Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 74-О07-59

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №74-О07-59

от 26 февраля 2008 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.,

рассмотрела в судебном заседании от 26 февраля 2008 года кассационное представление государственного обвинителя Самойлова Ю.В., кассационные жалобы осужденных Харлампьева Э.А., Григорьева В.И., Хромова А.Н., адвокатов Ушницкого В.Р. и Кондратьевой М.С. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 8 июня 2007 года, которым

Григорьев [скрыто]

[скрыто] судимый 21 мая 2001 г. по ст. 158 ч.2 п.п. «б», «в», «г» УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года; освобожден 17 февраля 2005 года по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Харлампьев [скрыто]

осужден по ст.ст. 33 ч.З, 105 ч.2 п. «а» УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

он также признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.116 ч.1 УК РФ, за которое назначено наказание в виде штрафа в размере [скрыто] рублей, от наказания за данное преступление освобожден в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

Хромов [скрыто]

димый 30 мая 2003 г. по ст.213 ч.З УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

осужден по ст.ст. 33 ч.5, 105 ч.2 п. «а» УК РФ к лишению свободы сроком на

12 лет; в соответствии со ст.74 ч.5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на

13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

он также признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ, за которое назначено наказание в виде штрафа в размере [скрыто] рублей, от наказания за данное преступление освобожден в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

Юрченко [скрыто]

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч.1 УК РФ, за которое назначено наказание в виде штрафа в размере [скрыто] руб-

лей, от наказания за данное преступление освобожден в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 33 ч.5, 105 ч.2 п.п. «а,д,и» УК РФ, он оправдан на основании ст.302 ч.2 п.2 УПК РФ за непричастностью к совершению данного преступления.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, доводы кассационного представления и кассационных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя и возражавшего против доводов кассационных жалоб, выступление адвоката Наумова B.C. (защитника Юрченко СВ.), просившего приговор в отношении Юрченко СВ. оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Григорьев В.И. осужден за убийство двух лиц: [скрыто]. и [скрыто]. Харлампьев Э.А. осужден за организацию убийства двух лиц, а Хромов А.Н. - за пособничество в убийстве двух лиц.

Кроме того, Харлампьев Э.А., Хромов А.Н. и Юрченко СВ. осуждены за нанесение побоев потерпевшим Ш И I и [скрыто] и от наказания за

данное преступление освобождены в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Юрченко по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 33 ч.5, 105 ч.2 п.п. «а,д,и» УК РФ, (в пособничестве в убийстве двух лиц с особой жестокостью, из хулиганских побуждений) оправдан на основании ст.302 ч.2 п.2 УПК РФ за непричастностью к совершению данного преступления.

Судом установлено, что преступления совершены 18 марта 2005 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Самойлов Ю.В. просит приговор в отношении Харлампьева, Григорьева, Хромова и Юрченко отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. По мнению автора кассационного представления, при вынесении приговора судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон - что привело к неверной юридической квалификации действий осужденных и необоснованному оправданию Юрченко СВ. Государственный обвинитель указывает, что в вводной части приговора неверно указана судимость Хромова по предыдущему приговору; судом необоснованно исключены из юридической квалификации осужденных квалифицирующие признаки преступлений: «совершение преступлений из хулиганских побуждений», и «особая жестокость» при убийстве потерпевших [скрыто] и [скрыто] Юрченко, по мнению государственного обвинителя, является пособником в убийстве потерпевших, поскольку в ходе судебного следствия установлено, что он совместно с Хромовым совершили согласованные действия, направленные на оказание содействия Григорьеву в совершении убийства двух лиц: Юрченко провожал и сажал в машину потерпевших, а затем вместе с Хромовым и Григорьевым отводил их в сторону леса, помог их убить; судом не дано оценки тому обстоятельству, что Юрченко, согласно показаниям свидетеля [скрыто] после убийства в пути следования автомашины выбросил нож, являвшийся орудием убийства, тем самым оказав пособничество в убийстве потерпевших; находясь на месте убийства, он (Юрченко), по просьбе Григорьева, вместе с Хромовым привел потерпевшего Д__ к Григорьеву для того, чтобы тот убил потерпевшего; вывод суда о том, Юрченко не знал о намерении других осужденных по делу лиц убить потерпевших, не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденные Хромов, Харлампьев и Григорьев, а также адвокат Кондратьева М.С (защитник осужденного Хромова А.Н.) и адвокат Ушницкий В.Р. (защитник осужденного Харлампьева Э.А.) просят приговор отменить, находя его незаконным, необоснованным и несправедливым. По их мнению, приговор обоснован недопустимыми доказательствами: показаниями осужденных Харлампьева, Юрченко, Григорьева, Хромова, данными ими на предварительном следствии в качестве подозреваемых, а также протоколами проверки показаний на месте подозревае-

мых Харлампьева и Григорьева. Как считают осужденные и защитники, суд не вправе был использовать данные доказательства, поскольку ранее признал их недопустимыми, а затем, по ходатайству государственного обвинителя, вновь вернулся к этому вопросу, признав доказательства допустимыми, не отменив своего предыдущего постановления о признании доказательств недопустимыми. Заявители в кассационных жалобах утверждают, что показания осужденных, данные ими на предварительном следствии, получены с нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку Хромова и Григорьева защищал один и тот же адвокат (Свинобоев А.П.), а Харлампьева и Юрченко защищал адвокат Протодьяконов А.И., - несмотря на наличие противоречий в их интересах; по аналогичным основаниям они считают недопустимыми доказательствами протоколы проверки показаний на месте подозреваемых Харлампьева и Григорьева, в которых принимали участие адвокаты Свинобоев и Протодьяконов.

Адвокат Кондратьева М.С. утверждает, что доказательств причастности Хромова к убийству потерпевших не имеется и вывод суда о том, что Хромов был осведомлен о намерении Григорьева убить потерпевших - необоснован.

Осужденный Хромов утверждает, что на предварительном следствии вынужден был оговорить себя и других осужденных в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия; просит обратить внимание на показания свидетеля [скрыто] которые, по его мнению, не согласуются с по-

казаниями Юрченко, а также на показания свидетеля [скрыто], противоречащие показаниям осужденных, данных ими в судебном заседании. Как считает осужденный Хромов, судом не установлено наличие сговора между ним и другими осужденными на убийство потерпевших и необоснованно отвергнуты его показания о том, что они намеревались лишь напугать потерпевших, но не убивать их.

Осужденный Харлампьев утверждает, что его вина в организации убийства потерпевших не доказана; доказательства, на которые сослался суд в приговоре, носят косвенный характер; суд, исключив из обвинения ряд квалифицирующих признаков преступления, тем самым изменил обвинение и грубо нарушил закон, поставив под сомнение все обвинение и свои выводы; на предварительном следствии было нарушено право на защиту, поскольку адвокат Протодьяконов был назначен в качестве его защитника следователем без его (Харлампьева) волеизъявления; адвокат являлся заинтересованным в исходе дела лицом, поскольку ранее работал в должности следователя; судом не установлено наличие сговора между ним и другими осужденными на убийство потерпевших; судом не приняты во внимание показания свидетелей [скрыто] и [скрыто], которые осужденный Харлампьев цитирует в жалобе; утверждает, что на Григорьева оказывалось моральное и физическое давление со стороны оперативных работников милиции, которые были заинтересованы в том, чтобы привлечь его (Харлампьева) к уголовной ответственности; указывает, что у него и других осужденных умысел был направлен на то, чтобы напугать потерпевших, однако Григорьев вышел за пределы договоренности и самостоятельно совершил убийство потерпевших, то есть в действиях Григорьева имеет место эксцесс исполнителя; ставит под сомнение законность участия в деле предста-

вителя потерпевших адвоката Николаевой Н.В.; считает, что суд несправедливо назначил ему чрезмерно суровое наказание, не учел положительно характеризующие его сведения, а также влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи.

Осужденный Григорьев В.И. утверждает, что наказание ему назначено судом чрезмерно суровое; судом неверно сделан вывод о причастности к убийству других осужденных по делу лиц; заявляет, что данное преступление совершил самостоятельно, активно способствовал органам следствия в раскрытии преступления; считает, что у суда были все основания для назначения ему наказания с применением правил ст.ст. 61, 62 УК РФ; просит о смягчении наказания.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о виновности осужденных в инкриминированных им преступлениях основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых достаточно подробно изложено в приговоре.

Суд проанализировал все доказательства, на которые ссылались стороны в ходе судебного следствия, и дал им надлежащую оценку в приговоре.

Каких-либо противоречий в доказательствах, которыми суд обосновал приговор, или наличие доказательств, которые бы исследовались в судебном заседании, но не получили оценки в приговоре, из материалов дела не усматривается.

Судом также были учтены показания свидетелей [скрыто] и [скрыто]

на которые обращают внимание осужденные Хромов и Харлампьев в своих кассационных жалобах.

Суд тщательно проверил показания осужденных, которые они давали при производстве предварительного следствия и в суде, выяснил причины изменений показаний, и правильно оценил их в совокупности с иными собранными по делу доказательствами.

У судебной коллегии нет каких-либо оснований не согласиться с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции в приговоре.

Доказательства, на которые сослался суд в приговоре, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Доводы жалоб осужденных и защитников о том, что все показания Хар-лампьева, Юрченко, Григорьева и Хромова, данные ими в качестве подозреваемых, а также протокол проверки показаний на месте Григорьева являются недопустимыми доказательствами - несостоятельны.

Суд, установив, что защиту подозреваемых Хромова и Григорьева, в интересах которых имелись противоречия, осуществлял один и тот же адвокат Свинобоев, а защиту подозреваемых Юрченко и Харлампьева, в интересах которых также имелись противоречия, осуществлял один и тот же адвокат Протодьяконов, обоснованно признал недопустимыми доказательствами протоколы

допросов подозреваемых Хромова и Харлампьева, а также протокол проверки показаний подозреваемого Харлампьева на месте преступления.

Вместе с тем, суд правильно сделал вывод о том, что при первоначальных допросах Григорьева и Юрченко, а также при проверке показаний Григорьева на месте преступления закон нарушен не был.

Суд обоснованно указал, что до оказания юридической помощи адвокатом Свинобоевым подозреваемому Григорьеву и адвокатом Протодьяконовым подозреваемому Юрченко они не оказывали юридической помощи другим подозревавшимся по делу лицам. Адвокаты осуществляли защиту прав и интересов Юрченко и Григорьева в соответствии со ст.49 УПК РФ. Обстоятельств, указанных в ст.72 ч.1 п.З УПК РФ и исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу, на момент допросов Юрченко и Григорьева, а также во время проверки показаний Григорьева на месте преступления, не существовало. Поэтому защитники Свинобоев и Протодьяконов вправе были принимать участие при их допросах, а также при проверке показаний Григорьева на месте.

Выявившиеся позже (при допросах других подозреваемых) противоречия в интересах Хромова и Григорьева, а также в интересах Юрченко и Харлампьева обязывали адвокатов устраниться от участия в защите Хромова и Харлампьева и в оказании им юридической помощи по данному делу, поскольку интересы последних противоречили интересам лиц, которым они ранее уже оказали юридическую помощь как защитники.

Эти обстоятельства были учтены судом, и протоколы допросов Хромова и Харлампьева в качестве подозреваемых, а также протокол проверки показаний на месте Харлампьева были признаны недопустимыми доказательствами, исключены из перечня доказательств и не использовались судом при обосновании приговора.

Содержащееся в кассационных жалобах утверждение о том, что протоколы допросов Григорьева и Юрченко также следует считать недопустимыми -неосновательны, поскольку уголовно-процессуальный закон при допросах указанных лиц нарушен не был.

По смыслу ст.72 ч.1 п.З УПК РФ запрет на участие одного и того же адвоката в защите лиц, интересы которых противоречат друг другу, обусловлен необходимостью обеспечить эффективную защиту каждого из них.

В данном случае нет оснований утверждать, что защита Григорьева и Юрченко в условиях, когда не существовало противоречий в их интересах и интересах других подозреваемых по делу лиц, была осуществлена адвокатами Свинобоевым и Протодьяконовым неэффективно или неквалифицированно, т.е. право на защиту нарушено не было.

Доводы кассационных жалоб о том, что судья, признавая ранее исключенные из перечня доказательства допустимыми, обязан был отменить свое предыдущее решение о признании доказательств недопустимыми - не основаны на законе.

Согласно частей 5 и 7 ст.235 УПК РФ, если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу

и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться или использоваться в ходе судебного разбирательства. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

При этом закон не требует вынесения судебного постановления об отмене предыдущего решения, на основании которого доказательство было признано недопустимым.

В данном случае судья по ходатайству государственного обвинителя повторно рассмотрел вопрос о признании допустимыми ранее исключенных доказательств: протоколов допросов подозреваемых Григорьева и Юрченко, а также протокола проверки показаний на месте подозреваемого Григорьева, и вынес мотивированное постановление (т.6 л.д. 64-66).

Доводы жалоб о неосведомленности осужденных Харлампьева и Хромова в намерении Григорьева убить потерпевших [скрыто] и [скрыто], а также об отсутствии в их действиях составов преступления - не основаны на материалах дела.

Из анализа показаний подозреваемых Юрченко и Григорьева, данных ими в период предварительного следствия, а также из показаний свидетеля [скрыто]

~~1, суд сделал обоснованный вывод о том, что после конфликта с потерпевшими у Харлампьева возник умысел на лишение жизни [скрыто] и [скрыто], в связи с чем он организовал их убийство. С этой целью он заранее попросил Юрченко вызвать автомашину, не осведомив его о своих намерениях. Затем он склонил Григорьева и Хромова к участию в убийстве потерпевших, заставил потерпевших поехать с ними, указывал водителю дорогу к месту убийства. После убийства потерпевших, поинтересовался у Григорьева, убил ли он потерпевших.

Роль Хромова как пособника в убийстве заключалась в том, что он, согласившись с предложением Харлампьева убить потерпевших, отвел потерпевших от машины в сторону леса, где Григорьевым было совершено их убийство. При этом, после того как Григорьев убил первого потерпевшего [скрыто] он (Хромов), оказывая содействие Григорьеву в убийстве двух лиц, подвел к нему второго потерпевшего Д (, которого Григорьев также убил ножом; участвовал в сокрытии следов преступления месте с Григорьевым, забрав куртки потерпевших, чтобы спрятать.

Суд обоснованно признал достоверными показания Юрченко и Григорьева, данные ими в период предварительного следствия, поскольку они согласуются с показаниями свидетелей, заключениями экспертиз, протоколом осмотра места происшествия и другими доказательствами, содержание которых приведено в приговоре.

Юридическая квалификация действий осужденных судом дана правильно.

Доводы осужденных о том, что к ним в ходе предварительного следствия применялись недозволенные методы ведения следствия, судом проверялись и не нашли своего подтверждения.

Доводы жалобы осужденного Харлампьева о том, что суд изменил обвинение и тем самым нарушил уголовно-процессуальный закон - неосновательны, поскольку изменения обвинения, ухудшающего положения осужденных или нарушающего их право на защиту, в ходе судебного разбирательства допущено не было.

Как видно из материалов дела, суд исключил из обвинения подсудимых Хромова, Харлампьева и Григорьева квалифицирующие признаки «д», «ж», «и» ч.2 ст. 105 УК РФ, а также переквалифицировал действия осужденных со ст. 116 ч.2 УК РФ наст.116 ч.1 УК РФ, что улучшило их положение.

Согласно ст.252 ч.2 УПК РФ изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Доводы осужденного Харлампьева о том, что следователь не вправе был назначать ему защитника адвоката Протодьяконова без его волеизъявления, не основаны на законе.

Согласно п.5 ч.1 ст.51 УПК РФ, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно.

Если защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то следователь сам обязан обеспечить участие защитника в уголовном судопроизводстве.

В данном случае, поскольку подозреваемый Харлампьев не имел защитника по соглашению, то в целях обеспечения его права на защиту, следователь назначил ему адвоката Протодьяконова A.A. в качестве защитника, о чем вынес соответствующее постановление (т.1 л.д.144).

Сам Харлампьев не возражал против участия адвоката Протодьяконова A.A. в качестве его защитника и отводов защитнику не заявлял.

Утверждение осужденного Харлампьева о заинтересованности указанного адвоката в обвинительном исходе дела - голословно и ничем объективно не подтверждено.

Доводы Харлампьева о незаконном участии адвоката Николаевой в качестве представителя потерпевших - несостоятельны.

Согласно ст.42 ч.2 п.8 УПК РФ потерпевший имеет право иметь представителя.

Из материалов дела видно, что близкие родственники потерпевших [скрыто] и [скрыто] к которым перешли права потерпевших в связи с их смертью, доверили представлять их законные интересы адвокату Николаевой Н.В., которая была допущена к участию в деле в качестве представителя потерпевших на основании постановлений судьи (т.5 л.д. 217, 223).

Наказание осужденным назначено судом справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, роли каждого из них, данных, характеризующих их личности, а также с учетом семейного положения.

Утверждение Григорьева о том, что судом не учтено в качестве смягчающего наказания обстоятельства его активное способствование раскрытию преступления - неосновательно, поскольку таких обстоятельств судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Судебная коллегия не находит оснований для смягчения назначенного осужденным Харлампьеву, Хромову и Григорьеву наказания.

Неосновательными являются и доводы кассационного представления государственного обвинителя Самойлова Ю.В. о незаконности и необоснованности приговора.

Суд, исследовав все обстоятельства дела, проверив и оценив представленные стороной обвинения доказательства, пришел к обоснованному выводу о непричастности Юрченко СВ. к убийству потерпевших [скрыто]. и [скрыто] 1Щ

Доказательств того, что Юрченко был осведомлен о намерении других осужденных по делу лиц убить [скрыто] и [скрыто] а также доказательств того, что он содействовал Григорьеву в совершении убийства потерпевших в деле не имеется.

Пособнических действий Юрченко в убийстве потерпевших, о которых упоминает государственный обвинитель в кассационном представлении, судом первой инстанции не установлено.

Суд обоснованно исходил из принципа презумпции невиновности обвиняемого Юрченко, поскольку достаточных доказательств его вины стороной обвинения не представлено.

Судом установлено, что побои потерпевшим были нанесены, а затем их убийство было совершено не из хулиганских побуждений, а на почве личных неприязненных отношений, вызванных ссорой с ними. Поэтому суд обоснованно исключил из обвинения подсудимых соответствующий квалифицирующий признак преступления - пункт «и» части 2 ст. 105 УК РФ, а также переквалифицировал действия осужденных с ч.2 ст. 116 УК РФ на ч.1 ст. 116 УК РФ. Судом также мотивированно исключен из обвинения осужденных пункт «д» части 2 ст. 105 УК РФ, то есть проявление «особой жестокости» при убийстве потерпевших.

Оснований не согласиться с выводами суда, изложенными в приговоре, судебная коллегия не усматривает.

Доводы государственного обвинителя о неправильном указании в вводной части приговора даты судимости Хромова по предыдущему приговору не основаны на материалах дела.

Дата судимости Хромова в приговоре указана верно, поскольку в материалах уголовного дела имеется копия приговора, из которой следует, что Хромов А.Н. ранее был осужден 30 мая 2003 года Хангаласским районным судом Республики Саха (Якутия) по ст.213 ч.З УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года (т.З л.д. 200-202).

Статьи законов по Делу № 74-О07-59

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УПК РФ Статья 49. Защитник
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу

Загрузка
Наверх