Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 46-О12-24

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №46-О12-24

от 7 июня 2012 года

 

председательствующего Коваля B.C.,

при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственных обвинителей Негуляева В.М. и Мавриной Т.Е. на приговор Самарского областного суда от 4 апреля 2012 г., по которому

Лих [скрыто]

несудимый, [скрыто]

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286, ч. 3 ст. 290, ч. 3 ст. 290 УК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей ввиду неустановления событий указанных преступлений;

Елисеев [скрыто]

несудимыи, [скрыто]

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291.1, ч. 2 ст. 291.1 УК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей ввиду неустановления событий указанных преступлений,

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., изложившей обстоятельства дела, содержание кассационного представления и возражений на него, мнение прокурора Кравца Ю.Н., не поддержавшего кассационное представление и просившего об оставлении оправдательного приговора без изменения, выступления адвокатов Соловьевой Г.В. и Митенковой И.П. об оставлении приговора без изменения, а кассационного представления - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Лих В.И. органами предварительного расследования обвинялся в превышении должностных полномочий, а также в двух преступлениях, связанных с получением взятки в виде денег через посредника за незаконное бездействие в пользу взяткодателя.

Елисеев A.A. обвинялся в посредничестве во взяточничестве за совершение заведомо незаконного бездействия лицом с использованием своего служебного положения.

Действия Лиха В.И. органами предварительного расследования квалифицированы по ч. 1 ст. 286, ч. 3 ст. 290, ч. 3 ст. 290 УК РФ, а действия Елисеева A.A. - по ч. 2 ст. 291.1, ч. 2 ст. 291.1 УК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Лих В.И. и Елисеев A.A. оправданы по предъявленному обвинению ввиду неустановления событий преступлений и в отношении их постановлен оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственные обвинители Негуляев В.М. и Маврина Т.Е. ставят вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства. Указывают, что при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели [скрыто]

и [скрыто] скрыли от суда сведения о том, что они привлекались к

административной ответственности. В результате этого стороны были лишены возможности заявить мотивированные либо немотивированные отводы.

Поскольку названные кандидаты в присяжные заседатели впоследствии вошли в основной состав коллегии, а [скрыто] была избрана старшиной

коллегии присяжных заседателей, то образованная с их участием коллегия, считают авторы представления, была не способна всесторонне и объективно оценить обстоятельства рассматриваемого дела и вынести справедливый вердикт.

В возражениях на кассационное представление адвокаты Соловьева Г.В. и Митенкова И.П. указывают на несостоятельность приведенных доводов и просят постановленный в отношении Лиха В.И. и Елисеева A.A. оправдательный приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

В соответствии с пп. 8 и 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ основанием отмены приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, может служить также нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей либо вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

Таких нарушений по делу не допущено.

По смыслу закона, при отборе кандидатов в присяжные заседатели задаваемые им вопросы должны быть конкретными, связанными с обстоятельствами, которые препятствуют участию кандидата в присяжные заседатели в рассмотрении данного уголовного дела.

Перечень обстоятельств, препятствующих участию кандидата в рассмотрении уголовного дела, содержится в ст. 3 Федерального закона от 20 августа 2004 г. «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации».

Кроме того, в ст. 7 названного закона приведены обстоятельства, влекущие исключение граждан из общего и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели.

В строгом соответствии с требованиями указанного закона председательствующим судьей были сформулированы вопросы о наличии обстоятельств, препятствующих участию кандидатов в рассмотрении уголовного дела.

Как следует из протокола судебного заедания, обстоятельств, которые в силу прямого указания закона препятствовали бы участию кандидатов в присяжные заседатели в рассмотрении уголовного дела, судом не выявлено.

В стадии мотивированных отводов председательствующим судьей была предоставлена возможность сторонам задать кандидатам в присяжные заседатели вопросы с целью установления обстоятельств, препятствующих, по их мнению, участию в качестве присяжного заседателя в разбирательстве данного уголовного дела, и государственным обвинителем Мавриной Т.Е. был поставлен вопрос о том, имеются ли среди них лица, которые привлекались когда-либо к административной ответственности.

Со ссылкой на представленные ИЦ ГУ МВД по [скрыто] области

сведения в кассационном представлении утверждается, что кандидаты в

присяжные заседатели [скрыто] и [скрыто] скрыли

информацию о том, что они привлекались к административной ответственности.

Согласно этим сведениям, в отношении кандидата [скрыто] 26 февраля 2011 г. вынесено постановление о привлечении к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения; в отношении кандидата [скрыто] 22 декабря 2009 г. составлен протокол об

административном правонарушении, выразившемся в появлении в общественных местах в состоянии опьянения, а в отношении кандидата [скрыто] за аналогичное нарушение составлен протокол 26 декабря 2008 г.

Однако достоверных данных, указывающих на то, что [скрыто] и [скрыто] знали о привлечении к административной

ответственности и фактически понесли наказание за эти административные правонарушения, стороной обвинения не представлено.

Не имея достоверных сведений о том, что названные лица располагали информацией относительно факта привлечения к административной ответственности, нельзя утверждать о том, что они скрыли эту информацию от суда.

Кроме того, сам вопрос, поставленный государственным обвинителем перед присяжными заседателями, сформулирован в некорректной форме, а содержащееся в нем требование к кандидатам сообщить сведения о фактах привлечения к административной ответственности, имевших место когда-либо, противоречит требованиям закона.

Так, в соответствии со ст. 4.6 Кодекса об административных правонарушениях лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.

Следовательно, по истечении этого срока лицо считается не подвергнутым административному наказанию.

Данных о времени окончания исполнения административного наказания [скрыто] и [скрыто] стороной обвинения не

представлено, а согласно представленным данным, на момент формирования коллегии присяжных заседателей предусмотренный ст. 4.6 Кодекса об административных правонарушениях срок давности истек.

С учетом положений ст. 4.6 Кодекса об административных правонарушениях содержащееся в вопросе государственного обвинителя требование к кандидатам в присяжные заседатели о необходимости сообщить сведения о том, привлекались ли они когда-либо к административной ответственности, не основано на законе.

При этом факт привлечения кандидата к административной ответственности законом не отнесено к числу обстоятельств, препятствующих участию этого кандидата в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела.

Содержащийся в кассационном представлении довод о том, что в результате сокрытия названными кандидатами сведений о привлечении к административной ответственности сторона обвинения была лишена возможности заявить им мотивированные либо немотивированные отводы, не убедителен.

Как следует из протокола судебного заседания, кандидат в присяжные заседатели [скрыто] заявил суду о том, что он привлекался к административной ответственности за совершенное правонарушение, однако к этому кандидату мотивированных либо немотивированных отводов стороной обвинения заявлено не было.

Утверждая в кассационном представлении о том, что образованная коллегия была не способна всесторонне и объективно оценить обстоятельства дела и вынести справедливый вердикт, сторона обвинения не уточнила, каким образом факт привлечения сотрудниками органов внутренних дел

ответственности мог повлиять на оценку обстоятельств дела коллегией присяжных заседателей, которой в отношении Лиха В.И. и Елисеева A.A., также являющихся сотрудниками органов внутренних дел, вынесен оправдательный вердикт.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационного представления о том, что образованная коллегия не могла объективно оценить обстоятельства дела и вынести справедливый вердикт.

Из представленных материалов не усматривается оснований и для утверждения о том, что при отборе кандидатов в присяжные заседатели сторона обвинения была лишена возможности заявить некоторым кандидатам мотивированные либо немотивированные отводы.

Таким образом, предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для отмены оправдательного приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, не имеется.

Вместе с тем председательствующим судьей при постановлении в отношении Лиха В.И. и Елисеева A.A. оправдательного приговора не в полной мере выполнены требования закона.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 133 УПК РФ подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, имеет право на реабилитацию.

Согласно ч. 1 ст. 134 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора суд признает за оправданным право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Поскольку эти требования уголовно-процессуального закона судом не выполнены, Судебная коллегия считает необходимым признать за оправданными право на реабилитацию и направить им извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

и М

к административной

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 4 апреля 2012 г. в отношении Лиха [скрыто] и Елисеева [скрыто] А ^ставить без

изменения, кассационное представление - без удовлетворения.

Признать за оправданными право на реабилитацию.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 46-О12-24

УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 291.1. Посредничество во взяточничестве
УПК РФ Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию
УПК РФ Статья 134. Признание права на реабилитацию

Производство по делу

Загрузка
Наверх