Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 5-О11-25СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 марта 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Микрюков Владимир Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О11-25СП

от 2 марта 2011 года

 

председательствующего Шурыгина А.П.,

при секретаре Тимофеевой О.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственных обвинителей на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 10 декабря 2010 года, которым:

Гусарев [скрыто]

осужден по ч.З ст. 204 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к штрафу 300 000 рублей в доход государства.

Он же оправдан по п. «б» ч.З ст. 165 УК РФ на основании п.п. 1, 4 ч.2 ст. 302 УК РФ.

Он же по ч.2 ст. 291 УК РФ на основании примечания к ст.291 УК РФ, освобожден от уголовной ответственности.

Сусс [скрыто]

ранее не судимый,

оправдан по чЛ ст.285, п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ на основании п.п. 1, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, мотивы кассационного представления, возражений, мнение прокуроров объяснения Гусарева A.B., Сусса О.Ю., адвокатов Болталина В.Н., Рэмова A.B., полагавших необходимым приговор суда оставить без изменения, Степанченко СВ., Шаболтанова И.А., поддержавших доводы представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда присяжных Гусарев A.B. признан виновным в том, что он, выполняя свои служебные обязанности по реализации военного имущества, продал [скрыто] стальные трубы по минимальной цене и получил от него вознаграждение в общей сумме [скрыто] рублей, [скрыто]

рублей, из которых отнес в качестве вознаграждения в [скрыто] и

[скрыто]», и оставил их в кабинете у [скрыто] то есть

дал взятку должностному лицу через посредника за незаконные действия.

Также Гусарев A.B. обвинялся в злоупотреблении своими служебными полномочиями и в использовании их вопреки интересам организации, в целях извлечения выгоды для себя, что повлекло за собой причинение существенного вреда охраняемым законом интересам государства.

Из предъявленного Гусареву A.B. обвинения суд исключил ч.1 ст. 201 УК РФ, как излишне вмененную.

Коллегия присяжных заседателей признала Гусарева невиновным в том, что он причинил ущерб [скрыто] в размере [скрыто]

руб. [скрыто] коп., а также в том, что он в начале мая 2007 года из полученных от денег, передал [скрыто] рублей.

В этой связи Гусарев оправдан по п. «б» ч.З ст. 165 УК РФ на основании п.п. 1, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ и из его обвинения исключена передача денег в размере [скрыто] рублей.

Органами предварительного следствия Суссу О.Ю. предъявлено обвинение в том, что он через посредника получил взятку в виде денег в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателя, а также «за действия, которым он в силу своего должностного положения способствовал».

Кроме того, он обвинялся в том, что являясь должностным лицом, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, что повлекло за собой существенное нарушение прав и охраняемых законом интересов государства.

На основании вердикта присяжных заседателей, не признавших Сусса О.Ю. виновным в совершении указанных преступлений, был постановлен оправдательный приговор.

В кассационном представлении на приговор Московского городского суда в отношении Гусарева A.B. и Сусса О.Ю. государственные обвинители Степанченко СВ. и Пайгин Р.Х., указывают на то, что приговор является незаконным и подлежит отмене, поскольку судом при рассмотрении, дела допущены нарушения уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, а назначенное Гусареву A.B. наказание является несправедливым.

В обоснование своей позиции государственные обвинители Степанченко СВ. и Пайгин Р.Х., указывают на то, что при рассмотрении дела судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на предъявление доказательств и повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Так по мнению авторов представления в нарушение требований ч. 6 ст. 339 и п. 1 ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий по делу при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, и при обращении к коллегии присяжных с напутственным словом вышел за рамки предъявленного обвинения, ввел в заблуждение присяжных заседателей относительно инкриминируемых подсудимым деяний, что способствовало вынесению оправдательного вердикта Суссу.

Вместо того, чтобы совершенные подсудимыми Суссом и Гусаревым деяния в вопросном листе отразить в соответствии с предъявленным им обвинением и полностью совпадающей с ним позицией государственного обвинения, изложенной в прениях сторон, а затем в соответствии с ч. 3 ст. 339 УПК РФ поставить другие дополнительные вопросы, позволяющие изменить квалификацию содеянного, председательствующий по делу ориентировал присяжных заседателей на оценку действий Гусарева не в качестве посредничества в получении взятки (ч. 5 ст. 33 и п «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ), как это указано в предъявленном ему обвинении, а как дачу взятки (ч. 2 ст. 291

УК РФ), а при формулировании вопроса в отношении Сусса указал, что инициатива о получении вознаграждения исходила не от него, а от Гусарева, тем самым присвоив себе полномочия стороны обвинения.

По мнению прокуроров, при представлении в суде стороной обвинения заключения комиссионной экспертизы от 11.01.2010 г. председательствующий по делу в нарушение закрепленных в ст. 122 Конституции РФ и ст.ст. 15, 244 УПК РФ принципов состязательности и равноправия сторон не разрешил огласить ее содержание в необходимом объеме, ограничив исследование этого доказательства лишь оглашением выводов. Аналогичное ограничение процессуальных прав прокуроров было допущено председательствующим и при оглашении государственными обвинителями заключения экономической судебной экспертизы № [скрыто] от 25.01.2010 г. Также председательствующий без каких-либо мотивов отказал государственным обвинителям в исследовании в суде в качестве доказательства протокола осмотра документов от 29.04.2009 г., изъятых в фирме [скрыто]».

В обоснование своей позиции государственные обвинители Степанченко СВ. и Пайгин Р.Х., указывают на то, что в присутствии присяжных заседателей в нарушение требований ст. 334 и ч. 7 ст. 335 УПК РФ обсуждались не относящиеся к полномочиям присяжных заседателей вопросы.

Так, по мнению прокуроров по инициативе председательствующего и стороны защиты неоднократно разрешались вопросы об относимости и допустимости доказательств. А именно: председательствующий обсуждал вопрос о допустимости содержащегося в томе 21 (л.д. 14-25) протокола осмотра документов от 29.04.2009 г. в присутствии присяжных (л.п. 39). Аналогичное нарушение уголовно-процессуального закона, по мнению прокуроров, председательствующим допущено и при рассмотрении ходатайства стороны обвинения о предъявлении свидетелю Т 1 находившихся в томе 14 уголовного дела (л.д. 104, 105-151) документов -предписания для выдачи на реализацию движимого военного имущества (л.п. 53). Также, по мнению прокуроров, председательствующий в процессе оглашения стороной обвинения копии письма Гусарева В.И. заместителю начальника I ~ ~ i ФСБ России (л.п. 57) в присутствии присяжных заседателей по ходатайству адвоката Яковлева стал разрешать вопросы об относимости и допустимости указанного доказательства.

Также, по мнению прокуроров, при допросе в суде стороной обвинения свидетеля 5Щ [скрыто] председательствующий в присутствии присяжных заседателей указывал государственным обвинителям, что ими задавались свидетелю неуместные, по его мнению, вопросы (л.п. 89). Также, по мнению

прокуроров, председательствующий в присутствии присяжных заседателей обсуждал процессуальные вопросы, давал оценку действиям государственных обвинителей по порядку и срокам предъявления доказательств, уточнял количество допрошенных свидетелей, указывал необходимые, по его мнению, достаточные сроки для предъявления доказательств (л.п. 92). Также, по мнению прокуроров, при допросе в суде подсудимого Гусарева A.B. председательствующий выяснял у него обстоятельства записи им под контролем сотрудников ФСБ разговора с Суссом, произошедшего 19 июня 2009 года (л.п. 133). Также, по мнению прокуроров, председательствующий по делу в присутствии присяжных заседателей высказал сомнения в том, являются ли предлагаемые стороной обвинения для исследования документы (том 36 л.д. 2,7,28,54,55) доказательствами. Не удаляя присяжных заседателей из зала суда, председательствующий обсуждал вопрос о необходимости оглашения данных документов (л.п. 114).

Кроме того, по мнению прокуроров, в нарушение ст.ст. 334, 335 УПК РФ до сведения присяжных заседателей были доведены сведения, которые могли вызвать и фактически вызвали их предубеждение относительно законности получения доказательств на предварительном следствии. Так на вопросы государственного обвинителя о мотивах изменения показаний Сусс О.Ю. пояснил, что ранее признательные показания о получении взятки в размере [скрыто] рублей органам предварительного следствия он давал с

целью выйти из СИЗО (л.п. 160). Однако председательствующий не разъяснил присяжным заседателям о необходимости не принимать во внимание его высказывание при вынесении вердикта.

Также, по мнению прокуроров, в ходе допроса подсудимых в суде председательствующим нарушены требования ст. 334, ч. 8 ст. 335 и ч. 2 ст. 336 УПК РФ, обязывающие суд исследовать данные о личности подсудимого лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.

По мнению прокуроров в ходе допроса Сусс О.Ю. (л.п. 146-147) довел до сведения присяжных заседателей часть своей автобиографии. В ходе выступления в прениях Сусс (л.п. 195) заявил, что он имеет небольшую зарплату и живет лишь в двухкомнатной квартире, в то время, как свидетель [скрыто] избежал уголовной ответственности и живет не по средствам. В

обоих случаях председательствующий не прервал Сусса и не разъяснил коллегии присяжных заседателей, что в этой части выступление Сусса нельзя принимать во внимание при вынесении вердикта.

Также государственные обвинители указывают на то, что вынесенный вердикт является противоречивым.

Председательствующий в установленном порядке в нарушение требований ч. 2 ст. 345 УПК РФ на неясность и противоречивость вердикта не

указал и не предложил присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений, т.е. мер к устранению этих противоречий не принял.

По мнению прокуроров, считая Сусса невиновным в получении 13 апреля 2007 г. от Тщ [скрыто] через Гусарева взятки в размере """j рублей, присяжные заседатели в то же время признали Гусарева виновным в передаче указанной взятки через [скрыто] Суссу.

По мнению государственных обвинителей, в ходе судебного разбирательства председательствующим допущено неправильное применение уголовного закона. В нарушение требований п. 2 ст. 382 УПК РФ применена не та статья Особенной части УК РФ, которая подлежала применению, что повлекло необоснованную переквалификацию совершенного Гусаревым деяния с ч. 5 ст. 33 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 2 ст. 291 УК РФ.

Также в обоснование своей позиции авторы представления, указывают на то, что в нарушение требований ч. 4 ст. 7 и ст. 297 УПК РФ приговор является несправедливым, поскольку назначенное Гусареву A.B. наказание не соответствует тяжести совершенного им преступления.

От адвокатов Болталина В.Н., Рэмова A.B., Яковлева А.Е. поступили возражения на кассационное представление, в которых они просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив, изложенные в кассационном представлении доводы, а также доводы возражений, судебная коллегия на основании ст. 379, 381, 385 УПК РФ находит приговор подлежащим отмене.

В соответствии с ч. 1 ст. 338 УПК РФ судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешении присяжными заседателями, зачитывает их и передает сторонам.

Эти требования закона не в полной мере выполнены судом по настоящему делу.

Как следует из предъявленного Гусареву и Суссу обвинения, [скрыто] обратился к Гусареву о содействии в приобретении [скрыто] в/ч [скрыто]. Гусарев, для разрешения просьбы Туманяна и преследуя свою корыстную цель обратился к Суссу за содействием в реализации В [для своего покупателя. Сусс, желая получить взятку, согласился оказать Гусареву помощь в получении предписания на реализацию [скрыто] и одновременно предъявил Гусареву незаконное требование о передаче ему денежного вознаграждения за реализацию [скрыто] в/ч [скрыто]. Гусарев сообщил требования Сусса

[скрыто], с которыми последний согласился, зная о их должностном положении. О согласии [скрыто] дать взятку Гусарев сообщил Суссу. В

дальнейшем Гусарев неоднократно требовал от ТИ I ускорить передачу ему денежных средств для передачи в качестве взятки Суссу и незаконного денежного вознаграждения для него за совершенные ими действия в интересах [скрыто]

Из полученных от [скрыто] денежных средств для Суса и Гусарева,

последний, решил передать Суссу деньги частями. [скрыто] рублей,

находящиеся в пакете, Гусарев по указанию Сусса оставил в кабинете

[скрыто], попросив его передать Суссу. В этот же день Сусс забрал у

[скрыто] этот пакет с деньгами. Потом Гусарев передал Сусу [скрыто]

рублей, переданных от [скрыто] для Сусса.

В судебном заседании государственные обвинители в полном объеме поддержал предъявленное Гусареву и Суссу обвинение.

Однако данные обстоятельства, связанные с существом обвинения, которые имели значение для данного уголовного дела, председательствующим судьей были оставлены без внимания и не нашли отражения в поставленных перед присяжными заседателями вопросах.

Так в первом вопросе перед присяжными председательствующий судья предложил формулировку не соответствующую предъявленному Гусареву A.B. обвинение, а именно, Гусарев работал начальником отдела реализации высвобождаемого движимого военного имущества [скрыто]», которое являлось агентом по продажам федерального государственного учреждения (ФГУ) [скрыто]

Встретившись со своим знакомым [скрыто] - генеральным директором

[скрыто], обещал ему за денежное вознаграждение оказать

помощь в приобретении имущества, реализуемого войсковой частью №

С этой целью он обратился к своему знакомому Суссу О.Ю.

начальнику [скрыто] управления [скрыто] В», который в силу своих обязанностей занимался подготовкой документов, необходимых для реализации высвобождаемого движимого военного имущества (В [скрыто]) на внешнем рынке, и предложил ему, что если

он окажет содействие [скрыто] в покупке этого имущества, то получит денежное вознаграждение. Сусс согласился с предложением Гусарева.

Также в вопросе №1 не было отражено, как указано в обвинительном заключении, что Гусарев А.В действовал по указанию Сусса О.Ю. оставив

[скрыто] рублей в кабинете [скрыто] и что в этот же день Сусс О.Ю. забрал

эти деньги, распорядившись ими по своему усмотрению.

В отношении Сусса О.Ю. в третьем вопросе председательствующий

указал, что Сусс О.Ю., работая в должности начальника управления федерального государственного учреждения (ФГУ) [скрыто]

[скрыто]», и занимаясь в силу своих обязанностей подготовкой документов, необходимых для реализации высвобождаемого

военного имущества [скрыто]) на внешнем рынке, согласился с предложением Гусарева A.B. - начальника отдела реализации высвобождаемого движимого

военного имущества ЗАО [скрыто] которое являлось агентом по

продажам [скрыто]», за денежное

вознаграждение посодействовать генеральному директору [скрыто] купить военное имущество, в том числе и

стальные трубы.

Таким образом, перед присяжными не были поставлены вопросы, указывающие, что инициатива в получении денег за реализацию [скрыто] исходила от Суса и что Гусарев действовал в передаче денег от Туманяна Суссу, по указанию Сусса.

Формулирование перед присяжными заседателями вопросов №1 и №3 не в соответствии с предъявленным Гусареву и Суссу обвинением и поддержанным государственными обвинителями, повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них и тем самым повлекло нарушение требований ч.1 ст.338 УПК РФ.

При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и подлежит отмене в полном объеме.

Если при новом рассмотрении дела будут установлены обстоятельства, свидетельствующие о совершении Гусаревым более тяжкого преступления, чем то, в совершении которого он признан виновным судом, то следует согласиться с доводами кассационного представления о мягкости назначенного Гусареву наказания.

При новом рассмотрении дела необходимо выполнить требования процессуального закона и создать надлежащие условия для объективного и справедливого его разрешения.

С остальными доводами кассационного представления судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, либо не соблюдался принцип равноправия сторон, не установлено.

Как следует из протокола судебного заседания, государственным обвинителем Пайгиным Р.Х. было заявлено ходатайство об оглашении протоколов очных ставок от 15.04.2010 г. и 19.04.2010 г., а также заключения комиссионной экспертизы отчета об оценке [скрыто] от 01.03.2007 г. При

обсуждении заявленного ходатайства сторона защиты, не ставя вопроса о недопустимости доказательства, возражала против оглашения протокола очной ставки от 15.04.2010 г. в части показаний допрошенного в судебном заседании свидетеля [скрыто] Несмотря на это, судом ходатайство

государственного обвинителя было удовлетворено в полном объеме. В

судебном заседании, в том числе оглашено заключение комиссионной экспертизы отчета об оценке [скрыто] от 1.03.2007 г. «Об определении

рыночной стоимости высвобождаемого движимого военного имущества» от 11.01.2010 г. содержащейся в томе 42 на листах дела 147-158 в полном объеме (листы протокола судебного заседания 138-139).

Статьи законов по Делу № 5-О11-25СП

УК РФ Статья 165. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием
УК РФ Статья 201. Злоупотребление полномочиями
УК РФ Статья 204. Коммерческий подкуп
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 291. Дача взятки
УК РФ Статья 302. Принуждение к даче показаний
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх