Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 56-Д07-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 1 апреля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Глазунова Лидия Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №56-Д07-11

от 1 апреля 2008 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании дело по надзорным жалобам осужденного Киселёва П.В., адвокатов Юнака С.С. и Полусмак И.М. на приговор Первореченского районного суда г. Владивостока от 26 августа 2004 года, которым

КОВАЛЁВ [скрыто]

осуждён по ст. 162 ч.2 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 162 ч.2 УК РФ - к 7 годам лишения свободы, по ст. 162 ч.1 УК РФ - к 6 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

КИСЕЛЁВ [скрыто]

I_

осуждён по ст. 162 ч.2 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч.2 УК РФ - к 7 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательно назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осуждённого Киселёва П.В., поддержавшего доводы надзорных жалоб и просившего об отмене судебных решений, возражения прокурора Хоролец И.Г., просившей отменить лишь постановление президиума Приморского краевого суда от 29 августа 2006 года в связи с незаконностью его состава, и дело направить на новое рассмотрение в тот же президиум, судебная коллегия,

 

установила:

 

Ковалёв A.A. осуждён за разбойное нападение с целью завладения имуществом [скрыто] совершённое 11 января 2003 года, за разбойное

нападение с целью завладения имуществом [скрыто], совершённое 20 января

2001 года и за разбойное нападение с целью завладения имуществом [скрыто], совершённое 23 января 2001 года по предварительному сговору с Киселёвым В.П.

Киселёв В.П. осуждён за разбойное нападение с целью завладения имуществом [скрыто], совершённое 30 декабря 2002 года.

Как установил суд, преступления совершены [скрыто] при

указанных в приговоре обстоятельствах.

Судебной коллегией по уголовным делам Приморского краевого суда 17 января 2005 года приговор изменен:

- действия Ковалёва A.A. по факту разбойного нападения на Сщ [скрыто] переквалифицированы со ст. 162 ч.2 УК РФ на ст. 162 ч 1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года), по которой назначено четыре года лишения свободы,

- его же действия по факту разбойного нападения на [скрыто] переквалифицированы со ст. 162 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г.) на ст. 162 ч.1 УКР РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 г.) по которой назначено четыре года лишения свободы,

- по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г.) назначено шесть лет шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ окончательно Ковалёву A.A. назначено восемь лет лишения свободы.

- действия Киселёва П.В. по факту разбойного нападения на [скрыто] переквалифицированы со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 162 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) и назначено четыре года лишения свободы,

- по ст. 162 ч.2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года) назначено шесть лет шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ окончательно Киселёву П.В. назначено семь лет лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Приморского краевого суда от 21 декабря 2005 года кассационное определение отменено, дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Судебной коллегией по уголовным делам Приморского краевого суда от 13 июня 2006 года приговор изменён:

- действия Ковалёва A.A. по факту разбойного нападения на [скрыто] переквалифицированы со ст. 162 ч.2 УК РФ на ст. 162 ч 1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) по которой назначено четыре года лишения свободы,

- его же действия по факту разбойного нападения на [скрыто] переквалифицированы со ст. 162 чЛ УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г.) на ст. 162 ч.1 УКР РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 г.) по которой назначено четыре года лишения свободы,

- по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г.) назначено шесть лет шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ окончательно Ковалёву A.A. назначено восемь лет лишения свободы.

- Действия Киселёва П.В. по факту разбойного нападения на [скрыто] переквалифицированы со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 162 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13 июня 1996 года) и назначено четыре года лишения свободы,

- по ст. 162 ч.2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 8 декабря 2003 года) назначено шесть лет шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ окончательно Киселёву П.В. назначено семь лет лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Приморского краевого суда от 29 августа 2006 года состоявшиеся судебные решения в отношении Киселёва П.В. оставлены без изменения (в отношении Ковалёва надзорное производство не возбуждалось).

В надзорных жалобах:

Осуждённый Киселёв П.В. просит отменить состоявшиеся судебные решения и дело прекратить.

Основанием к этому указывает, что он не причастен к совершению преступлений, за которые осуждён по приговору суда. Доказательства, приведенные в приговоре, получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, поэтому должны быть признаны недопустимыми.

Утверждает, что в момент совершения инкриминируемых ему деяний находился в здании университета, и показания лиц, подтвердивших данное обстоятельство, необоснованно судом поставлены под сомнение.

Наряду с этим обращает внимание на нарушение ст.63 УПК РФ, допущенное судом, выразившееся в том, что в заседании президиума принимал участие судья [скрыто]), который ранее по этому же делу был докладчиком

при рассмотрении дела в кассационном порядке. Кроме того, ссылается на небрежность, допущенную при составлении постановления президиума, в котором имеются неточности о месте его рождения и виде исправительного учреждения, в котором ему назначено отбывание наказания.

Аналогичные доводы со ссылкой на конкретные доказательства, допустимость которых, по её мнению, вызывает сомнение, содержатся в надзорной жалобе адвоката Полусмак И. М.

Адвокат Юнак С.С. в защиту интересов осужденного Ковалёва A.A. просит отменить приговор и дело прекратить.

Он указывает, что в процессе предварительного расследования дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора.

Считает, что доводы Ковалёва в той части, что показания, в которых он признавал свою вину в совершении преступлений, получены под воздействием недозволенных методов следствия, не опровергнуты, что опознание Ковалёва проводилось с нарушением уголовно-процессуального закона (при этом он подробно приводит доводы, по которым считает, что при проведении указанных следственных действий были нарушены нормы УПК РФ), что суд необоснованно поставил под сомнение показания лиц, подтвердивших алиби его подзащитного.

В возражениях на надзорные жалобы потерпевшие [скрыто]

[скрыто].., [скрыто] и [скрыто] утверждают, что

преступления в отношении них совершены Ковалёвым и Киселёвым (при этом приводят доводы, по которым находят приговор законным и обоснованным), просят назначить максимальный срок лишения свободы каждому.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством обвинительный приговор не может быть постановлен на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Судебная коллегия приходит к выводу, что приговор в отношении Ковалёва и Киселёва постановлен на доказательствах, допустимость которых вызывает сомнение, некоторые выводы суда являются предположительными.

Признавая вину осуждённых в совершении инкриминируемых им деяний доказанной, суд в качестве доказательства привёл показания Ковалёва на предварительном следствии, которые признаны достоверными.

Между тем, эти показания подлежали тщательной проверке.

Как видно из материалов дела, Ковалёв 30 января 2003 года в 21-00 часов был допрошен в присутствии адвоката Кочетковой Л.В. (т.2 л.д. 16).

Рассказав краткую биографическую справку о себе, заявил, что показания будет давать в присутствии адвоката, с которым родственники заключат соглашение.

На второй день в 12-00 часов он вновь был допрошен в присутствии этого же адвоката и пояснил, что преступлений не совершал (т.2 л.д. 18-19).

Допрошенный в этот же день через три часа, он признал свою вину в совершении нападения на [скрыто] Щ и [скрыто], и дополнил, что до этого совершил ещё два подобных преступления (т.2 л.д. 20 - 25). После допроса Ковалёва в качестве подозреваемого в 17-40 часов его показания были проверены на месте.

Ковалёв в судебном заседании заявил, что он вынужден был оговорить себя под воздействием физического насилия со стороны оперативных работников.

Опровергая это заявление, суд в приговоре указал, что при допросе присутствовала адвокат Кочеткова, в связи с чем исключается возможность применения какого-либо насилия, что сотрудники милиции, на которых ссылается Ковалёв, отрицали применение насилия в отношении него, и что по его заявлению прокуратура провела проверку, в процессе которой заявление о применении недозволенных методов следствия не нашло своего подтверждения. Имевшиеся телесные повреждения он получил при подавлении оказанного им при задержании сопротивления.

Между тем, этот вывод суда, по мнению судебной коллегии, сделан на недостаточно проверенных материалах дела.

Как видно из материалов дела, имеется два протокола задержания Ковалева в качестве подозреваемого (т.2 л.д. 13 от 30 января и л.д. 36 от 1 февраля 2003 года). Однако судом не выяснялся вопрос, в какой из этих дней Ковалёв при задержании оказал сопротивление, когда к нему применялось насилие с целью подавления сопротивления и обеспечения сотрудниками милиции собственной безопасности, тогда как установление указанных обстоятельств могли подтвердить (или опровергнуть) заявление осуждённого о наличии, локализации и времени получения телесных повреждений, зафиксированных у него в травм пункте 1 февраля 2003 года.

Находя указанные показания Ковалёва достоверными, суд признал наличие предварительного сговора между ним и Киселёвым на совершение преступления в отношении [скрыто].

Однако, ни в этих показаниях, ни в каких других, Ковалёв не пояснял, что преступление в отношении [скрыто] им совершено совместно с Киселёвым.

Отрицал свою причастность к совершению данного преступления и осуждённый Киселёв.

Признавая вину обоих в совершении преступления в отношении [скрыто] по предварительному сговору доказанной, суд исходил лишь из

субъективного восприятия события преступления самой потерпевшей, которая, рассказывая об обстоятельствах завладения её имуществом, поясняла, что она «сразу не подумала, что эти парни (Ковалёв и Киселёв) могут быть связаны между собой».

Каких-либо других доказательств, подтверждающих вывод суда о предварительной договорённости осуждённых о совершении преступления в отношении Л [скрыто], в приговоре не приведено.

Кроме того, как видно из описательно-мотивировочной части приговора, суд признал достоверными и положил в основу приговора протоколы опознания Ковалёва потерпевшими.

Заявление стороны защиты в той части, что эти протоколы опознания являются недопустимым доказательством, суд признал несостоятельным, поскольку, по мнению суда, разъяснение Ковалёву прав (в том числе и права на защиту) на данной стадии не требовалось, так как в качестве подозреваемого он был задержан лишь после опознания его потерпевшими.

Такой вывод суда является ошибочным, поскольку такое следственное действие, как опознание, проводится в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления. Поэтому перед проведением данного следственного действия с участием Ковалёва ему необходимо было разъяснить права, предусмотренные ст.46 УПК РФ, в том числе и право пользоваться услугами защитника.

Данное требование закона органами следствия не было соблюдено, опознание проведено с нарушением закона.

Не может согласиться судебная коллегия с выводом суда и в той части, что процедура и протоколы опознания соответствуют требованию закона.

Как правильно указано в надзорных жалобах, перед опознанием Ковалёва следствие располагало скудной информацией об отличительных признаках, по которым потерпевшие могли опознать нападавшего.

В их показаниях имеются, как указано в приговоре, отдельные несоответствия в части описания внешности и одежды нападавшего. Эти «отдельные несоответствия» выражаются в описании телосложения Ковалёва, в возрасте, в форме лица, цвете глаз, одежде, росте и т.д.

Так, потерпевшая [скрыто] описывая приметы напавшего на

неё лица, указала, что это был мужчина в возрасте [скрыто] лет, плотного телосложения, ростом около [скрыто] см., лицо треугольное, глаза светлые, одет был в коричневую дублёнку.

О таких же приметах нападавшего сообщила её дочь - [скрыто], за исключением, она указала, что мужчина был возрастом около [скрыто] лет, одет был в светло-коричневую дублёнку.

Эти отличительные признаки, на которые обратили внимание потерпевшие, как выяснилось в судебном заседании, не соответствуют ни росту, ни овалу лица, ни цвету глаз, ни возрасту Ковалёва.

Кроме того, очевидец преступления - [скрыто] на предварительном

следствии (показания которой оглашены с согласия сторон) поясняла, что видела мужчину, напавшего на [скрыто], который был одет в темно-синюю кожаную, либо матерчатую куртку.

Однако все эти противоречия судом не выяснены и не оценены.

Потерпевшая [скрыто] поясняла, что напавший на неё мужчина был ростом [скрыто] см., вытянутое худощавое лицо, глаза светлые, одежду не

запомнила.

Свидетель ЛЩ Щ, описывая приметы преступника, пояснила,

Статьи законов по Делу № 56-Д07-11

УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 63. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела

Производство по делу

Загрузка
Наверх