Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 47-О09-75

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 декабря 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Воронов Александр Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №47-О09-75

от 3 декабря 2009 года

 

председательствующего Свиридова Ю.А.

при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании от 3 декабря 2009 года кассационные жалобы осужденных Ванжи Д.В., Коршикова С.Г. на приговор Оренбургского областного суда от 3 июня 2009 года, по которому

Ванжа [скрыто]

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з» УК РФ на 15 лет, ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ на 10 лет без штрафа, ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без штрафа.

Коршиков [скрыто]

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з» УК РФ на 16 лет, ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ на 12 лет без штрафа.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без штрафа.

Прекращено уголовное преследование Коршикова С.Г. по ст. 161 ч.1 УК РФ на основании ст. 27 ч.1 п. 1 УПК РФ.

В пользу потерпевшей [скрыто] в возмещение материального

ущерба с осужденного Ванжи Д.В. взыскано [скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Воронова A.B., выступление осужденного Коршикова С.Г. в обоснование кассационной жалобы, объяснения адвокатов Поддубного СВ. в защиту осужденного Коршикова С.Г., Чиглинцевой Л.А. в поддержку кассационной жалобы осужденного Ванжи Д.В., мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ванжа Д.В. и Коршиков Д.В. признаны виновными и осуждены за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью [скрыто] и ее убийство группой лиц по

предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 12 декабря 2007 года

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Ванжа Д.В., кроме того, осужден за кражу имущества [скрыто]

причинившей значительный ущерб, которая, согласно приговору, совершена 10

ноября 2007 года

В судебном заседании Ванжа и Коршиков вину не признали.

В кассационной жалобе осужденный Ванжа просит об отмене приговора. Указывает, что судебное следствие проведено необъективно, его причастность к убийству [скрыто] не доказана. Показания на следствии даны им под

физическим и психологически воздействием сотрудников милиции. Его заявление о преступлении подано в отсутствие адвоката, а в ходе судебного разбирательства адвокат осуществлял его защиту ненадлежащим образом. 12 декабря 2007 года они с Коршиковым договорились лишь похитить деньги у [скрыто], но о ее убийстве речи не было. В дом [скрыто] I заходил только

Коршиков, а он, Ванжа, все время находился у калитки, отвлекая внимание потерпевшей, и никакого насилия к ней не применял. Наказание назначено ему чрезмерно суровое.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Коршиков ставит вопрос об отмене приговора, который, по мнению осужденного, является незаконным, необоснованным и несправедливым. Считает, что его вина не доказана, к совершению инкриминируемых ему преступлений он не причастен, на следствии оговорил себя. Судебное разбирательство проведено неполно, с обвинительным уклоном, не был допрошен ряд свидетелей, указанных в обвинительном заключении, а показания некоторых свидетелей не оглашены. Показания свидетеля [скрыто] в судебном заседании не соответствовали ее

показаниям на следствии. Суд не исключил из числа допустимых доказательств его показания в ходе предварительного расследования, которые были даны им под физическим и психологическим воздействием со стороны сотрудников милиции. К материалам дела ошибочно не были приобщены копии его жалоб на сотрудников милиции и характеристика с места жительства. В качестве доказательства его вины суд необоснованно признал заключение судебно -медицинской экспертизы от 11 февраля 2008 года №( [скрыто], выводы которой носят предположительный характер.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель

Казанцева Т.В. и потерпевший Х( считают их несостоятельными,

просят приговор оставить без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вопреки утверждениям в жалобах, вывод о доказанности вины Ванжи и Коршикова в преступлениях, за совершение которых они осуждены, суд сделал в результате всестороннего и полного исследования собранных по делу доказательств. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют

фактическим обстоятельствам дела.

Доводы жалоб о непричастности каждого из осужденных к разбою в отношении [скрыто] и ее убийству и отрицание Ванжой наличия

предварительного сговора между ним и Коршиковым на совершение этих преступлений, тщательно исследовались в судебном заседании и своего подтверждения не нашли.

Согласно письменному заявлению о преступлении от 13 декабря 2007 года, Ванжа сообщил о совершении им 12 декабря 2007 года совместно с Коршиковым убийства [скрыто] в ее доме и завладении ее деньгами.

Ссылка Ванжи в жалобе на то, что при подаче им данного заявления не присутствовал адвокат, не свидетельствует о недопустимости данного доказательства, поскольку закон такое не требует. Содержащиеся в заявлении сведения Ванжа подтвердил в последующих его допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, проводившихся в присутствии адвоката.

Из этих показаний Ванжи, оглашенных в судебном заседании в соответствии с п.1 ч.1 ст. 276 УПК РФ, следует, что утром 12 декабря 2007 года они с Коршиковым, договорившись завладеть деньгами [скрыто] пришли к

ней в дом и потребовали дать им денег. [скрыто] ответила отказом и стала их прогонять. Тогда они, обменявшись взглядами, решили силой забрать у нее деньги. Он, Ванжа, угрожая [скрыто] расправой, начал ее бить, заставляя

показать местонахождение денег, а Коршиков пошел в спальню. Там он нашел [скрыто] рублей, после чего присоединился к нему и тоже стал избивать [скрыто], требуя показать, где еще спрятаны деньги. Так как [скрыто] кричала, звала на

помощь и отказывалась выполнить их требования относительно денег, они, решив убить ее, стали вдвоем наносить [скрыто] удары руками и ногами по

различным частям тела, включая голову, от чего она скончалась. Убедившись в смерти [скрыто], они скрылись с места происшествия, забрав с собой

найденные в доме деньги.

Обстоятельства содеянного Ванжа подтвердил также и при проверке его показаний на месте с применением видеозаписи. Он указал, где произошло событие преступления, дал подробные пояснения о своих действиях и действиях Коршикова при нападении на [скрыто], продемонстрировал, куда и чем они с

Коршиковым наносили удары потерпевшей, от которых она скончалась.

Согласно заключению судебно - медицинского эксперта при исследовании трупа [скрыто] выявлены множественные телесные повреждения, в том числе,

переломы костей лицевого черепа, основания черепа, разрыва межпозвонкового диска, переломов правого плеча, грудины и ребер. Данные повреждения образовались не менее чем от 12 ударно - травматических воздействий в область головы и 8 ударно - травматических воздействий в область туловища и конечностей. Смерть потерпевшей наступила в короткий период от травматического шока, развившегося на фоне совокупности телесных повреждений в области головы и шеи.

В соответствии с выводами дополнительной судебно - медицинской экспертизы, обнаруженные у потерпевшей повреждения, повлекшие ее смерть, могли образоваться при обстоятельствах, изложенных Ванжой, то есть от ударов, нанесенных как им самим, так и Коршиковым.

Что касается Коршикова, то на предварительном следствии непосредственно после своего задержания в присутствии адвоката он дал показания, в которых, как и Ванжа, сообщил о своей причастности к нападению на [скрыто] в целях хищения денег и ее убийству, а затем подтвердил это при проверке его показаний на месте.

В ходе указанных следственных действий Коршиков не отрицал, что у него состоялся предварительный сговор с Ванжой на совершение преступлений. Признавал Коршиков и то, что в ходе нападения на [скрыто] он и Ванжа били

потерпевшую, требуя деньги, а в ответ на отказ, желая добиться задуманного, вместе нанесли ей удары руками и ногами по различным частям тела, от чего она скончалась.

Поскольку данные показания Ванжи и Коршикова, в целом, согласовывались между собой, с остальными материалами дела и подтверждались реально произошедшими событиями, суд обоснованно учел их в приговоре в качестве доказательств вины осужденных, выяснив и правильно оценив все имевшиеся между ними противоречия.

Вина Ванжи и Коршикова подтверждалась также протоколами осмотра места происшествия и трупа, показаниями потерпевшего [скрыто], свидетелей [скрыто], [скрыто], [скрыто], [скрыто], другими данными.

Все эти доказательства получены с соблюдением требований уголовно -процессуального закона. Они согласовывались между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняли друг друга, не содержали существенных противоречий, в связи с чем были правильно признаны судом допустимыми, достоверными и взяты за основу при постановлении приговора.

Их совокупность была достаточна для достоверного вывода о виновности осужденных, поэтому утверждение Коршикова в жалобе о неполноте судебного следствия в связи с проведением судебного процесса без допроса некоторых неявившихся свидетелей, не опровергает указанного вывода суда.

К тому же показания ряда таких свидетелей были исследованы в суде с согласия сторон в порядке ст. 281 УПК РФ, а в оглашении показаний остальных свидетелей судом мотивированно отказано в виду отсутствия оснований, предусмотренных указанной нормой закона. Согласно протоколу судебного заседания стороны не заявляли ходатайств о дополнении судебного следствия, в том числе, в связи с необходимостью допроса каких - либо свидетелей.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Коршикова показания свидетеля [скрыто] на предварительном следствии и в судебном заседании не

содержат существенных противоречий, которые могли бы быть основанием для сомнений в их достоверности. Содержание показаний свидетеля С

части, касающейся обвинения осужденных, в приговоре отражено правильно.

Заявление Коршикова о признании судом в качестве доказательства его вины заключения судебно - медицинской экспертизы от 11 февраля 2008 года № также не основано на материалах дела, поскольку, как следует из

приговора, при обосновании судом вывода о виновности Коршикова указанный документ не учитывался.

Что касается отклонения судом ходатайства стороны защиты о приобщении к материалам дела копий жалоб Коршикова на сотрудников милиции и его характеристики с места жительства, на что он ссылается в жалобе, то такое решение суда не может свидетельствовать о неполноте или односторонности судебного следствия. Оно принято судом в соответствии со ст. 256 УПК РФ и надлежаще мотивировано.

К показаниям же Ванжи и Коршикова в судебном заседании и на заключительном этапе следствия, в которых в оправдание себя каждый старался изобличить другого, суд правильно отнесся критически, отвергнув их, поскольку они опровергались материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Суд в этой связи проверил заявления Ванжи и Коршикова о применении к ним недозволенных методов ведения следствия при даче первоначальных показаний.

Эти доводы после их исследования в судебном заседании суд нашел несостоятельными. Такая оценка в приговоре является обоснованной. Новых доводов в их подтверждение кассационные жалобы не содержат.

Судом, в частности, обоснованно учтено, что во время предварительного следствия по данным заявлениям Ванжи и Коршикова проводились прокурорские проверки, в ходе которых они подтверждения не нашли.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей следователь [скрыто], сотрудники милиции Н [скрыто], [скрыто], [скрыто],

[скрыто], [скрыто] пояснили, что никакого давления на Ванжу и Коршикова

не оказывалось.

Согласно материалам дела следственные действия с участием Ванжи и Коршикова проводились в присутствии адвокатов, а проверки показаний на месте также и в присутствии понятых, что исключало применение к ним каких - либо незаконных мер воздействия. В начале следственных действий Ванже и Коршикову разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 46, 47 УПК РФ. В частности, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу даже в случае последующего отказа от них. Ванжа и Коршиков самостоятельно рассказывали об обстоятельствах содеянного. Протоколы составлялись в ходе производства следственных действий. Замечаний у участников не возникало. Как следует из заявления о явке с повинной Ванжи, протоколов следственных действий с участием его и Коршикова в начале расследования дела, они каждый раз утверждали, что показания дают добровольно, без какого - либо физического или иного воздействия.

Исходя из изложенного, а также того, что первоначальные показания Ванжи и Коршикова, в отличие от их последующих показаний, полностью

соответствовали материалам дела, доводы Ванжи и Коршикова в жалобах о применении к ним недозволенных мер воздействия в ходе предварительного следствия являются несостоятельными.

Правильным следует признать и осуждение Ванжи за кражу имущества С Щ, причинившей ей значительный ущерб.

Сам Ванжа на предварительном следствии, признавая свою вину, не отрицал того, что 10 ноября 2007 года он тайно похитил у [скрыто] деньги в сумме

[скрыто] рублей и дубленку, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Выводы суда о виновности Ванжи подтверждены также показаниями потерпевшей [скрыто], свидетелей [скрыто], [скрыто], [скрыто], другими

фактическими данными.

Эти доказательства полно и подробно изложены в приговоре, получены с соблюдением требований уголовно - процессуального закона и не вызывают сомнений в своей достоверности, в связи с чем правильно положены судом в основу приговора.

Суд, таким образом, правильно установил, что при изложенных в приговоре обстоятельствах Ванжа и Коршиков совершили убийство группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем и разбой группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Эти действия в отношении каждого верно квалифицированы по ст. ст. 105 ч.2 п. « ж, з», 162 ч.4 п. «в» УК РФ.

Содеянное Ванжой, выразившееся в краже, причинившей значительный ущерб гражданину, правильно квалифицировано судом по ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ.

Судом исследовано психическое состояние осужденных. Согласно выводам комплексных судебных психолого - психиатрических экспертиз, Ванжа и Коршиков психическими заболеваниями не страдали и не страдают. В период инкриминируемого им деяния признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности не обнаруживали, могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. С учетом изложенного, а также поведения Ванжи и Коршикова в судебном заседании, суд обоснованно признал каждого из них вменяемым.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Ссылка осужденного Ванжи в жалобе на якобы ненадлежащее осуществление его защиты адвокатом Волостновой Т.Г. следует признать несостоятельной.

Ванжа был согласен на участие адвоката в процессе, от его услуг не отказывался.

Как видно из протокола судебного заседания адвокат Волостнова в ходе судебного разбирательства участвовала в исследовании доказательств, поддерживая позицию своего подзащитного и принимая все предусмотренные законом меры по защите его интересов.

Данных, свидетельствующих о том, что в период защиты Ванжи адвокат Волостнова ненадлежащим образом выполняла свои профессиональные обязанности, из материалов дела не усматривается.

Назначенное осужденным Ванже и Коршикову наказание соответствует требованиям статей 6, 60 УК РФ. Оно справедливо, соразмерно тяжести содеянного ими и личности виновных.

Гражданский иск по уголовному делу разрешен правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

Статьи законов по Делу № 47-О09-75

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 161. Грабеж
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 256. Порядок вынесения определения, постановления
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх