Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 67-О07-5СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Коннов Вячеслав Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №67-О07-5СП

от 10 мая 2007 года

 

председательствующего Коннова B.C.

рассмотрела в судебном заседании от 10 мая 2007 года кассационное представление государственного обвинителя Привалихина Н.П. на приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 мая 2006 г., которым

КРАУЗЕ И I В

- оправдан по ч.1 ст. 209 и п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений на основании п. 1 ст. 27 УПК РФ.

БОЧАРНИКОВ А Б

КОРЕЙКО El

Г

РФ к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года;

ДРУЖИНИН д

судимый 26 мая 1998 г. по ст. 30 и п. «б» ч.З ст. 161 УК РФ к трем годам лишения свободы;

ПЕТУХОВ Д

Г

ЕВТЕЕВ В

ранее судимый 5

ноября 2001 г. по ст. 33 и п.п. «а,г,д» ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы;

- оправданы по ч. 2 ст. 209 и п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ за непричастностью к совершению преступления на основании ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Постановлением Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 мая 2006 г. прекращено уголовное преследование

ДРУЖИНИНА [скрыто]

и

ЕВТЕЕВА Д

за причинение телесных повреждений ЧИ Щ в виде раны височной

области справа, кровоподтеков на нижних веках правого и левого глаза, ссадин в лобной области справа и слева, раны на левой ушной раковине, сотрясения головного мозга - за отсутствием в их действиях состава преступления как совершенных в состоянии необходимой обороны.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 12 мая 2006 г. признано недоказанным создание Краузе в конце сентября 2004 г. [скрыто] вооруженной организованной устойчивой группы (банды) в составе Корейко, Бочарникова, Дружинина, Петухова и Евтеева, совершении ими нападения на [скрыто] с целью завладения принадлежащим ему автомобилем и другим

имуществом на общую сумму! [скрыто] рублей.

Вместе с тем, вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что после приезда Дружинина и Евтеева на автомашине последнего к месту нахождения ЧИ . и Корейко Е.Г. около 22 часов 9

ноября 2004 г. в район автозаправочной станции, расположенной недалеко от телевизионной вышки [скрыто] когда [скрыто] произвел из имевшего у него

огнестрельного оружия выстрел в направлении Корейко, - Дружинин и Евтеев выбежали из автомашины, подбежали к [скрыто] и, применив к нему физическую силу, обезоружили его, вследствие чего в результате совместных действий Дружинина и Евтеева [скрыто] были причинены телесные повреждения в виде раны височной области справа, кровоподтеков на нижних веках правого и левого глаза, ссадин в лобной области справа и слева, раны на левой ушной раковине, сотрясения головного мозга.

Заслушав доклад судьи Коннова B.C., выступление прокурора Филипповой Е.С., поддержавшей кассационное представление по изложенным в нем основаниям, объяснения оправданного Краузе И.В., адвоката Епифановой H.A., считавших доводы кассационного представления несостоятельными и просивших оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель Привалихин Н.П. просит отменить оправдательный приговор в отношении Краузе, Бочарникова, Корейко, Дружинина, Петухова и Евтеева и постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Дружинина и Евтеева и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на проведение судебного разбирательства с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Государственный обвинитель Привалихин считает, что подсудимые и их защитники доводили до сведения присяжных заседателей придуманные ими данные, положительно их характеризующие; что в присутствии присяжных заседателей стороной защиты исследовались процессуальные вопросы; что судья не создал сторонам обвинения и защиты равных условий по выполнению процессуальных обязанностей; что вопросный лист был сформулирован с нарушениями требований ст.ст. 338, 399 УПК РФ. Как полагает государственный обвинитель Привалихин, в напутственном слове судья допустил высказывания, которые можно расценить как оценку правильности позиции защиты и критику позиции обвинения. По мнению государственного обвинителя Привалихина, оправдательный вердикт был провозглашен лицом, утратившим статус старшины присяжных заседателей.

Государственный обвинитель Привалихин считает, что вместо прекращения уголовного преследования суду следовало постановить оправдательный приговор и при этом указать пункты, часть, статью УК РФ, по которой прекращено уголовное преследование Дружинина и Евтеева.

В возражениях потерпевшая [скрыто] полагает, что государственный

обвинитель Привалихин незаслуженно обвиняет судью в нарушении своих прав. Она считает, что её права, как стороны обвинения, никаким образом

нарушены не были. В прениях судья предоставил равные возможности выступить всем.

Адвокаты Воронцова Н.М. и Епифанова Н.П. считают в возражениях доводы кассационного представления - несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия находит оправдательный приговор в отношении Краузе, Бочарникова, Корейко, Дружинина, Петухова и Евтеева, а также - постановление о прекращении уголовного преследования Дружинина и Евтеева - законными и обоснованными по следующим основаниям.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с действующим законодательством. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей выяснялось у сторон наличие заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей в виду тенденциозности и неспособности вынести объективный вердикт, а также - наличие заявлений о нарушении порядка формирования коллегии присяжных заседателей. Таких заявлений от участников судебного разбирательства не поступило.

Данных о том, что судом с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или что сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.

Ссылка в представлении на то, что судьей необоснованно была исключена из числа доказательств видеозапись проверки показаний потерпевшего Ч I на месте - несостоятельна.

Согласно ч. 4 ст. 190 УПК РФ, если в ходе допроса проводилась видеозапись, то протокол должен также содержать сведения о технических средствах видеозаписи, о фактах приостановления видеозаписи, причинах и длительности остановки видеозаписи; заявления допрашиваемого лица по поводу проведения видеозаписи.

Сам государственный обвинитель Привалихин заявлял, что «видеозапись надо принимать такой, какая она есть. Никто не может препятствовать восприятию видеозаписи, если по каким-то техническим причинам часть видеоряда была утрачена, возможно, из-за того, что не сработала видеокамера или специалист не смог сделать видеозапись по какой-то причине. Он («я») считает, что видеозапись, хотя и не в полном объеме, но отражает отдельные эпизоды следственного действия» (т.27 л.д.372).

С учетом нарушения указанных требований ч. 4 ст. 190 УПК РФ, а также - того, что в протоколе проверки показаний потерпевшего [скрыто] на месте, не указано, кто проводил видеосъемку, что по окончании видеосъемки видеозапись участниками процессуального действия просматривалась и у них не выяснялось, имелись ли у них какие-либо замечания по проведенной видеосъемке.

При таких данных в соответствии с п.З ч. 2 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ видеозапись проверки показаний потерпевшего чИ [скрыто] на месте правильно признана недопустимым доказательством (т. 27 л.д.373). (Сам протокол проверки показаний потерпевшего [скрыто] на месте признан допустимым доказательством, он оглашался в судебном заседании т.4 л.д. 11-13, т.27 л.289).

Ссылка в представлении на то, что при допросе свидетеля [скрыто] понятой в ходе предварительного следствия, выяснялось:

- адвокатом Карман - предупреждалась ли она об ответственности, разъяснялись ли ей права, обязанности и ответственность понятой;

- адвокатами Воронцовой и Епифановой - обстоятельства, при которых К [скрыто] была привлечена к участию в качестве понятой (на каком основании она участвовала в проведении пяти обысков в жилищах подсудимых);

- присяжными заседателями - в одной или разных машинах ехали на проведение следственного действия - проверки показаний потерпевшего Ч Щ с выходом на место - понятые и милиционеры;

- является несостоятельной и противоречит содержанию протокола судебного заседания (т. 26 л.д.95-98), а также - имеющимся в материалах дела вопросам присяжных заседателей (т.25 л.д. 198-224).

Ссылка в представлении на то, что судья отказал в оглашении показаний свидетеля [скрыто]., данных им в ходе предварительного

следствия, не свидетельствует о нарушении закона. Давая показания о приходе з! I в магазин [скрыто] в ходе предварительного

следствия пояснял, что было это в начале ноября 2004 г., точно день он не помнит (т.5 л.д. 71).

В судебном заседании свидетель [скрыто] пояснял, что [скрыто] заходил в магазин в 2004 г. , а когда именно - он не помнит (л.д .26 т.27).

_При таких данных установление того обстоятельства, что находился ли в состоянии опьянения, когда он заходил в магазин [скрыто] и его при этом видел [скрыто], при неизвестности даты этого события - не входит в предмет доказывания по делу. Кроме того, как следует из предъявленного обвинения, нападение на [скрыто] имело место после (около) 22 часов 9 ноября 2004 г. [скрыто] рядом с

автозаправочной станцией и наличие (отсутствие) состояния опьянения подлежало установлению именно на это время.

Ссылка в представлении на то, что судья необоснованно признал информацию, содержащуюся в протоколе допроса свидетеля [скрыто]., данными, характеризующими личность Краузе - также несостоятельна. Как видно из протокола судебного заседания, государственный обвинитель Привалихин просил разрешения судьи огласить показания свидетеля [скрыто], данные им в ходе предварительного следствия, в связи с существенными противоречиями в показаниях в части того, что он (А^И) обращался либо не обращался к Краузе с просьбой посодействовать в возврате долга [скрыто]. Судья разрешил государственному обвинителю Привалихину огласить показания свидетеля [скрыто] но государственный обвинитель огласил не показания [скрыто] в указанной им части, а весь протокол его допроса от 31 января 2005 г. и судья правильно обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание данные, характеризующие личность подсудимого Краузе и потерпевшего [скрыто] которые были озвучены государственным обвинителем Привалихиным при оглашении протокола допроса свидетеля [скрыто] в ходе предварительного следствия и не учитывать их при вынесении вердикта. Такая просьба судьи соответствовала требованиям закона. Сам судья не признавал никакой информации, характеризующей личность Краузе.

Ссылка в представлении на то, что судья запретил исследовать обстоятельства, связанные с обрезом охотничьего ружья, который по версии подсудимых имелся при себе у Ч Щ при происшедшем 9 ноября 2004 г., также является несостоятельной. Такого запрета судьей на участников процесса не налагалось.

То обстоятельство, что судьей был снят вопрос подсудимого Корейко к свидетелю [скрыто] об описании обреза, который он видел у чЩ [скрыто] не

свидетельствует о нарушении закона.

Как пояснял свидетель БЯ I в судебном заседании, он и [скрыто] стали меньше общаться, [скрыто] приходил к нему в гости и у него был обрез, но когда это было - он не помнит (т.26 л.д.88).

Из материалов дела не следует, что к [скрыто] Ч I приходил в гости 9 ноября 2004 г. При таких обстоятельствах описание обреза, который был у [скрыто] согласно показаний [скрыто] не относится к событиям происшедшего

9 ноября 2004 г. и установление этих обстоятельств не входило в предмет доказывания по делу.

Ссылка в представлении на то, что судья при допросе потерпевшей [скрыто] государственным обвинителем делал ему замечания при постановке

вопросов о наличии телесных повреждений у вернувшегося ночью 10 ноября 2004 г.Ч [скрыто] - не в полной мере соответствует фактическим обстоятельствам и не свидетельствует о нарушении закона.

Как видно из протокола судебного заседания, судья разъяснял государственному обвинителю Привалихину при постановке им потерпевшей [скрыто] вопроса: «Он (Ч I) с похмелья болел?» недопустимость в

присутствии присяжных заседателей ссылаться на данные, характеризующие личность потерпевшего чЩ [скрыто] а после его же вопроса о том, когда [скрыто] стал злоупотреблять спиртными напитками - до или после 9 ноября 2004 г. и ответа [скрыто] о том, что ранее [скрыто] злоупотреблял спиртными напитками, потом

«закодировался» и пять лет не употреблял спиртные напитки, судья разъяснил государственному обвинителю Привалихину и потерпевшей [скрыто], что

недопустимо в присутствии присяжных заседателей ссылаться на данные, характеризующие личность потерпевшего Чщ [скрыто], и попросил присяжных заседателей не принимать во внимание указанные данные (т.26 л.д.59, 63-64).

Из протокола также следует, что судья не ограничивал государственного обвинителя Привалихина в постановке вопросов о телесных повреждениях при возвращении домой после происшедшего.

При таких обстоятельствах действия судьи при постановке государственным обвинителем Привал и хиным указанных вопросов и соответствующего ответа потерпевшей ЧИ I соответствовали требованиям закона.

Вместе с тем, установление нахождения (либо ненахождения) [скрыто] именно при происшедшем в состоянии опьянения относится к обстоятельствам происшедшего, входит в пределы доказывания по делу и судьей правильно не препятствовалось в выяснении этих данных.

Ссылка в представлении на то, что судья запретил государственному обвинителю довести до сведения присяжных заседателей информацию о прозвищах подсудимых, содержащуюся в протоколе допроса свидетеля [скрыто] в ходе предварительного следствия, также не свидетельствует о

нарушении закона.

Как следует из протокола судебного заседания, при допросе свидетеля ему не задавался вопрос о прозвищах подсудимых.

Согласно ч.З ст.281 УПК РФ суд вправе принять решение об оглашении показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. Поскольку свидетель [скрыто] не давал в судебном заседании никаких показаний о прозвищах

подсудимых, то и существенных противоречий в этой части в его показаниях не имелось и его показания в ходе предварительного следствия в этой части оглашению в судебном заседании не подлежали.

Вместе с тем, как видно из протокола судебного заседания, судья не препятствовал государственному обвинителю выяснять прозвища подсудимых при исследовании вещественных доказательств - листов с записями (т.28 л.д.12-14,21).

Согласно предъявленного обвинения, Краузе, работая председателем правления [скрыто] городской общественной организации [скрыто]

[скрыто], предложил своему заместителю Бочарникову, а также - знакомым Корейко, Евтееву, [скрыто], Дружинину, Петухову, с которыми совместно

занимался спортивными играми [скрыто], участвовать в банде, и по

взаимному их согласию руководство бандой было возложено на Краузе.

При таком обвинении выяснение в судебном заседании связей и отношений подсудимых, в том числе - кто являлся председателем клуба [скрыто], его заместителем - не свидетельствует о нарушении закона и входило в предмет доказывания по банде. С этим же было связано выяснение вопроса о возрасте сына Бочарникова при установлении обстоятельств хранения ружья Бочарникова в квартире (т.27 л.д.127), что вменялось ему в вину по ч.2 ст.209 УК РФ, и времени нахождения в кафе [скрыто] (согласно

предъявленного обвинения, Бочарников, исполняя свою роль в

подготавливаемом вооруженном нападении на [скрыто] находился в помещении кафе [скрыто]).

С учетом того, что никаких других корыстных преступлений, кроме разбойного нападения на [скрыто] в вину Бочарникова не вменялось, выяснение вопроса о том, «где Бочарников брал средства к существованию» - в предмет доказывания по делу не входило.

То обстоятельство, что адвокат Мащенко в прениях сослалась на то, что подсудимые примерно одного возраста, проживали в одном городе, вместе учились, работали, отдыхали, пытались зарабатывать деньги, кто-то более успешно, кто-то менее успешно и очень хорошо то, что у Краузе это получалось лучше всех. На ее взгляд, очевидный факт, что подсудимые, занимаясь спортом, приобщали к этому детей, пытались зарабатывать деньги, создавать благополучие в своей семье, не забывали, что они живут в г. [скрыто] и пытались сделать этот маленький, захолустный городок лучше ...

По версии следствия они оказались в одной организованной группе для того, чтобы совершить разбойное нападение ... Не добыто никаких доказательств, подтверждающих, что подсудимые объединились в банду для совершения преступлений. Подсудимые просто жили, работали, старались получать от

жизни удовольствие и еще приносить людям пользу» - не свидетельствует о нарушении закона.

Согласно ч.8 ст.335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Как видно из протокола, указанные данные адвокатом Мащенко сообщались для опровержения необходимых признаков банды (организованности, устойчивости преступной группы и т.п.), ее подзащитному подсудимому Евтееву предъявлялось обвинение по участию в банде.

Из протокола судебного заседания следует, что потерпевшая

которой задавался вопрос о стоимости машины, в присутствии присяжных заседателей поясняла, что в связи со вступлением в наследство она готовила документы и фирмой по оценке машина была оценена в [скрыто] рублей (т.26 л.д.67-68). Государственным обвинителем Привалихиным было заявлено ходатайство об оглашении в судебном заседании отчета об оценке рыночной стоимости автомашины и приобщении его копии к материалам дела. Судьей было удовлетворено это ходатайство, отчет об оценке рыночной стоимости автомашины, произведенной по заказу [скрыто] был оглашен в судебном заседании, его копия приобщена к делу (т.27 л.д.56; т.25 л.д.129-134). Ни адвокат Воронцова в прениях, ни судья в напутственном слове, как видно из материалов дела, не ссылались на стоимость автомашины в [скрыто] рублей.

Статьи законов по Делу № 67-О07-5СП

УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 190. Протокол допроса
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу

Загрузка
Наверх