Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 46-О07-33

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 августа 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тонконоженко Александр Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №46-О07-33

от 2 августа 2007 года

 

Председательствующего Свиридова Ю.А. Судей Тонконоженко А.И. и Колесникова H.A.

СТЯКОВА [скрыто]

осуждена к лишению свободы: по ст. 105 ч.1 УК РФ на 11 лет, по ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ на 3 года, по ст.222 ч.1 УК РФ на 2 года, по ст. 166 ч.1 УК РФ на 3 года, а на основании сит.69 ч.З УК РФ на 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором также постановлено взыскать со Стяковой в_счет

и

компенсации морального вреда по [скрыто] рублей в пользу [скрыто] Г I I

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения осужденной Стяковой Н.А., адвоката Иерусалимского П.А., поддержавших жалобы, мнение прокурора Юдина Д.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Стякова признана виновной в незаконном хранении, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, умышленном причинении смерти [скрыто] на почве личных неприязненных отношений, краже его имущетсва на сумму [скрыто] рублей, неправомерном завладении автомобилем [скрыто] без

цели хищения.

Преступления совершены в мае-июне 2006 года в гЩ [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденная Стякова просит об отмене приговора, прекращении дела, а в дополнительной жалобе - направлении дела на новое рассмотрение. По мнению Стяковой, ее осуждение основано лишь на показаниях б! , которая оговорила ее в хранении оружия, краже имущества [скрыто], показания б [скрыто] при этом не проверялись на достоверность. Автомашину

она не угоняла, а села в нее, чтобы выбраться на дорогу, при этом и б [скрыто] находилась в этой машине, однако она не была привлечена к уголовной ответственности. В совершении убийства г [скрыто] б [скрыто] оговорила ее, чтобы самой уйти от уголовной ответственности, все ее показания не соответствуют действительности и опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы, б [скрыто] является лицом заинтересованным, и ее показания не могут быть положены в основу приговора. По мнению осужденной, ее показания в качестве подозреваемой от 11, 12 06.06 и в качестве обвиняемой от 12.06.06 являются недопустимыми доказательствами, поскольку были получены с применением физического воздействия на нее. Суд не учел, что она ранее не судима и фактически за преступления средней тяжести назначил максимальные сроки наказания. Не были учтены показания потерпевшего [скрыто]., показавшего, что золотое кольцо с бриллиантом с

пальца сына не снималось. Суду не было известно, что б [скрыто] была одета в ее одежду. В суде не были установлены мотивы и цели убийства и кражи. В краже золотых вещей I она себя оговорила. Считает, что на следствии было

нарушено ее право на защиту, так как адвокат Трушина Т.А. принимала участие лишь во виемя-допроса в качестве подозреваемой. В пользу потерпевших с нее взыскано [скрыто] I рублей без учета реальных возможностей.

адвокат Гаранина И.В. просит приговор в отношении Стяковой отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что осуждение Стяковой за хранение и ношение огнестрельного оружия основано лишь на противоречивых показаниях свидетеля б I, без проведения экспертизы этого оружия.

Осуждение Стяковой за хищение имущества [скрыто] основано на предположениях, а уличающие показания самой осужденной в этой части были получены на предварительном следствии в результате психологического и

физического воздействия. У Стяковой не было намерений угнать автомашину [скрыто]. Г [скрыто] пытался склонить Стякову к интимным отношениям,

какого-либо другого повода для убийства в суде не установлено. На предварительном следствии Стякова вынуждена была оговорить себя в результате примененного насилия со стороны сотрудников милиции. Место

совершения преступления указано не Стяковой, а [скрыто], что подтверждает

вину [скрыто], а не Стяковой. Показаниям свидетеля [скрыто] судом дана неправильная оценка, ее показания опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы.

Адвокат Иерусалимский П.А. просит приговор в отношении Стяковой отменить, дело направить на новое рассмотрение. По мнению адвоката, судом не дана оценка показаниям потерпевшего [скрыто] о том, что золотое кольцо с бриллиантом с пальца сына снять было невозможно. Судом не была дана объективная оценка показаниям свидетеля [скрыто], чьи показания являются непоследовательными, противоречивыми, этим показаниям дана неправильная оценка. В суде не были установлены мотивы и цели убийства и кражи, показания Стяковой, которые она давала на предварительном следствии, не проверены и не подтверждены материалами уголовного дела, не выяснялась возможность доверительных отношений между собственником автомашины

и осужденной, поэтому выводы суда о совершении

осужденной угона автомашины, нельзя признать обоснованными. В суде не выяснялось, почему адвокат Трушина после участия в допросе Стяковой в качестве подозреваемой, не принимала в дальнейшем участия в расследовании, хотя Стякова от услуг этого адвоката не отказывалась. Амбулаторное исследование психического состояния Стяковой нельзя считать объективным, полным и достаточным. Судом не устранены противоречия в показаниях свидетеля Б [скрыто] о хранении и ношении Стяковой пистолета. Размер компенсации морального вреда определен судом без учета требований разумности и справедливости, реальных материальных возможностей причинителя вреда.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Храмцов Г.В. просит приговор оставить без изменения, ссылаясь на то, что все доводы, изложенные в кассационных жалобах были предметом тщательного исследования в судебном заседании и не нашли своего подтверждения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор

Вина Стяковой подтверждена протоколами осмотра места происшествия, показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал всестороннюю и правильную оценку.

Доводы Стяковой о том, что ее осуждение основано лишь на показаниях свидетеля Б I, которая оговорила ее, являются несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Показания осужденной о совершении убийства [скрыто] неизвестным мужчиной, ее показания об убийстве [скрыто] и заинтересованности

последней в сокрытии своей вины, в суде были тщательно проверены и не нашли своего подтверждения.

У суда не было оснований сомневаться в достоверности уличающих показаний свидетеля [скрыто], которая была очевидцем преступных действий

Стяковой и подробно показывала о таких действиях осужденной.

Как на предварительном следствии, так и в суде все показания и [скрыто], и Стяковой были тщательно проверены, При этом установлено, что

показания [скрыто] полностью согласуются со всей совокупностью собранных

по делу доказательств.

Объективно подтверждены показания свидетеля [скрыто] и в той части, что перед выстрелами из пистолета потерпевший пытался отобрать его у Стяковой, при этом расположение между Стяковой и потерпевшим менялось.

По заключению комплексной судебно-медицинской экспертизы, на трупе было обнаружено разное направление раневых каналов, что указывает на то, что расположение огнестрельного оружия к телу потерпевшего при стрельбе менялось.

Сама осужденная в суде подтвердила, что ее показания ложные в той части, что с [скрыто] выясняли отношения приехавшие по ее звонку [скрыто] и

[скрыто], что также подтверждает показания [скрыто] I что Стякова пыталась переложить ответственность за содеянное на [скрыто] и [скрыто] и просила в случае необходимости показывать именно о таких обстоятельствах.

Исследованы в суде и обстоятельства, связанные с мотивом убийства

Г

По показаниям [скрыто] ссора между потерпевшим и Стяковой возникла

из-за того, что [скрыто] хотел вступить в половую связь со Стяковой, а та возражала.

О таких же мотивах убийства показывала и сама Стякова.

О том, что Стякова имела при себе огнестрельное оружие, которое хранила дома, и которое применила при совершении убийства,

свидетельствуют не только показания [скрыто], но заключения экспертиз, в том числе баллистической, из которой следует, что гильзы, изъятые с места происшествия являются частью пистолетного патрона центрального боя и являются штатными к пистолету конструкции Токарева, были стреляны в одном экземпляре пистолете ТТ, калибра 7,62 мм.

О том, что [скрыто] был убит именно из пистолета ТТ, показывала и сама Стякова.

Умысел же на кражу имущества потерпевшего возник у осужденной после убийства, что согласуется и с показаниями свидетеля [скрыто] о том, что после убийства Стякова забрала вещи [скрыто] При этом [скрыто] никогда не показывала, что Стякова намеревалась убить [скрыто] чтобы завладеть его имуществом.

Сама Стякова также подтверждала, что после убийства Г

и перед

отъездом с места происшествия она сняла с [скрыто] цепочку с крестом из

белого металла, часы, золотое кольцо, которые выбросила в озеро.

При таких обстоятельствах являются несостоятельными доводы адвоката о том, что кража имущества потерпевшего не подтверждена доказательствами.

Как следует из протокола осмотра места происшествия, указанных осужденной предметов на трупе не было, что также не соответствует мнению отца потерпевшего о том, что с пальца снять кольцо было невозможно.

Тщательно проверена и версия о причастности к убийству иных лиц. При этом установлено, что ни [скрыто], ни [скрыто], которым звонила Стякова, не были на месте происшествия в момент убийства [скрыто] о чем свидетельствуют зафиксированные соединения телефонов сотовой связи.

Проверены судом и доводы осужденной о том, что [скрыто] оговорила ее. В суде было установлено, что [скрыто] и Стякова были подругами, вместе снимали квартиру, совместно проводили досуг, имели доверительные отношения, и оснований для оговора Стяковой у [скрыто] не было.

Не основана на материалах дела и ссылка осужденной и ее адвоката о том, что на предварительном следствии было нарушено право Стяковой на защиту.

Как видно из материалов дела, Стякова на предварительном следствии была обеспечена адвокатами на всех этапах расследования, вначале по назначению, а затем в силу заключенного соглашения. После вступления адвоката по соглашению, Стякова никаких ходатайств о ее защите обоими адвокатами не заявляла. При проведении следственных действий с участием

вступившего по соглашению в дело адвоката, не просила, чтобы участвовал и ранее назначенный адвокат.

При таких обстоятельствах мнение о допущенном нарушении права на защиту, является несостоятельным.

Не основано на материалах дела и мнение адвоката о возможных доверительных отношениях между собственником автомашины [скрыто] и

осужденной, о том, что у осужденной не было умысла на неправомерное завладение автомашиной без цели ее хищения.

Как видно из материалов дела, в том числе и показаний самой осужденной, она вообще не могла управлять автомашиной, чтобы завести ее, она по телефону консультировалась со своим знакомым.

Указанная автомашина была осужденной угнана с места происшествия, после совершенных преступлений и без обращения к собственнику этой автомашины или какого-либо согласия, как со стороны [скрыто] так и со стороны собственника.

Тщательно проверены судом и условия, при которых Стякова давала уличающие показания. При этом установлено, что такие показания Стякова давала в условиях, исключающих применение каких-либо недозволенных методов расследования, при обеспечении осужденной права на защиту. Она имела полную возможность изменять свои показания, отказываться от них и вообще отказываться о дачи показаний, что также опровергает ее утверждения о принуждении ее к оговору.

Необоснованными являются и доводы адвоката о том, что психическое состояние Стяковой исследовано не полно.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы комиссия экспертов пришла к выводу, что Стякова ни в период ее исследования, ни в период совершения инкриминируемого ей деяния хроническим психическим расстройством не страдала и не страдает, не имеет и признаков временного психического расстройства.

У суда не было оснований сомневаться в объективности и достоверности этих выводом.

Правовая оценка содеянного Стяковой судом дана правильно.

Вопрос о компенсации морального вреда решен судом с учетом разумности и справедливости, с учетом степени душевных страданий потерпевших - отца и сына погибшего.

При назначении наказания Стяковой судом в полной мере учтены, как общественная опасность содеянного, так и данные о личности осужденной, все смягчающие ее наказание обстоятельства. Назначенное наказание является справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговор по делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Самарского областного суда от 23 марта 2007 года в отношении Стяковой [скрыто] оставить без изменения, кассационные

жалобы осужденной Стяковой, адвокатов Гараниной И.В., Иерусалимского П.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 46-О07-33

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов

Производство по делу

Загрузка
Наверх