Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 64-О10-25СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Глазунова Лидия Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №64-О10-25СП

от 9 июня 2010 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осуждённого Баязгулова H.H. и адвоката Василюк Г.П. на приговор Сахалинского областного суда от 5 марта 2010 года, которым

БАЯЗГУЛОВН-1 [скрыто]

I П

I

осуждён по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 18 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с него в пользу потерпевшей

Кроме того принято решение о взыскании процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвокатов.

По делу осуждён Баязгулов [скрыто] приговор в отношении

которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осуждённого Баязгулова H.H. и адвоката Озеровой И.Л. в защиту его интересов, поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших об отмене приговора, выступление адвоката Докучаева М.В. в защиту интересов Баязгулова Р.Н., просившего в силу положений ст.260 УПК РФ приговор в отношении Баязгулова Р.Н. изменить, снизив наказание, возражения прокурора Шаруевой М.В., просившей приговор, как постановленный с соблюдением закона, оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Согласно вердикту присяжных заседателей от 17 февраля 2010 года признано доказанным, что в ночь на 15 сентября 2009 года на судне дизель-электроход [скрыто], при совместном употреблении спиртных напитков в каюте [скрыто] между осуждёнными и потерпевшим [скрыто] возникла ссора, для продолжения которой они вышли на палубу. Находясь на палубе, осужденные нанесли потерпевшему несколько ударов руками и ногами по голове и телу, а затем Баязгулов Р.Н. сзади обхватил потерпевшего за туловище, лишив возможности сопротивляться, а Баязгулов H.H. нанес ему несколько ударов ножом в область живота. После чего они сбросили потерпевшего за борт судна. Смерть его наступила от утопления в воде.

На основании данного вердикта Баязгулов H.H. осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ за убийство потерпевшего группой лиц.

В кассационной жалобе адвокат Василюк Г.П. в защиту интересов Баязгулова H.H., не приводя каких-либо доводов, находит приговор несправедливым как по наказанию, так и по размеру компенсации морального вреда в пользу потерпевшей.

В дополнениях к кассационной жалобе адвокат указывает, что при назначении наказания её подзащитному судом не в полной мере учтены смягчающие обстоятельства, которые могли повлиять на меру наказания. Так, указав во вводной части приговора на наличие на иждивении Баязгулова H.H. двух детей, в том числе одного малолетнего, в описательно-мотивировочной части указал, что малолетних детей, находящихся на его иждивении, нет.

Кроме того, по мнению адвоката, при назначении наказания суд должен был учесть противоправное поведение потерпевшего, который после прекращения конфликта сам спровоцировал продолжение ссоры и первым применил физическое насилие в отношении братьев.

При назначении наказания судом формально учтено, что Баязгулов H.H. является ветераном войны в Афганистане, имеет правительственные награды, ранее не судим, характеризуется положительно.

В кассационной жалобе осужденный Баязгулов H.H. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

По его мнению, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применен уголовный закон и нарушены нормы уголовно-процессуального закона. При этом каких-либо доводов в обоснование своей просьбы не приводит.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что в судебном заседании до сведения присяжных заседателей были доведены данные о его личности, что он служил в Афганистане, имеет правительственные награды. Эти данные, как он считает, повлияли на решение присяжных заседателей.

Кроме того, в присутствии присяжных заседателей были исследованы недопустимые доказательства, (речь ведёт о показаниях свидетеля [скрыто]),

которая «толком» ничего не видела, так как находится в пожилом возрасте.

Утверждает, что он разнимал и останавливал драку с боцманом, который был агрессивен.

Полагает, что в судебном заседании свидетели не должны были ссылаться на отличительные признаки куртки, принадлежавшей ему, на которой имелась надпись «ВДВ», что могло сказаться на принятом присяжными заседателями решении, также обращает внимание на то, что причина смерти потерпевшего указана предположительно. Кроме того считает, что не все обстоятельства дела были учтены, это повлекло неправильную квалификацию его действий и назначение чрезмерно сурового наказания.

Наряду с этим обращает внимание на противоречивые выводы суда, изложенные в приговоре, во вводной части суд указал на наличии у него на иждивении малолетнего ребенка, в описательно-мотивировочной части указал, что у него на иждивении детей нет.

Просит приговор отменить, дело направить на новое расследование.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Проворчук В.А. и потерпевшая [скрыто] находят доводы жалоб

необоснованными, указывают, что дело рассмотрено с соблюдением уголовно-процессуального закона, просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно требованиям ч.2 ст.379 УПК РФ «Основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесебнных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой настоящей статьи», где речь идет о нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона, несправедливости приговора.

Таких оснований отмены или изменения приговора в кассационных жалобах не приведено.

Выводы коллегии присяжных заседателей, изложенные в вердикте, не могут быть предметом кассационного рассмотрения в силу положений ч.2 ст.379 УПК РФ.

Уголовное дело рассмотрено судом присяжных заседателей по ходатайству осуждённого Баязгулова H.H.

При выполнении требований ч.5 ст.217 УПК РФ и в ходе предварительного слушания, как это установлено из материалов уголовного дела, ему были разъяснены особенности и юридические последствия рассмотрения дела судом присяжных заседателей, в том числе порядок и основания обжалования судебного решения, вынесенного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

До вынесения судом решения о рассмотрении дела судом присяжных заседателей он понимали, что приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей (и соответствующий ему), не может быть обжалован по основанию, указанному в п.1 ч.1 ст.379 УПК РФ.

Поэтому в жалобе он не имеет права ссылаться на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела в обоснование незаконности приговора.

В судебном заседании исследовались лишь допустимые доказательства.

Обвинительный приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

При описании преступного деяния в приговоре, как того требуют положения ч.2 ст.348 УПК РФ, изложены фактические обстоятельства дела, признанные установленными коллегией присяжных заседателей.

Поэтому следует считать, что приговор соответствует вердикту.

Применительно к обстоятельствам, признанных установленными коллегией присяжных заседателей, действия осуждённого судом квалифицированы правильно.

Доводы кассационной жалобы в той части, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, к каковым Баязгулов H.H. относит показания свидетеля [скрыто] которая, по его мнению,

находится в пожилом возрасте и «толком» ничего не видела, следует признать несостоятельными.

Согласно данным, зафиксированным в протоколе судебного заседания, свидетель [скрыто] действительно в судебном

заседании показала, что во время следования на теплоходе она чувствовала себя плохо, выходила на палубу, где увидела, как двое избивали третьего.

Об обстоятельствах избиения суду она давала неуверенные показания, ссылаясь на плохое самочувствие в тот период, ...могла что-то перепутать, недоглядеть..., кроме того, пояснила, что с того момента прошло много времени и она забыла подробности происшедшего, очевидцем которого она явилась.

В связи с изменениями [скрыто] ^оказаний в суде по ходатайству

стороны обвинения были оглашены показания, данные ею на предварительном следствии.

Ходатайств о признании показаний [скрыто] недопустимым

доказательством от сторон не поступало.

Показания свидетеля, данные, как в судебном заседании, так и на предварительном следствии, были исследованы в присутствии присяжных заседателей с соблюдением закона.

Кроме того, из материалов дела следует, что данная свидетельница опознала одного из осужденных не только по внешним данным, но и по одежде - куртке, которая была на нём. Давая показания об отличительных свойствах куртки, она пояснила, что куртка была тёмного цвета, на спинной части была надпись «ВДВ Россия».

При таких обстоятельствах доводы жалоб о том, что в присутствии присяжных заседателей не могли быть озвучены сведения об отличительных признаках данной куртки (надпись ВДВ), нельзя признать состоятельными, поскольку в конкретном случае куртка была приобщена к материалам дела, как предмет одежды подозреваемого, по которой он был опознан свидетелем. При исследовании куртки данные о личности осуждённого не обсуждались.

Доводы кассационной жалобы Баязгулова H.H. в той части, что заключение судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшего является недопустимым доказательством, поскольку его выводы носят предположительный характер, являются необоснованными.

Как видно из материалов дела (к такому выводу пришли и присяжные заседатели) потерпевший был избит братьями Баязгуловыми, в драке ему было причинено несколько ножевых ранений, и он был выброшен за борт судна в открытое море в ночное время суток. Его труп обнаружен не был.

Исходя из обстоятельств, при которых [скрыто] был выброшен за борт движущегося судна, эксперты пришли к выводу, что смерть потерпевшего могла наступить от утопления в воде.

Этот вывод в заключении мотивирован, научно обоснован, сомнений не вызывает.

Остальные доводы кассационных жалоб в обоснование незаконности приговора также являются несостоятельными. Из протокола судебного заседания следует, что данные о личности осуждённых в присутствии присяжных заседателей исследованы не были.

Попытка Баязгулова H.H. довести до присяжных заседателей сведения о своей службе в Афганистане и наличии наград пресекались председательствующим судьей, а присяжным заседателям разъяснялось, что они не должны принимать во внимание эту информацию подсудимого.

Данные о его личности были исследованы после вынесения вердикта.

Вопрос о психическом состоянии осуждённого судом выяснялся. Данных о наличии у него психического заболевания или временного расстройства психической деятельности в момент совершения преступления, которые не позволяли ему руководить своими действиями и давать отчет им, не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осуждённого и смягчающих обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах. Оснований к его снижению судебная коллегия не находит.

При назначении наказания (вопреки доводам кассационных жалоб) Баязгулову H.H. в качестве смягчающего наказания, в том числе, учтено наличие на иждивении малолетнего ребенка (стр.4 приговора).

Вместе с тем, следует согласиться с доводами кассационных жалоб, что при обсуждении вопроса о возмещении процессуальных издержек в приговоре неверно указано, что на иждивении Баязгулова H.H. малолетних детей нет, в связи с чем это указание подлежит исключению из приговора.

Доводы адвоката Докучаева М.В. в защиту интересов Баязгулова Р.Н. о необходимости применении в отношении его подзащитного правил ст. 62 УК РФ и снижении наказания, судебная коллегия находит необоснованными.

В силу действующего уголовного закона положения ст. 62 УК РФ применяются к лицам, осуждённым по закону, санкция которого предусматривает срочный вид наказания.

Санкция ст. 105 ч.2 УК РФ как на момент совершения преступления так и на момент принятия судебного решения, предусматривала наказание в виде пожизненного лишения свободы и смертной казни, то есть наказание, которое не исчисляется сроками и от которого невозможно определить его размер.

Федеральным законом от 14 февраля 2008 года ст.62 УК РФ не была изменена, этим законом лишь дано толкование, что положения части первой данной статьи не применяются, если санкция закона предусматривает пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

Материалами дела установлено, что Баязгулов Р.Н. осужден по ст. 105 ч.2 УК РФ, санкция которой предусматривает пожизненное лишение свободы и смертную казнь, в связи с чем положения ст.62 УК РФ к нему не могут быть применены.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Сахалинского областного суда от 5 марта 2010 года в отношении БАЯЗГУЛОВА [скрыто] изменить, исключить из

описательно-мотивировочной части приговора (при обсуждении вопроса о взыскании процессуальных издержек) указание суда на то, что он не имеет на иждивении малолетних детей.

В остальной части приговор в отношении Баязгулова H.H. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Статьи законов по Делу № 64-О10-25СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

Производство по делу

Загрузка
Наверх