Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 46-О11-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 марта 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ситников Юрий Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №46-О11-4

от 15 марта 2011 года

 

председательствующего Толкаченко A.A.

при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Лысовой О.Г., кассационные жалобы осуждённого Пронина А.Г., адвокатов Сикоры СИ., Гавриленко Е.А. на приговор Самарского областного суда от 1 ноября 2010 года, которым

Исаев [скрыто]

[скрыто] судимый

18.04.2005 г. по пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; постановлением суда от 14.02.2007 г. условное осуждение было отменено; наказание в виде лишения свободы отбыто 14.02.2009 г.,

осуждён к лишению свободы на срок: по пп. «а», «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ - 18 лет, по п. «е» ч.2 ст. 111 УК РФ с применением чЛ ст.62 УК РФ -4 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

I

Пронин А

I Г

[скрыто] несудимыи,

осуждён к лишению свободы на срок: по пп. «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ - 15 лет, по п. «б» ч.2 ст.116 УК РФ с применением ч.1 ст.62 УК РФ - 1 год 1 месяц.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По обвинению в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 150 УК РФ, Пронин [скрыто] оправдан за отсутствием в его

действиях состава преступлений.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление прокурора Шиховой Н.В., поддержавшего кассационное представление, выступление осуждённого Исаева O.A. и адвоката Сачковской Е.А., а также адвоката Поддубного СВ. в защиту Пронина А.Г., которые поддержали доводы кассационных жалоб и утверждали о необоснованности кассационного представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда признаны виновными и осуждены:

Исаев O.A. за убийство [скрыто] и [скрыто]

группой лиц по предварительному сговору, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности; а также за умышленное причинение [скрыто] тяжкого вреда здоровью,

опасного для жизни человека, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности;

Пронин А.Г. за убийство [скрыто] группой лиц по

предварительному сговору, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности, а также за иные насильственные действия в отношении [скрыто] не повлекшие

последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности.

Преступления совершены 12 и 18 августа 2009 года [скрыто] (при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Государственный обвинитель Лысова О.Г. утверждает о допущенном судом нарушении требований ст.307 УПК РФ в части описания преступного деяния Исаева в отношении [скрыто], квалифицированного п. «е» ч.2 ст. 111 УК РФ. Кроме того, по мнению государственного обвинителя, Пронин необоснованно оправдан по обвинению в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 150 УК РФ, а его действия в отношении [скрыто] необоснованно переквалифицированы с ч.З ст.ЗО, пп. «а», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ на п. «б» ч.2 ст. 116 УК РФ, так как вина в совершении данных преступлений доказана. Осуждённые действовали с прямым умыслом на причинение смерти потерпевшим. По этим доводам государственный обвинитель просит отменить приговор суда и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осуждённый Пронин А.Г. в кассационной жалобе просит

переквалифицировать его действия в отношении [скрыто] с пп. «ж», «л» ч. 2

ст. 105 УК РФ на ч. 2 ст. 116 УК РФ и снизить наказание. В обоснование этого утверждает, что не причинял X Щ ножевых ранений, не имел сговора с Исаевым на его убийство.

Адвокат Сикора СИ. также просит переквалифицировать действия Пронина А.Г. с пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 2 ст. 116 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы. По мнению адвоката, предъявленное Пронину обвинение по пп. «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ не соответствовало требованиям ст. 171 УПК РФ, так как не основывалось на доказательствах. Выводы суда о виновности Пронина в причинении

смерти [скрыто] не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Адвокатом приводится свой анализ доказательств, которые, по его мнению, свидетельствуют о невиновности Пронина в причинении смерти [скрыто]. Кроме того адвокат указывает, что судом нарушены правила оценки доказательств, предусмотренные ст.88 УПК РФ, не раскрыто содержание каждого доказательства в отношении каждого осуждённого.

Адвокат Гавриленко Е.А. в кассационной жалобе просит снизить назначенное Исаеву наказание, утверждает, что выводы суда о его виновности соответствуют фактическим обстоятельствам дела, однако назначенное наказание чрезмерно сурово, учитывая его явку с повинной, способствование раскрытию преступлений, признание вины и раскаяние в содеянном.

Адвокатом Сикорой СИ. принесены возражения на доводы кассационной жалобы адвоката Гавриленко Е.А. и кассационного представления государственного обвинителя Лысовой О.Г.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, фактические обстоятельства содеянного и вывод суда о виновности осуждённых основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых, вопреки доводам кассационных жалоб, изложено в приговоре.

Утверждения авторов кассационных жалоб о непричастности Пронина

к убийству [скрыто] об отсутствии предварительного сговора Пронина и Исаева на его убийство не основаны на материалах дела и полностью опровергаются приведёнными в приговоре доказательствами.

Так, из показаний Исаева в ходе предварительного следствия следует, что он увлекался националистической темой. 12 августа 2009 года около 20 часов встретился с Прониным, [скрыто] и [скрыто] Пронин А.Г.

предложил им совершить насилие в отношении «инородца», то есть человека нерусской национальности. Согласившись с таким предложением, он (Исаев) взял дома нож. Около дома [скрыто] они

заметили человека неславянской национальности - [скрыто] Они

распределили роли в избиении [скрыто] Он (Исаев) и Пронин должны

были действовать спереди, а Л и [скрыто] - сзади. По пути к

потерпевшему Пронин сказал «будем резать». Он (Исаев) согласился с его предложением. 1УЦ [скрыто], у которого не было ножа, стал бить [скрыто], который от ударов упал на лавку. В этот момент он (Исаев) нанёс [скрыто] два удара ножом в область шеи. Пронин в это время также нанёс один удар ножом в область живота. После этого [скрыто] убежал от них. Далее, около

дома [скрыто] щ он (Исаев) встретил ранее незнакомого

[скрыто], которому нанёс удар ножом в область живота. 19 августа 2009 года Пронин предложил подвергнуть избиению нерусского. Недалеко от автовокзала он, Пронин и [скрыто] встретили [скрыто] соответствии с распределёнными ролями он напал на О ему ножом три удара в грудь. [скрыто] и Пронин напали на которому Пронин наносил удары ножом, а [скрыто] - кулаками.

При проверке показаний на месте Исаев подтвердил обстоятельства нанесения телесных повреждений потерпевшим.

Суд обоснованно признал достоверными указанные показания Исаева в ходе предварительного следствия, как объективно подтверждающиеся совокупностью других доказательств, в том числе показаниями [скрыто] и [скрыто] в ходе предварительного следствия, показаниями свидетелей, потерпевших, протоколами осмотра мест происшествия.

Из показаний [скрыто] также усматривается, что избивали

нерусских из-за национальной вражды. Он слышал произнесённое между Прониным и Исаевым «будем резать». Пронин наносил [скрыто] удары в

грудь. Исаев также стал наносить потерпевшему удары. Был ли нож в руках Пронина он не обращал внимания. У Исаева в руке имелся нож. Пронин сообщал, что порезал потерпевшего.

В соответствии с показаниями [скрыто], перед нападением на [скрыто] он слышал от Пронина и Исаева фразу «будем резать». После нападения Пронин сказал, что порезал [скрыто], а Исаев сообщал, что «ткнул ещё

одного». Подтверждал предварительный сговор с Исаевым и Прониным при нападении на [скрыто] и [скрыто] Пронин напал на [скрыто] с

ножом, у Исаева также был в руке нож.

По заключению экспертиз: смерть [скрыто] 1 наступила в

результате массивной кровопотери от трёх ножевых ранений груди;

[скрыто] причинены: слепое, проникающее в правую плевральную и

брюшную полости колото-резаное ранение грудной клетки справа с повреждением правого купола диафрагмы и печени, повлекшее смерть, а также слепое непроникающее колото-резаное ранение грудной клетки слева; резаная рана передней поверхности шеи в нижней трети, ссадины в подбородочной области справа и слева;

у [скрыто] обнаружены: рана на передней поверхности туловища, проникающая в брюшную полость без повреждения внутренних органов, квалифицируемая, как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также сквозная рана на левом предплечье, причинившая лёгкий вред здоровью;

[скрыто] причинены повреждения, не причинившие вреда здоровью в виде поверхностных колото-резаных ран в проекции 7 ребра слева по задне-подмышечной линии, в проекции 8 ребра слева по околопозвоночной линии, в проекции 10 ребра справа по лопаточной линии и три - в области правого локтевого сустава.

В соответствии с показаниями свидетеля [скрыто], со слов ХЩ

знает, что его порезали трое парней.

Потерпевший [скрыто] показывал, что его ударил ножом Исаев. Из показаний потерпевшего [скрыто] следует, что нападение было

совершено мгновенно. Ему было нанесено четыре удара ножом. О ^ был смертельно травмирован. С места происшествия убегали

трое парней.

Вопреки доводам кассационного представления и кассационных жалоб, этим и другим изложенным в приговоре доказательствам судом дана надлежащая, объективная оценка, не противоречащая положениям ст. 8 8 УПК РФ.

Доказательства, приведённые в обоснование виновности осуждённых, были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Выдвинутые в судебном заседании версии об обстоятельствах совершения преступлений были проверены.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность вывода о виновности осуждённых, в том числе Пронина, и служить основанием отмены приговора, допущено не было.

Довод адвоката Сикора о нарушении требований ст. 171 УПК РФ, регулирующей порядок привлечения Пронина в качестве обвиняемого, является несостоятельным. Материалы дела свидетельствуют о том, что имелись достаточные доказательства для его привлечения в качестве обвиняемого по пп. «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ.

