Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 51-АПУ14-34СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 октября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Шамов Алексей Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 51-АПУ14-34СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 октября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Зеленина СР., судей Ермолаевой Т.А. и Шамова А.В., при секретаре Малаховой Е.И., рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя С.С. Закаевой на приговор в отношении Ивановой Г.А., Жуковской Н.А., М и Папидзе Т.Г., апелляционным жалобам осужденных Белякова Д.Н., Жуковской Н.А., Ивановой Г.А., Маслякова Е.С, Мамаева А.С, Папидзе Т.Г., Ракитина В.А., Семенова А.В., Федченко В.И. и в их интересах адвокатов Куликова Ю.А., Козлова А.Н., Огнева Ю.В., Злобиной Т.С, Казаковой О.Р., Редькина И.А., Саттаровой Т.В., Афанасьева А.Н., Попова Н.М., адвокатов Талайко СЮ. в интересах осужденной Жуковской М.А., адвоката Чухановой Т.А. в интересах Жуковского НА., адвоката Кузивановой Л.П. в интересах осужденного М на приговор Алтайского краевого суда с участием присяжных заседателей от 18 марта 2014 года, которым ПАПИДЗЕ Т Г , гражданин РФ, несудимый, осужден к лишению свободы: - по части 1 статьи 210 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) на 13 лет со штрафом в 2 размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с возложением соответствующих ограничений; - по части 2 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года) (по эпизоду от 2 марта 2010 года) на года; 3 - по части 2 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона №87-ФЗ от 19 мая 2010 года) (по эпизоду от 2 марта 2011 года) на года; 3 - по части 1 статьи 30, п. «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года) (по факту приготовления к незаконному сбыту наркотических средств от 24 сентября 2009 года) на 8 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по факту приготовлений к незаконным сбытам наркотических средств от 14 февраля 2011 года, от 18 февраля 2011 года), с применением статьи 65 УК РФ, на 6 лет; - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 15 сентября 2010 года, 24 сентября 2010 года, 7 октября 2010 года, 30 октября 2010 года, 7 декабря 2010 года, 18 декабря 2010 года, 7 января 2011 года - 0,82 г наркотического средства, 7 января 2011 года - 0,33 г наркотического средства, 18 января 2011 года, 24 января 2011 года, 29 января 2011 года, 30 января 2011 года, 2 февраля 2011 года, 14 февраля 2011 года, 18 февраля 2011 года), с применением статьи 65 УК РФ на 8 лет; - по пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 8 октября 2010 года, 11 декабря 2010 года) на 9 лет; - по части 3 статьи 234 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года) на 3 года; - по части 1 статьи 222 УК РФ (в редакции Федерального закона №398-Ф3 от 28 декабря 2010 года) на 1 год. На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Папидзе Т.Г. назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 300 000 рублей с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с возложением обязанностей, указанных в статье 53 УК РФ. Папидзе Т.Г. оправдан: 3 - на основании пунктов 3 и 4 части 2 статьи 302 УПК РФ по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 111 УК РФ; - на основании пунктов 2 и 4 части 2 статьи 302 УПК РФ по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (по эпизоду незаконного сбыта наркотических средств 28 октября 2010 года); части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (по эпизоду покушения на незаконный сбыт наркотических средств 13 января 2011 года) за непричастностью к их совершению, признав в этой части за Папидзе Т.Г., на основании статьи 134 УПК РФ, право на реабилитацию. Мера пресечения Папидзе Т.Г. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания Папидзе Т.Г. исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 2 марта 2011 года по 18 марта 2014 года. ИВАНОВА Г А несудимая, осуждена к лишению свободы: - по части 1 статьи 210 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря года) на 12 лет со штрафом в размере 200 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с возложением обязанностей; - по пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 2 марта 2010 года; 21 марта 2010 года; 8 июня 2010 года; 8 октября 2010 года; 25 октября 2010 года) на 9 лет; - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 15 сентября 2010 года, 24 сентября года, 7 октября 2010 года, 20 октября 2010 года, 30 октября 2010 года, 7 декабря 2010 года, 7 января 2011 года - 0,33 гр. наркотического средства; 13 января 2010 года; 18 января 2011 года; 24 января 2011 года; 18 февраля 2011 года) на 9 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ, (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду приготовления к незаконному сбыту наркотических средств от 18 февраля 2011 года) на 8 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Ивановой Г.А. 14 лет лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей, с 4 ограничением свободы на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Мера пресечения Ивановой Г.А. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время ее содержания под стражей с 18 февраля 2011 года по 18 марта 2014 года. ЖУКОВСКАЯ Н А несудимая, осуждена к лишению свободы: - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) - на 6 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением соответствующих обязанностей; - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 24 сентября 2010 года; 30 октября 2010 года; 7 декабря 2010 года; 7 января 2011 года - 0,33 гр. наркотического средства; 13 января 2011 года; 18 января 2011 года; 24 января 2011 года; 18 февраля 2011 года) на 9 лет; - по «а» п. части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду от 25 октября 2010 года) на 8 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду приготовления к незаконному сбыту наркотических средств от 18 февраля 2011 года) на 8 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Жуковской Н.А. назначено 12 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Мера пресечения Жуковской Н.А. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время ее содержания под стражей с 18 февраля 2011 года по 18 марта 2014 года. МАСЛЯКОВ Е С , несудимый, осужден к лишению свободы: по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) на 5 лет 6 месяцев, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей; 5 - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 24 сентября 2010 года; 7 октября 2009 года; 20 октября 2010 года; 07 января 2011 года - 0,33 гр. наркотического средства; 13 января 2011 года; 18 января 2011 года; 24 января 2011 года; 18 февраля 2011 года) на 9 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду приготовления к незаконному сбыту наркотиков 18 февраля 2011 года) на 8 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Маслякову ЕС. назначено 10 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Маслякову Е.С оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 18 февраля 2011 года по 18 марта 2014 года. ЖУКОВСКАЯ М А несудимая, осуждена к лишению свободы: - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), с применением положений статьи 65 УК РФ, на 5 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей; - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду от 18.02.2011 года), с применением статьи 65 УК РФ, на 8 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду приготовления к незаконному сбыту наркотиков от 18 февраля 2011 года) на 8 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Жуковской М.А. назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 6 Мера пресечения Жуковской М.А. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время ее содержания под стражей с 12 октября 2011 года по 18 марта 2014 года. ЖУКОВСКИЙ Н А , несудимый, осужден к лишению свободы: - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) на 5 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей; - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду от 18 февраля 2011 года) на 8 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду приготовления к незаконному сбыту наркотиков от 18 февраля 2011 года) на 8 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Жуковскому Н.А. назначено 9 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Жуковскому Н.А. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 12 октября 2011 года по 18 марта 2014 года. СЕМЕНОВ А В несудимый. осужден к лишению свободы: - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) на 5 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей; по части 3 статьи 30, пункту «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 7 января 7 2011 года - 0,33 гр. наркотического средства; 13 января 2011 года; 24 января 2011 года) с применением части статьи 1 62 УК РФ на 9 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Семенову А.В. назначено 10 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Семенову А.В. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время содержания его под стражей с 13 декабря 2012 года по 18 марта 2014 года; М судимый 29 октября 2009 года по части 1 статьи 158; пунктам «б, в» части 2 статьи 158; п. «б» части 2 статьи 158 УК РФ к 3 годам лишения сво­ боды, освобожденный 8 октября 2010 года условно-досрочно на срок 1 год 11 месяцев 1 день, осужден к лишению свободы: - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) на лет; 5 - по п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду от 25 октября 2010 года) на 9 лет; -по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 30 октября 2010 года; 7 декабря 2010 года) на 9 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, пу­ тем частичного сложения назначенных наказаний, назначено 10 лет лишения свободы. На основании п. «в» части 7 статьи 79 УК РФ условно-досрочное освобождение, назначенное М по приговору от 29 октября 2009 года, отменено. В соответствии со статьей 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания, назначенного по приговору от 29 октября 2009 года, окончательно М назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 8 Мера пресечения М оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 18 февраля 2011 года по 18 марта 2014 года. РАКИТИН В А несудимый, осужден к лишению свободы: по части 1 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) на 12 лет, со штрафом в размере 200 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с возложением обязанностей; - по «а» п. части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду от 11 декабря 2010 года) с применением ч.1 ст. 62 УК РФ на 8 лет; - по части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 18 декабря 2010 года; 7 января 2011 года покушения на сбыт 0,82 гр. наркотического средства; 29 января 2011 года; 30 января 2011 года; 2 февраля 2011 года; 14 февраля 2011 года), с применением части статьи 1 62 УК РФ, на 9 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду приготовления к незаконному сбыту наркотических средств от 14 февраля 2011 года) с применением части статьи 1 62 УК РФ на 6 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Ракитину В.А. назначено 14 лет лишения свободы, со штрафом в размере 200 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Ракитину В.А. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 14 февраля 2011 года по 18 марта 2014 года; МАМАЕВ А С несудимый, 9 осужден к лишению свободы: - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) с применением части 1 статьи 62 УК РФ на 5 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей; по части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 29 января 2011 года; 30 января 2011 года; 2 февраля 2011 года; 14 февраля 2011 года), с применением части 1 статьи 62 УК РФ, на 8 лет; - по части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизоду приготовления к незаконному сбыту наркотических средств от 14 февраля 2011 года) с применением части статьи 62 УК 1 РФ на 6 лет. В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Мамаеву А.С назначено 10 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Мамаеву А.С. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 14 февраля 2011 года по 13 февраля 2012 года, а также с 11 апреля 2013 года по 18 марта 2014 года. БЕЛЯКОВ Д Н несудимый, осужден к лишению свободы: по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) на 5 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей; - по части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 18 декабря 2010 года, 7 января 2011 года), с применением части статьи 62 УК 1 РФ на 8 лет. На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Белякову Д.Н. назначено 9 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев, с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 10 Мера пресечения Белякову Д.Н. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, взят по стражу в зале суда; ФЕДЧЕНКО В И несудимый, осужден к лишению свободы: по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции Федерального закона 3377-ФЗ от 27 декабря 2009 года), с применением части 1 статьи 62 УК РФ, на 5 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев с возложением обязанностей; - по части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года) (по эпизодам от 29 и 30 января 2011 года), с применением части 1 статьи 62, статьи 65 УК РФ, на 8 лет. На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Федченко В.И. назначено 9 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 6 месяцев с возложением обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения Федченко В.И. оставлена без изменения - содержание под стражей. Срок наказания исчислен с 18 марта 2014 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 30 октября 2012 года по 18 марта 2014 года. Приговором решен вопрос о вещественных доказательств, процессуальных издержках. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В., выступление прокурора Кузнецова СВ., полагавшего приговор суда в отношении Ивановой Г.А., Жуковской Н.А. отменить, а в отношении Папидзе Т.Г. - изменить по доводам апелляционного представления, в отношении умершего М приговор отменить и дело прекратить, в остальном приговор оставить без изменения, выступления осужденных Папидзе Т.Г., Ивановой Г.А, Жуковской Н.А., Жуковской М.А., Жуковского Н.А., Ракитина В.А., Маслякова Е.С, Мамаева А.С, Белякова Д.Н., Семенова А.В., Федченко В.И. и в защиту их интересов адвокатов Харламовой Г.В., Кузнецовой А.С, Бушиной Т.Г., Нянькиной О.А., Хондкаряна А.В., Саттаровой Т.В., Пугачева СВ., Живовой Т.Г., Балданцэрэн 11 А., Волобоевой Л.Ю., Снурницына И.И., а также адвоката Кротовой СВ. в интересах осужденного М поддержавших доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия УСТАНОВИЛА: судом с участием присяжных заседателей признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах: - около 21 часа 29 минут 23 сентября 2009 года Папидзе Т.Г., совместно с установленным лицом, приискал поставщика наркотических средств для последующей их реализации, в период времени с 11 по 13 часов 20 минут 24 сентября 2009 года у дома по ул. в г. края установленным лицом, на деньги Папидзе Т.Г. было приобретено не менее 40,33 граммов наркотического средства, перевезено из г. края в района края; в период времени с 15 часов 10 минут до 15 часов 50 минут 24 сентября 2009 года в ходе личного досмотра у установленного лица в подъезде дома по ул. в р.п. района края было обнаружено и изъято имевшееся у него наркотическое средство, массой не менее 40,33 г, содержащего героин; - в ноябре 2010 года на территории г. , г. и районов края Папидзе Т.Г. вместе с Ивановой Г.А. для осуществления действий по продаже и распространению наркотических создали преступную организацию, состоящую из двух структурных подразделений - групп, самостоятельно действовавших на территории г. г. и районов края, под руководством Ивановой Г.А., в состав группы которой входили Жуковская Н.А., Жуковская М.А., Жуковский Н.А., Масляков Е.С, Семенов А.В. и М и Ракитина В.А., в состав группы которого входили Мамаев А.С, Беляков Д.Н. и Федченко В.И. Участники преступной организации в соответствии с отведенными ролями обеспечивали систематические поставки наркотического средства, содержащего героин, в необходимых объемах и надлежащего качества для дальнейшей продажи, перемещая наркотические средства по территории и районов края, вносили денежные средства для формирования общей денежной кассы криминальной среды, а также осуществляли иные мероприятия для функционирования созданного преступного сообщества. - около 12 часов 15 минут 28 февраля 2010 года Иванова Г.А. в г. края получила от установленного лица наркотическое средство массой 12 12,88 г, содержащее героин, расфасовала его, и хранила с целью сбыта; по указанию Папидзе Т.Г., другое установленное лицо, около 14 часов 2 марта 2010 года у дома по ул. в г. края приобрел для последующего сбыта у Ивановой Г.А. 12,88 г наркотического средства, содержащего героин, в период времени с 19 часов 30 минут до 21 часа 2 марта 2010 года, при обыске по месту проживания этого лица по адресу: край, район, . , переулок часть из вышеуказанного наркотического средства, содержащего героин массой 10,90 г, была изъята; - около 19 часов 40 минут 21 марта 2010 года Иванова Г.А., по договоренности о торговле наркотиками, в соответствии с отведенной ролью, расфасовав полученное от установленного лица наркотическое средство массой не менее 0,14 г, содержащее героин, хранила его по месту своего проживания, а затем, находясь рядом с домом по ул. в г. края, передала иному установленному лицу указанное наркотическое средство; - около 0 часов 36 минут 8 июня 2010 года находясь по ул. , в г. края, Иванова Г.А. по договоренности о торговле наркотиками, в соответствии с отведенной ролью, получив от установленного лица не менее 1,021 г наркотического средства, содержащего героин, и около 1 часа 10 минут этого же дня у дома по ул. в г. края передала указанное наркотическое средство иному установленному лицу; - не позднее 1 сентября 2010 года Папидзе Т.Г., возглавив вместе с Ивановой Г.А. созданную той группу, осуществлял безопасность и защиту Ивановой Г.А. и участников группы от других группировок, и членами этой группы, в соответствии с отведенными ролями, были совершены действия по незаконному обороту наркотиков: - около 20 часов 11 минут 15 сентября 2010 года, Иванова Г.А., находясь по ул. в г. края, получила от установленного лица не менее 11, 28 г наркотического средства, содержащего героин, которое передала около 20 часов 35 минут этого же дня у торгового центра « », расположенного по ул. в г. края, за рублей В действовавшему под контролем сотрудников полиции; - 24 сентября 2010 года в г. края Жуковская Н.А., действуя в составе организованной группы, приобрела не менее 4,41 г наркотического средства, содержащего героин, хранила по месту своего проживания, предварительно расфасовав его в полимерные пакеты, после чего не позднее 20 часов 40 минут 24 сентября 2010 года доставила его к пересечению и улицы в г. края, где передала это наркотическое средство Ивановой Г.А. и Маслякову Е.С, которые храня его при себе, перевезли 13 наркотическое средство к дому по ул. в г. края и около 20 часов 40 минут 24 сентября 2010 года Иванова Г.А. в присутствии Маслякова Е.С. передала действовавшему под контролем сотрудников полиции В за рублей наркотическое средство, содержащее героин массой 4,41 г; - около 8 часов 55 минут 7 октября 2010 года на пересечении и ул. в г. края Иванова Г.А. вместе с Масляковым Е.С. получила от установленного лица наркотическое средство, содержащее героин массой 5,84 г, храня его при себе вместе с Масляковым Е.С. перевезли его к магазину « , расположенного по ул. в г. края, и около 9 часов 15 минут этого же дня, Иванова Г.А. передала указанный наркотик действовавшему под контролем сотрудников полиции В а Масляков Е.С. за это получил от В деньги в сумме рублей; - около 15 часов 27 минут 7 октября 2010 года по указанию Папидзе Т.Г., установленное лицо около 19 часов у магазина « », расположенного по ул. в г. края, получил у Ивановой Г.А. не менее 25 г наркотического средства, содержащего героин, часть из которого предназначалось Папидзе Т.Г., а часть передаче лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы; - в период 20 часов 55 минут до 21 часа 20 октября 2010 года в доме по адресу: край, г. ул. Иванова Г.А., получив от установленного лица 2,93 г наркотического средства, содержащего героин, у дома по ул. в г. края, в присутствии Маслякова Е.С, передала указанный наркотик действовавшему под контролем сотрудников полиции В который за это предал рублей Маслякову Е.С; - не позднее 25 октября 2010 года в г. края Жуковская Н.А. приобрела для последующей реализации 1, 90 г наркотического средства, содержащего героин и передала его Ивановой Г.А., которая в свою очередь передала наркотик М для расфасовки, после чего, около 21 часа 46 минут 25 октября 2010 года, перевезла наркотическое средство к закусочной « », расположенной по ул. в г. края для дальнейшей реализации; - не позднее 30 октября 2010 года Жуковская Н.А. в г. края приобрела с целью последующей реализации не менее 4,25 г наркотического средства, содержащего героин, которое хранила по месту своего проживания по ул. в г. края, где расфасовала, после чего, около 18 часов 30 октября 2010 года, находясь там же, передала Ивановой Г.А. 14 указанный наркотик для последующей реализации, которая часть полученного наркотического средства сокрыла в тайнике, оборудованном в кустарнике у дома по ул. в г. края, получив от В деньги в сумме рублей в качестве оплаты за наркотик, после чего дала указание М выдать В наркотическое средство из тайника, что М и было сделано; - не позднее 7 декабря 2010 года Жуковская Н.А. в г. края приобрела для реализации не менее 6,18 г наркотического средства, затем передала его Ивановой Г.А. для дальнейшей реализации, которая в свою очередь не позднее 18 часов, находясь в г. края, часть наркотического средства передала М для последующей реализации и М у магазина « », расположенного по ул. в г. края, получив от В деньги в сумме рублей, передал действовавшему под контролем сотрудников полиции В 6,18 г наркотического средства, содержащего героин; - не позднее 11 декабря 2010 года Ракитин В.А. приобрел для последующей продажи не менее 0,16 г наркотического средства, содержащего героин, которое расфасовал по месту своего жительства: край район с. ул. , хранил и, в дальнейшем, 11 декабря 2010 года около 21 часа 30 минут у магазина « », расположенного по ул. в с. района края, за рублей передал - не позднее 18 декабря 2010 года Ракитин В.А. приобрел для реализации не менее 0,61 г наркотического средства, содержащего героин, и, находясь по месту своего жительства - по ул. в с. района края, расфасовал его, после чего около 17 часов 12 минут 18 декабря 2010 года, в салоне автомобиля марки » государственный регистрационный знак - регион, Беляков Д.Н. предал Ракитину В.А. полученные от Р рублей за наркотическое средство, получил от Ракитина В.А. наркотик и передал его Р - не позднее 7 января 2011 года Ракитин В.А. приобрел для реализации не менее 0,82 г наркотического средства, содержащего героин, расфасовал его по месту своего жительства: край район с. ул. около 11 часов 38 минут 7 января 2011 года магазина « », расположенного по ул. в с. района края, Беляков Д.Н. предал Ракитину В.А. полученные от Д рублей за наркотическое средство, получил от Ракитина В.А. наркотик и передал его Д - не позднее 7 января 2011 года Жуковская Н.А. в г. края приобрела не менее 0,33 г наркотического средства, содержащего героин и передала 15 его Ивановой Г.А. для последующей реализации; Иванова Г.А. 7 января 2011 года вместе с Масляковым Е.С. перевезла этот наркотик из г. края в г. края, где Масляков Е.С. передал наркотическое средство С который перевез наркотик на автомобиле « » государственный регистрационный знак - регион из г. в с. района края, где расфасовал для реализации, после чего, около 15 часов 40 минут, находясь у дома № по ул. с. района края продал его за рублей действовавшему под контролем сотрудников полиции П - не позднее 13 января 2011 года Жуковская Н.А. в г. края приобрела не менее 0,31 г наркотического средства, содержащего героин и передала его Ивановой Г.А. для последующей реализации; Иванова Г.А. в этот же день перевезла этот наркотик из г. края в г. края, где передала Маслякову Е.С, который передал наркотическое средство Семенову А.В. Семенов А.В. перевез наркотик на автомобиле « государственный регистрационный знак - регион из г. в с. района края, где расфасовал для реализации, после чего, продал наркотик за рублей действовавшему под контролем сотрудников полиции П - не позднее 17 января 2011 года Жуковская Н.А. в г. края приобрела для последующей реализации не менее 8,70 г наркотического средства, содержащего героин, расфасовала и передала Ивановой Г.А. указанный наркотик для дальнейшей реализации; Иванова Г.А. вместе с Масляковым Е.С. расфасовала наркотик более мелким объемом около 21 часа 40 минут 18 января 2011 года, находясь у магазина », расположенного по ул. в г. края Масляков Е.С. передал действовавшему под контролем сотрудников полиции В не менее 8,70 г наркотического средства, содержащего героин, а Иванова Г.А. получила от В рублей в счет оплаты за наркотик; - не позднее 23 января 2011 года Жуковская Н.А. в г. края приобрела для последующей реализации не менее 0,30 г наркотического средства, содержащего героин, расфасовала его более мелким объемом, и передала Ивановой Г.А., которая передала наркотик Маслякову Е.С, Масляков Е.С. 24 января 2011 года около 11 часов перевез полученное от Ивановой Г.А. наркотическое средство, к месту своего проживания - край г. ул. и передал наркотик Семенову А.В., тот перевез наркотическое средство к месту своего жительства: край район с. ул. , и не позднее 18 часов 5 минут 24 января 2011 года передал за рублей действовавшему под контролем сотрудников полиции П 16 - не позднее 29 января 2011 года Ракитин В.А. приобрел для последующей реализации не менее 0,11 г наркотического средства, содержащего героин, в соответствии с отведенными ролями Федченко В.И. получил от действовавшего под контролем сотрудников полиции Т рублей за наркотики, передал их Мамаеву А.С, который указанную сумму передал Ракитину В.А. и получил от него наркотическое средство, которое Мамаевым А.С. было передано Федченко В.И., а тем, в свою очередь - Т - не позднее 30 января 2011 года Ракитин В.А. приобрел для последующей реализации не менее 0, 55 г наркотического средства, содержащего героин, в соответствии с отведенными ролями Федченко В.И. получил от П рублей за наркотики, передал их Мамаеву А.С, который указанную сумму передал Ракитину В.А. и получил от него наркотическое средство, которое им было передано Федченко В.И., а тем, в свою очередь - П - не позднее 2 февраля 2011 года Ракитин В.А. приобрел для последующей реализации не менее 0,43 г наркотического средства, содержащего героин, после получения от Мамаева А.С, рублей, переданных тому Р за наркотическое средство, передал Мамаеву А.С. 0, 43 г наркотического средства, из которых часть Мамаев А.С. оставил себе, а часть передал действовавшему под контролем сотрудников полиции Р - не позднее 14 февраля 2011 года Ракитин В.А. приобрел для последующей реализации не менее 9, 49 г наркотического средства, содержащего героин, после получения от Мамаева А.С, рублей, переданных тому Р за наркотическое средство, передал Мамаеву А.С. не менее 2, 76 г наркотического средства, из которых Мамаев А.С. 0, 23 г передал действовавшему под контролем сотрудников полиции Р оставшееся наркотическое средство, содержащее героин, массой не менее 6, 76 г Ракитин В.А. хранил для дальнейшей реализации у себя дома по адресу: край район с. ул. Мамаев А.С, оставшееся после реализации наркотическое средство, содержащее героин, массой 2,53 г, хранил у себя дома по адресу: край район с. ул. я, для дальнейшей реализации; - не позднее 17 февраля 2011 года Жуковская Н.А. в г. края приобрела для последующей реализации не менее 45,06 г наркотического средства, содержащего героин, которое в период времени с 23 часов 39 минут до 23 часов 40 минут 17 февраля 2011 года вместе с Жуковской М.А. на автомобиле перевезла по месту проживания Жуковского Н.А. по адресу: край г. ул. где вместе с Жуковской М.А. и Жуковским Н.А., расфасовала приобретенный наркотик, часть которого не менее 20, 76 г передала Ивановой Г.А. для дальнейшей реализации, которая вместе с Масляковым Е.С. часть 17 наркотического средства - 4,56 г реализовали В за рублей, а оставшуюся часть стали хранить по месту своего жительства; - в период времени с 23 часов 58 минут 17 февраля 2011 года по 00 часов 53 минут 18 февраля 2011 года, Жуковская Н.А., находясь по ул. в г. края, передала Жуковской М.А. для последующей реализации не менее 23,73 г наркотического средства, содержащего героин, Жуковскому Н.А. - для последующей реализации не менее 0,57 грамма наркотического средства, содержащего героин, которые те стали хранить; - не позднее 19 часов 15 минут 2 марта 2011 года, Папидзе Т.Г. приобрел и хранил для личного употребления не менее 3,03 г наркотического средства - опия, и не менее 7,14 г наркотического средства, содержащего героин, по адресу: край район р.п. ул. обнаруженные и изъятые сотрудниками правоохранительных органов в период времени с 19 часов 35 минут до 21 часа 45 минут 2 марта 2011 года в ходе проведения обыска; - не позднее 19 часов 15 минут 2 марта 2011 года Папидзе Т.Г. приобрел для дальнейшей реализации таблетки «ТРАМАЛ ретард 200 мг», содержащие сильнодействующее вещество - трамадол (трамал) общей массой 3,84 г; капсулы «ТРАМАДОЛ-АКРИ капсулы 50 мг», содержащие сильнодействующее вещество - трамадол (трамал) общей массой 1,5 г; таблетки «ТРАМАДОЛ 100 мг», содержащие сильнодействующее вещество - трамадол (трамал) общей массой 14,4 г; таблетки «ТРАМАДОЛ 50 мг», содержащие сильнодействующее вещество - трамадол (трамал) общей массой 6,6 г; ампулы с маркировкой «ТРАМАДОЛ», содержащие сильнодействующее вещество - трамадол (трамал) общей массой 30 г, и хранил по адресу: край район р.п. ул. , обнаруженные и изъятые сотрудниками правоохранительных органов в период времени с 19 часов 35 минут до 21 часа 45 минут 2 марта 2011 года в ходе проведения обыска; - в период до 2 марта 2011 года Папидзе Т.Г. хранил обрез длинноствольного, одноствольного, гладкоствольного огнестрельного оружия 16 калибра модели «ИЖ- 18», находящийся в технически исправном состоянии и пригодный для производства выстрелов, по адресу: край район р.п. ул. обнаруженный и изъятый 2 марта 2011 года сотрудниками правоохранительных органов в ходе проведения обыска. В связи с решением коллегии присяжных заседателей о недоказанности участия Папидзе Т.Г. в совершении действий по реализации наркотических средств 28 октября 2010 года Б его действий по руководству группой при покушении на сбыт наркотиков 13 января 2011 года П а также о 18 недоказанности факта умышленного причинения им тяжкого вреда здоровью потерпевшему Б Папидзе Т.Г. оправдан по п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ и части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ и части статьи 1 111 УК РФ за непричастностью к совершению преступления. В апелляционном представлении государственный обвинитель Бакаева С С просит приговор суда в отношении Ивановой Г.А., Жуковской Н.А., М отменить, а в отношении Папидзе Т.Г. изменить в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и передать на новое рассмотрение, с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей, указывая, что судом в нарушение положений статьи 307 УПК РФ, при описании преступного деяния по эпизоду от 25-28 октября 2010 года указаны только действия по приготовлению к сбыту наркотического средства массой 1,9 г, содержащего в своем составе героин, которые квалифицированы как оконченный состав преступления, хотя в приговоре не содержится описания действий осужденных по сбыту наркотического средства Б и приговор в этой части не соответствует вердикту коллегии присяжных; выводы суда в приговоре в отношении осужденных Ивановой Г.А., Жуковской Н.А., М а также Папидзе Т.Г. по эпизодам оконченных сбытов, о том, что их действия подлежат самостоятельной квалификации по каждому из эпизодов (лист 35), противоречат позиции государственного обвинителя, просившего квалифицировать их действия как продолжаемое преступление, и принятому судом в резолютивной части приговора решению; считает необходимым уточнить основания оправдания Папидзе Т.Г. по части 1 статьи 111 УК РФ, указанием на то, что осужденный подлежит оправданию на основании пунктов 3 и 4 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его деянии состава преступления. В апелляционных жалобах и дополнениях: - осужденный Папидзе Т.Г. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности, несправедливости, существенного нарушения требований уголовно-процессуального закона, уголовное дело направить на новое рассмотрение; утверждает, что председательствующий вел разбирательство с явным обвинительным уклоном, высказывал недовольство вопросами стороны защиты свидетелям, заявленными ходатайствами, игнорируя некоторые из этих ходатайств, отклоняя неоднократно заявленные отводы, в то время как стороне обвинения замечаний не делал; выводы суда о его виновности в организации преступного сообщества не основаны на показаниях допрошенных в судебном заседании свидетелей, а допрошенные засекреченные свидетели не назвали источник своей осведомленности; суд, огласив показания свидетелей К , И и И намеренно не вызвал данных свидетелей в судебное заседание, т.к., ув х неграмотных свидетелей, присяжные заседатели поняли бы, что 19 показаний на предварительном следствии эти свидетели не давали; оставив без внимания утверждения свидетелей Р , Т К , Р подсудимых Мамаева, Федченко о том, что оглашенные государственным обвинителем показания они на предварительном следствии не давали, что их заставили подписать протоколы допросов, суд признал эти показания допустимым доказательством; утверждает, что не знал о существовании Жуковских, Мамаева, Федченко, М , Семенова и других, а являясь потребителем героина, приобретал его у Ивановой; утверждает, что виновен лишь в хранении для себя изъятого у него дома героина массами 1 и 3 грамма, обнаруженные в его дубленке 6,09 грамма героина ему не принадлежат; в ходе разбирательства дела судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения и ограничения его прав, как участника процесса, повлияли на вынесение законного и обоснованного вердикта и приговора; обращает внимание на то, что при формировании коллегии присяжных заседателей нарушены права потерпевшего Б в нарушение принципа состязательности и равноправия сторон, стороне защиты не были предоставлены равные со стороной обвинения права при формировании коллегии присяжных заседателей, в ходе судебного разбирательства при разрешении ходатайств отклонялись все заявленные стороной защиты ходатайства о признании доказательств недопустимыми, в то время как заявленные государственным обвинителем ходатайства об оглашении показаний не явившихся свидетелей, несмотря на возражения стороны защиты, незаконно удовлетворялись; в судебном заседании 19 марта 2013 года председательствующий нарушил его права, отказав защитнику Редькину И.А. в удовлетворении ходатайства о допросе в отсутствие присяжных заседателей находившегося в здании суда свидетеля П огласив его показания на предварительном следствии; председательствующий нарушил его права; отказав стороне защиты в удовлетворении ходатайства об оставлении допрошенного свидетеля Р в зале судебного заседания на время допроса засекреченного свидетеля П утверждает, что свидетель Р и засекреченный свидетель П - это одно лицо; удовлетворив ходатайство стороны защиты о вызове в судебное заседание переводчика с цыганского языка К председательствующий должных мер к вызову последней не принял; полагает, что квалификация названного переводчика не была выяснена судом, что ставит под сомнение достоверность таких доказательств как переводы К телефонных переговоров по эпизодам проверочных закупок, вмененных ему (Папидзе) в вину; председательствующий в ходе судебного разбирательства, делая ему (Папидзе) необоснованные замечания, вызвал негативное к нему отношение присяжных заседателей, чем также нарушил принцип состязательности сторон; председательствующий перед судебными прениями незаконно отказал ему и его защитнику в удовлетворении ходатайства об ознакомлении с протоколами судебного заседания за 2012 год; председательствующий нарушил принцип равноправия сторон, удовлетворив 20 ходатайство государственного обвинителя о допросе находившейся в здании суда специалиста Н несмотря на возражения стороны защиты против этого допроса, как ухудшающего положение подсудимых, а также оставив без удовлетворения ходатайство стороны защиты о предоставлении времени для подготовки к этому допросу и консультаций с подсудимыми; ни один свидетель не поясняли, что приобретали у него наркотики, обвинение в создании и руководстве преступным сообществом построено на домыслах сотрудников наркоконтроля; в ходе судебных прений государственный обвинитель допустил высказывания, вызвавшие предубеждение присяжных заседателей и повлиявшие на принятие ими решения, исказил содержание заключения эксперта, а председательствующий не сделал государственному обвинителю ни одного замечания, что также повлияло на формирование мнения присяжных заседателей; при формулировании вопросного листа председательствующий нарушил его права, т.к. не учел ни одного из 80 предложенных защитников Редькиным И.А. предложений и замечаний; в вопросах №№ 30, 109, 138 выборочно процитировал предъявленное ему (Папидзе) обвинение, опровергнутое исследованными в судебном заседании доказательствами, что повлияло на ответы присяжных заседателей; - адвокат Редькин И.А. в защиту прав и интересов осужденного Папидзе Т.Г. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности, нарушений требований уголовно-процессуального закона, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии подготовки дела к судебному разбирательству; указывает на нарушение порядка формирования коллегии присяжных заседателей в отсутствие потерпевшего Б состав коллегии присяжных заседателей последнему в судебном заседании не объявлялся, его мнение о возможности рассмотрения дела коллегией присяжных заседателей, сформированной в его отсутствие, не выяснялось; председательствующий не принял мер к устранению нарушений, допускавшихся государственным обвинителем, оглашавшим перед присяжными заседателями информацию, выходящую за рамки предъявленного обвинения, а также искажавшего показания свидетелей, что привело к формированию у присяжных неверного представления о фактических обстоятельствах и достоверности представленных стороной обвинения доказательств; указывает на то, что, несмотря на отсутствие правовых оснований, суд по ходатайству государственного обвинителя огласил показания не явившихся свидетелей К Ш П И И Б а также находящейся в розыске по данному уголовному делу подозреваемой Б допущенные судом нарушения требований процессуального закона, в результате которых стороной обвинения были представлены вышеперечисленные доказательства, повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы; в нарушение требований части 1 статьи 338 УПК РФ формулирование перед присяжными 21 заседателями вопросов № 30, № 109, № 138 в виде выборочного цитирования предъявленного Папидзе Т.Г. обвинения, опровергнутого доказательствами, исследованными в судебном заседании, повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов последних на эти вопросы; полагает, что допущенная судьей в вопросном листе (вопрос № 304), в отличие от предъявленного Папидзе Т.Г. обвинения, цифровая нумерация инкриминируемых последнему эпизодов преступлений вызвала у присяжных заседателей предубеждение в том, что данные эпизоды взаимосвязаны между собой; полагает, что вынесенный присяжными заседателями вердикт имеет существенные неясности и противоречия, к устранению которых председательствующий в нарушение части 2 статьи 345 УПК РФ мер не принял; полагает, что по эпизодам от 28 октября 2010 года и от 13 января 2011 года, отрицательно ответив на вопросы №№ 83, 84, 170, 171 о совершении Папидзе действий по руководству группой и о недоказанности участия Папидзе в указанных эпизодах, присяжные заседатели в вердикте допустили противоречия, исключающие причастность Папидзе к руководству группой, созданной для реализации наркотических средств, распределению в ней ролей и функций; в нарушение части 6 статьи 340 УПК РФ во время напутственного слова Папидзе был удален из зала суда, чем был лишен возможности заявить возражения на напутственное слово, что повлекло нарушение права Папидзе на защиту и повлияло на законность и обоснованность принятого судом решения; председательствующий, заняв позицию обвинения, с первых дней производства по делу нарушал принципы состязательности и равноправия сторон, при формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий удовлетворил все 9 заявленных стороной обвинения отводов, а защите только 3 отвода из 11, причем удовлетворил только те, которые совпали с предложенными стороной обвинения, многократно заявлявшиеся стороной защиты обоснованные ходатайства о признании доказательств недопустимыми (заключения фоноскопических и лингвистических экспертиз, протоколов обыска, актов добровольной выдачи наркотических средств, протокола дополнительного допроса свидетеля П , протоколов допросов свидетелей Т Р , Р и т.д.) председательствующий отклонял, в то время как ходатайства стороны обвинения удовлетворялись всегда в полном объеме; по окончании допроса свидетеля Р сторона защиты ходатайствовала об оставлении названного свидетеля в зале на время допроса следующего засекреченного свидетеля П мотивировав тем, что к свидетелю Р будут вопросы, но председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства, пояснив, что в случае возникновения вопросов свидетель Р будет вызван дополнительно, однако, когда после допроса свидетеля П сторона защиты заявила ходатайство о повторном вызове свидетеля Р в связи с возникшими вопросами, председательствующий без указания оснований отказал в удовлетворении 22 ходатайства; полагает, что в удовлетворении названного ходатайства было отказано потому, что Р и П - это одно и тоже лицо, т.е. органы следствия выдумали доказательства, а сторона обвинения представила их присяжным заседателям, создав видимость большого объема доказательств виновности; обращает внимание на то, что стороной защиты было заявлено ходатайство о вызове в суд переводчика с цыганского языка К от перевода телефонных переговоров которой зависела достоверность доказательств; председательствующий данное ходатайство удовлетворил, но мер к вызову К в судебное заседание не принял, поэтому квалификация последней выяснена не была, что ставит под сомнение ее переводы и достоверность доказательств; председательствующий при подготовке к судебным прениям незаконно отказал в ознакомлении с протоколами судебного заседания за 2012 год, мотивировав отказ тем, что Папидзе и его защитник участвовали во всех судебных заседаниях и могли фиксировать ход процесса, а также тем, что протокол изготавливается по окончании судебного процесса; изучив протокол судебного заседания, полагает, что либо председательствующий умышленно отказал в ознакомлении с протоколами, либо протоколы изготавливались позже под вердикт и приговор, т.к. из протокола видно, что он изготавливался частями, разными секретарями, под этими частями с разными датами имеются подписи

председательствующегои секретаря; председательствующий нарушил право

стороны защиты высказывать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, вносить свои предложения о постановке вопросов присяжным заседателям, т.к. из более 90 предложений и замечаний по формулировке вопросов не удовлетворил ни одного; в напутственном слове председательствующий нарушил принцип равноправия сторон, выборочно приводя только те доказательства, которые, по его мнению, подтверждают обвинение, не напомнил присяжным заседателям доказательства, приведенные стороной защиты (диски с аудио и видеозаписями проверочных закупок от 18 декабря 2010 года, 7 и 29 января 2011 года, 2 и 14 февраля 2011 года), указал на нарушения, допущенные стороной защиты, и не обратил внимания присяжных на нарушения, допущенные стороной обвинения, не разъяснил присяжным, что нумерация вопросов и эпизодов в вопросном листе носит условный характер и применена для удобства формирования ответов; его замечания в связи с содержанием напутственного слова не были удовлетворены; полагает, что за нарушения в судебном заседании Папидзе мог быть удален только до окончания судебных прений, а он был удален во время произнесения председательствующим напутственного слова, при этом председательствующий не разъяснил подсудимому, до какого момента он удален, последствия этого удаления, в заявленном в дальнейшем подсудимым Папидзе ходатайстве о предоставлении возможности высказать в присутствии присяжных возражения на напутственное слово председательствующий незаконно отказал, нарушив право подсудимого на защиту, что повлияло на законность и обоснованность вынесенного присяжными заседателями вердикта; полагает незаконным решение суда в приговоре о конфискации в доход государства принадлежащего осужденному Папидзе автомобиля; вывод суда о том, что данный автомобиль является иным средством совершения преступления, поскольку систематически использовался осужденным при совершении преступления, не соответствует вердикту присяжных заседателей и установочной части приговора, в которых автомобиль вообще не упоминается, не указано, какое преступление Папидзе совершил с использованием автомобиля, приобретенного в 2006 году на средства от продажи старого автомобиля с добавлением накоплений; - осужденная Иванова Г.А., оспаривая законность и обоснованность приговора, просит изменить его, смягчив с учетом смягчающих обстоятельств наказание, с учетом материального положения исключить дополнительное наказание в виде штрафа и освободить от уплаты процессуальных издержек; утверждает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, с потребителем наркотических средств Папидзе у нее никакой договоренности не было, последнему она не подчинялась, обвешивала и обманывала его, как простого наркомана; с сестрами Жуковскими договоренности о совместной продаже и поставках от них наркотических средств не было, чем Жуковские занимались, она (Иванова) не знала; доказательств сговора на сбыт наркотических средств между нею и ее сожителем Масляковым не имеется; бесспорных доказательств, подтверждающих предъявленное ей обвинение в совершении преступлений преступным сообществом, сторона обвинения не представила; Папидзе, обращавшийся к ней за помощью в приобретении наркотиков, не мог быть руководителем преступного сообщества, являясь наркозависимой, она с участниками так называемого «сообщества» знакома не была, узнала многих только в судебном заседании; своему бывшему мужу М , а также сожителю Маслякову она никаких поручений не давала, не предлагала вступать в сообщество, а только употребляла наркотики вместе с ними; с сестрами Жуковской Н.А. и Жуковской М.А. она вместе ездила по деревням, где продавала вещи, но никакого сговора на продажу наркотиков с ними не было, за наркотиками к ним она не приходила, сами сестры наркотиков ей не приносили; в качестве доказательств виновности сторона обвинения представила полученные в результате недозволенных методов ведения следствия показания ее сыновей - И и И написанные юридически грамотным языком, в то время как сыновья не грамотны, страдают психическими расстройствами и слабоумием; обращает внимание на то, что, несмотря на предложение стороны защиты обеспечить явку сыновей в судебное заседание для допроса, председательствующий, приняв сторону обвинения, огласил показания сыновей на предварительном следствии; - адвокат Огнева Ю.В. в защиту прав и интересов осужденной Ивановой Г.А., оспаривая справедливость назначенного наказания в части размера основного наказания и назначения дополнительных наказаний, указывает на то, что суд не в полной мере учел смягчающие наказание обстоятельства и данные о личности Ивановой (полное признание ею вины в фактически содеянном и раскаяние в содеянном, отсутствие у нее судимостей, вредных и тяжких последствий от ее действий, ее возраст и материальное положение, наличие постоянного места жительства и регистрации, наличие двоих несовершеннолетних детей, состояние ее здоровья и состояние здоровья ее родственников, положительные характеристики из мест содержания), отсутствие отягчающих обстоятельств; просит приговор суда изменить, смягчив Ивановой Г. А. назначенное основное наказание, исключив указание о назначении дополнительного наказания и освободив Иванову Г.А. от выплаты процессуальных издержек; - осужденная Жуковская Н.А. просит приговор суда изменить, смягчив назначенное ей наказание, а также отменить приговор в части конфискации принадлежащих ей денежных средств и золотых украшений, изъятых в ходе обыска, а также денежных средств, находящихся на ее счетах в ОСБ № т.к. денежные средства достались ей по наследству, доказательств приобретения украшений от реализации наркотиков нет; просит освободить ее от уплаты процессуальных издержек; утверждает, что о существовании устойчивой организованной группы с четким распределением ролей узнала только во время судебного следствия, отсутствуют доказательства предварительной договоренности на совершение преступлений с наркотическими средствами; суд не разобрался в фактических обстоятельствах дела, приняв сторону обвинения; назначая ей столь суровое наказание, суд не учел характер и степень ее фактического участия в преступлениях, влияние назначенного наказания на условия жизни ее семьи, а также совокупность всех смягчающих наказание обстоятельств, ее положительные характеристики, наличие у нее двоих малолетних детей; полагает, что в силу ее неграмотности суд мог процессуальные издержки отнести на счет федерального бюджета, а не взыскивать с нее; - адвокат Козлов А.Н. в защиту прав и интересов осужденной Жуковской Н.А. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности, нарушения судом требований уголовно-процессуального закона, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному разбирательству; полагает, что в нарушение требований процессуального закона председательствующий не принял мер к ограждению коллегии присяжных заседателей от незаконного воздействия, поскольку, несмотря на возражения стороны защиты, предлагавшей сделать замечания государственному обвинителю по поводу оглашения последним перед присяжными заседателями информации, выходящей за пределы предъявленного подсудимым обвинения, а также по поводу искажения государственным обвинителем фамилий и показаний свидетелей, председательствующий не принял указанных мер, что привело к формированию у присяжных неверного представления о фактических обстоятельствах и достоверности представленных стороной обвинения доказательств; несмотря на отсутствие правовых оснований и возражения стороны защиты, суд по ходатайствам государственного обвинителя огласил показания не явившихся свидетелей К И И Б а также находящейся в розыске по данному делу подозреваемой Б что повлияло на содержание ответов присяжных заседателей на поставленными перед ними вопросы; в нарушение требований процессуального закона председательствующий сформулировал вопросы присяжным заседателям не с учетом результатов судебного следствия (в том числе показаний подсудимого), а в виде выборочного цитирования обвинения, без учета существенных обстоятельств, установленных в ходе судебного следствия; полагает, что вынесенный присяжными вердикт имеет существенные неясности и противоречия, что председательствующий в нарушение требований процессуального закона не принял мер по устранению данных неясностей и противоречий; - осужденный Масляков Е.С. просит приговор отменить ввиду незаконности и необоснованности, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела; - адвокат Злобина Т.С в защиту прав и интересов осужденного Маслякова Е.С. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, несправедливости, допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на вынесение присяжными заседателями незаконного вердикта; утверждает, что в ходе судебного разбирательства председательствующий грубо нарушал принцип состязательности и равноправия сторон, необоснованно отказал в удовлетворении заявленного стороной защиты ходатайства о признании недопустимым доказательством протокола допроса свидетеля И ввиду того, что показания данного свидетеля основаны на догадке и предположении; утверждает, что председательствующий, несмотря на возражения стороны защиты, не предпринимал мер к устранению нарушений процессуального закона государственным обвинителем, который неоднократно оглашал присяжным заседателям информацию, выходящую за рамки предъявленного подсудимым обвинения, в том числе показания свидетелей, негативно характеризующих подсудимых, а также искаженные показания свидетелей; несмотря на отсутствие правовых оснований и возражения стороны защиты, председательствующий по ходатайству государственного обвинителя огласил показания ряда свидетелей (К Ш П И Б ), чем нарушил права подсудимых допрашивать показывающих против них свидетелей; в ходе судебных прений председательствующий, несмотря на ходатайства стороны защиты, не предпринимал мер к устранению нарушений процессуального закона государственным обвинителем, который умышленно формировал негативное отношение присяжных заседателей в отношении большинства подсудимых перед вынесением вердикта, доводя до сведения присяжных сведения о личности подсудимых, допуская резко негативные эмоциональные высказывания в адрес лиц употребляющих наркотики; председательствующий в напутственном слове исказил позицию подсудимого Маслякова, что повлекло незаконное воздействие на присяжных заседателей; в ходе судебного разбирательства сторона защиты неоднократно заявляла отвод председательствующему ввиду нарушения последним принципов равноправия и состязательности сторон, а заинтересованный в исходе дела и вынесении обвинительного вердикта председательствующий каждый раз отказывал в удовлетворении отвода; допущенные нарушения процессуального закона повлекли постановление коллегией присяжных заседателей незаконного вердикта и назначение Маслякову чрезмерно сурового наказания, не учитывающего совокупности смягчающих обстоятельств, установленных в судебном заседании; - адвокат Талайко СЮ. в защиту прав и интересов осужденной Жуковской М.А., оспаривая справедливость приговора, полагает назначенное наказание чрезмерно суровым, т.к. Жуковская М.А. пояснила, что сбытом наркотических средств не занималась, хранила их по просьбе своей сестры (Жуковской Н.А.), членов преступного сообщества не знала, участия в этом сообществе не принимала, присяжные заседатели посчитали Жуковскую М.А. заслуживающей снисхождения; просит приговор изменить, существенно смягчив назначенное наказание; - адвокат Чуханова Т.А., в защиту прав и интересов осужденного Жуковского Н.А., считает несправедливым назначенное наказание, просит приговор суда изменить, применить положения статьи 64 УК РФ; полагает, что при назначении наказания суд не в полной мере учел, что Жуковский виновным себя частично признал, то, что он ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, страдает рядом тяжелых заболеваний, имеет двоих несовершеннолетних детей; - осужденный Семенов А.В., оспаривая соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, правильность применения судом уголовного закона, спра­ ведливость назначенного наказания, просит приговор суда отменить и вынести оп­ равдательный приговор; полагает, что назначенное наказание не соответствует тяжести преступления, данным о его личности, не учитывает наличие совокупности смягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи; председательствующий в ходе рассмотрения дела грубо нарушал требования процессуального закона, принцип состязательности сторон, безосновательно отказав стороне защиты в удовле- творении заявленных отводов самому председательствующему, в удовлетворении ходатайств о признании доказательств недопустимыми, в том числе актов выдачи наркотических средств лицами, находившимися в состоянии наркотического опья­ нения, показаний засекреченного свидетеля П при дополнительном допросе, т.к. следователь допросил неустановленное лицо; председательствующий не имел оснований удовлетворять ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний не явившихся свидетелей К , Ш И Б ; председательствующий судья незаконно заключил его (Семенова) под стражу, сославшись на заявление свидетеля Р о том, что он (Семенов) угрожает ему, однако названный свидетель в судебном заседании заявил, что Семенов ему не угрожал, Семенова он не видел более двух лет, по телефону с ним не разговаривал; председательствующий безосновательно не удовлетворил заявленные стороной защиты ходатайства о допросе в присутствии присяжных заседателей свидетеля Ч сообщившего о его (Семенова) алиби, об оставлении свидетеля Р в зале судебного заседания для ответа на дополнительные вопросы после допроса засекреченного свидетеля П полагает, что представленные государственным обвинителем доказательства не подтверждают его (Семенова) участие 7, 13 и 24 января 2011 года в сбыте наркотического средства героин; представленные органами предварительного расследования и суду результаты проверочных закупок вызывают сомнение, не соответствуют требования Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»; его (Семенова) алиби подтверждают на 7 января 2011 года - его непосредственный начальник Ч на 13 января 2011 года - свидетели П П С на 24 января 2011 года - С .; в уголовном деле отсутствуют доказательства его (Семенова) участия в преступном сообществе, т.к. ни с кем, кроме Маслякова, с которым он ранее совместно приобретал наркотические средства для личного употребления, он (Семенов) знаком не был, записи телефонных переговоров подтверждают только то, что он (Семенов) является рядовым потребителем наркотиков; полагает также, что не был обеспечен квалифицированной юридической помощью, т.к. никаких активных действий (ходатайств, жалоб) его защитник не совершал, а откровенно сотрудничал со следствием; ряд свидетелей (такие как Т О заявили в судебном заседании об оказании на них давления сотрудниками ФСКН, о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, свидетель В алькова Т. (сожительница свидетеля Р утверждала о вынужденном сотрудничестве того с сотрудниками ФСКН г. т.к. в отношении последнего имелись доказательства причастности к незаконному сбыту наркотиков, поясняла, что, посещая сожителя по месту жительства, сотрудники ФСКН обращались к последнему и по действительной фамилии, по фамилии П что подтверждает то обстоятельство, что свидетель Р и засекреченный свидетель П - одно лицо; - адвокат Афанасьев А.Н. в защиту прав и интересов осужденного Семенова А.В. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности, существенных нарушений уголовно-процессуального закона, уголовное дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции; - адвокат Кузиванова А.Н. в защиту прав и интересов осужденного М . просит приговор отменить ввиду существенного нарушения судом требований уголовно-процессуального закона, повлекшего вынесение коллегией присяжных заседателей обвинительного вердикта, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию; полагает, что в ходе представления доказательств присяжным заседателям председательствующий допустил нарушения процессуального закона, повлекшие вынесение коллегий присяжных заседателей обвинительного вердикта; указывает на то, что сторона обвинения, представляя объем обвинения подсудимого М , подлежащий доказыванию, указала на совершение последним преступлений по эпизодам от 30 октября 2010 года и от 7 декабря 2010 года, вопросы участия М в сбыте наркотических средств 28 октября 2010 года Б сторона обвинения не озвучивала и доказательства совершения этого преступления не представляла, несмотря на это М осужден за совершение этого преступления; в ходе судебного разбирательства в качестве доказательств виновности М по эпизодам от 30 октября 2010 года и от 7 декабря 2011 года были представлены показания не явившихся свидетелей И И , К которые в нарушение требований международного права и уголовно-процессуального закона, несмотря на возражения стороны защиты, которая заявляла, что может обеспечить явку свидетелей, и, несмотря на то, что сторона обвинения не закончила представлять доказательства, были оглашены по ходатайству государственного обвинителя, чем был нарушен принцип состязательности и равноправия сторон; в судебном заседании председательствующий препятствовал стороне защиты в представлении и исследовании доказательств, отклонил все ходатайства стороны защиты, не учел в вопросном листе мнение стороны защиты, нарушил принцип объективности при произнесении напутственного слова; - осужденный Ракитин В.А. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности, допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на вынесение вердикта присяжными заседателями, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение; утверждает, что суд незаконно огласил показания не явившихся свидетелей, не приняв во внимание ходатайства стороны защиты об обеспечении явки этих свидетелей; в напутственном слове председательствующий неправильно привел позицию подсудимого Мамаева по поводу изъятого у него при обыске 14 февраля 2011 года наркотического средства, в вопросном листе неверно изложил позицию стороны защиты (вопросы № 257 и № 258); в нарушение принципа равноправия в судебных прениях государственный обвинитель допускал в адрес подсудимых негативные высказывания, а также сообщал сведения, не относящиеся к обстоятельствам дела, повлиявшие на присяжных заседателей, но замечаний государственному обвинителю председательствующий не делал, в то время как представителей стороны защиты председательствующий прерывал; государственный обвинитель в речи перед присяжными заседателями вышел за пределы предъявленного ему (Ракитину) обвинения, указав, что тот продал свидетелю К героин не менее 70 раз, исказил суть заключения сравнительной химической экспертизы, чем оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, а председательствующий не пресек эти нарушения процессуального закона; напутственное слово председательствующего и вопросный лист присяжным заседателям не соответствуют требованиям закона, т.к. председательствующий неверно изложил позицию подсудимого Мамаева (по эпизоду от 14 февраля 2011 года - хранение наркотиков при себе), в вопросном листе также позицию Мамаева не довел до присяжных заседателей в форме альтернативного вопроса, не напомнил присяжным заседателям в напутственном слове доказательства, на которые ссылалась сторона защиты, а это такие основные доказательства, как диски с аудио и видеозаписями проверочных закупок от 18 декабря 2010 года, 7 и 29 января, 2 и 14 февраля 2011 года; в напутственном слове председательствующий, обращая внимание присяжных заседателей на доказательства стороны обвинения, приводил телефонные переговоры выборочно, на свое усмотрение, только те, которые подтверждают, по мнению судьи, обвинение, и не обратил внимание присяжных заседателей на те телефонные переговоры, на которые в прениях ссылалась сторона защиты, опровергая предъявленное обвинение; приводил полно и подробно показания только тех свидетелей, которые подтверждали обвинение, чем был нарушен принцип объективности судебного разбирательства; - адвокат Саттарова ТВ. в защиту прав и интересов осужденного Ракитина В.А. просит приговор суда отменить ввиду существенных нарушений уголовно процессуального закона, несоблюдения процедуры судопроизводства, нарушения принципа объективности при произнесении председательствующим напутственного слова, формулирования вопросного листа без учета позиции защиты, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции; указывает на то, что допущенные нарушения процессуального закона лишили участников процесса гарантированных законом прав при рассмотрении дела, повлияли на формирование мнения присяжных заседателей, вынесших обвинительный вердикт; суд существенно нарушил процессуальный закон, огласив показания не явившихся в судебное заседание свидетелей К Ш , П И И Б в нарушение части 2 статьи 336 УПК РФ государственный обвинитель в выступлении сообщил присяжным заседателям данные, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, которые могли вызвать предубеждение в отношении подсудимых, а председательствующий его не остановил и не разъяснил присяжным заседателям, что упомянутые государственным обвинителям обстоятельства не должны приниматься во внимание при вынесении вердикта; выступления в прениях стороны защиты многократно прерывались председательствующим, чем подрывалось доверие присяжных заседателей к сказанному защитой и в целом поставило защиту в неравное положение со стороной обвинения; в нарушение принципа объективности и требований статьи 340 УПК РФ председательствующий в напутственном слове присяжным заседателям неверно изложил позицию подсудимого Мамаева в судебном заседании по эпизоду от 14 февраля 2011 года, которая неразрывно связана с интересами подсудимого Ракитина; при произнесении напутственного слова председательствующий не напомнил присяжным заседателям доказательства, которые приводились в обоснование позиции защиты (диски с аудио- и видеозаписями проверочных закупок от 18 декабря 2010 года, 7 и 29 января 2011 года, 2 и 14 февраля 2011 года), обратил внимание присяжных заседателей на доказательства обвинения, приведя выборочно, на свое усмотрение, телефонные переговоры, подтверждающие обвинение, и не напомнив присяжным заседателям телефонные переговоры, представленные защитой в опровержение позиции обвинения, на которые защита ссылалась в прениях сторон; председательствующий в напутственном слове полно и подробно приводил показания свидетелей обвинения, за исключением тех свидетелей, которые не подтвердили ранее данные показания; председательствующему стороной защиты дважды был заявлен отвод в связи с допущенными грубыми нарушениями процессуального закона и принципа состязательности; - осужденный Мамаев АС. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности, нарушения его (Мамаева) права на защиту в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, нарушений уголовно- процессуального закона, и уголовное дело передать в суд первой инстанции на новое рассмотрение; указывает на нарушение судом требований статьи 281 УПК РФ при оглашении показаний не явившихся свидетелей К И П , Ш , Б на нарушения государственным обвинителем требований процессуального закона при выступлении в судебных прениях, оставленные без внимания председательствующим, чем был нарушен принцип равноправия и состязательности сторон; при допросе засекреченных свидетелей председательствующий неоднократно допрашивал одних и тех же свидетелей под разными псевдонимами, и показания этих лиц противоречили друг другу; указанное обстоятельство председательствующий оставил без внимания, представив показания этих лиц присяжным заседателям, что привело к формированию у присяжных неверного представления о фактических обстоятельствах и достоверности представленных стороной обвинения доказательств; в ходе предварительного расследования следователь оказал на него психологическое давление, в результате чего он оговорил себя, Папидзе и Ракитина; суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми доказательствами его показания в ходе предварительного следствия от 10 февраля 2012 года (т. 32 л.д. 60-70), протокола проверки его показаний на месте от 16 февраля 2012 года (т. 32 л.д. 91-113), протокола допроса в качестве обвиняемого от 4 апреля 2012 года (т. 32 л.д. 115-117); указывает на то, что согласно вердикту присяжных заседателей (вопросы № 304 и № 314) он (Мамаев) подыскивал и привлекал к продаже наркотических средств новых участников созданной преступной группы, однако его утверждение о том, что наркотиками он не торговал, а лишь знал, где их приобрести, подтверждается засекреченным свидетелем Р в диктофонных записях проверочных закупок от 30 января 2011 года (т.51, л.д. 43, файл № 0004), от 2 февраля 2011 года (т. 51, л.д. 44), от 14 февраля 2011 года (т. 51 л.д. 45), данные записи оперативно-розыскных мероприятий опровергают показания свидетеля Р о преступном сообществе, поскольку инициатива покупки наркотических средств всегда исходила от этого свидетеля, а не от него (Мамаева); вердиктом присяжных заседателей по эпизоду от 14 февраля 2011 года он признан виновным в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой, однако материалы дела подтверждают, что героин массой 2,53 г он приобрел для личного употребления в с. а не у Ракитина для сбыта; в напутственном слове председательствующий незаконно исказил заключение эксперта о том, что героин, изъятый у него (Мамаева), и героин, изъятый у Ракитина, не имеет общий источник происхождения, что могло способствовать вынесению присяжными обвинительного вердикта; его обвинение в участии в преступном сообществе надумано, голословно, не подтверждено доказательствами, т.к. на предварительном следствии он оговорил себя и других осужденных под давлением сотрудников полиции; - адвокат Казакова О.Р. в защиту прав и интересов осужденного Мамаева АС.

просит приговор суда отменить из-за несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения судом требований закона, несправедливости, и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство; указывает на то, что в нарушение требований процессуального закона председательствующий исказил в вопросном листе позицию Мамаева по эпизоду от 14 февраля 2011 года (хранение наркотиков при себе для личного употребления), что повлекло незаконность приговора; полагает, что назначенное Мамаеву наказание является чрезмерно суровым, не учитывающим отсутствия отягчающих наказание обстоятельств; осужденный Беляков Д.Н., оспаривая законность и обоснованность приговора, соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также соответствие назначенного наказания данным о его личности, совокупности смягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказание на его исправление и условия жизни его семьи, просит приговор суда отменить; полагает, что неоднократно заявленные защитниками отводы председательствующему свидетельствует о несправедливости судебного разбирательства; дело рассматривалось председательствующим с обвинительным уклоном, т.к. заявленное адвокатами ходатайство о признании недопустимым доказательством актов выдачи наркотических средств лицом, находившимся в состоянии наркотического опьянения, председательствующий безосновательно отклонил, не пресекал допускаемые государственным обвинителем нарушения процессуального закона, когда последний оглашал перед присяжными заседателями информацию, выходящую за рамки предъявленного обвинения, а также оглашал показания свидетеля И с ксерокопий, а не из материалов уголовного дела, искажая эти показания; председательствующий грубо нарушил процессуальный закона, лишив обвиняемых права допрашивать показывающих против них свидетелей, т.к. без достаточных оснований огласил по ходатайствам государственного обвинителя показания не явившихся свидетелей К , Ш П И И Б ; безосновательно отклонил ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами показаний свидетеля И как основанных на догадке, а также показаний засекреченного свидетеля П при дополнительном допросе, т.к. следователь допросил неустановленное лицо, должны быть признаны недопустимыми доказательствами показания осужденного Мамаева на предварительном следствии (т.32 л.д. 60-70), протокол проверки его показаний на месте (т.32 л.д. 91-113), его показания при допросе в качестве обвиняемого (т. 32 л.д. 115-119), показания свидетеля Р от 30 июня 2011 года, 10 и 18 апреля 2012 года, показания свидетеля от 2 апреля 2012 года (т. 40 л.д. 154-157), как полученные с применением недозволенных методов ведения следствия, о чем ходатайствовали в судебном заседании адвокаты Саттарова ТВ., Казакова О.Р., Редькин И.А.; обвинение по статье 210 УК РФ основано на домыслах органов предварительного следствия, доказательств, подтверждающих данное обвинение, не имеется; - адвокат Куликова О.А. в защиту прав и интересов осужденного Белякова Д.Н. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, нарушения судом требований уголовного и уголовно-процессуального закона, несправедливости приговора вследствие его чрезмерной суровости; указывает на то, что председательствующий необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств о признании доказательств недопустимыми, в связи с чем коллегии присяжных были представлены недопустимые доказательства, на основании которых у них и сложилось предупреждение о виновности Белякова; председательствующий допускал нарушения уголовно-процессуального закона, в связи с чем ему неоднократно заявлялись отводы, которые необоснованно оставлены без удовлетворения; при допросе засекреченных свидетелей председательствующий неоднократно допускал допрос одних и тех же лиц под разными псевдонимами, которые, давали ложные показания, противореча друг другу, что председательствующий оставил без внимания, представив эти показания присяжным заседателям; полагает, что допрос одних и тех же лиц под разными псевдонимами искусственно создавал большой объем доказательств стороны обвинения; в нарушение процессуального закона, несмотря на возражения стороны защиты, председательствующий не оградил присяжных заседателей от незаконного воздействия со стороны государственного обвинителя, который неоднократно оглашал информацию, выходящую за рамки предъявленного обвинения, оглашал присяжным заседателям искаженные показания свидетелей, что привело к формированию у присяжных заседателей неверного представления о фактических обстоятельствах и достоверности представленных стороной обвинения доказательств; суд нарушил процессуальный закон, огласив по ходатайству государственного обвинителя без достаточных оснований показания ряда свидетелей (И , К , Б ), а также находящейся в розыске по данному делу подозреваемой Б оглашение показаний названных лиц, представление стороной обвинения этих показаний в качестве доказательств также повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы; в нарушение процессуального закона председательствующий сформулировал вопросы, подлежавшие разрешению присяжными заседателями, без учета результатов судебного следствия и показаний подсудимого, а в виде выборочного цитирования обвинения, без учета существенных обстоятельств, установленных в ходе судебного следствия; полагает, что вынесенный присяжными заседателями вердикт содержит существенные неясности и противоречия, к устранению которых председательствующий в нарушение требований процессуального закона мер не принял; полагает, что напутственное слово председательствующего присяжным заседателям не было объективным и беспристрастным, т.к. председательствующий в полном объеме изложил позицию обвинения и представленные стороной обвинения доказательства, и лишь в небольшой части напомнил доказательства стороны защиты, исказив при этом позицию подсудимого Белякова по предъявленному обвинению; назначенное Белякову наказание является чрезмерно суровым, не учитывающим смягчающие наказание обстоятельства, не соответствующим степени содеянного и данным о личности осужденного; - осужденный Федченко В.И., оспаривая справедливость приговора, просит отменить его; утверждает, что в ходе судебного разбирательства было нарушено равноправие сторон и порядок допроса свидетелей, т.к. не вызывая свидетелей, суд оглашал их юридически грамотные показания, в то время как эти свидетели неграмотны и образования не имеют, что вызывает сомнение в происхождении этих показаний; председательствующий не разрешал давать перед присяжными заседателями объяснения по фактическим обстоятельствам дела, что повлияло на решение присяжных и вынесение ими обвинительного вердикта; пытался довести до присяжных заседателей свою позицию, что не участвовал и не состоял в преступном сообществе, что оклеветал себя и других подсудимых в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия, а потому его показания на следствии являются недопустимым доказательством, но председательствующий не позволял ему дать эти объяснения, что также повлияло на вердикт присяжных; председательствующий не позволил ему дать присяжным заседателям объяснения по предъявленному ему обвинению в хранении наркотиков по месту жительства о том, что обыск не проводился, т.е. председательствующий нарушил его право на защиту; полагает несостоятельными выводы суда о его (Федченко) участии в преступном сообществе, о конспирации, о том, что он (Федченко) подыскивал покупателей наркотиков, т.к. из показаний свидетелей следует, что он (Федченко) представился своим именем, для употребления наркотиков привел свидетелей к себе домой, свидетели П и Т утверждали, что сами нашли его (Федченко) номер телефона и обратились к нему с просьбой о приобретении наркотиков; полагает, что показания свидетеля П в судебном заседании по проверочной закупке от 30 января не подтверждают его (Федченко) участие в преступном сообществе, т.к. противоречат записи данной проверочной закупки; полагает, что председательствующий намеренно позволял государственному обвинителю доводить до сведения присяжных заседателей искаженные сведения о том, что Федченко торговал героином, а не помогал в его приобретении; был удален председательствующим из зала судебного заседания незаконно, чем было нарушено его право на защиту в последовавших судебных заседаниях, при этом председательствующий довел до сведения присяжных заседателей, что он (Федченко) был удален как нарушитель порядка в судебном заседании, чем председательствующий оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей; присяжные заседатели при вынесении вердикта по эпизодам от 29 и 30 января сочли его заслуживающим снисхождения, однако суд при вынесении приговора учел его помощь следствию, частичное признание вины, положительные характеристики, снисхождение присяжных, но не применил статью 64 УК РФ, и назначил чрезмерно суровое наказание; полагает также, что, исходя из средней заработной платы в сельской местности рублей, наличия у него двоих малолетних детей, один из которых проживает с ним, а другому он платит алименты, задолженность по которым за время его содержания в СИЗО возросла до рублей, взыскание с него процессуальных издержек в сумму, превышающей рублей, является невозможным; - адвокат Попова Н.М. в защиту прав и интересов осужденного Федченко В.И. просит приговор суда отменить ввиду незаконности, необоснованности и несправедливости, вынести новое судебное решение; полагает, что вывод суда о виновности Федченко в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 210 УК РФ, основан на недопустимых доказательствах, Федченко этого преступления не совершал; за преступление, в котором Федченко изначально признавал себя виновным, последнему назначено слишком суровое наказание; в ходе рассмотрения уголовного дела допущены нарушения процессуального закона, существенно ограничившие права осужденного Федченко, в том числе право на защиту, помешавшие непредвзятому установлению фактических обстоятельств и их должной оценке при вынесении присяжными заседателями вердикта; председательствующий безосновательно удалил подсудимого Федченко из зала суда под предлогом, что Федченко пытался «влиять на присяжных заседателей», в нарушение части 8 статьи 335 УПК РФ сообщил присяжным заседателям способные вызывать их предубеждение сведения об удалении Федченко из зала судебного заседания, как нарушителя порядка; нарушая требования процессуального закона, председательствующий проигнорировал ходатайство стороны защиты о включении в вопросный лист двух альтернативных вопросов о наличии фактических обстоятельств, что лишило присяжных заседателей возможности при вынесении вердикта объективно ответить на вопросы о виновности или невиновности Федченко и степени его вины; в ходе судебного разбирательства не был соблюден принцип состязательности сторон, т.к. председательствующий большинство ходатайств стороны защиты необоснованно отклонял, постоянно обращался к присяжным заседателям с фразами, оказывающими воздействие на них; назначенное осужденному Федченко наказание является несправедливым, не учитывающим вынесенный присяжными заседателями вердикт, из которого следует, что присяжные оценили роль и степень общественной опасности Федченко как незначительные, дававшие основание назначить ему менее строгое наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Бакаева С.С., полагая доводы жалоб несостоятельными, просит уголовное дело в отношении М прекратить в связи со смертью, в остальном оставить доводы жалоб без удовлетворения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционном представлении, апелляционных жалобах и в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, возражения на них, судебная коллегия приходит к следующему.

Расследование уголовного дела проведено в соответствии с требованиями УПК РФ.

Судебная коллегия находит не основанными на материалах дела заявления Семенова А.В. в апелляционной жалобе о том, что он не был обеспечен квалифицированной юридической помощью. Как усматривается из материалов дела, интересы Семенова А.В. в период предварительного следствия представляли квалифицированные адвокаты, об участии которых Семенов возражений не заявлял, каких-либо иных данных о ненадлежащем исполнении адвокатами их профессиональных обязанностей в материалах дела не имеется.

Вопреки доводам апелляционных жалоб адвоката Редькина И.А. и осужденного Папидзе Т.Г., коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением положений статьи 328 УПК РФ. При формировании коллегии присяжных заседателей сторонам была предоставлена возможность выяснить у присяжных заседателей обстоятельства, наличие которых могло бы исключить участие присяжных заседателей в судебном разбирательстве, а также заявить мотивированные и немотивированные отводы.

Доводы апелляционных жалоб адвоката Редькина И.А. и Папидзе Т.Г. о нарушении закона тем обстоятельством, что коллегия присяжных заседателей была сформирована в отсутствие потерпевшего Б состав коллегии присяжных заседателей последнему в судебном заседании не объявлялся, его мнение о возможности рассмотрения дела коллегией присяжных заседателей, сформированной в его отсутствие, не выяснялось, судебной коллегией считает несостоятельными.

Вопрос о возможности формирования коллегии присяжных заседателей в отсутствие потерпевшего Б в связи с его заявлением о нежелании принимать участие в отборе коллегии присяжных заседателей, разрешался в судебном заседании, участники процесса возражений не заявили (т. 73 л.д. 68), в связи с чем, формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в отсутствие потерпевшего Б После обеспечения явки потерпевшего Б в судебное заседание, ему был объявлен состав суда, в том числе и фамилии присяжных заседателей, разъяснены процессуальные права, право на отвод. Потерпевшим Б отводов заявлено не было (т. 73 л.д. 167).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, что формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с действующим законодательством.

Согласно содержанию протокола судебного заседания, сторонам была предоставлена возможность опросить кандидатов в присяжные заседатели, по результатам опроса сторонами были представлены мотивированные отводы кандидатам.

Объективно председательствующим судьей были рассмотрены мотивированные отводы, заявленные сторонами кандидатам в присяжные заседатели, то обстоятельство, что при формировании коллегии присяжных заседателей им были удовлетворены все девять заявленных стороной обвинения мотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели, и лишь частично удовлетворены заявленные стороной защиты отводы, не свидетельствует о какой-либо заинтересованности председательствующего судьи в исходе дела и его субъективному подходу к позиции стороны защиты.

Решения председательствующим судьей приняты исходя из сообщенных кандидатами на вопросы сторон сведений, при этом обстоятельств, указывающих на невозможность участия в отправлении правосудия кандидатами в присяжные заседатели, мотивированные отводы стороны защиты в отношении которых не были удовлетворены, не имелось.

Как следует из содержания протокола судебного заседания, сторонами в полной мере были реализованы предоставленные законом процессуальные права по формированию коллегии присяжных заседателей, в том числе и право на заявление немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели.

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей, замечаний по процессу формирования, заявлений о тенденциозности коллегии от участников процесса не последовало (т. 73 л.д. 107-108).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, в соответствии с законом председательствующим судьей были рассмотрены неоднократно заявленные ему отводы в ходе судебного разбирательства, при этом, при отсутствии оснований, в удовлетворении заявлений об отводе было отказано.

Не основаны на материалах дела и утверждения в апелляционных жалобах о формировании у коллегии присяжных заседателей предубеждения к подсудимым в связи с оказанным воздействием государственным обвинителем.

Судебной коллегией таких данных не установлено, предоставление государственным обвинителем в состязательном процессе доказательств в обоснование своей позиции является его процессуальной обязанностью и не может расцениваться как оказание воздействия на коллегию присяжных заседателей.

Данных об искажении государственным обвинителем содержания исследованных доказательств не имеется.

Председательствующим судьей участникам процесса неоднократно разъяснялись особенности рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей, все они предупреждались о недопустимости попыток оказания незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей в том числе и нарушением порядка исследования и предоставления доказательств, не основанными на законе действиями, сделанные в ходе судебного разбирательства замечания, судебная коллегия не расценивает как формирование негативного отношения присяжных заседателей к подсудимым.

Вопреки доводам жалоб осужденных и адвокатов, в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Не влияет на законность и обоснованность приговора решение председательствующего судьи об изменении Семенову А.В. меры пресечения, поскольку основания для этого у суда имелись, свое решение суд мотивировал.

Судебное следствие проведено на основе принципа состязательности, установленного статьей 15 УПК РФ, с учетом требований статьи 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, главы 37 УПК РФ и положений статьи 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. Судебная коллегия отмечает, что судом в полной мере соблюдены и положения статьи 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Не основаны на материалах дела доводы апелляционных жалоб осужденных и адвокатов об оказании на присяжных заседателей незаконного воздействия председательствующим по делу судьей, о необъективности председательствующего по делу судьи.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, председательствующим по делу судьей обоснованно снимались вопросы участников процесса, когда ими затрагивались обстоятельства, не относящиеся к предмету исследования. В ходе судебного разбирательства разрешено многочисленное количество ходатайств участников процесса, по всем ним приняты процессуальные решения. Являются надуманными доводы апелляционных жалоб об игнорировании председательствующим судьей ходатайств участников судебного разбирательства, согласно содержанию протокола судебного разбирательства, многочисленные, обоснованные ходатайства участников судопроизводства со стороны защиты, были председательствующим судьей удовлетворены.

Исследование фактических обстоятельств уголовного дела проведено в судебном заседании с участием присяжных заседателей с учетом особенностей этой процедуры, предусмотренной главой 42 УПК РФ. В ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей исследовались лишь те доказательства, которые касались вопросов, отнесенных, согласно статьям 334, 335 УПК РФ, к ведению коллегии присяжных заседателей, и были признаны допустимыми с точки зрения их соответствия требованиям закона.

Вопреки доводам апелляционных жалоб в присутствии присяжных заседателей не были исследованы факты, способные вызвать у присяжных заседателей предубеждение в отношении подсудимых; сведения о личности подсудимых были доведены до сведения присяжных заседателей лишь в части, связанной с предъявленным им обвинением, в пределах необходимости установления присяжными заседателями фактических обстоятельств дела, в том числе и связанных с причастностью подсудимых к незаконному обороту наркотических средств.

Соблюдены судом и требования статьи 252 УПК РФ.

Содержащиеся в апелляционных жалобах доводы участников судопроизводства со стороны защиты о том, что отдельные доказательства, которые подвергались исследованию с участием присяжных заседателей, были получены непроцессуальным путем или с существенными нарушениями уголовно- процессуального закона, проверялись в ходе судебного разбирательства и обоснованно признаны несостоятельными.

Вопросы допустимости и относимости доказательств были исследованы судом в соответствии с требованиями главы 10 УПК РФ, в порядке, определяемом частью 2 статьи 334 УПК РФ. Все представленные коллегии присяжных заседателей доказательства признаны судом допустимыми, решения в связи с заявленными ходатайствами об исключении доказательств из числа допустимых, приняты председательствующим судьей на основе исследованных в судебном заседании обстоятельств получения каждого из доказательств. Принятые председательствующим судьей решения по каждому из ходатайств об исключении доказательств из числа допустимых, мотивированы, основаны на положениях действующего законодательства.

В силу статьи 389 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, не является основанием отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей. При ознакомлении обвиняемых с материалами уголовного дела, следователем были выполнены положения части 5 статьи 217 УПК РФ, следователь разъяснил особенности рассмотрения уголовного дела судом присяжных, права обвиняемых в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения. Судом указанные положения закона неоднократно разъяснялись подсудимым, которые ходатайствовали о рассмотрении их делу судом с участием присяжных заседателей, подтвердив заявленное ходатайство в ходе предварительного слушания.

Судебная коллегия не имеет оснований для рассмотрения доводов апелляционных жалоб осужденных об отсутствии доказательств их виновности в совершении преступлений, как и доводы адвокатов в защиту их интересов о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, поскольку отвечая на вопросы, поставленные перед коллегией, присяжные заседатели признали доказанным совершение подсудимыми инкриминированных им преступлений по незаконному обороту наркотических средств в составе организованной группы и преступного сообщества и приняли решение об их виновности.

По указанным обстоятельствам, не могут быть признаны состоятельными и доводы апелляционных жалоб адвоката Кузивановой А.Н. о том, что государственный обвинитель, представляя объем обвинения Машточенко, подлежащий доказыванию, не указала на совершение последним сбыта наркотических средств 28 октября 2010 года Б и доказательства совершения этого преступления не представляла, несмотря на это М осужден за совершение этого преступления; осужденного Семенова А.В. о том, что свидетели П П и другие, сообщали присяжным заседателям о его непричастности к совершенным преступлениям.

Несостоятельны доводы апелляционных жалоб об исследовании с участием присяжных заседателей недопустимых доказательств.

В частности, утверждения в апелляционных жалобах осужденных Папидзе Т.Г., Ивановой Г.А., Белякова Д.Н., Мамаева А.С, Семенова А.В. и других осужденных, а также адвокатов Редькина И.А., Злобиной Т.С, Кузивановой А.Н. и других, об исследовании перед коллегией присяжных недопустимых доказательств - протоколов допроса свидетеля И как основанных на догадке, засекреченного свидетеля П при дополнительном допросе, показаний Мамаева А.С. на предварительном следствии от 10.02.2012 (т. 32 л.д. 60-70), при проверке показаний на месте (т. 32 л.д. 91-113), при допросе в качестве обвиняемого (т. 32 л.д. 115-119); свидетеля Р от 30 июня 2011 года, 10 и 18 апреля 2012 года, свидетеля Р от 2 апреля 2012 года (т. 40 л.д. 154-157), как полученных с применением недозволенных методов ведения следствия; показаний свидетелей Р , Т К , Р , Т О заявивших в судебном заседании о нарушениях со стороны следствия при их допросах, об оказании на них давления сотрудниками ФСКН; свидетеля В Т. - сожительницы свидетеля Р пояснившей о вынужденном сотрудничестве того с сотрудниками ФСКН г. т.к. он сам был причастен к незаконному сбыту наркотиков; актов выдачи наркотических средств лицами, находившимися в состоянии наркотического опьянения, о недопустимости как доказательств заключений фоноскопических и лингвистических экспертиз, протоколов обыска, о недопустимости проведения в отношении осужденных оперативно-розысных мероприятий, судебная коллегия находит противоречащими материалам уголовного дела.

Заявления о недопустимости указанных доказательств, наряду с многочисленными ходатайствами о признании недопустимыми и иных доказательств по делу, проверялись в ходе судебного заседания. Согласно содержанию протокола судебного заседания, таковые ходатайства участников судопроизводства со стороны защиты неоднократно являлись предметом рассмотрения председательствующим судьей. Все представляемые стороной в обоснование заявленных ходатайств обстоятельства были председательствующим судьей исследованы, по результатам проведенных проверок, с учетом установленных председательствующим судьей данных, были приняты постановления, которыми, с приведением мотивов и оснований, было отказано в удовлетворении ходатайств (т. 73, л.д. 251-252, т. 74, л.д. 18-20, л.д. 131, л.д. 202, л.д. 226, л.д. 228, т. 75 л.д. 92-93, т. 76 л.д. 50-51, л.д. 53, 80, 84-85, 99-100, 134-135, 140, 144-145). В материалах дела имеется достаточно данных об обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий, собранные материалы соответствуют нормам УПК РФ и являются законными.

Указанные в постановлениях основания проведения оперативно-розыскных мероприятий, как и проведение таких мероприятий с участием лиц, чьи подлинные данные о личности сохранены в тайне, соответствуют требованиям закона, целям и задачам оперативно-розыскной деятельности.

Данных о незаконности проведения оперативно-розыскных мероприятий судом установлено не было, в связи с чем, судом было отказано в удовлетворении ходатайства.

Все заявления участников процесса при проверке допустимости доказательств, в том числе и о применении недозволенных методов следствия, были председательствующим судьей исследованы, как того и требует закон, в отсутствие коллегии присяжных заседателей, оценены, и по всем ходатайствам было принято соответствующее решение.

Председательствующим по делу судьей, после проверки всех заявленных участниками судопроизводства со стороны защиты обстоятельств, свидетельствующих, по их мнению, о недопустимости указанных протоколов следственных действий, заключений экспертов, иных доказательств и исключении их из числа доказательств, не установлено нарушений норм действующего уголовно-процессуального кодекса при производстве следственных действий, получении и процессуальном оформлении доказательств и о возможности их предоставления для исследования перед коллегией присяжных заседателей.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы апелляционных жалоб осужденных о недопустимости ряда доказательств ввиду их противоречивости и несоответствия избранной подсудимыми позиции, изложенной в судебном заседании, поскольку вопрос оценки доказательств, их полноты, достоверности, отнесен к компетенции присяжных заседателей. Мотивы принятия коллегией присяжных заседателей того или иного решения на основании исследованных в судебном заседании доказательств, отвечающих требованиям допустимости, не являются предметом апелляционного обжалования.

Оглашение показаний подсудимых и свидетелей, данных в ходе предварительного расследования, имели место по ходатайству участников уголовного судопроизводства, в связи с противоречиями в показаниях, т.е. по основаниям, предусмотренным статьями 276, 281 УПК РФ.

Вопреки утверждениям апелляционных жалоб, не допущено нарушения процессуального закона и оглашением в судебном заседании показаний неявившихся свидетелей К , И и И Б Б Как видно из протокола судебного заседания, по ходатайству стороны обвинения, председательствующим судьей принимались меры к обеспечению явки указанных свидетелей в судебное заседание, однако принятыми мерами обеспечить их явку не удалось. При этом суду были представлены данные, позволившие сделать вывод об исключительности обстоятельств, препятствующих явке указанных свидетелей в судебное заседание.

При этом, в случае явки свидетелей в судебное заседание, у суда не имелось правовых оснований для отказа в их допросе, так свидетель была доставлена в суд и допрошена в установленном законом порядке (т. 76 л.д. 192-195), однако заявления стороны защиты о возможности обеспечения явки свидетелей И и в судебное заседание так и не были реализованы, в связи с чем, оглашением показаний указанных свидетелей, права осужденных нарушены не были.

Оглашение показаний свидетелей Ш и П было обусловлено наличием у указанных лиц тяжких заболеваний и предоставлением суду подтверждающих медицинских документов (т. 70 л.д. 13).

Вопрос достоверности изложенных в показаниях свидетелей данных, отнесен к компетенции присяжных заседателей.

Доводы апелляционных жалоб о том, что являются недопустимыми доказательствами показания свидетелей, чьи подлинные данные о личности сохранены в тайне, о формировании мнения коллегии присяжных заседателей на основании этих доказательств, о недопустимости результатов ОРМ - проверочных закупок, поскольку они проведены либо при отсутствии тому к законных оснований, с несоблюдением норм процессуального законодательства, не основаны на материалах дела.

Судом рассматривались вопросы о допустимости результатов ОРД и ОРМ «проверочная закупка» с участием свидетелей, чьи подлинные анкетные данные сохранены в тайне. Допрошенные в суде свидетели, выступавшие в роли закупщиков при проведении оперативно-розыскных мероприятий, подтвердили участие в проверочных закупках, председательствующим судьей были соблюдены положения части статьи 278 5 УПК РФ.

Были в судебном заседании проверены основания присвоения указанным свидетелям псевдонимов. Перед их допросом председательствующим выполнялись предусмотренные законом процедуры для установления подлинных данных о личности этих свидетелей. Тем обстоятельством, что председательствующим судьей было отказано в раскрытии подлинных данных о личности свидетелей, о чем ходатайствовали адвокаты и подсудимые, права участников судопроизводства со стороны защиты нарушены не были.

Судебная коллегия не находит нарушений действующего законодательства тем обстоятельством, что по окончании допроса свидетеля Р он был освобожден от участия в деле. Оснований для повторного допроса свидетеля Р ., после допроса свидетеля П , не имелось и стороны об этом не ходатайствовали.

Заявления в апелляционных жалобах, что свидетель Р и свидетель П , чьи подлинные данные сохранены в тайне, одно и тоже лицо, не основаны на материалдах дела, поскольку подлинные данные о личности свидетеля, председательствующим судьей не раскрывались.

Не допущено нарушений прав участников судопроизводства тем обстоятельством, что председательствующим было удовлетворено ходатайство стороны защиты о вызове в суд переводчика с цыганского языка К однако та в судебное заседание не явилась, в связи с чем, по заявлению авторов жалоб, сторона защиты была лишена возможности проверить ее компетентность.

Вместе с тем, каких-либо данных, указывающих на недостаточность квалификации переводчика, не имелось, как не имелось у суда оснований ставить под сомнение ее переводы и, соответственно, достоверность доказательств.

Не допущено председательствующим нарушения принципа равноправия сторон, удовлетворением ходатайства государственного обвинителя о допросе специалиста Н поскольку какого-либо ухудшения положения подсудимых допрос этого специалиста в судебном заседании не повлек, сообщенные ей сведения касались специальных познаний в области фармакологии и наркологии, исходя из позиции подсудимых относительно предъявленного обвинения (т. 76 л.д. 217).

Данных, о том, что в судебном заседании под разными псевдонимами были допрошены свидетели, которые также допрашивались под настоящими фамилиями и давали противоречивые показания, что повлияло на объективность присяжных заседателей, судебная коллегия находит несостоятельными.

Не соответствуют материалам дела и изложенные в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов заявления о нарушениях прав подсудимых в ходе судебного разбирательства, о допущенных нарушениях председательствующим принципа объективности при рассмотрении уголовного дела.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, согласно содержанию протокола судебного заседания, всем подсудимым была предоставлена возможность довести до присяжных заседателей свою позицию относительно предъявленного обвинения. В связи с особенностями рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, председательствующий судья в соответствии с положениями закона ограничил подсудимых и их защитников в возможности исследования перед присяжными заседателей вопросов допустимости доказательств. Подлежащие установлению коллегией присяжных заседателей вопросы факта были в полной мере по ходатайствам сторон исследованы в судебном заседании с участием присяжных заседателей.

В связи с чем, судебная коллегия считает несостоятельными заявления в апелляционных жалобах о том, что осужденные были лишены возможности довести свою позицию до присяжных заседателей.

Не допущено судом и ограничений прав осужденного Папидзе Т.Г. отказом в допросе перед коллегией присяжных заседателей явившегося в судебное заседание свидетеля П в связи с тем, что исследование его показаний перед коллегией присяжных могло бы повлечь нарушение положений статьи 252 УПК РФ, на допросе этого свидетеля в отсутствие присяжных заседателей сторона защиты не настаивала; по аналогичным основаниям было отказано и в допросе свидетеля Черкасова в присутствии присяжных заседателей, вместе с тем, стороне защиты, вопреки доводам жалобы осужденного Семенова А.В., в допросе указанного свидетеля, явившегося в судебное заседание, отказано не было.

Поскольку указанными свидетелями затрагивались вопросы, не относящиеся к компетенции присяжных заседателей, председательствующий судья обоснованно отказал в исследовании их показаний перед коллегией присяжных заседателей.

Все заявленные в ходе судебного заседания ходатайства были председательствующим судьей рассмотрены в установленном законом порядке.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и адвокатов о том, что выводы суда об их виновности основаны на противоречивых показаниях свидетелей, судебная коллегия находит несостоятельными.

Судебная коллегия отмечает, что представление присяжным заседателям доказательств для установления фактических обстоятельств дела, осуществляется в судебном разбирательстве участниками уголовного процесса - стороной обвинения и стороной защиты, при этом с участием присяжных заседателей не исследуются вопросы допустимости доказательств. Оценка представленных доказательств, наличие или отсутствие в них противоречий, является прерогативой присяжных заседателей.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы апелляционных жалоб осужденного Папидзе Т.Г. и адвоката Редькина И.А., что председательствующий судья при подготовке к судебным прениям незаконно отказал стороне защиты в ознакомлении с протоколами судебного заседания за 2012 год, мотивировав отказ тем, что стороны участвовали во всех судебных заседаниях и могли фиксировать ход процесса, а также тем, что протокол изготавливается по окончании судебного процесса. Вместе с тем, содержание протокола указывает на его составление по частям, под которыми с разными датами имеются подписи председательствующего и секретаря.

В силу положений частей 6 и 7 статьи 259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Указанная норма об изготовлении и ознакомлении участников судопроизводства с протоколом судебного заседания по частям, носит диспозитивный характер, т.е. законодатель не запрещает суду, но и не предписывает в обязательном порядке изготавливать протокол в ходе судебного заседания по частям, и по ходатайству сторон знакомить их с частями протокола. С учетом положений процессуального закона, судебная коллегия считает, что отказом судьи в предоставлении адвокату Редькину И.А. и подсудимому Папидзе Т.Г. протокола судебного заседании на этапе окончания судебного следствия, в котором они принимали непосредственное участие, не может быть расценено как нарушение их права на защиту.

Судебная коллегия отмечает, что в силу части 7 статьи 259 УПК РФ суд обязан предоставить сторонам возможность ознакомится с протоколом судебного заседания по их ходатайству, поданному в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Требования закона об ознакомлении участников судебного разбирательства с протоколом судебного заседании, судом были выполнены.

Председательствующий обоснованно отказал в удовлетворении данных ходатайств, а также ходатайств других защитников, не найдя возможности ознакомления с протоколом судебного заседания по частям. Выводы об этом подробно мотивированы в постановлении.

Судебное следствие было закончено при отсутствии возражений и ходатайств сторон о его дополнении (т. 76 л.д. 249-250) Несостоятельны доводы апелляционных жалоб об оказании государственным обвинителем воздействия на присяжных заседателей при произнесении речей в прениях, ограничении председательствующим судьей выступлений в прениях участников процесса со стороны защиты.

Судебные прения проведены с соблюдением требований статей 292, 336 УПК РФ. Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий по делу судья, при выступлении сторон в прениях, указывал на необходимость ссылаться лишь на исследованные в судебном заседании доказательства. Государственным обвинителем в прениях были приведены доказательства по делу, исследованные с участием присяжных заседателей, поддержано предъявленное подсудимым обвинение, а также высказано мнение относительно достаточности доказательств для принятия решения присяжными заседателями.

Что касается доводов апелляционных жалоб о нарушении прав осужденных тем обстоятельством, что в судебном заседании председательствующий по делу судья прерывал их выступления и выступления адвокатов в прениях, судебная коллегия отмечает, что учитывая особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей, которые устанавливают лишь фактические обстоятельства уголовного дела, председательствующий по делу судья обязан исключить возможность оказания какого-либо воздействия на присяжных заседателей, не допуская к исследованию не входящие в компетенцию присяжных заседателей обстоятельства дела, исключая возможность предоставления информации, ставящей под сомнение допустимость исследованных в судебном заседании доказательств. Таким образом, действия судьи основаны на требованиях части 2 статьи 293 УПК РФ, в соответствии с которой председательствующий вправе останавливать любого участника процесса в случаях, когда обстоятельства, излагаемые ими, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу.

Подсудимым было предоставлено право выступить с последним словом, при этом председательствующий судья правильно не допускал до сведения присяжных заседателей ссылки подсудимых на обстоятельства, которые не подлежали установлению коллегией присяжных заседателей.

Председательствующим вопросный лист сформулирован в соответствии с положениями статьи 338 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, а также замечаний, высказанных сторонами при обсуждении проекта вопросного листа. Доводы апелляционных жалоб о том, что судом в вопросном листе была неправильно сформулирована позиция некоторых из подсудимых, не основаны на материалах дела. Судом в полной мере были учтены предложенные стороной защиты вопросы о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимых за содеянное или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление, в связи с чем, являются несостоятельными доводы апелляционных жалоб о необоснованном отказе стороне защиты в постановке вопросов, указанных в части 2 статьи 338, а доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит не основанными на материалах уголовного дела.

Из содержания вопросного листа следует, что такие вопросы были сформулированы председательствующим судьей по результатам судебного следствия и с учетом позиций в судебном заседании Папидзе Т.Г., Белякова Д.Н., Мамаева А.С, Ракитина В.А., Жуковского Н.А., Маслякова Е С , Федченко В.И. Вместе с тем, большая часть предложенных защитниками к постановке вопросов изменяли фактические обстоятельства дела, в связи с чем, председательствующим судьей принято правильное решение об отсутствии оснований для их внесения в вопросный лист. Несостоятельны доводы жалоб и о том, что цифровая нумерация инкриминируемых эпизодов преступлений вызвала у присяжных заседателей предубеждение в том, что данные эпизоды взаимосвязаны между собой, поскольку из содержания вопросов это не следовало, каждый из инкриминируемых эпизодов преступной деятельности требовал ответа на основанной вопрос о доказанности деяния, вопрос об участии в этом деянии подсудимых, в необходимых случаях, вопрос о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление, вопросы о виновности и снисхождении.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям статьи 340 УПК РФ. В нем не высказано в какой бы то ни было форме личное мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и его содержанием не оказывалось незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Вопреки доводам апелляционных жалоб о необъективности напутственного слова, о содержащихся в нем неточностях, избирательности приведенных в нем доказательств, с целью сформировать у присяжных заседателей мнение о виновности подсудимых, являются несостоятельными. Эти доводы противоречат тексту напутственного слова, из содержания которого следует, что председательствующий правильно напомнил присяжным заседателям обо всех исследованных в судебном заседании доказательствах, в том числе показаниях подсудимых, их позиции в судебном заседании, и доводах, выдвинутых ими в совю защиту, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них. Председательствующий правильно не принял возражения, поступившие от участников судебного разбирательства со стороны защиты, по напутственному слову.

Более того, судебная коллегия отмечает, что в силу статьи 17 УПК РФ, присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

При этом, председательствующий судья разъясняет присяжным заседателям, что при оценке доказательств они должны руководствоваться собственным их восприятием в ходе судебного следствия.

Принятые председательствующим судьей решения об удалении из зала судебных заседаний Папидзе Т.Г. и Федченко В И., вопреки доводам жалоб, в полной мере основаны на положениях статьи 258 УПК РФ, при этом интересы подсудимых в судебном заседании продолжали представлять их защитники, которые доводили до суда согласованные с подзащитными позиции по ходу судебного разбирательства.

Нарушений прав осужденных принятыми председательствующим судьей мерами в отношении нарушителей порядка в судебном заседании не допущено.

Изучение председательствующим судьей вопросного листа с ответами присяжных заседателей, соответствует положениям части 2 статьи 345 УПК РФ, о том, что найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на это коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Действия председательствующего по делу судьи по изучению вердикта коллегии присяжных, а также по возвращению присяжных заседателей в совещательную комнату основаны на законе.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, вопреки доводам апелляционных жалоб, является ясным и непротиворечивым.

При этом, присяжными заседателями были приняты решения как о признании подсудимых виновными, так и о частичном оправдании Папидзе Т.Г. по некоторым из пунктов предъявленного обвинения.

Приговор в отношении осужденных постановлен председательствующим в соответствии с требованиями статьи 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката Редькина И.А., отрицательные ответы коллегии присяжных заседателей на вопросы №№ 83, 84, 170, 171 по эпизодам от 28 октября 2010 года и от 13 января 2011 года о недоказанности совершения Папидзе Т.Г. действий по руководству группой и о его участия в указанных конкретных эпизодах, не содержат противоречий с принятыми присяжными заседателями утвердительными ответами на вопросы № 305 и 306 о признании доказанным организации Папидзе Т.Г. преступного сообщества, руководства преступным сообществом и совершении в его составе преступлений, и признании Папидзе Т.Г. виновным в совершении этих действий.

Действия осужденных на основании фактических обстоятельств содеянного, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, получили надлежащую юридическую оценку и правильно квалифицированы судом: Папидзе Т.Г. - по части статьи 210 1 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 2 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года) (по эпизоду от 2 марта 2010 года), части 2 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона №87-ФЗ от 19 мая 2010 года) (по эпизоду от 2 марта 2011 года), части статьи 1 30, п. «г» части 3 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по факту незаконного приготовления к сбыту наркотических средств от 24 сентября 2009 года), части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года) (по факту приготовлений к незаконным сбытам наркотических средств от 14 и 18 февраля 2011 года), части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 3 статьи 234 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года), части 1 статьи 222 УК РФ (в редакции Федерального закона №398-Ф3 от 28 декабря 2010 года); Ивановой Г.А. - по части 1 статьи 210 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря года), пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ, (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года); Жуковской Н.А. - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года); Маслякова Е.С - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ; Жуковской М.А. - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года); Жуковского Н.А. - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года); Семенова А. В. - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, пункту «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона №215- ФЗ от 27 июля 2009 года); М - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года); Ракитина В. А.- по части статьи 1 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года), части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года), части статьи 1 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ; Мамаева А. С. - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228 УК РФ (в редакции федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года), части статьи 1 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции федерального закона № 215-ФЗ от 27 июля 2009 года); Белякова Д.Н. - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона № 215- ФЗ от 27 июля 2009 года); Федченко В.И. - по части 2 статьи 210 УК РФ (в редакции Федерального закона 3377-ФЗ от 27 декабря 2009 года), части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ (в редакции Федерального закона №215- ФЗ от 27 июля 2009 года).

Выводы о квалификации действий осужденных приведены в приговоре, доводы апелляционных жалоб осужденных и их адвокатов о неправильном применении норм материального законодательства, данных о необходимости переквалификации действий на статьи УК РФ, предусматривающую ответственности за незаконные действия с наркотическими средствами без цели сбыта, являются несостоятельными.

Вердиктом присяжных заседателей относительно действий осужденных было установлено, что Папидзе Т.Г. создал преступное сообщество для преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, в которое вошли два структурных подразделения, возглавляемые Ивановой Г.А., в состав группы которой входили Жуковская Н.А., Жуковская М.А., Жуковский НА., Масляков Е.С., Семенов А.В. и М и Ракитиным В А., в группе которого состояли Мамаев А.С., Беляков Д.Н. и Федченко В.И., признав доказанным, что указанные лица в течение длительного периода времени, в составе структурных подразделений преступной организации, действовали в соответствии с достигнутыми договоренностями, отведенными каждому ролями при совершении преступлений, были объединены достижением единого преступного результата. В связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу, что указанными лицами преступления были совершены в составе преступного сообщества.

Вопреки доводам апелляционного представления, судом требования статьи 307 УПК РФ при описании преступного деяния по эпизоду от 25-28 октября 2010 года не нарушены. Исходя из ответа коллегии присяжных заседателей на вопрос №11, признано доказанным, что Б было передано 1, 9 наркотического средства, содержащего в своем составе героин, в соответствии с ответами на вопросы № 74, 77, 80 в совершении этих действий по незаконному сбыту наркотического средства принимали участие Жуковская Н.А., Иванова Г.А. и М и хотя ими непосредственно героин Б не передавался, содеянное ими судом обоснованно квалифицировано как незаконный сбыт наркотического средства, и приговор в этой части соответствует вердикту коллегии присяжных.

Не допущено судом нарушения закона и при квалификации действий Ивановой Г.А., Жуковской Н.А., М и Папидзе Т.Г. по эпизодам сбыта наркотических средств, как единое, продолжаемое преступление, о чем имеется как мотивированное решение в описательной части приговора, так и соответствующее решение в его резолютивной части. При этом, судом была учтена позиция государственного обвинителя, предлагавшего именно так квалифицировать действия виновных. Выводы суда о необходимости самостоятельно квалифицировать их действия, по эпизодам оконченного сбыта, не ставит под сомнение законность приговора, поскольку квалификацией по части 3 статьи 228* УК РФ были объединены все совершенные эпизоды незаконного сбыта наркотических средств, что нашло отражение в приговоре.

Правильно судом в резолютивной части приговора указано на необходимость оправдания Папидзе Т.Г. по предъявленному обвинению в причинении тяжкого вреда здоровью Б в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Оснований для внесения в этой части в приговор изменений, судебная коллегия не находит.

Психическое состояние осужденных было проверено. С учетом заключений экспертов по результатам проведенных судебно-психиатрических исследований, суд каждого из осужденных признал вменяемым, подлежащим уголовной ответственности.

Судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона рассмотрены вопросы о процессуальных издержках, при этом в силу положений статьи 132 УПК РФ и принято обоснованное решение о возложении обязанности возмещения государству средств, выплаченных адвокатам, участвовавшим в судебном заседании по назначению в порядке статьи 50 УПК РФ, в регрессном порядке на осужденных. Судом не установлено обстоятельств, в силу которых осужденные подлежали освобождению от обязанности возмещения государству средств, выплаченных адвокатам, осуществлявшим их защиту в судебном заседании.

В соответствии с законом принято судом решение о применении положений статьи 104 УК РФ и конфискации имущества Папидзе Т.Г. и Жуковской Н.А. В силу положений статьи 259 УПК РФ, право на ознакомление с протоколом судебного заседания было осужденными реализовано, протокол судебного заседания для ознакомления им был предоставлен. Поданные замечания на протокол председательствующим по делу судьей были рассмотрены в установленном законом порядке в соответствии с положениями статьи 260 УПК РФ.

При назначении осужденным наказания, судом, в соответствии с положениями части 3 статьи 60 УК РФ, были учтены характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновных, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей.

Суд учел в качестве обстоятельств, смягчающих наказание: Папидзе Т.Г. - частичное признание вины, раскаяние в содеянном, его состояние здоровья, состояние здоровье его престарелой матери, которой он оказывал помощь, близких родственников, наличие малолетнего ребенка; Ивановой Г.А. - частичное признание вины, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении двух несовершеннолетних детей; ее состояние здоровья, состояние здоровья отца, которому она оказывала материальную помощь, и членов ее семьи; Маслякову Е С - частичное признание вины, раскаяние в содеянном, его состояние здоровья и состояние здоровья близких родственников, наличие престарелой матери, которой он оказывал помощь; Жуковской Н.А. - частичное признание вины, раскаяние в содеянном; наличие двух малолетних детей, ее состояние здоровья, состояние здоровья малолетней дочери, отца и близких родственников; Жуковской М.А- частичное признание вины; состояние здоровья ее и ее близких родственников; Жуковскому Н.А. - частичное признание вины в ходе предварительного и судебного следствия, раскаяние в содеянном; состояние здоровья его и близких родственников, наличие двух малолетних детей; Семенову А.В. - частичное признание вины, раскаяние в содеянном; активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений в ходе предварительного расследования по эпизодам покушений на сбыт наркотиков - по ч.З ст.ЗО, п. «а» ч.З ст. 228.1 УК РФ; наличие несовершеннолетнего и трех малолетних детей; состояние здоровья его и близких родственников, оказание им помощи матери; М - частичное признание вины, раскаяние в содеянном, наличие двух несовершеннолетних детей, состояние здоровья его и близких родственников; Ракитину В.А. - наличие трех малолетних детей; частичное признание вины, раскаяние в содеянном; явку с повинной по преступлений, предусмотренному частью 1 статьи 30, пунктами «а», «г» части 3 статьи 228* УК РФ, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений на предварительном следствии по п. «а» части 3 статьи 228,; части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228*; части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ, что проявилось в даче признательных показаний, как в отношении самого себя, так и соучастников преступлений по фактам сбыта, покушению на сбыт и приготовлению к сбыту наркотиков; состояние здоровья его близких родственников и наличие инвалидности у его родителей, которым он оказывал помощь; оказание помощи своим детям; - состояние его здоровья, наличие малолетнего ребенка; активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений; частичное признание вины и раскаяние в содеянном; состояние здоровья и престарелый возраст его родителей, которым он оказывал помощь; Федченко В.И. - частичное признание вины и раскаяние в содеянном, состояние здоровья его и его близких родственников; наличие двух малолетних детей; активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений на предварительном следствии; Белякову Д.Н. - наличие трех малолетних детей, состояние здоровья его и его близких родственников, частичное признание им вины в ходе предварительного и судебного следствия, раскаяние в содеянном; активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений по части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ; состояние здоровья престарелой матери, которой он оказывает помощь.

Обстоятельством, отягчающим наказание М суд обоснованно признал рецидив преступлений.

С учетом признания вердиктом присяжных заседателей заслуживающими снисхождения, наказание Папидзе Т.Г. по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228 УК РФ; части 1 статьи 30, пунктам «а», «г» статьи 228* УК РФ (по фактам приготовлений к незаконному сбыту наркотических средств от 14 и 18 февраля 2011 года); Федченко В.И. по части 3 статьи 30, п. «а» части 3 статьи 228* УК РФ; Жуковской М.А. по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 3 статьи 228*; части 2 статьи 210 УК РФ назначено с учетом требований статьи 65 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, назначенное осужденным наказание отвечает положениям статьи 6 УК РФ, при этом судом в полной мере учтены смягчающие наказание обстоятельства, данные, характеризующие их личность.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд при назначении наказания учел всю совокупность характеризующих осужденных данных, обстоятельства, смягчающие их наказание, а в отношении М и наличие отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «а» части 1 статьи 63 УК РФ - рецидива преступлений.

Оснований для смягчения наказания, назначенного осужденным, судебная коллегия не находит.

Не находит судебная коллегия и оснований для исключения из приговора указания о назначении дополнительного наказания Ивановой Г.А., о чем указывает в своей апелляционной жалобе адвокат Огнева Ю.В. Судом не установлено оснований для применения в отношении осужденных положений части 6 статьи 15, и применения положений статей 64, 73 УК РФ к назначенному наказанию.

Учитывая, что в материалах дела содержатся данные о смерти осужденного М последовавшей 27 апреля 2014 года, о чем имеется соответствующее сообщение (т. 80 л.д. 2280), приговор в отношении М подлежит отмене, а уголовное дело в отношении него - прекращению.

Иных оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционного представления, апелляционных жалоб осужденных и их адвокатов, судебная коллегия не находит.

13 20 21 28 33 Руководствуясь статьями 389, 389, 389, 389, 389 УПК РФ УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Алтайского краевого суда с участием присяжных заседателей от 18 марта 2014 года в отношении умершего М отменить, уголовное дело прекратить на основании п. 4 части статьи 24 1 УПК РФ.

Этот же приговор в отношении ПАПИДЗЕ Т Г ИВАНОВОЙ Г А , ЖУКОВСКОЙ Н А МАСЛЯКОВА Е С ЖУКОВСКОЙ М А ЖУКОВСКОГО Н А СЕМЕНОВА А В РАКИТИНА В А МАМАЕВА Андрея Сергеевича, БЕЛЯКОВА Д Н , ФЕДЧЕНКО В И оставить без изменения, апелляционное представление и апелляционные жалобы - без удовлетворения.

ому

Статьи законов по Делу № 51-АПУ14-34СП

УК РФ Статья 104. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 228.1. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 234. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 134. Признание права на реабилитацию
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 79. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх