Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 46-АПУ13-37

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 декабря 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 46-АПУ13-37

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 декабря 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоКоваля В.С,
судейСитникова Ю.В. и ТришевойА.А.
при секретареЦепалиной Л.И.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе адвоката Салдаевой О.Н. в интересах осужденного Есипова В.Е. на приговор Самарского областного суда от 4 октября 2013 года, по которому Есипов В Е несудимый, осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений, приведенных в приговоре.

Постановлено взыскать с Есипова В.Е. в пользу Л в счет компенсации морального вреда руб.

! I По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Тришевой А.А., изложившей обстоятельства дела, содержание апелляционной жалобы и возражений на нее, выступление адвоката Пригодина В.В., поддержавшего доводы, изложенные в апелляционной жалобе, мнение прокурора Лох Е.Н. и представителя потерпевших Малаканова В.И. об оставлении приговора без изменения, а апелляционной жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Есипов В.Е. признан виновным в умышленном причинении смерти Л и Ч совершенном на почве внезапно возникшей личной неприязни, вызванной оскорблением потерпевшими.

Преступление совершено 27 сентября 2012 года в пос.

района области.

В апелляционной жалобе адвокат Салдаева О.Н. в интересах осужденного Есипова В.Е. указывает, что приговор является незаконным ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона. Полагает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы при принятии итогового решения. Считает, что в судебном заседании нашел подтверждение тот факт, что Есипов В.Е. действовал в состоянии сильного душевного волнения. В обоснование данного довода указывает, что потерпевшие первыми нанесли удары Есипову В.Е. Высказывает предположение о том, что состояние аффекта у Есипова В.Е. могло быть вызвано не только этими неожиданными обстоятельствами, но и характером взаимоотношений осужденного и потерпевших до события преступления.

Ставит под сомнение обоснованность выводов экспертной комиссии о том, что в период совершения преступления Есипов В.Е. в состоянии аффекта не находился. Обращает внимание, что в период прохождения срочной службы Есипов В.Е. находился в специализированной клинической психиатрической больнице. Полагает, что при назначении наказания суд не учел состояние здоровья осужденного, у которого обнаружены признаки смешанного расстройства личности, осложненного полинаркоманией. Считает, что суд не принял во внимание и иные смягчающие наказание обстоятельства, в частности положительные характеристики и молодой возраст осужденного, а также аморальность поведения потерпевших. Ставит под сомнение обоснованность решения суда об удовлетворении гражданского иска потерпевшего Л , при этом ссылается на ненадлежащее оформление искового заявления.

Просит приговор изменить, переквалифицировать действия Есипова В.Е. на ч. 2 ст. 107 УК РФ и смягчить ему наказание. Кроме того, просит иск Л о взыскании с осужденного руб. оставить без удовлетворения.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Снигирь Е.А., потерпевшие Л Ч и их представитель Малаканов В.И. указывают на несостоятельность приведенных в ней доводов, просят оставить ее без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, выслушав стороны, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности Есипова В.Е. в умышленном причинении смерти Л и Ч подтверждается показаниями осужденного в ходе предварительного следствия, а также свидетелей Л ., Щ Н Р актами судебно- медицинского исследования трупов, заключениями экспертов, протоколом осмотра места происшествия и иных следственных действий, вещественными доказательствами.

Доводы адвоката Салдаевой О.Н. о том, что ранения потерпевшим причинил Есипов В.Е., находясь в состоянии сильного душевного волнения, и что его действия следовало квалифицировать по ч. 2 ст. 107 УК РФ, несостоятельны.

Обязательными признаками состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ, являются: выполнение объективной стороны преступления в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), внезапность возникновения такого состояния и его обусловленность насилием, издевательством, тяжким оскорблением либо иным противоправным поведением со стороны потерпевшего. При этом внезапность возникновения сильного душевного волнения проявляется как немедленная реакция виновного на противоправное поведение потерпевшего, в течение которой он реализует также внезапно возникший умысел на лишение жизни потерпевшего за нанесенное оскорбление.

По настоящему уголовному делу не установлено обстоятельств, которые бы указывали на наличие в действиях Есипова В.Е. названных обязательных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ.

Согласно приговору, потерпевшие Л и Ч с которыми осужденный Есипов В.Е. поддерживал приятельские отношения, пришли к нему около 21 часа и предложили выпить. Есипов В.Е. отказался принять участие в распитии спиртных напитков, так как ожидал приезда матери, после чего потерпевшие попросили разрешить им посидеть на кухне, на что Есипов В.Е. дал согласие. Допив водку, Л и Ч стали громко разговаривать. Есипов В.Е. сделал им замечание, но они продолжали шуметь. Тогда Есипов В.Е. потребовал, чтобы они покинули квартиру, но потерпевшие стали оскорблять его, употребляя нецензурные выражения. После этого Есипов В.Е. прошел из кухни в прихожую, взял молоток, вернулся на кухню, где оставались потерпевшие, и нанес каждому из них множественные удары по голове, причинив телесные повреждения, от которых они скончались на месте преступления.

Из установленных фактических обстоятельств не усматривается, что потерпевшие Л и Ч тяжко оскорбили Есипова В.Е. либо иными своими действиями вызвали у него состояние сильного душевного волнения. Поведение потерпевших, которые распивая спиртные напитки, громко разговаривали, оскорбляли, употребляя нецензурные выражения, было обычным для Есипова В.Е., который состоял с ними в приятельских отношениях, неоднократно распивал совместно с ними спиртные напитки, в том числе в своей квартире. В связи с этим оснований полагать, что такое поведение потерпевших вызвало или могло вызвать у Есипова В.Е. сильное душевное волнение, не имеется.

Об отсутствии признаков внезапно возникшего сильного душевного волнения у Есипова В.Е. свидетельствуют также конкретные действия осужденного на месте преступления, которые были обдуманными, последовательными и целенаправленными.

Так, при допросе в ходе предварительного следствия Есипов В.Е. не отрицал, что на его предложение покинуть квартиру, потерпевшие не реагировали и продолжали шуметь. Он не выдержал и пошел в прихожую, где за шкафом хранится строительный инструмент, взял молоток с металлическим бойком и вернулся на кухню, чтобы напугать либо ударить потерпевших.

Увидев у него молоток, потерпевшие попытались отобрать его, при этом сначала Ч нанес ему один скользящий удар по лицу, а затем Л . нанес еще один удар в живот. После этого он стал поочередно наносить удары молотком то одному, то другому потерпевшему, а когда увидел, что боек молотка отлетел, прекратил свои действия. Убедившись, что потерпевшие не подают признаков жизни, он покурил, немного походил по квартире, заглянул в комнату спящего брата, а потом обулся и пошел на станцию скорой медицинской помощи, где рассказал, что подрался со своими знакомыми, которые в его квартире истекают кровью (л.д. 125-129 т. 1).

Из изложенного следует, что нападение на потерпевших с целью лишения их жизни последовало не сразу же после нанесенного осужденному оскорбления, а спустя некоторое время, в течение которого Есипов В.Е. продолжал выполнять осознанные, целенаправленные действия, в том числе связанные с поиском орудия убийства. Данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии в действиях Есипова В.Е. и другого обязательного признака состава убийства в состоянии аффекта - немедленного (без разрыва во времени) нападения на потерпевших после нанесенного ими оскорбления.

Утверждение в жалобе о том, что первоначально удары Есипову В.Е. были нанесены потерпевшими, и именно это обстоятельство вызвало у осужденного состояние сильного душевного волнения, безосновательно. Из показаний Есипова В.Е. следует, что потерпевшие нанесли ему по одному удару уже после того, как он вошел на кухню с молотком, который они пытались отобрать у него.

Высказанное адвокатом Салдаевой О.Н. предположение о том, что состояние аффекта у Есипова В.Е. могло быть обусловлено взаимоотношениями осужденного и потерпевших, сложившимися еще до события преступления, является надуманным. Данный довод опровергается показаниями Есипова В.Е., утверждавшего в ходе предварительного следствия, что с потерпевшими он имел приятельские отношения, которые поддерживал в течение последних 7 лет.

По заключению экспертной комиссии, проводившей комплексную стационарную психолого-психиатрическую экспертизу, в момент совершения инкриминированного преступления Есипов В.Е. в состоянии аффекта не находился, о чем свидетельствует отсутствие выраженности аффективной мотивации и отсутствие характерной для аффекта фазовой динамики с объективными и субъективными признаками кумуляции эмоционального напряжения. Вместе с тем Есипов В.Е. обнаруживает признаки которые, однако, не столь значительны и не лишали его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (л.д. 67-70 т. 2).

Обоснованность выводов экспертной комиссии не вызывает сомнений, поскольку они основаны на результатах клинико-психопатологического обследования Есипова В.Е., которые получены с использованием лабораторных и экспериментально-психологических методов исследования. Помимо этого, экспертной комиссии были представлены материалы уголовного дела, в котором содержатся сведения о состоянии здоровья осужденного. Не вызывает сомнений и компетентность входящих в состав комиссии экспертов, каждый из которых обладает специальными знаниями в области судебной психиатрии и имеет значительный опыт практической работы в этой сфере деятельности.

Тот факт, что Есипов В.Е. в период прохождения срочной военной службы обследовался в специализированной клинике, где у него выявлено не ставит под сомнение достоверность выводов экспертной комиссии. Соответствующие медицинские документы, подтверждающие данное обстоятельство, были предметом экспертного исследования при проведении в отношении Есипова В.Е. комплексной психолого-психиатрической экспертизы и учтены экспертами при ответах на поставленные перед ними вопросы.

С учетом изложенного Судебная коллегия не может согласиться с утверждением в жалобе о том, что убийство потерпевших совершено Есиповым В.Е. в состоянии аффекта, как и с доводом о том, что при оценке действий осужденного неправильно применен уголовный закон. Действия Есипова В.Е. судом правильно квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство двух лиц, совершенное на почве внезапно возникшей личной неприязни, вызванной оскорблением потерпевшими. Оснований для переквалификации его действий на ч. 2 ст. 107 УК РФ, о чем просит адвокат Салдаева ОН, не имеется.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности виновного, влияния наказания на исправление осужденного, на условия жизни его семьи, на достижение иных целей наказания, в том числе восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений.

Смягчающими наказание обстоятельствами признаны: явка с повинной, признание вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, а также аморальность поведения потерпевших, явившегося поводом для преступления.

Судом все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, исследованы и в полной мере учтены при назначении наказания. Назначенное наказание нельзя признать чрезмерно суровым.

Вопреки утверждению в жалобе исковое заявление потерпевшего Лебедева А.В. о компенсации морального вреда, причиненного ему гибелью сына, соответствует предъявляемым требованиям. Оснований для пересмотра приговора в части гражданского иска не усматривается. Нарушений закона при решении данного вопроса не допущено.

Таким образом, по мотивам, приведенным в апелляционной жалобе, оснований для отмены приговора либо его изменения не имеется. Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь безусловную отмену судебного решения, не допущено.

г 20 28 С учетом изложенного, руководствуясь ст. 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 4 октября 2013 года в отношении Есипова В Е оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Салдаевой О.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 46-АПУ13-37

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Производство по делу

Загрузка
Наверх