Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 56-АПУ15-7

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 марта 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Ведерникова Ольга Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 56-АПУ15-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 марта 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоШамова А.В.
судейВедерниковой О.Н., Зыкина В.Я.
при секретареМеркушове Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы адвокатов Нагиева Р.О. и Назарова В .В. в интересах Нематилла У.Х. на постановление Приморского краевого суда от 12 декабря 2014 года, в соответствии с которым жалоба Нематилла у Х - на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 17 октября 2014 года о его выдаче для привлечения к уголовной ответственности в Кыргызской Республики, - оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступления Нематилла У.Х., адвокатов Ермолаевой Н.В. и Волобоевой Л.Ю., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, выслушав мнение прокурора Луканиной Я.Н., полагавшей постановление оставить без изменения, с участием переводчика С Судебная коллегия

установила:

постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 17 октября 2014 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики о выдаче Нематилла У.Х. правоохранительным органам данного государства для привлечения к уголовной ответственности за участие в массовых беспорядках по ч.2 ст.233 УК Кыргызской Республики; убийство по пп.1, 6, 9, 11, 14, 15 ч.2 ст.97 УК Кыргызской Республики; неправомерное завладение автомобилем по пп. 1,2 ч.2 ст. 172 УК Кыргызской Республики. В удовлетворении запроса о выдаче Нематилла у Х для привлечения к уголовной ответственности за похищение человека по пп.1, 2 ч.2 ст. 123 УК Кыргызской Республики и умышленное уничтожение чужого имущества по ч.1 ст. 174 УК Кыргызской Республики - отказано.

В соответствии с ч.5 ст.462 УПК РФ Нематилла был письменно уведомлен заместителем Генерального прокурора РФ о принятом решении о его выдаче и ему разъяснено право на обжалование данного решения.

Данное решение было обжаловано Нематилла У.Х. в Приморский краевой суд в соответствии со ст. 463 УПК РФ.

Постановлением судьи Приморского краевого суда от 12 декабря 2014 в удовлетворении жалобы Нематилла У.Х. об отмене постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о его выдаче - отказано.

В апелляционных жалобах: • адвокат Назаров ВВ. считает постановление незаконным и необоснованным, поскольку оно нарушает положения федерального закона «О беженцах» и Конвенции о статусе беженцев 1951 года, указывает о фальсификации уголовного дела правоохранительными органами Кыргызской Республики, ссылаясь на установленные судом несовпадения в описании отдельных признаков состава преступления, в совершении которого обвиняется Нематилла и в юридической квалификации деяния; утверждает о наличии риска жестокого обращения в случае экстрадиции, ссылается на решения Европейского суда по правам человека. Просит постановление отменить, прекратить производство по экстрадиционному делу в отношении Нематилла, освободить его из-под стражи.

• адвокат Нагиев Р.О. считает постановление незаконным и необоснованным, поскольку оно нарушает положения федерального закона «О беженцах» и Конвенции о статусе беженцев 1951 года, а также принцип «поп-геюиЬтеЩ», закрепленный в международном праве, в связи с незавершением процедуры обжалования отказа Нематилле в признании беженцем; оспаривает вывод суда об отсутствии угрозы запрещенного обращения в случае экстрадиции в Кыргызстан, ссылаясь на решения Европейского суда по правам человека и Конвенцию о защите прав человека и основных свобод.

Утверждает о систематическом применении в Кыргызстане запрещенного обращения в отношении задержанных и повышенном риске подвергнуться такому обращению для этнических узбеков, который суд не исследовал; также указывает об отсутствии гарантий неприменения запрещенного обращения. Сообщает, что постановление вынесено на основании ненадлежащих документов, в деле имеются два различных постановления о привлечении в качестве обвиняемого и объявлении в розыск. Просит постановление отменить, прекратить производство по экстрадиционному делу в отношении Нематилла, освободить его из-под стражи.

В возражениях на жалобы старший прокурор А. С. Кончановский приводит доводы, в соответствии с которыми просит постановление оставить без изменения.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит постановление судьи законным и обоснованным.

Выдача преступников является актом правовой помощи, осуществляемым в соответствии с положениями международно-правовых договоров и норм национального уголовного и уголовно - процессуального законодательства, заключающимся в передаче лиц, совершивших преступления, другому государству для уголовного преследования.

Согласно ч.2 ст. 63 Конституции РФ выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации.

Венская Конвенция о праве международных договоров 1969 года (ст.26) закрепляет принцип добросовестного выполнения международных договоров (рас!а вша зегуапёа), который в полной мере применим к договорам, действующим в сфере регулирования международной правовой помощи, включая институт выдачи.

Российская Федерация и Кыргызская Республика являются государствами - участниками Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, согласно ч.1 ст.56 которой Договаривающиеся Стороны обязались по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности (далее- Конвенция 1993 года).

Аналогичные положения содержатся в ч.1 ст.59 Договора между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан от 14.09.1992 о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 14.09.1992 ( далее- Договор 1992 года).

Как установлено судом, запрос о выдаче иностранного гражданина Нематилла у Х был направлен с соблюдением требований ст. 5 8 Конвенции 1993 года и ст.67 Договора 1992 года компетентным на то органом иностранного государства, а именно Генеральной прокуратурой Республики Кыргызстан.

Процессуальные документы правоохранительных и судебных органов Кыргызской Республики, в соответствии с которыми ему предъявлено соответствующее обвинение и он объявлен в розыск, в материалах дела имеются, также как и текст УК Кыргызской Республики, на основании которого эти деяния признаются преступлениями, и заверенная копия постановления Ошского городского суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Нематилла.

Проверяя по жалобе Нематилла законность и обоснованность постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 17 октября 2014 года, по которому удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики о выдаче Нематилла.

правоохранительным органам Кыргызской Республикин, суд пришел к верному выводу о том, что указанное постановление соответствует требованиям Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года, Договора между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан от 14.09.1992 «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» и ст. 462, 463 УПК РФ.

Согласно ст. 5 6 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года выдача для привлечения к уголовной ответственности производится за такие деяния, которые по законам запрашивающей и запрашиваемой Договаривающихся Сторон являются наказуемыми и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

Судя по выпискам из текста УК Кыргызской Республики, преступления, в связи с которыми принято решении о выдаче Нематилла, указанным выше требованиям отвечают.

В силу положений ст. 80 Конвенции 1993 года и ч.4 ст.462 УПК РФ решение о выдаче правоохранительным органам Республики Кыргызстан обвиняемого в совершении преступления Нематилла у Х находящегося на территории Российской Федерации, принято правомочным должностным лицом - заместителем Генерального прокурора Российской Федерации.

Из приложенных к запросу документов следует, что Постановлением старшего прокурора Бакирова А. от 09.07.2010 Нематилла у Х привлечен в качестве обвиняемого за то, что во второй декаде июня 2010 присоединился к группе людей узбекской национальности, собравшихся для совершения массовых беспорядков и убийств граждан кыргыской национальности. Участвуя в беспорядках совместно с неустановленными лицами 14.06.2010 примерно в 17.30 на ул. остановив автомашину « под управлением сотрудников ОБДД А и Б избили их и похитили, после чего привезли в недостроенный дом по ул. где стали наносить ножевые ранения, после чего с особой жестокостью порезали их шеи. После убийства сотрудников завладели автомашиной стоимостью сом, разобрав на запчасти уничтожив ее. и Органами предварительного расследования Кыргызской Республики действия Нематилла у Х квалифицированы по ч.2 ст.233, п.п.1,2 ч.2 ст. 123, п.п.1, 6, 9, 11, 14, 15 ч.2 ст.97, ст.340, п.п.1, 2 ч.2 ст. 172, ч.1 ст.!74 УК КР, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года, за исключением ч.1 ст. 174 УК КР.

Деяния, вмененные Нематилла у Х правоохранительными органами иностранного государства, по Уголовному кодексу Российской Федерации также являются уголовно наказуемыми и соответствуют ч.2 ст.212 (участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества), пп. «а», «в» ч.2 ст. 126 (похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья), пп. «а», «в», «д», ж, л» ч.2 ст. 105 (убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух лиц, сопряженное с похищением человека, совершенное с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, по мотивам национальной ненависти или вражды), п. «а» ч.2 ст. 166 (неправомерное завладение автомобилем, совершенное группой лиц по предварительному сговору), ч.1 ст. 167 (умышленное уничтожение или повреждение имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба), санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

Вместе с тем, за похищение человека по п.п. 1, 2 ч.2 ст. 123 УК КР и умышленное уничтожение чужого имущества по чЛ ст. 174 УК КР Генеральной прокуратурой РФ было отказано в выдаче Нематилла у Х для привлечения к уголовной ответственности, поскольку действия обвиняемого, связанные с похищением потерпевших, были направлены на их убийство, поэтому по российскому законодательству эти действия полностью охватываются ч.2 ст. 105 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ст. 126 УК РФ; а по ч.1 ст. 174 УК КР наказание в виде лишения свободы не предусмотрено.

Иностранное государство, направившее запрос, гарантировало, что Нематилла не будет без согласия Российской Федерации выдан третьему государству, привлечен к уголовной ответственности, подвергнут наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое он не был выдан, и после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания сможет свободно покинуть территорию Кыргызской Республики.

Таким образом, требования ст.66 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года, а также корреспондирующих им положений п.З ч.З ст.462 УПК РФ по данному делу выполнены и условия выдачи лица, установленные международным и российским правом, соблюдены.

При решении вопроса о законности выдачи Нематилла суд правильно руководствовался положениями международных договоров и УПК РФ, определяющих основания отказа в выдаче.

Как установил суд и это не оспаривается в апелляционных жалобах, Нематилла у Х гражданином России не является, сроки давности привлечения к уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации не истекли; на территории Российской Федерации в отношении него за те же самые деяния уголовное преследование не осуществляется, приговор не выносился и производство по уголовному делу не прекращалось; убежище, в том числе временное, в связи с возможностью преследования по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям не предоставлено.

Изучив приобщенные по ходатайству прокурора Луканиной Я.Н. документы, поступившие из Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики, Судебная коллегия убедилась, что преступления, в совершении которых обвиняется Нематилла, по законодательству запрашивающей стороны преследуются не в порядке частного обвинения, также как и по законодательству России (ст.20 УПК РФ) и основания отказа в выдаче, предусмотренные п. «г» ч.1 ст.57 Конвенции 1993 года, отсутствуют.

Таким образом, вывод суда о том, что препятствий к выдаче Нематилла, предусмотренных ст.57 Конвенции 1993 года, ст.62 Договора 1992 года и ст.464 УПК РФ, не имеется, является обоснованным.

Доводы жалоб защитников Нематилла о фальсификации уголовного дела правоохранительными органами Кыргызской Республики не могут быть приняты во внимание, поскольку являются необоснованными и, кроме того, противоречат принципу взаимного признания договаривающимися государствами действительности (юридической силы) официальных документов.

Согласно ст. 13 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территориях других Договаривающихся Сторон без какого-либо специального удостоверения.

Документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон рассматриваются как официальные документы, пользуются на территориях других Договаривающихся Сторон доказательной силой официальных документов.

Документы, приложенные к запросу о выдаче Нематилла, на основе которых принято решение о его выдаче, указанным выше требованиям соответствуют.

Наличие незначительны различий в документах, приложенных к запросу и приобщенных по ходатайству стороны защиты, в том числе, включая постановления о привлечении в качестве обвиняемого Нематилла у Х , избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражей, правильно признано судом обстоятельством, которое не ставит под сомнение факт привлечения органами прокуратуры Кыргызской Республики в качестве обвиняемого Нематилла у Х В постановлениях с указанием места и времени описаны действия Нематилла у Х при массовых беспорядках, похищении сотрудников органов внутренних дел и их убийстве, а также указана юридическая квалификация этих действий. Каких-либо данных, свидетельствующих о предоставлении Кыргызской Республикой сфальсифицированных документов, нет.

Данные, содержащиеся в требовании о выдаче, соответствуют данным, изложенным в постановлении о выдаче.

Несовпадение в описании отдельных признаков состава преступления, в совершении которого обвиняется Нематилла у Х и в юридической квалификации деяния, не является основанием для отказа в выдаче, поскольку оцениваться должны фактические обстоятельства деяния и наказуемость деяния по законам Российской Федерации и Кыргызской Республики.

Имеющиеся в постановлениях отличия обоснованно признаны судом незначительными, и с учетом того, что они являются переводами с оригиналов, наличие таких различий не ставит под сомнение обоснованность выводов суда о том, что Нематилла обвиняется в совершении деяний, которые обладают всеми признаками экстрадиционных преступлений и решение о его выдаче является законным и мотивированным.

Доводы защитников о том, что решение о выдаче Нематилла противоречит положениям федерального закона «О беженцах» и Конвенции «О статусе беженцев» 1951 года в связи с незавершением процедуры обжалования отказа в предоставлении статуса беженца, также рассматривались судом и получили правильную оценку в оспариваемом решении.

В постановлении верно указано, что обжалование Нематилла у Х решения УФМС России от 18.07.2014, которым ему отказано в признании беженцем, не является основанием для признания постановления о выдаче незаконным и необоснованным, поскольку данное решение не обусловливает в дальнейшем фактическую передачу лица запрашивающему государству до окончания процедуры обжалования (при наличии отказа в удовлетворении такого ходатайств).

Решение суда в данной части принято в соответствии с требованиями статьи 14 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, статьи 33 Конвенции о статусе беженцев, статей 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также правовыми позициями, сформулированными по данному вопросу Верховным Судом РФ.

Доводы жалоб об угрозе запрещенного обращения в случае экстрадиции Нематилла в Кыргызскую Республику рассмотрены судом первой инстанции, который оснований полагать, что в случае выдачи Нематилла правоохранительным органам Кыргызской Республики, он может быть подвергнут пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения, не установил.

При этом судом приняты во внимании не только письменные гарантии иностранного государства, согласно которым Нематилла не будет подвергаться пыткам, жестоким бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения или наказания, ему будут предоставлены все возможности для защиты, включая юридическую помощь адвокатов, после передачи в Кыргызскую Республику будет обеспечена возможность посещения российскими дипломатическими представителями подследственного по месту содержания под стражей, но, также, учтен позитивный опыт практического мониторинга ситуации с соблюдением прав задержанных лиц в Кыргызской Республике со стороны российских властей.

Указанное выше подтверждается ответом Министерства иностранных дел РФ от 15.09.2014, согласно которому сотрудниками Генерального консульства РФ 30 и 31 июля 2014 в следственных изоляторах были посещены ранее экстрадированные из России в Кыргызскую Республику граждане этой республики А и О переданные для привлечения к уголовной ответственности, в том числе за участие в массовых беспорядках. По словам экстрадированных, в ходе этапирования их права не нарушались, условиями содержания в местах заключения они удовлетворены, медицинской помощью обеспечены. Со стороны правоохранительных органов нарушений их процессуальных прав не зафиксировано, дополнительных обвинений им не предъявлялось, право на защиту обеспечено в полном объеме.

Оснований сомневаться в достоверности данных сведений у суда не имелось, поэтому они обоснованно учтены судом при принятии обжалуемого решения.

Судебная коллегия считает, что применяемая Российской Федерацией процедура мониторинга является эффективным способом наблюдения за соблюдением Кыргызской Республикой своих обязательств по обеспечению прав задержанных и лишенных свободы лиц, включая отказ от применения пыток и жестокого обращения.

С учетом изложенного, применение указанной выше процедуры в случае экстрадиции Нематилла, гарантируемое запрашивающим государством, следует рассматривать как надежное средство предупреждения запрещенного обращения, что отвечает требованиям международного права.

Отвергая доводы защитников о нарушении Конвенции о статусе беженцев 1951 года, а также международно-признанного принципа «поп- гекэи!етепЪ> в связи с наличием угрозы запрещенного обращения в случае экстрадиции Нематилла в Кыргызскую Республику, где, как утверждается в жалобах, распространена подобная практика, и существует повышенный риск подвергнуться такому обращению для этнических узбеков, Судебная коллегия принимает во внимание следующее.

Согласно ст.З Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных, унижающих достоинство видов обращения и наказания ни одно государство - участник не должно высылать, возвращать (геюи1ег) или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток. Для определения наличия таких оснований компетентные власти принимают во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая, в соответствующих случаях, существование в данном государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека.

Принцип невозвращения, защищающий неграждан от принудительного возвращения в страну, где они могут подвергнуться грубому нарушению их прав, закреплен, также, в ряде иных международных договоров, включая Конвенцию о статусе беженцев 1951 года.

Как следует из пункта 1 статьи 10 и пункта 4 статьи 12 Федерального закона \"О беженцах\ статей 32 и 33 Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 года, лицо, признанное беженцем или получившее временное убежище, в отношении которого Российской Федерацией получен запрос о выдаче, не может быть выдано запрашивающему государству, которое является государством гражданской принадлежности, обычного местожительства такого лица или любым иным государством, на территории которого имели место обстоятельства, послужившие основанием для предоставления лицу временного убежища или статуса беженца.

Поскольку Нематилле статус беженца или временное убежище не предоставлялись, принятое судом решение положениям международного и российского права не противоречит.

Кроме того, Судебная коллегия принимает во внимание следующее.

Из материалов дела видно, что инкриминированные Нематилле правоохранительными органами Кыргызской Республики деяния относятся к преступлениям против общественной безопасности, а также против жизни и здоровья граждан.

Его уголовное преследование, вопреки утверждениям стороны защиты, не связано с политикой данного государства и с преследованием властями (правоохранительными органами Кыргызстана) каких-либо групп граждан, в том числе и этнических узбеков.

Судебная коллегия принимает во внимание аргументы стороны защиты Нематилла и представленные ею документы, в том числе, выдержки из Доклада Атпезгу 1п1егпапопа1 2014/15 и доклада Ншпап Ш§Ш5 \Уа1сЪ (январь 2015, страновой обзор), в которых утверждается, что в Кыргызской Республике при производстве предварительного расследования к обвиняемым применяются пытки и в собой группе риска в этом отношении находятся этнически узбеки, обвиняемые в участии в массовых беспорядках на юге Киргизии в июне 2010 года.

Вместе с тем данное обстоятельство само по себе не может быть признано достаточным основанием отказа в выдаче Нематилла в Кыргызскую Республику для привлечения к уголовной ответственности по следующим основаниям.

Неотвратимость уголовного преследования и наказания за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица, является одним из важнейших общепризнанных международных принципов сотрудничества государств в сфере уголовного судопроизводства.

При опросе 23.01.2014 года после задержания на территории Российской Федерации Нематилла признал факт совершения им ряда инкриминируемых ему правоохранительными органами Кыргызской Республики деяний, в том числе, участие в нападении на сотрудников милиции, их избиении, сообщил, что догадывался о возбуждении против него уголовного дела, боялся привлечения к уголовной ответственности (л.д.57).

Указанное выше свидетельствует о правомерности и обоснованности уголовного преследования Нематиллы, которое не носит дискриминационного характера по признаку его национальной принадлежности, религиозных или политических взглядов, но связано с обвинением в совершении уголовно-наказуемых деяний.

Положения статьи 3 Конвенции против пыток, в соответствии с которой ни одно государство - участник не должно высылать, возвращать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток, означают необходимость проверки не только фактов наличия или отсутствия в данном государстве грубых и массовых нарушений прав человека, но подразумевают выяснение одного из ключевых (главных) вопросов - наличие или отсутствие в таком государстве риска применения пыток (или иного бесчеловечного, унижающего достоинство обращения или наказания) выдаваемому лицу лично.

При этом такая угроза должна быть реальной, фактической и прогнозируемой.

Согласно правовым позициям Комитета против пыток ООН, изложенным в ряде его решений по сообщениям (№ 203/2002, А.Р. против Нидерландов, решение, принятое 14 ноября 2003 года, пункт 7.3; № 282/2005, С.П.А. против Канады, решение, принятое 7 ноября 2006 года; № 285/2006, А.А. и др. против Швейцарии, решение, принятое 10 ноября 2008 года, пункт 7.6; № 333/2007, Т.Н. против Канады, решение, принятое 15 ноября 2010 года; № 344/2008, А.М.А. против Швейцарии, решение, принятое 12 ноября 2010 года; №350/2008, Р.Т.-Н. против Швейцарии, решение, принятое 3 июня 2011 года, пункт 8.4.; № 385/2009: М.А.Ф. и др. против Швеции, решение, принятое 23 ноября 2012 года; №467/2011, У.В.К и др. против Швейцарии, решение, принятое 31 мая 2013 г.; и др.) «существование в какой-либо стране постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека само по себе не является достаточным основанием для того, чтобы установить, что данному лицу угрожает применение пыток после его возращения в эту страну. Для определения наличия личной угрозы данному лицу должны существовать дополнительные основания, то есть существовать и другие причины, дающие основания полагать, что этому лицу будет лично грозить опасность. В то же время отсутствие постоянной практики грубых и систематических нарушений прав человека не означает, что то или иное лицо не может быть подвергнуто пыткам в какой-либо конкретной ситуации».

Комитет, ссылаясь на свои замечания общего порядка, отмечал, что необходимо «оценивать наличие серьезных оснований полагать, что заявителю может угрожать применение пыток в случае его высылки в соответствующую страну, и при оценке этого риска не следует брать за основу критерий высокой степени вероятности, но такая опасность должна угрожать заявителю лично и быть реальной»; «для определения наличия личной угрозы данному лицу должны существовать дополнительные основания».

В этой связи, Комитет в своих решениях отметил, также, что для целей статьи 3 Конвенции угроза применения пыток, которым может подвергнуться соответствующее лицо в случае возвращения, не может носить мнимый характер (то есть являться умозрительным предположением или подозрением), а должна быть \"прогнозируемой, предсказуемой, реальной и личной\".

Такой же подход применяется в Европейском суде по правам человека, который признает, что «государства имеют право, как с точки зрения международного права, так и в соответствии с их договорными обязательствами, в том числе, в соответствии с Конвенцией, контролировать въезд, проживание и выдворение иностранцев» («С Ш против Нидерландов», жалоба №1948/04, пункт 135, ЕСНК, 2007-1).

Также Европейский суд по правам человека выработал правовую позицию, согласно которой «В принципе, именно заявитель обязан представить доказательства, подтверждающие наличие серьезных оснований полагать, что в случае исполнения оспариваемой меры он подвергнется реальной угрозе обращения, запрещенного Статьей 3 Конвенции. Если такие доказательства приведены, то Власти обязаны рассеять любые сомнения на этот счет» (пункт 112 постановления от 19 июня 2008 г. по делу «Р против Российской Федерации»), Что касается общей ситуации в конкретной стране, Европейский суд по правам человека в нескольких случаях постановил, что может придать определенное значение информации, содержащейся в последних докладах независимых международных правозащитных организаций и неправительственных организаций. В то же время, одна лишь возможность жестокого обращения по причине неустойчивой ситуации в принимающей стране сама по себе не приводит к нарушению статьи 3 Конвенции («С против Италии», жалоба №37201/06, пункт 132 от 28 февраля 2008 года).

В тех случаях, когда источники, доступные Суду, описывают общую ситуацию, конкретные утверждения заявителя в каждом конкретном случае требуют подтверждения другими доказательствами («М и А против Турциии», жалобы № 46827/99 и 46951/99, пункт 67, ЕСНК, 2005-1).

Указанные позиции Европейского суда по правам человека отражены также в Постановлении по делу против России» от 05 февраля 2013 года.

Судебная коллегия, также, принимает во внимание решения Европейского суда по правам человека, принятые по делам «Г С против России» (постановление от 17 апреля 2014 года), «К и М против России» (постановление от 17 июля 2014 года), на которые ссылается сторона защиты.

В указанных решениях Суд пришел к выводу о том, что экстрадиция в Кыргызскую Республику этнических узбеков, обвиняемых в тяжких преступлениях, совершенных в июне 2010 года, явится нарушением ст.З Конвеции о защите прав человека и основных свобод, запрещающей пытки.

Проанализировав вышеприведенные решения, Судебная коллегия не усматривает в них оснований для отмены обжалуемого решения по следующим мотивам.

Согласно статье 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в толковании Комитета ООН против пыток, при оценке наличия или отсутствия указанных выше обстоятельств суду необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто вышеупомянутому обращению или наказанию.

По смыслу закона при рассмотрении вопросов, связанных с выдачей, судам надлежит учитывать показания лица, в отношении которого принято решение о выдаче, заключение Министерства иностранных дел Российской Федерации о ситуации с соблюдением прав и свобод человека в запрашивающем государстве, гарантии запрашивающего государства, а также доклады и иные документы.

На основании вышеизложенного, руководствуясь нормами международных договоров, правовыми позициями международных правоприменительных органов, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что в представленных материалах отсутствуют сведения, свидетельствующие о наличии риска лично для Нематиллы, в случае его выдачи, быть подвергнутым пыткам, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Нематилла и его защитники не представили суду никаких существенных (веских) доказательств того, что властями Кыргызской Республики к нему могут быть применены пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание, а также что он может подвергнуться преследованию по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям.

Поскольку уголовное преследование Нематиллы не является национально-мотивированным, его принадлежность к особо уязвимой национальной группе не может рассматриваться как достаточное основание отказа в выдаче для привлечения к уголовной ответственности.

Рассмотрев сообщение стороны защиты, о том, что 24 марта 2015 года председателем Первой секции Европейского суда по правам человека в отношении Нематиллы в порядке ст. 39 Регламента Суда приняты обеспечительные меры, которыми властям Российской Федерации предписывается воздержаться от выдачи данного лица Кыргызской Республике или другому государству, Судебная коллегия приходит к выводу, что данное обстоятельство не является основанием отмены обжалуемого судебного решения, признание которого законным и обоснованным не влечет фактическую передачу Нематиллы иностранному государству до отмены Европейским Судом по правам человека обеспечительных мер или вступления в силу постановления Европейского Суда по правам человека по результатам рассмотрения жалобы, в связи с которой была применена соответствующая обеспечительная мера.

Таким образом, принимаемое Судебной коллегией решение не влечет нарушения требований ст.З Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку не предполагает принудительного возвращения Нематиллы в Кыргызскую Республику впредь до принятия соответствующего решения Европейским Судом по правам человека.

Процессуальный порядок рассмотрения вопроса о выдаче соблюдён.

Содержание Нематиллы под стражей в целях обеспечения его возможной выдачи соответствует требованиям международного и российского права: указанная мера пресечения избрана и применялась судом с предоставлением обвиняемому права обжаловать судебные решения о заключении под стражу и о продлении срока содержания под стражей.

На основании изложенного, руководствуясь 389 ,389 ,389 ,389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Приморского краевого суда от 12 декабря 2014 года в отношении Нематилла у Х оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий: Судьи:

Статьи законов по Делу № 56-АПУ15-7

Статья 63. Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УПК РФ Статья 20. Виды уголовного преследования
УПК РФ Статья 462. Исполнение запроса о выдаче лица, находящегося на территории Российской Федерации
УПК РФ Статья 463. Обжалование решения о выдаче лица и судебная проверка его законности и обоснованности
УПК РФ Статья 464. Отказ в выдаче лица

Производство по делу

Загрузка
Наверх