В судебном заседании обеспечена состязательность сторон, доводы которых, в том числе приведённые в кассационных жалобах и представлении, были проверены.

Доводы Пронина о применении недозволенных методов ведения следствия опровергнуты исследованными в судебном заседании и приведёнными в приговоре документами и показаниями свидетелей [скрыто], [скрыто] и [скрыто]

Как усматривается из материалов дела, мотивом всех преступлений, совершённых осуждёнными, являлись национальная ненависть, вражда к лицам неславянской национальности и внешности.

В соответствии с п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на умышленное причинение смерти человеку, непосредственно участвовали в процессе лишения его жизни, применяя к

нему насилие, независимо от того, что смертельную травму мог причинить один из них.

Судом правильно установлено совместное, по предварительному сговору, причинение Исаевым и Прониным ножевых ранений [скрыто], количество и локализация которых, а также их причинная связь с наступлением смерти, свидетельствует об умысле каждого на лишение жизни потерпевшего.

Суд первой инстанции обоснованно не усмотрел противоречий, влияющих на выводы суда о виновности Пронина, между показаниями Исаева о том, что Пронин нанёс [скрыто] удар ножом в область живота и выводами эксперта о том, что на животе потерпевшего отсутствовали ранения. Вместе с тем, у потерпевшего выявлено проникающее в брюшную полость ранение, которое отнесено к повреждениям грудной клетки. Судебная коллегия, учитывая особенность восприятия быстротечного преступления, специфику познаний структуры тела человека, также не усматривает противоречий, влияющих на выводы суда о виновности.

Довод о том, что телесные повреждения [скрыто] были причинены одним ножом, опровергается совокупностью приведённых в приговоре доказательств, в том числе заключений экспертов. Так, по заключению судебно-медицинского эксперта, ранения грудной клетки потерпевшего образовались в местах приложения травмирующей силы при ударных или сдавливающих, или ударно-сдавливающих воздействий острого предмета (предметов), обладающего свойствами колюще-режущего. Из заключения судебно-криминалистичекой экспертизы усматривается, что повреждения Хабитову могли быть причинены как представленным на исследование ножом, так и другим ножом со сходными ему групповыми свойствами.

На основе исследованных доказательств суд обоснованно пришёл к выводу о том, что осуждённые осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления общественно опасных последствий в виде смерти потерпевших, однако относились к ним безразлично, то есть действовали с косвенным умыслом на убийство. Доводы кассационного представления о том, что осуждённые действовали с прямым умыслом, неубедительны.

Вопреки доводу кассационного представления, в приговоре на листах 34 - 35 приведено описание преступного деяния Исаева в отношении потерпевшего [скрыто]. Нарушений ст. 307 УПК РФ в этой части не допущено.

Суд правильно квалифицировал действия Исаева по пп. «а», «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство двух лиц группой лиц по предварительному сговору, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности; по п. «е» ч.2 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности. Действия Пронина также

правильно квалифицированы по пп. «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство группой лиц по предварительному сговору, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности; по п. «б» ч.2 ст. 116 УК РФ, как совершение иных насильственных действий, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, по мотивам национальной ненависти и вражды к лицам неславянской национальности и внешности.

Оснований для переквалификации действий осуждённых, как ставится вопрос в кассационных жалобах и представлении, Судебная коллегия не усматривает. Действия Пронина в отношении Д Щ квалифицированы

с учётом тяжести причинённого вреда здоровью, поскольку покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, что не установлено судом.

По обвинению в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 150 УК РФ, Пронин обоснованно оправдан за отсутствием в его действиях состава преступлений.

В соответствии с принципом презумции невиновности, закреплённым в статье 49 Конституции Российской Федерации и статье 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу.

В приговоре суда изложены убедительные мотивы оправдания. Так, судом установлено, что решение о совершении преступлений принималось Прониным и несовершеннолетними [скрыто] и [скрыто] сообща, без

каких-либо активных действий со стороны Пронина. Кроме того, Пронин обвинялся в вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений иным способом, которые не конкретизированы. При таких обстоятельствам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора в части оправдания Пронина.

Наказание каждому осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности, смягчающих наказание обстоятельств - признания вины, раскаяния в содеянном, активного способствования раскрытию и расследованию преступлений. Оно является справедливым и не подлежит снижению.

Вместе с тем приговор подлежит изменению в связи с приведением в соответствие с Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, которым снижены нижние границы наказаний по ч.2 ст. 111 УК РФ и ч.2 ст. 116 УК РФ. В связи с переквалификаций действий осуждённых на новую редакцию закона, Судебная коллегия, учитывая все установленные по делу обстоятельства, в том числе характер и степень общественной опасности преступлений, которые не изменились с принятием нового закона, считает необходимым назначить осуждённым вид и размер наказания в прежних пределах.

Статьи законов по Делу № 46-О11-4

Статья 49. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
УК РФ Статья 161. Грабеж
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх