Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-О07-105

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-О07-105

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 июня 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г. П.
судей Зырянова А. И. и Шишлянникова В. Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 28 июня 2007 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Тихонова Л. Ю. и адвоката Говрякова С. П. на приговор Московского городского суда от 7 мая 2007 года, которым ТИХОНОВ Л.Ю. осужден по ст. 105 ч. 2 п. «а» УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., выступления осужденного Тихонова Л.Ю. и адвоката Говрякова С.П., просивших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, потерпевшей С. и прокурора Башмакова А.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Тихонов признан виновным в умышленном убийстве двух лиц.

Преступление совершено 14 декабря 2006 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Тихонов виновным себя признал.

В кассационных жалобах: адвокат Говряков С. П. в защиту его интересов просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что Тихонов мог совершить убийство С и Ч в состоянии аффекта, при этом адвокат ссылается на показания свидетелей о взаимоотношениях Тихонова и С , о характере Тихонова, указывает на то, что следствием и судом не устранены противоречия по таким вопросам, как место начала конфликта между осужденным и потерпевшими и время совершения преступления, возможность причинения потерпевшими телесных повреждений осужденному.

Считает, что суду следовало обеспечить явку свидетеля Ф , а не оглашать показания, которые он дал на предварительном следствии.

Обращает внимание на то, что суд необоснованно отклонил его ходатайство о проведении судебно-медицинской экспертизы. Подвергает сомнению выводы амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Адвокат также оспаривает приговор в части гражданского иска; осужденный Тихонов утверждает, что потерпевшие постоянно провоцировали его, унижая его честь и достоинство, оспаривает выводы экспертов об отсутствии у него аффекта, ссылаясь при этом на запамятование событий, и в то же время утверждая, что он вспомнил события, предшествовавшие убийству, но не рассказывает о них, ссылается на отсутствие у него сильного алкогольного опьянения, не соглашается с размером морального вреда, взысканного с него по приговору, находя его чрезмерно большим, определенным без учета его материального положения и состояния здоровья, просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы прокурор, поддерживавший обвинение в суде, и потерпевшая С просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Тихонова в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о том, что убийство потерпевших могло быть совершено в состоянии аффекта, являются необоснованными.

Как правильно указано в приговоре, эти утверждения адвоката и осужденного носят предположительный характер.

Вместе с тем, как следует из показаний самого осужденного и показаний свидетелей и потерпевшей, между Тихоновым и С и ее дочерью Ч сложились неприязненные отношения, Тихонов постоянно ревновал С , с которой ранее находился в близких отношениях Из показаний свидетеля Ф , оглашенных в судебном заседании в связи с невозможностью его явки из-за тяжелой болезни, то есть в полном соответствие с п. 2 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, видно, что он являлся очевидцем ссоры, которая происходила между Тихоновым и С на кухне. Тихонов находился в алкогольном опьянении, что также подтверждается приобщенной к делу справкой из городской клинической больницы , и выглядел очень агрессивно, поэтому он сообщил о происходящем в милицию через соседку Ч.

Из показаний свидетеля Ч , оглашенных в судебном заседании при отсутствии возражений стороны защиты, следует также, что к ней обратился за помощью Ф , сказав, что в их квартире происходит поножовщина, и она видела, как Тихонов спокойно закрыл входную дверь квартиры.

Суд правильно оценил показания свидетелей Ф и Ч , как достоверные, указав на отсутствие по делу причин для оговора Тихонова.

Из показаний работников милиции - свидетелей М и Ф , прибывших по вызову на место совершения преступления, также следует, что Тихонов, когда увидел их, выпрыгнул из окна квартиры.

Перед приездом сотрудников милиции Тихонов, согласно аудиозаписи, исследованной судом, сообщил в милицию, что он совершил убийство двух женщин.

То есть, предшествующее и последующее поведение Тихонова указывает на то, что он адекватно оценивал создавшуюся ситуацию и не находился в состоянии аффекта.

Подтверждением этому является также заключение амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в котором отмечено, что заявление Тихонова о запамятовании инкриминируемого ему деяния, нежелание отвечать на экспертные вопросы не является отражением каких-либо болезненных переживаний, преподносится в демонстративной форме, и расценивается как установочное поведение.

При проведении этой экспертизы ввиду ссылки Тихонова на запамятование периода инкриминируемого ему деяния не представилось возможным оценить эмоциональное состояние Тихонова на тот момент, и, соответственно решить вопросы о состоянии аффекта и другом эмоциональном состоянии, оказывающим существенное влияние на сознание и поведение.

Однако, допрошенный в судебном заседании эксперт-психолог Ш пояснил, что наличие такого (тотального) запамятования периода инкриминируемого деяния, на которое ссылается Тихонов, не свидетельствует о наличии у него аффективного состояния.

Принимая во внимание все фактические обстоятельства дела, суд обоснованно указал в приговоре, что такое поведение Тихонова на следствии и в суде свидетельствует об избранной им защитной позиции.

Ссылка Тихонова в жалобе на то, что он вспомнил события, предшествующие убийству, является его стремлением добиться отмены приговора, так как в судебном заседании ему неоднократно задавался вопрос об этом, и каждый раз Тихонов отвечал на него отрицательно.

Сообщение им в настоящем судебном заседании о том, что причиной ссоры с потерпевшими явилось то, что он вбил осиновый колышек в двери квартиры, также не свидетельствуют о том, что он находился в состоянии аффекта.

Нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката о том, что защите необоснованно было отказано в назначении судебно- медицинской экспертизы и дополнительной судебно-психолого- психиатрической экспертизы.

Как пояснил в суде эксперт Ш , для оценки психологического состояния Тихонова не имело значения проведение судебно-медицинской экспертизы по поводу имевшихся у Тихонова телесных повреждений.

Ш также пояснил, что при проведении экспертизы экспертов прежде всего интересует характер состояния подэкспертного непосредственно в период инкриминируемого деяния, что устанавливается только со слов подэкспертного. Показания свидетелей о ранее имевшихся конфликтах и межличностных отношениях в данном случае являются лишь дополнительным материалом. Такой материал также был представлен экспертам, поскольку он содержался в материалах дела.

Допрос в судебном заседании дополнительных свидетелей защиты об отношениях между Тихоновым и С не внес существенных изменений в уже имеющиеся в материалах дела сведения.

Поэтому ссылка на это обстоятельство и не могла служить основанием для назначения дополнительной экспертизы.

Нельзя согласиться также с утверждением адвоката о том, что телесные повреждения Тихонову могли нанести потерпевшие, поскольку из объяснений самого осужденного, которые он давал при проведении судебно-психиатрической экспертизы, и об этом указано в приговоре, следует, что ранения он причинил себе сам.

Вопреки утверждениям адвоката в жалобе, место начала конфликта и время совершения преступления установлены судом правильно.

Гражданский иск потерпевшей рассмотрен судом в соответствие с законом. Нельзя согласиться с утверждениями осужденного и адвоката о том, что размер морального вреда определен несоразмерно содеянному. Тихонов причинил глубокие нравственные страдания потерпевшей, лишив жизни двух близких ей лиц.

Таким образом, оснований для отмены приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Правовая оценка действиям Тихонова дана судом правильная.

Наказание назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание. Сообщение Тихоновым в милицию о совершенном им преступлении расценено судом, как явка с повинной, послужившая основанием для применения положений ст. 62 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Московского городского суда от 7 мая 2007 года в отношении Тихонова Л.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 5-О07-105

УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

Производство по делу

Загрузка
Наверх