприятия является допустимым доказательством. Именно по этим основаниям указанное доказательство с согласия сторон (в том числе и адвоката Москалева О.А.) было оглашено перед присяжными заседателями по инициативе государственного обвинителя (л.д. 79, 86 протокола судебного заседания).

Проведение оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», в ходе которого не только была осуществлена запись разговора между потерпевшим Поливцевым и явившимся на встречу с ним Грибановым с целью незаконного получения денег, но и произведено задержание Грибанова, а полученные им деньги изъяты, не было связано с ограничением конституционных прав человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также права на неприкосновенность жилища, а было основано на положениях ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», не предусматривающих наличия судебного решения для его проведения.

В судебном заседании также обоснованно были оглашены стенограммы разговоров между П и Ахуняновым, П и И , записанных на телефон по инициативе самого потерпевшего П , и впоследствии изъятых у него в ходе предварительного следствия.

Использование потерпевшим телефона как технического средства при самостоятельной им записи своих разговоров с Ахуняновым С К. и И не было инициировано правоохранительными органами и, следовательно, не может быть расценено как нарушение ими права указанных лиц на уважение их личной жизни.

Согласно ст. 336 ч.2 УК РФ прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, и председательствующий обоснованно прерывал адвокатов и подсудимых, когда они нарушили данные требования закона и пытались довести до присяжных заседателей сведения, которые с их участием не исследуются.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы председательствующим в понятной форме в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ, в рамках предъявленного обвинения, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон.

В частности вопрос № 3 о том, доказано ли, что Грибанов С М.

совершил свои действия в отношении Т в ответ на то, что Т замахнулся на него кочергой, был включен в вопросный лист после обсуждения сторонами содержания и формулировок вопросов в соответствии с. 2 ст. 338 УПК РФ.

Напутственное слово произнесено в соответствии со ст. 340 УПК РФ и не содержит в себе мнения председательствующего по оценке 7 доказательств и ссылки на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании.

Что касается доводов адвоката Москалева О.А. о неверном изложении показаний свидетелей Б и И председательствующим, то в соответствии с протоколом судебного заседания указанное возражение адвоката было принято председательствующим, который обратил на это внимание присяжных заседателей.

При этом председательствующий напомнил об исследованных в суде доказательствах как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них.

Судебное разбирательство в суде присяжных проведено в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, регулирующего производство в суде присяжных. В суде рассмотрена представленная сторонами совокупность обвинительных и оправдательных доказательств, которая позволила коллегии присяжных заседателей дать ответы на поставленные в вопросном листе вопросы.

Вердикт присяжных ясный и непротиворечивый.

Квалификация действий осужденных судом определена в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, который является обязательным для председательствующего.

Установление фактических обстоятельств преступления и оценка исследованных в судебном заседании доказательств, на основании ст. 334 УПК РФ, относится к исключительной компетенции коллегии присяжных заседателей, в связи с чем доводы, изложенные в кассационных жалобах о непричастности осужденных к преступлениям, неправильной оценке доказательств, а также о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, в качестве кассационного повода в силу ст. 379 ч.2 УПК РФ рассмотрению не подлежат.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, в том числе юридические последствия вердикта и порядок его обжалования осужденным были разъяснены.

Отказ председательствующего в исследовании с участием присяжных заседателей процессуальных документов, прерывание выступлений осужденных и адвокатов при попытке довести до присяжных сведения, которые с их участием не исследуются, с учетом особенностей судопроизводства с присяжными заседателями, не может быть признано ограничением прав осужденных на предоставление доказательств.

Доводы кассационных жалоб о нарушении тайны совещательной комнаты, нахождении присяжных заседателей в совещательной комнате менее грех часов, в то время как часть ответов ими была дана не единодушно, а путем голосования, не соответствуют протоколу судебного заседания.

Замечания на протокол судебного заседания председательствующим были рассмотрены в соответствии с законом, в постановлении судьи указаны 8 мотивы, по которым он отклонил поданные замечания.

Вместе с тем, с учетом того, что оба преступления, за которые осужден Ахунянов С.К., являются покушениями на особо тяжкое и тяжкое преступления, то в силу Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420- ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» наказание по совокупности преступлений ему следует назначить не по ч. 3, а по ч. 2 ст. 69 УК РФ. При этом Судебная коллегия не находит оснований для изменения принципа назначения наказаний.

Судебная коллегия также не находит оснований для изменения категории преступлений, в совершении которых осужденные признаны виновными, и наказание за которые им назначено с учетом фактических обстоятельств преступлений и степени их общественной опасности, наличия смягчающих обстоятельств.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 16 сентября 2011 года в отношении Ахунянова С К изменить.

Назначить ему по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, пп. «в», «г» ч. 4 ст. 290, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании ч.

2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения девять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в системе на 2 года 6 месяцев.

В остальной части приговор в отношении Ахунянова С К ., а также этот же приговор в отношении Грибанова С М оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных, адвокатов Алтухова А.В., Москалева О.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 44-О12-6СП

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 336. Оскорбление военнослужащего
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх