Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 71-О12-18СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 января 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 71-О12-18СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 января 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.
судей Нестерова В.В. и Безуглого Н.П.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Хохриной Л.В. на приговор Калининградского областного суда с участием присяжных заседателей от 11 октября 2012 года, которым Мельников В В , , ранее судимый, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 297 УК РФ, на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в связи с отсутствием события преступления, в соответствии с п.п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Этим же приговором за Мельниковым В.В. признано право на реабилитацию. 2 Вердиктом коллегии присяжных заседателей Мельников В.В. признан невиновным в неуважении к суду, выразившемся в оскорблении судьи, участвующего в отправлении правосудия.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения оправданного Мельникова В.В. и адвоката Сырятовой И.Н., возражавших против удовлетворения кассационного представления, мнение прокурора Митюшова В.П., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Хохрина Л.В. ставит вопрос об отмене приговора в связи с допущенными в ходе судебного рассмотрения нарушениями уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств и повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы, а также нарушениями при формировании коллегии присяжных заседателей. Считает, что нарушения закона выразились в том, председательствующим было необоснованно отклонено ходатайство государственных обвинителей о мотивированном отводе кандидата в присяжные заседатели № 9 С который выразил несогласие с решением о привлечении к уголовной ответственности его супруги в связи с дорожно-транспортным происшествием. В дальнейшем С был избран старшиной присяжных заседателей и указанное им обстоятельство могло повлиять на вынесение коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта. Кроме того указывает, что, несмотря на то, что председательствующим была разъяснена кандидатам в присяжные заседатели их обязанность правдиво отвечать на задаваемые им вопросы, а также представить необходимую информацию о себе при отборе для участия в рассмотрении дела, кандидат в присяжные заседатели Ж скрыл сведения о том, что он ранее привлекался к уголовной ответственности, а кандидаты в присяжные заседатели Г и К не сообщили участникам процесса о том, что сын Г а также муж К и она сама привлекались к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения с наложением на них взысканий в виде штрафа. Считает, что сокрытие Ж Г и К вышеуказанных фактов не может свидетельствовать об их честности и беспристрастности при вынесении вердикта по настоящему делу и лишило сторону обвинения воспользоваться правом отвода и правом ходатайствовать о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности её состава. Указывает также, что с учетом предъявленного Мельникову В.В. обвинения, в частности, наличия в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого указаний на нарушение им порядка в судебном заседании 14 июля 2011 года при рассмотрении его апелляционной 3 жалобы, сторона обвинения в связи с замечаниями, сделанными председательствующим потерпевшему Я который пытался рассказать присяжным заседателям о поведении Мельникова В.В. в том заседании, была лишена возможности довести до сведения присяжных заседателей суть нарушений, допущенных Мельниковым В.В. Полагает, что данное обстоятельство могло отразиться на мнении присяжных заседателей о виновности Мельникова В.В. Просит приговор в отношении Мельникова В.В. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя Хохриной Л.В. оправданный Мельников В.В. и адвокат Сырятова И.Н. просят оставить представление без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Мельникова В.В. постановленным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о его невиновности в совершении преступления, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Доводы государственного обвинителя о том, что при производстве по данному делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по данному уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. ст. 328, 330 УПК РФ. По окончании ее формирования стороны, в том числе и сторона обвинения, не заявляли о том, что образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт.

Как видно из протокола судебного заседания, ходатайство государственных обвинителей о мотивированном отводе кандидата в присяжные заседатели С который выразил несогласие с решением о привлечении к уголовной ответственности его супруги в связи с дорожно-транспортным происшествием, вопреки доводам кассационного представления, рассмотрено председательствующим в соответствии с требованиями УПК РФ, принятое по результатам рассмотрения данного ходатайства решение достаточно мотивировано и является правильным, поскольку обстоятельство, на которое ссылаются государственные обвинители, 4 не является основанием, исключающим участие С в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя. Кроме того государственные обвинители вправе были заявить указанному выше кандидату в присяжные заседатели немотивированный отвод или ходатайствовать о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности её состава, однако такого отвода и ходатайства они не заявляли. Не указано в кассационном представлении и того, каким образом данное обстоятельство повлияло на вынесение коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления и о том, что кандидат в присяжные заседатели Ж скрыл факт того, что он привлекался к уголовной ответственности.

Как видно из протокола судебного заседания, перед кандидатами в присяжные заседатели председательствующим был поставлен вопрос о том, есть ли среди них лица, которые ранее привлекались к уголовной ответственности, а стороной защиты - вопрос о том, подвергались ли они когда- либо уголовному преследованию.

Вместе с тем, согласно представленной государственным обвинителем справки ИЦ УМВД России по области, уголовное дело в отношении Ж по ст. 213 ч. 1 УК РФ было прекращено 22 марта 2001 года на основании ст. 9 УПК РФ, что в соответствии с требованиями закона аннулирует все правовые последствия, в том числе и связанные с привлечением к уголовной ответственности. Поэтому достаточных данных считать, что кандидат в присяжные заседатели Ж не правдиво отвечал на поставленные перед ним вопросы, не имеется.

Нельзя согласиться также и с доводами государственного обвинителя о том, что присяжные заседатели Г и К не сообщили участникам процесса о том, что их родственники привлекались к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения, поскольку данных о том, что указанным кандидатам в присяжные заседатели было достоверно известно о том, что сын Г и муж К . привлекались к административной ответственности, из материалов уголовного дела не усматривается, не приведено таких данных и в кассационном представлении.

Из материалов уголовного дела и приложенных к кассационному представлению государственного обвинителя документов видно, что кандидат в присяжные заседатели К действительно не сообщила участникам процесса о том, что она в мае 2012 года привлекалась к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. 5 Однако данное обстоятельство не является основанием, исключающим участие К в рассмотрении данного уголовного дела в качестве присяжного заседателя, а государственные обвинители имели возможность запросить указанные сведения при формировании коллегии присяжных заседателей и заявить по этим основаниям отвод данному кандидату в присяжные заседатели. Кроме того в кассационном представлении не указано, каким образом данные обстоятельства повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

При таких обстоятельствах, доводы кассационного представления о том, что предоставление кандидатом в присяжные заседатели К информации о себе не в полном объеме лишило сторону обвинения права заявить ей отвод и привело к вынесению необъективного решения по уголовному делу, судебная коллегия находит необоснованными.

Несостоятельными являются и доводы кассационного представления о том, что в ходе судебного следствия было ограничено право стороны обвинения на представление доказательств.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с достаточной полнотой и объективно, а также с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные доказательства, исследование которых допускается в суде с участием присяжных заседателей, были судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты правильные, мотивированные решения. По окончании судебного следствия ни у кого из участников процесса, в том числе у стороны обвинения, каких-либо ходатайств о дополнении не было.

Как видно из материалов уголовного дела, Мельникову В.В. было предъявлено обвинение в том, что во время рассмотрения в отношении него уголовного дела в апелляционном порядке, после оглашения председательствующим судьей Я решения об удалении подсудимого Мельникова В.В. из зала судебного заседания в связи с нарушением им порядка в судебном заседании, он в присутствии участников судебного заседания и сотрудников конвойной службы высказал в адрес председательствующего судьи Я оскорбительные и неприличные слова, при этом, в чем выразились допущенные Мельниковым В.В. нарушения порядка судебного заседания, ему не вменялось. 6 С учетом данных обстоятельств судебная коллегия считает, что, председательствующий обоснованно, в соответствии с требованиями закона, определяющими пределы судебного разбирательства и особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, в тех случаях, когда потерпевший Я пытался довести до присяжных заседателей сведения о том, в чем выразились допущенные Мельниковым В.В. нарушения порядка в судебном заседании, своевременно пресекал такие попытки и обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание указанные сведения при вынесении вердикта.

Таким образом, доводы кассационного представления о том, что председательствующий необоснованно лишил возможности сторону обвинения довести до сведения присяжных заседателей суть допущенных Мельниковым В.В. нарушений порядка судебного заседания, и что данное обстоятельство могло отразиться на мнении присяжных заседателей о виновности Мельникова ВВ., судебная коллегия находит несостоятельными.

Вопросный лист председательствующим составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, данных о его необъективности, а также об искажении председательствующим исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон, из текста напутственного слова не усматривается.

Вердикт присяжными заседателями вынесен в соответствии с положениями ст. 343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей Мельников В.В. признан невиновным в предъявленном ему обвинении, суд в соответствии с п.п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ правильно постановил в отношении него оправдательный приговор.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что предусмотренных ч. 2 ст. 385 УПК РФ нарушений уголовно-процессуального закона, при наличии которых может быть отменен оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, по данному уголовному делу не допущено. Поэтому оснований для отмены оправдательного приговора в отношении Мельникова В.В. по доводам кассационного представления судебная коллегия не усматривает. 7 На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Калининградского областного суда с участием присяжных заседателей от 11 октября 2012 года в отношении Мельникова В. В. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Хохридюй Щ.З. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 71-О12-18СП

УК РФ Статья 213. Хулиганство
УК РФ Статья 297. Неуважение к суду
УПК РФ Статья 9. Уважение чести и достоинства личности
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх