Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 74-О12-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 74-О12-9

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 июня 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.,
судей Фетисова С.М. и Русакова В.В.,
при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Снурни­ цына Д.Л., Снурницына А.Л., Михалевой Л.Н., Саидова Р.И., Хуморовой Н.В., дополнение к жалобе Хуморовой адвоката Клыкова А.В. на приговор Верхов­ ного суда Республики Саха (Якутия) от 27 февраля 2012 года, которым Снурницын Д Л су­ димый: 1. 13 декабря 2000 года Мирнинским районным судом РС (Я) по ст. 158 ч.З п. «в» УК РФ к 5 годам лишения свободы; постановлением Хангаласского районного суда РС (Я) от 8 апреля 2004 года поста­ новлено считать осужденным по ст. 158 ч.З УК РФ к 3 годам 7 месяцам лишения свободы, освобожден 27 апреля 2004 года по отбытию наказания; 2. 5 августа 2004 года Мирнинским районным судом РС (Я) по ст. 158 ч.З УК РФ к 3 годам 6 меся­ цам лишения свободы.

3. 26 января 2011 года Якутским городским су­ дом РС (Я) по ч.4 ст. 111, п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ, ч.З ст. 69 УК РФ, с учетом внесенных определением Су­ дебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 мая 2012 г. в при-2 говор изменений, к 11 годам лишения свободы в ис­ правительной колонии особого режима; осужден к лишению свободы: - по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на И лет - по преступлению, описанному в эпизоде № 2; - по ч. 1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 10 лет- по преступлению, описан­ ному в эпизоде № 3; - по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 10 лет - по преступлению, опи­ санному в эпизоде № 4.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Снурницыну Д.Л. назначено наказание 12 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных Снурницыну Д.Л. по данному приговору и по приговору Якутского городского суда Республики Саха (Яку­ тия) от 26 января 2011 года, окончательно Снурницыну Д.Л. назначено наказа­ ние 15 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

На основании ч. 2 ст. 58 УК РФ Снурницыну Д.Л. отбывание части срока наказания (в виде 6 лет лишения свободы) назначено в тюрьме.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, Снурницын Д.Л. оправдан на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием события преступления, и по обвинению в совершении преступле­ ний, предусмотренных пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ; ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ; ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, оправдан на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступле­ ния; Снурницын А Л не судимый, осужден к лишению свободы: - по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 8 лет - по преступлению, описанному в эпи­ зоде № 2; - по ч. 1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 8 лет- по преступлению, описан­ ному в эпизоде № 3; - по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 8 лет - по преступлению, опи­ санному в эпизоде № 4. 3 - по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г.

№ 162 ФЗ) сроком на 3 года - по преступлению, описанному в эпизоде № 8.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Снурницыну А.Л. окончательно назначено на­ казание 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии стро­ гого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, Снурницын А.Л. оправдан на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием события преступления, и по обвинению в совершении преступле­ ний, предусмотренных пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ; ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ оправдан на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутстви­ ем в деянии состава преступления; Саидов Р И судимый: 1. 10 июля 2002 года Якутским городским судом РС (Я) по ч.4 ст.228 УК РФ к 8 годам лише­ ния свободы; 2. 26 января 2011 года Якутским городским судом РС (Я) по ч.4 ст. 111 УК РФ, чЛ ст.112 УК РФ, ч.З ст.69 УК РФ к 11 годам лишения свободы, осужден к лишению свободы: - по ч.З ст.ЗО, ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 5 лет - по преступлению от 7 ноября 2008 г., описанному в эпизоде № 1; -по ч.З ст.ЗО, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального за­ кона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 8 лет - по преступлению, описанно­ му в эпизоде № 5; -по ч.З ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 10 лет - по преступлению 25 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 6; - по ч. 1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 9 лет - по преступлению 26 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 7; На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Саидову Р.И. назначено наказание 11 лет ли­ шения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных Саидову Р.И. по данному приго­ вору и по приговору Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 26 января 2011 года, окончательно Саидову Р.И. назначено наказание 14 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии особого режима. 4 На основании ч. 2 ст. 58 УК РФ Саидову Р.И. отбывание части срока на­ казания (в виде 5 лет лишения свободы) назначено в тюрьме.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, Саидов Р.И. оправдан на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсут­ ствием события преступления, и по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ; ч.1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, оправдан на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсут­ ствием в деянии состава преступления; Михалева Л Н осуждена к лишению свободы: - по ч. 3 ст.ЗО, п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального за­ кона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 8 лет - по преступлению от 7 ноября 2008 г., описанному в эпизоде № 1; - по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 8 лет - по преступлению, описанному в эпи­ зоде № 2; - по ч. 1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) сроком на 8 лет - по преступлению, опи­ санному в эпизоде № 3.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Михалевой Л.Н. окончательно назначено на­ казание 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной ко­ лонии общего режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, Михалева Л.Н. оправдана на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за от­ сутствием события преступления, и по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, оправдана на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления; Хуморова Н В осуждена к лишению свободы: - по ч. 3 ст.ЗО, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального за­ кона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ), с применением ст.64 УК РФ, сроком на 3 года - по преступлению от 23 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 5; - по ч. 3 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ), с применением ст.64 УК РФ, сроком на 4 - по преступлению от 25 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 6; - по ч. 1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ), с применением ст.64 УК РФ, сроком на 4 года - по преступлению от 26 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 7. 5 На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Хуморовой Н.В. окончательно назначено на­ казание 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии обще­ го режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, Хуморова Н.В. оправдана на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за от­ сутствием события преступления, и по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, ч.1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, оправдана на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за от­ сутствием в деянии состава преступления; Акматова Ж С осуждена к лишению свободы: - по ч.З ст.ЗО, п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального зако­ на от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) с применением ст.64 УК РФ сроком на 3 года - по преступлению от 7 ноября 2008 г., описанному в эпизоде № 1; - по ч. 3 ст.ЗО, п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального за­ кона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) с применением ст.64 УК РФ сроком на 4 года- по преступлению от 23 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 5; - по ч. 3 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) с применением ст.64 УК РФ сроком на 4 года - по преступлению 25 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 6; - по ч. 1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) с применением ст.64 УК РФ сроком на 4 года - по преступлению от 26 февраля 2009 г., описанному в эпизоде № 7.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Акматовой Ж.С. окончательно назначено на­ казание 5 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 82 УК РФ Акматовой Ж.С. отсрочено реальное от­ бытие наказания до достижения ребенком (А года рождения) четырнадцатилетнего возраста. На Акматову Ж.С. возложены обязанности встать на учет в уголовно-исполнительную инспекцию, не менять своего места жительства без уведомления этого органа, обеспечить здоровый образ жизни, полноценное воспитание и обучение своих малолетних детей, в том числе и дочери А По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, Акматова оправдана на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутстви­ ем события преступления, и по обвинению в совершении преступления, преду­ смотренного чЛ ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, оправдана на основа­ нии п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления; 6 Снурницына Н Н , осуждена к лишению свободы: - по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) с применением ст.64 УК РФ сроком на 6 лет - по пре­ ступлению, описанному в эпизоде № 2; - по ч. 1 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) с применением ст.64 УК РФ сроком на 3 года - по преступлению, описанному в эпизоде № 3; - по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерально­ го закона от 08.12.2003 г. № 162 ФЗ) с применением ст.64 УК РФ сроком на 3 года - по преступлению, описанному в эпизоде № 4.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Снурницыной Н.Н. окончательно назначено наказание 7 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Снурницыной Н.Н. наказа­ ние постановлено считать условным с испытательным сроком на 4 (четыре) го­ да.

На основании ч. 5 ст. 73 УК РФ на Снурницыну Н.Н. возложены обязан­ ности: не менять своего места жительства без уведомления уголовно- исполнительной инспекции, являться на регистрацию один раз в месяц.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, Снурницына Н.Н. оправдана на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием события преступления, и по обвинению в совершении преступле­ ний, предусмотренных пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ; ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ оправдана на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутст­ вием в деянии состава преступления.

Постановлено процессуальные издержки (оплату труда адвокатов) взы­ скать в доход государства: со Снурницына Дмитрия Леонидовича - рублей; со Снурницына Андрея Леонидовича - рублей; со Снурницыной Нины Николаевны - рубля; с Саидова Раджабали Изатуллоевича - рублей; с Хуморовой Нины Витальевны - рубля; с Михалевой Людмилы Никодимовны - рубля; с Акматовой Жайнагул Сайипбаевны - рублей.

Дело в отношении Снурницыной Н.Н. и Акматовой Ж.С. проверено су­ дом кассационной инстанции в соответствии с ч.2 ст.360 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденных Снурницына Д.Л., Снурницына А.Л., Михале­ вой Л.Н., Хуморовой Н.В., а также адвоката Кротовой СВ., (защитника Снур­ ницына А.Л.), адвоката Чегодайкина А.Н. (защитника Михалевой Л.Н.), адво­ ката Чигорина Н.Н. (защитника Саидова Р.И.), адвоката Шинелевой Т.Н. (за­ щитника Снурницына Д.Л.), адвоката Клыкова А.В. (защитника Хуморовой Н.В.) - просивших об удовлетворении кассационных жалоб, выступление про-7 курора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., пола­ гавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Саидов Р.И. осужден за покушение на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере. Михалева Л.Н. и Акма­ това Ж.С. осуждены за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору в особо крупном раз­ мере (эпизод преступлений под №1).

Снурницын Д.Л., Михалева Л.Н., Снурницына Н.Н., Снурницын А.Л. осуждены за незаконную пересылку и приготовление к незаконному сбыту нар­ котических средств, совершенные организованной группой в особо крупном размере (эпизоды преступлений под №№ 2,3).

Снурницын Д.Л., Снурницына Н.Н., Снурницын А.Л. осуждены за приго­ товление к незаконному сбыту наркотических средств, совершенное организо­ ванной группой в особо крупном размере (эпизод преступления под №4).

Саидов Р.И., Акматова Ж.С. и Хуморова Н.В. осуждены: за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершенное ор­ ганизованной группой (эпизод преступления под №5); за покушение на неза­ конный сбыт наркотических средств, совершенное организованной группой в особо крупном размере (эпизод преступления под №6) и за приготовление к не­ законному сбыту наркотических средств, совершенное организованной груп­ пой в особо крупном размере (эпизод преступления под №7).

Снурницын А.Л. осужден за незаконное хранение без цели сбыта нарко­ тических средств в особо крупном размере (эпизод преступления под №8).

Судом установлено, что преступления совершены в период времени с сентября 2008 года по июль 2009 года при обстоятельствах, указанных в при­ говоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Снурницын Д.Л. просит об отмене или изменении приговора, считая его незаконным, не­ обоснованным и несправедливым. Осужденный утверждает, что не причастен к совершению инкриминированных ему преступлений; заявляет, что разбира­ тельство дела проведено судом односторонне, с обвинительным уклоном, с на­ рушением принципов состязательности сторон, презумпции невиновности об­ виняемого; утверждает, что суд необоснованно отклонил ряд ходатайств сторо­ ны защиты о признании доказательств недопустимыми и исключении их из числа доказательств по делу; суд незаконно огласил в судебном заседании по­ казания Снурницына Л.М., данные на предварительном следствии, нарушив тем самым его (Снурницына Д.Л.) право на допрос свидетельствующего против него лица; полагает, что положенные в основу приговора доказательства явля­ ются недопустимыми, полученными органами предварительного следствия с нарушением требований уголовно-процессуального закона; утверждает, что не все доказательства, положенные в основу приговора, исследовались в ходе су­ дебного разбирательства дела; органами следствия нарушены требования зако-8 на, касающиеся выемки и приобщения к делу вещественных доказательств, сроков предварительного следствия, порядка их продления, а также процедуры соединения и передачи уголовных дел; положенные в основу приговора пока­ зания Снурницына А.Л. от 16.07.2009 г., данные на предварительном следст­ вии, считает недопустимыми доказательствами, полученными следователем Б включенным в состав следственной группы уже после про­ веденного им допроса Снурницына АЛ.; изготовление в ходе проведения опе­ ративно-розыскного мероприятия «муляжа» наркотических средств расценива­ ет как провокацию преступления, исключающую уголовную ответственность; фоноскопическую экспертизу расценивает как недопустимое доказательство, полученное с нарушением закона и порядка предоставления записей голосов эксперту для исследования; само заключение эксперта, по мнению осужденно­ го, научно и методологически не обоснованно; судебного разрешения на про­ слушивание телефонных переговоров, как заявляет Снурницын Д.Л., лицами, проводившими оперативно-розыскные мероприятия, получено не было; оспа­ ривает законность выемки 14.07.2009 г. документов в отделе­ нии Сбербанка России оперуполномоченным УФСКН РФ по З , считая данный протокол недопустимым доказательством; утверждает, что его (Снурницына Д.Л.) показания, данные в судебном заседании о непричаст­ ности к преступлениям судом не приняты во внимание и не опровергнуты в приговоре. Осужденный оспаривает имеющиеся в деле заключения экспертизы №174/х от 31.03.2010 г., проведенной экспертами Я и З а также заключение судебно-психиатрической экспертизы, считая их не­ допустимым доказательством, полученными с нарушением уголовно- процессуального закона и Федерального закона №73-Ф3 от 31.05.2001 г. «О го­ сударственной судебно-экспертной деятельности в РФ»; высказывает несогла­ сие с юридической оценкой его действий, данной судом в приговоре; полагает, что выводы суда о квалификации его действий как «совершенных организован­ ной группой» являются ошибочными и не основаны на доказательствах. В жа­ лобе осужденный Снурницын Д.Л. подробно ссылается на исследованные в су­ дебном заседании доказательства, давая им собственную оценку; полагает, что судом незаконно взысканы с него процессуальные издержки, судом, не учтено, что он (Снурницын) отказался от назначенного ему адвоката, однако данный отказ не был удовлетворен судом. Назначенное наказание осужденный Снур­ ницын Д.Л. считает чрезмерно суровым; полагает, что судом необоснованно приняты во внимание имеющиеся в деле характеристики его личности, а также погашенные взыскания за нарушения режима содержания под стражей; заявля­ ет, что судом неправильно исчислен срок отбывания наказания (с 05.09.2007 г.), тогда как он (Снурницын Д.Л.) фактически в местах лишения свободы содер­ жится с 25.06.2004 г. по 01.09.2004 г. и с 06.08.2007 г. по настоящее время.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Снурницын АЛ. просит об отмене приговора, утверждая, что приговор является несправед­ ливым вследствие чрезмерной суровости наказания, а выводы суда о его винов­ ности - не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном засе­ дании. В дополнениях к жалобе осужденный Снурницын А.Л. приводит дово-9 ды, аналогичные доводам кассационной жалобы осужденного Снурницына Д.Л. и просит по эпизоду №4 переквалифицировать его действия на часть 1 или часть 2 статьи 228 УК РФ, а в остальном приговор отменить в соответствии со ст.ст. 379, 381 УПК РФ. Акцентирует внимание суда кассационной инстанции на неправильное, с его точки зрение, применение судом первой инстанции уго­ ловного закона: необоснованную квалификацию его действий, связанных с не­ законным оборотом наркотиков, как совершенных «организованной группой»; утверждает, что не совершал действий, направленных на сбыт кому-либо нар­ котических средств; полагает, что приговор основан на недопустимых доказа­ тельствах, поскольку органами предварительного следствия были нарушены требования закона при производстве обысков и выемок наркотических средств и составлении протоколов данных следственных действий (ст. 166 УПК РФ); за­ являет, что судебное разбирательство дела проведено с обвинительным укло­ ном, с нарушением принципов состязательности сторон, презумпции невинов­ ности обвиняемого; утверждает, что суд необоснованно отклонил ряд хода­ тайств стороны защиты, в том числе и о вызове для допроса понятой И , принимавшей участие в обыске 14.07.2009 г.; допрошенных в судебном заседании по обстоятельствам производства следственных действий следова­ теля Г , а также оперуполномоченных З и К счи­ тает заинтересованными в исходе дела лицами. Приговор, по мнению осуж­ денного, не соответствует требованиям закона, поскольку в нем не указано, по каким основаниям суд принял во внимание одни доказательства и отверг дру­ гие; считает, что при назначении наказания суд не учел наличие у него ряда хронических заболеваний, его поведение, положительные характеристики с места работы; полагает, что у суда были все основания для назначения ему на­ казания с применением ст.64 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Саидов Р.И. высказывает свое не­ согласие с приговором и просит об его отмене или изменении. Осужденный ут­ верждает, что судом незаконно, в нарушение требований ч.4 ст. 132 УПК РФ, взысканы с него процессуальные издержки за участие в деле адвоката, от кото­ рого он отказался, но отказ не был удовлетворен судом. Кроме того, ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, осужденный Саидов в жалобе оспаривает юридическую квалификацию его действий, данную судом: наличие организованной группы.

В кассационной жалобе, поданной осужденной Хуморова Н.В. и допол­ ненной адвокатом Клыковым В.А., содержится просьба об изменении приго­ вора: о переквалификации действий Хуморовой по эпизоду №5 с ч. 3 ст.ЗО, п.

«а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на ч.5 ст.ЗЗ, ч.1 ст.228 УК РФ, то есть квалификации ее действий как соучастие в форме пособничества в незаконном приобретении и хранении наркотического средства без цели сбыта. По эпизодам №6 и №7 предлагается Хуморову оправдать и прекратить уголовное преследование в связи с отсутствием события преступления. Осужденная Хуморова и адвокат Клыков оспаривают обоснованность приговора в части признания Хуморовой виновной в совершении преступлений по эпизодам №6 и №7; они утверждают, что в приговоре отсутствуют доказательства, бесспорно подтверждающие вину 10 Хуморовой в совершении данных преступлений. Осужденная и ее защитник также высказывают несогласие с квалификацией судом действий Хуморовой как совершенных в составе «организованной группы»; полагают, что выводы суда в этой части являются немотивированными и не подтвержденными дока­ зательствами; по эпизодам преступлений №6 и №7, квалифицированных судом как покушения на преступления, по мнению авторов кассационных жалоб, в приговоре не содержится сведений о том, какие именно конкретные действия, направленные на совершение преступлений, были совершены Хуморовой; при квалификации действий Хуморовой по ч. 3 ст.ЗО, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, по мнению защиты, судом было допущено неправильное применение уго­ ловного закона, поскольку по делу не установлено ни одного конкретного фак­ та реализации или попытки реализации Хуморовой наркотических средств другим лицам; выводы суда о ее виновности в совершении данных преступле­ ний объективно ничем не подтверждены; судом не опровергнута версия о том, что наркотическое средство Хуморовой приобреталось для личного потребле­ ния. По эпизоду №5 в жалобах утверждается, что Хуморова действовала ис­ ключительно в своих интересах и в интересах приобретателя наркотических средств (ее супруга Хуморова М.Г.), то есть оказывала помощь приобретателю, а не сбывала ему наркотики; действия Хуморовой не могут быть расценены как покушение на сбыт наркотического средства. По эпизоду преступления под №6, по мнению защитника, в действиях Хуморовой имеет место добровольный отказа от преступления. Кроме того, осужденная Хуморова и защитник счита­ ют, что назначенное ей наказание является несправедливым вследствие чрез­ мерной суровости; полагают, что у суда были все основания для назначения ей наказания с применением ст.73 УК РФ, то есть условного осуждения, или же для отсрочки отбывания назначенного наказания в соответствии с ч.1 ст.82 УК РФ до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста. Осужденная пола­ гает, что при назначении наказания суд не в полной мере учел ее способствова­ ние раскрытию преступления, характер и степень ее общественной опасности, а также данные о ее личности, положительные характеристики, наличие на иж­ дивении ребенка, которого она воспитывает одна; наличие у нее инвалидности 2 группы, а у мужа - тяжелого заболевания. Заверяет, что перестала употреб­ лять наркотики и прошла курс лечения от наркотической зависимости.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Михалева Л.Н. просит отменить приговор в части ее осуждения по эпизодам преступле­ ний №1, №2, №3, либо смягчить назначенное ей наказание до условного осуж­ дения в соответствии со ст.73 УК РФ и применить акт амнистии; утверждает, что по эпизоду преступления №1 ее вина не доказана, а следователем УФСКН Г были нарушены ее (Михалевой) права, что подтверждено су­ дебным решениям (постановлением судьи Якутского городского суда от 15.10.2009 г), вынесенными в порядке ст. 125 УПК РФ; заявляет о фальсифика­ ции следователем доказательств, в том числе отпечатков пальцев и заключений экспертиз; считает председательствующего по делу судью заинтересованным в исходе дела, поскольку им было отклонено ряд ходатайств, заявленных в су­ дебном заседании стороной защиты. Ссылаясь на исследованные в судебном 11 заседании доказательства и давая им собственную оценку, а также излагая свою версию случившегося, осужденная Михалева утверждает, что выводы суда о ее виновности по эпизодам преступлений №1, №2, №3 необоснованны; заявляет об отсутствии умысла на сбыт наркотических средств; утверждает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства: показания допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей работников УФСБ и УФСКН по Республике и следователя Г которых она счита­ ет заинтересованными в исходе дела лицами; заявляет, что обыск в квартире 10.02.2009 г., а также оперативно-розыскные мероприятия по делу проведены незаконно и с нарушением ее права на защиту; использование «муляжа» (крах­ мала и пластилина) при замене наркотиков расценивает как незаконные дейст­ вия работников УФСБ, проводивших оперативно-розыскное мероприятие 06.02.2009 г.; полагает, что ее действия в силу ст. 14 УК РФ после замены опе­ ративными сотрудниками наркотиков «муляжом» не образуют составов пре­ ступлений: пересылки наркотических средств и приготовления к их сбыту; про­ слушивание оперативными сотрудниками УФСБ телефонных переговоров с ее телефона, результаты которых положены в основу приговора, осужденная счи­ тает недопустимым доказательством, полученным с нарушением ее конститу­ ционных прав; протокол допроса при задержании в качестве подозреваемой считает недопустимым доказательством, полученным в отсутствие адвоката; назначенный ей следователем адвокат Поскачин ордера не предоставил, не ока­ зал ей юридической помощи; назначенная ей в качестве защитника адвокат Иванова, с участием которой 16.07.2009 г. была проведена очная ставка между ней (Михалевой) и Снурницыной Н.Н., также не оказала ей (Михалевой) над­ лежащей юридической помощи и не разъяснила прав при производстве данного следственного действия; осужденная Михалева утверждает, что протокол до­ проса подписала вынужденно; поскольку адвокат Стромыло 07.07.2009 г. был необоснованно отведен следователем, то она была лишена возможности поль­ зоваться помощью данного адвоката при проведении основных следственных действий, в результате чего было нарушено ее право на защиту; заявляет о на­ рушении закона при проведении следственных действий, связанных с наложе­ нием ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотром и выемкой 28.01.2009 г., 06.02.2009 г.; утверждает, что следственные действия проводи­ лись без участия понятых; нарушен предусмотренный законом порядок переда­ чи уголовного дела от одного следственного органа другому; нарушены сроки предварительного следствия, а также порядок соединения и выделения уголов­ ных дел; оспаривает законность проведения очной ставки между ней и Снурни­ цыной Н.Н.; законность проведения имеющихся в деле экспертиз, в том числе фоноскопической, вещественных доказательств и других; ставит под сомнение обоснованность выводов экспертов; утверждает о нарушениях закона при на­ правлении на экспертизы вещественных доказательств; заявляет о заинтересо­ ванности в исходе дела эксперта П , проводившего экспертизу наркотиче­ ских средств и давшего заключение от 26.04.2009 г. Осужденная утверждает, что приговор не соответствует требованиям закона, поскольку выводы суда о ее виновности основаны не на доказательствах, а на предположениях; в приговоре 12 не указано, почему суд признал достоверными одни доказательства и отверг другие; положив в основу приговора ее (Михайловой) показания, данные на предварительном следствии от 11.02.2009 г. и от 11.04.2009 г., суд не обратил внимание на наличие в них существенных противоречий и не устранил данные противоречия. Кроме того, приговор Михалева Л.Н. считает несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания. По мнению осуж­ денной, при назначении ей наказания судом не учтены данные о ее личности, семейное положение, наличие на иждивении малолетнего ребенка. Осужденная Михалева в ходатайстве от 10.03.2012 г. просит отменить приговор в части взы­ скания с нее процессуальных издержек, связанных с оплатой услуг адвоката; обращает внимание на свою неплатежеспособность, трудное материальное по­ ложение, наличие родителей инвалидов, а также двоих детей, один из которых - несовершеннолетний, находящийся на ее иждивении; утверждает, что заяв­ ленное ею в ходе судебного разбирательства дела ходатайство об освобожде­ нии от уплаты процессуальных издержек судьей не рассмотрено.

Государственным обвинителем Посельским Н.В. на кассационные жало­ бы осужденных поданы возражения, в которых он просит приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Доводы жалоб осужденных Снурницына Д.Л., Снурницына А.Л., Миха­ левой Л.Н., Саидова Р.И., Хуморовой Н.В. о непричастности к преступлениям, за которые они осуждены, опровергаются исследованными судом доказатель­ ствами.

Суд правильно установил, что Саидов Р.И., находясь в камере ФБУ ИЗ- УФСИН РФ по посредством сотовой связи дал указание Акмато­ вой Ж.С. подготовить с целью незаконного приобретения для собственного по­ требления 6 свертков с наркотическим средством героин и сокрыть его в каком- либо продукте, затем передать через сестру, содержащегося с ним в одной камере С - Б Михалева Л.Н. с Акматовой Ж.С, действуя по указанию Саидова Р.И., в первой декаде ноября 2008 года изготовили из бумаги 6 свертков, в каждый из которых вложили наркотическое средство героин - общим весом 4,193 гр., то есть в особо крупном размере. Каждый из 6 свертков с наркотическим средст­ вом они обернули в полимерные свертки, которые спрятали, вложив их в ку­ сочки жареной печени.

6 ноября 2008 года Акматова Ж.С. и Михалева Л.Н. жареную печень, с сокрытым в ней наркотическим средством (героином) вместе с другими про­ дуктами питания через неустановленное лицо передали Б не подозре­ вавшей о содержании в продуктах питания наркотического средства, для пере­ дачи продуктов питания в продуктовой передаче своему брату С содержащемуся в одной камере с Саидовым Р.И. 7 ноября 2008 года в учреждении ФБУ ИЗ УФСИН РФ по Б сдала продуктовую передачу для своего брата С При приеме передачи сотрудники ФБУ ИЗ- УФСИН РФ по в 13 кусках жареной печени обнаружили и изъяли указанные свертки, в которых, как выяснилось в результате проведенной экспертизы, оказалось наркотическое средство - героин.

Вывод суда о виновности Саидова и Михалевой в совершении данных преступлений, обозначенных в приговоре под №1, подтверждается показания­ ми Саидова, из которых следует, что он познакомился по телефону с Акмато­ вой Ж., которую он называл «Ж ». В телефонном разговоре он сообщил Ж что отбывает наказание в виде лишения свободы. В 2008 году Акматова сообщила ему, что у нее есть героин и надо попробовать его качество. Он объ­ яснил Акматовой, что героин надо принести в жареной печени. Он рассказал ей, как надо упаковать героин: завернуть его в маленький пакетик и положить в жареную печень.

Согласно заключению эксперта № 141/Д от 26 апреля 2009 года след пальцев руки № 1, обнаруженный на поверхности бумажного свертка № 1, об­ наруженного и изъятого в передаче от гр. Б на имя содержащегося в ФБУ ИЗ- С оставлен указательным пальцем правой руки гражданки Михалевой Л.Н., след пальцев руки № 2, обнаруженный на поверх­ ности бумажного свертка № 4 обнаруженного и изъятого в передаче от гр. Б на имя содержащегося в ФБУ ИЗ- С оставлен ука­ зательным пальцем левой руки гр. Акматовой Ж.С. Судом в приговоре проанализировано содержание полученных в резуль­ тате проведения оперативно-розыскной деятельности телефонных переговоров между Саидовым и другими лицами, из которых следует, что в разговорах, осуществлявшихся с соблюдением элементов конспирации, речь ведется о не­ законном обороте наркотических средств, и в этих разговорах фигурируют имена Акматовой и Михалевой.

Согласно протоколу осмотра изъятого у Михалевой Л.Н. еженедельника на ее имя, в нем записаны номера ее сотовых телефонов и телефона Ж (Акматовой).

Михалева Л.Н., хотя и отрицала свою причастность к покушению на сбыт наркотических средств, однако не оспаривала факта своего знакомства с Ж (Акматовой) и Саидовым, который общался с ними по сотовому телефону, находясь в местах лишения свободы.

Доводы Михалевой Л.Н. о том, что ее отпечатки пальцев руки могли по­ пасть на дактилоскопическую экспертизу с бумаги, которую она, якобы, смяла 11 апреля 2009 года, находясь в кабинете у следователя Г а также о том, что отпечаток пальца ее руки на фрагменте бумаги мог попасть эксперту поскольку она в 2007, 2008, 2009 годах давала многим людям и какой- то девушке бумагу формата А-4, судом были проверены и обоснованно отверг­ нуты в приговоре (на листах 38-39).

В обоснование своего вывода о виновности осужденных суд в приговоре привел и другие доказательства: показания свидетелей Б З С Ж Е К В протокол осмотра места происшествия от 7 ноября 2008 г., рапорт инспектора режима ФБУ ИЗ- УФСИН России по старшего сержанта 14 внутренней службы Е акт от 07.11. 2008 года, составленный со­ трудниками ФБУ ИЗ УФСИН России по ДПНСИ смены И младшим инспектором отдела режима Е инспекто­ ром отдела режима П заявления Б заключения су- дебно-химической экспертизы № 439/х от 19 ноября 2008 года - которые со­ держат сведения о совершенном преступлении.

Судом также правильно установлено, что в период с 29 сентября по 11 ноября 2008 года, Михалева Л.Н., действуя в составе организованной группы, согласно ранее разработанному плану, по указанию Снурницына Д.Л. напра­ вила посредством блиц - переводов с отделения Сберегательного банка РФ в г. края на имя Снурницыной Н.Н. (матери Снурницына Д.Л.) денежные средства в размере рублей, часть из кото­ рых предназначалась для незаконного приобретения партии наркотических средств.

В ноябре 2008 года Снурницын Д.Л., находясь в камере ФБУ ИЗ- УФСИН России по Республике посредством сотовой связи дал указания находящимся в г. края Снурницыну А.Л. (брату) и Снурницыной Н.Н. о незаконном приобретении наркотических средств - героина и гашиша и об организации ими незаконной пересылки нар­ котических средств в г. Республики для последующего незаконного сбыта.

Снурницын Д.Л. посредством сотовой связи дал указания Михалевой Л.Н. подыскать подставное лицо в качестве получателя почтового отправления.

В свою очередь Михалева Л.Н. сообщила Снурницыну Д.Л. данные получателя почтового отправления своей знакомой - К и адрес дома. Впоследст­ вии Снурницын Д.Л. указанные данные посредством сотовой связи сообщил находящимся в г. края Снурницыну А.Л. и Снурницы­ ной Н.Н. В период с 11 по 19 ноября 2008 года, Снурницын А.Л., находясь в г.

, выполняя указания Снурницына Д.Л., незаконно приобрел у не­ установленного лица наркотическое средство - героин в количестве не менее 255,758 гр. и наркотическое средство - гашиш количеством не менее 94,475 гр., которые передал своей матери Снурницыной Н.Н. для последующего незакон­ ного хранения.

19 ноября 2008 года, Снурницына Н.Н., находясь у себя дома, упаковала в почтовую посылку наркотическое средство героин весом не менее 255,758 грамма (в особо крупном размере) и наркотическое средство гашиш количест­ вом не менее 94,475 грамма (в особо крупном размере).

Опасаясь быть задержанными, Снурницына Н.Н. и Снурницын А.Л. по­ просили своего знакомого К не осведомленного об их преступном намерении, заполнить бланк почтового отправления и надпись на посылочной коробке (почтовом отправлении), указав вымышленные адрес и данные отпра­ вителя (от имени Н на имя К что он и сделал.

После этого Снурницына Н.Н., находясь в почтовом отделении, распо­ ложенном в г. края, сдала почтовое отправление - по-15 сылку для отправки ее в г. в которой были сокрыты указанные нарко­ тические вещества (героин и гашиш) для последующего их сбыта.

27-30 января 2009 года в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «контроль почтовых отправлений», проведенного сотрудника­ ми Управления ФСБ России по в помещении магистраль­ ного сортировочного центра ГЦ МПП ФГУП «Почта России», в указанном поч­ товом отправлении было обнаружено и изъято спрятанное вещество в 2 сверт­ ках, в одном из которых, согласно заключениям эксперта, содержался героин (диацетилморфин), а в другом - гашиш.

6 февраля 2009года, в ходе проведения оперативно-розыскного меро­ приятия «Оперативный эксперимент», с целью установления получателя почто­ вого отправления с наркотическим средством, сотрудниками УФСБ России по в почтовое отправление - посылку, отправленную Снурницыными под вымышленными именами отправителя и получателя, помещены муляжи нар­ котических средств - героина и гашиша, изготовленные из веществ, не опасных для жизни и здоровья людей, а именно из картофельного крахмала и из пла­ стилина, после чего упакованы и переданы начальнику отделения почтовой связи.

Михалева Л.Н. и Снурницын Д.Л., ожидавшие поступления почтового отправления с наркотическими средствами вели переговоры, планировали дальнейший сбыт этих наркотических средств на территории г.

8 февраля 2009 года Михалева Л.Н., заведомо зная о поступлении почто­ вого отправления с наркотическим средством - героином и гашишом в особо крупном размере, действуя по указанию Снурницына Д.Л., находясь в доме № по ул. г. попросила получившую почтовое извещение К получить посылку, пояснив, что эта посылка направлена для нее родителями ее мужа - Снурницына Д.Л. 10 февраля 2009 года, К не подозревая о содержимом почтово­ го отправления, получила в отделении почтовой связи посылку, направленную, якобы, от имени Н проживающей в г.

края, и в тот же день передала данную посылку Михалевой Л.Н. 10 февраля 2009 года в результате проведенного в квартире Михалевой Л.Н. обыска содержимое посылки было изъято, поэтому преступный умысел Снурницына Д.Л., Снурницыной Н.Н., Снурницына А.Л. и Михалевой Л.Н. на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере не был дове­ ден до конца по независящим от них обстоятельствам.

Вывод суда о виновности Снурницына Д.Л., Снурницына А.Л. и Михале­ вой Л.Н. в совершении данных преступлений, обозначенных в приговоре под №№ 2, 3, подтверждается исследованными в судебном заседании доказатель­ ствами, содержание которых приведено в приговоре.

30 января 2009 года, в помещении магистрального сортиро­ вочного центра ГЦ МПП ФГУП «Почта России», в г. произведена вы­ емка почтового отправления - посылки, отправленной от имени Н на имя К с сокрытыми в ней 2 свертками с комкооб- разным и пластичным веществом. 16 Согласно заключениям эксперта № 358/х и №175/к изъятое в ходе опера­ тивно-розыскного мероприятия (далее - ОРМ) «Сбор образцов для сравнитель­ ного исследования» и представленное на исследование вещество из одного па­ кета является наркотическим средством - героином (диацетилморфин), а веще­ ство из другого пакета является наркотическим средством - гашишем.

Суд обоснованно принял во внимание показания Михалевой Л.Н., до­ прошенной с участием адвоката 19 февраля 2009 года в качестве обвиняемой, из которых следует, что из телефонного разговора с мужем (Снурницыным Д.Л.) ей стало известно, что придет очередная посылка с наркотиком - герои­ ном. Мужу для этих целей она назвала адрес К г. ул.

кв. 8 февраля 2008года от К она узнала, что поступила посылка, которую К ей принесла 10 февраля 2009 года вечером. Встретив К у подъезда дома, она взяла посылку и занесла домой, а З отдала рублей за услугу. В то время, когда она стала распаковывать посылку и осматривать ее содержимое, среди которого были два свертка, в двери постуча­ ли. Она бросила свертки под матрац полки детской кровати. Вошедшим в квар­ тиру сотрудники ФСБ, предоставившим ордер на обыск, по их требованию она выдала два свертка из посылки, в которых, как она считала, лежат наркотики.

Показания Михалевой Л.Н. о добровольности выдачи свертков, в которых предполагалось наличие наркотических средств, судом первой инстанции обос­ нованно признаны недостоверными.

Согласно протоколу обыска, проведенного 10.02.2009 г., в квартире Ми­ халевой Л.Н. были обнаружены посылка на имя К а под матрацем полки детской кровати обнаружены два свертка (полиэтиленовых пакета), в од­ ном из которых содержалось порошкообразное вещество белого цвета, а во втором - пластичное вещество темно-зеленого цвета.

По поводу изъятых в ходе обыска под матрацем деревянной кровати двух полиэтиленовых пакетов, обмотанных липкой лентой скотч, Михалева Л.Н. по­ яснила, что в данных пакетах находится героин и анаша. Эти наркотические средства пришли по почте 10 февраля 2009 года из г.

края. Отправителем данных наркотических средств является, возможно, Снур­ ницына Н Н По указанию своего мужа Снурницына Д Л она должна была передать их неизвестным лицам 11 февраля 2009г.

Как обоснованно указано в приговоре, поведение Михалевой Л.Н. до обыска и в ходе обыска свидетельствует об ее осведомленности о наркотиче­ ских средствах, которые должны были находиться в посылке.

Свидетель К суду показала, что она знакома с Михалевой Л На ее (К ) имя и адрес по улице Л № поступило изве­ щение на получение посылки стоимостью рублей. Она получила посылку, которую отнесла домой к Михалевой и передала ей, получив за это от Михале­ вой деньги - рублей.

Оперативными уполномоченными УФСБ России по Республике проводились оперативно розыскные мероприятия, в результате кото­ рых были зафиксированы телефонные переговоры между Михалевой Л.Н., Снурницыным Д.Л. и Снурницыной Н.Н. 17 Проанализировав в приговоре содержание указанных телефонных пере­ говоров и сопоставив их с номерами абонентов и с другими доказательствами, суд обоснованно пришел к выводу о том, что подсудимые по телефонам обсу­ ждали вопросы, связанные с незаконным оборотом наркотиков, их сбытом.

Оперуполномоченными УФСБ проводилось оперативно-розыскное меро­ приятие «наблюдение», в ходе которого фиксировалось получение в почтовом отделении посылки К а также передача посылки от К женщине (как установлено судом - Михалевой).

В качестве доказательств судом приняты во внимание показания Снурни­ цыной Н.Н., данные на предварительном следствии, из которых следует, что она помогала своему сыну Снурницыну А собирать для находящегося под стражей другого сына (Снурницына Д ) посылку, в которой ими бы­ ли спрятаны наркотики. Снурницына также поясняла, что в начале ноября 2008 г. получила денежный перевод на большую сумму денег от отправителя Миха­ левой Л.Н. (жены Снурницына Д ). Честь денег она потратила на покуп­ ку одежды для сына Д , а часть денег отдала сыну А для закупки наркотиков, которые планировалось передать содержащемуся под стражей Д Через некоторое время А принес два полиэтиленовых пакета, в одном - вещество темно-зеленого цвета, во втором - вещество светло-бежевого цвета. А сказал, что это наркотик. А принес также почтовую короб­ ку с заполненным сопроводительным бланком. По указанию Д она по­ ложила каждый сверток с наркотиком в отдельный прозрачный полиэтилено­ вый пакет, обсыпала перцем и обмотала каждый сверток лентой «скотч»; кроме наркотиков, в посылку положила также одежду, коробку с телефоном; посылку на имя получателя К в которой были указаны вымышленные данные от­ правителя (Н ), она сдала в почтовом отделении г.

получив от сотрудников квитанцию об отправке.

Согласно протоколу очной ставки от 16 июля 2009 года, проведенной между обвиняемыми Снурницыной Н.Н. и Михалевой Л.Н., Снурницына Н.Н. показала, что примерно осенью 2008 года на ее сотовый телефон позвонил сын Д и сказал, что его жизни и здоровью угрожают, нужны деньги на адвоката и на проведение какой-то экспертизы. Он сказал, что будут приходить перево­ ды, деньги надо передавать А который, со слов Д знает, что надо купить и переслать ему. Стали приходить переводы денег от Михалевой Л для приобретения героина. А принес какое-то вещество, сказал, что это Д поможет, она поняла, что это наркотик. Номера переводов Д ей от­ правлял СМС - сообщением. Посылку с героином отправляли на имя К данные о которой дал ей Д , сказав, чтобы надписи на посылке сами не производили и придумали вымышленные данные отправителя. Надписи производил Г - знакомый А по совместной, то есть ее и А просьбе. Вымышленные данные отправителя придумала она.

Показания Михалевой Л.Н. о том, что деньги она отправляла Снурницы­ ной Н.Н. не для закупки наркотиков, а для постройки дома, судом в приговоре обоснованно опровергнуты. 18 Показания Снурницыной Н.Н. об обстоятельствах, касающихся незакон­ ной пересылки наркотических средств, подтверждаются показаниями Снурни­ цына А.Л., данными на предварительном следствии, содержание которых при­ ведено в приговоре.

Изменению Снурницыным А.Л. своих показаний в приговоре дана пра­ вильная оценка. При этом суд обоснованно отверг показания Снурницына А.Л. о том, что героин был у К который К якобы, положил в посыл­ ку для брата Д Из показаний свидетеля К следует, что по просьбе Снурницына А и его матери он заполнял лишь бланки отправки посылки. Сам он (К ) к героину никакого отношения не имеет.

Согласно заключению судебно-почерковедческой экспертизы № 191/п, рукописные записи в графе отправителя Н и в графе адресата: К на верхней части почтовой коробки, выполнены К Свидетель Ч (начальник отделения почтовой связи ) при предъявлении на опознание Снурницыну Н.Н. опознала её как женщину, от­ правлявшую посылку в Республику в г. 19 ноября 2008 года.

Судом в приговоре проанализировано содержание письменных доказа­ тельств: сообщения отделения № Сберегательного Банка РФ от 24.06.2009 г. № о получении Снурницыной Н.Н. срочных и блиц - переводов от Михалевой Л.Н. в отделении Сбербанка России в специализированном дополнительном офисе, заявки на операцию блиц - пере­ вода от отправителя Михалева Л.Н., протокола от 14 июня 2009 года выемки в отделении Сбербанка России ОАО документов, подтверждаю­ щих получение Снурницыной Н.Н. денежных средств, направленных Михале­ вой Л.Н., заявления Снурницыной Н.Н. о выплате блиц - переводов от 29.07.2008 г.; от 22.08.2008 г.; от 05.09.2008 г.; от 29.09.2008 г.; от 07.10.2008 г.; от 14.10.2008 г.; от 11.11.2008 г. о получении в эти дни Снурницыной Н.Н. де­ нег по переводам; заключения судебно-почерковедческой экспертизы № 176/п от 01.04.2010 г. о выполнении подписей в расходных кассовых ордерах № 183 от 29 июля 2008г., № 237 от 22 августа 2008г., № 146 от 5 сентября 2008г., № 208 от 29 сентября 2008г., № 86 от 07 октября 2008г., № 269 от 14 октября 2008г., № 154 от 11 ноября 2008г. Снурницыной Н.Н.; протокола выемки от 24 февраля 2009 года записи отправителя и получателя бандероли, переданных Снурницыным Л.М. Ш протокола выемки от 17 ноября 2009 года на Главпочтамте ФГУП «Почта России» извещения на имя К а также других доказательств - которые подтверждают выводы суда о виновности Снурницына Д.Л., Снурницына А.Л. и Михалевой Л.Н. в совершении указан­ ных преступлений.

Судом также правильно установлено, что в конце января 2009 года, Снурницын Д.Л., находясь в камере ФБУ ИЗ- УФСИН России по Респуб­ лике не дождавшись поступления посылки с наркотическими средствами, отправленной из г. членами организованной группы Снурницыной Н.Н., Снурницыным А.Л., посредством сотовой связи дал им 19 указание о приобретении наркотического средства (героина) в особо крупном размере на ранее направленные денежные средства.

Для достижения этой цели Снурницын Д.Л., продолжая находиться под стражей, договорился посредством сотовой телефонной связи с другим лицом, проживающим в г. края, быть курьером, то есть вы­ ступить в качестве перевозчика наркотических средств из края в г. Республики В период со 2 на 7 февраля 2009 года, Снурницын А.Л., действуя в составе организованной группы, согласно отведенной ему роли, в г. не­ законно приобрел у неустановленного лица наркотическое средство героин ве­ сом 114, 325 граммов, то есть в особо крупном размере, которое передал Снур­ ницыной Н.Н. для последующей расфасовки и удобства его транспортировки.

Снурницына Н.Н., являясь членом организованной преступной группы, не­ законно хранила указанное наркотическое средство по месту своего жительства в г.

7 февраля 2009 года, Снурницына Н.Н. совместно с другим лицом, дейст­ вуя по указанию Снурницына Д.Л., для удобства транспортировки указанного наркотического средства (героина общим весом 114, 325 граммов) расфасова­ ли его по 10 сверткам из-под пальцев от резиновых перчаток и обмотали нит­ ками.

Другое лицо, действуя по указанию Снурницына Д.Л., незаконно храня при себе наркотическое средство - героин общим количеством 114, 325 грам­ мов, проехав на поездах из г. до г. , попыталось вылететь в г однако, опасаясь быть задержанным при проведении дос­ мотра перед посадкой на самолет, решило отказаться от дальнейшей поездки.

По прибытии домой в г. края, 10 февраля 2009 го­ да, это лицо передало находившееся при нем наркотическое средство Снурни­ цыной Н.Н. для дальнейшего его хранения и до принятия решения руководи­ телем организованной группы Снурницыным Д.Л. В этот же день, в ходе обыска, проведенного по месту жительства Снур­ ницыной Н.Н., в яме туалета обнаружено и изъято сокрытое Снурницыной Н.Н. наркотическое средство героин общим количеством 114,325 граммов, расфасованное по 10 сверткам из-под пальцев резиновых перчаток, которое Снурницына Н.Н. хранила с целью последующего незаконного сбыта на терри­ тории гор.

Таким образом, как установлено судом, Снурницын Д.Л., Снурницына Н.Н. и Снурницын А.Л. совершили приготовление к незаконному сбыту нарко­ тических средств, организованной группой в особо крупном размере.

Вывод суда о виновности Снурницына Д.Л. и Снурницына А.Л. в совер­ шении данного преступления, обозначенного в приговоре под №4, подтвер­ ждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Из протокола допроса Снурницына А.Л. в качестве подозреваемого от 14 июля 2009 года следует, что 10-15 января 2009 года ему с сотового телефона позвонил брат Д (Снурницын Д.Л.), отбывавший наказание в виде ли­ шения свободы и задержанный по подозрению в убийстве «криминального ав-20 торитета» в тюрьме. Д стал просить приобрести для него наркотики, сказав, что матери отправил перевод и шубу, которую надо продать. Мать пе­ редала ему рублей и шубу из светло-рыжего меха. На эти деньги и в обмен на шубу он (Снурницын А.Л.) приобрел в пакете 150 граммов герои­ на, который отдал матери. В феврале 2009 года к нему на квартиру пришел отец - Снурницын Л.М., и рассказал, что дома произвели обыск, обнаружили геро­ ин, маму «закрыли», то есть арестовали.

Согласно протоколу очной ставки между обвиняемыми Снурницыной Н.Н. и Михалевой Л.Н. от 16 июля 2009 года, Снурницына Н.Н. показала, что примерно осенью 2008 года на ее сотовый телефон позвонил сын Д (Снур­ ницын Д.Л.) и сказал, что его жизни и здоровью угрожают, нужны деньги на адвоката и на проведение какой-то экспертизы. Он также сказал ей, что будут приходить переводы, деньги надо передавать А (Снурницыну А.Л.), ко­ торый, со слов Д знает, что надо купить и переслать ему. Стали приходить переводы денег от Михалевой Л для приобретения героина. А принес какое-то вещество, сказав, что это Д поможет. Она поняла, что это нарко­ тик. Номера переводов Д ей отправлял смс - сообщением. До Нового года пришла посылка с норковой шубой от Михалевой, которую А обменяет на героин. Это было в конце января. В ночь с 6 на 7 февраля 2009 года А еще принес героин. Героин она с мужем (Снурницыным Л.М.), по указанию сына Д упаковали в пальцы резиновых перчаток. Наркотики муж дол­ жен был увезти в г. но доехав до г. вернулся, часть ге­ роина муж потерял, а оставшаяся часть героина была изъята в ходе обыска.

Деньги, которые отправляла Михалева, она отдавала А на них приобре­ ли героин, а также одежду для Д Михалева Л.Н., отрицая криминальное предназначение денег, поступав­ ших к ней от мужа (Снурницына Д.Л.), вместе с тем подтвердила факт перево­ дов денег от своего имени на имя Снурницыной Н.Н. Снурницын Л.М. (уголовное дело в отношении которого выделено в от­ дельное производство в связи с его розыском), будучи допрошенным 23 ноября 2009 года в качестве подозреваемого с участием адвоката, показал, что в начале февраля от жены (Снурницыной Н.Н.) ему стало известно о телефонном звонке сына Д (Снурницына Д.Л.), которому срочно нужны были деньги. Так­ же Д просил отвезти ему наркотики в г. Обсудив в телефонном разговоре с сыном Д детали перевозки наркотиков, он (Снурницын Л.М.) по просьбе жены в аптеке купил резиновые перчатки для упаковки нар­ котиков. Как объяснила жена, такое указание дал Д По просьбе жены он помог ей упаковать наркотики (героин), который, как он догадался, принес в дом сын А поскольку тот этим занимался, а жена контролировала. Геро­ ин они упаковали в обрезанные пальцы от перчаток, перевязав их нитками; же­ на обмотала их также скотчем. Он предпринял попытку перевезти героин в г но в пути следования передумал, и на поезде вернулся в г. со­ общив об этом жене и оставив ей сумку с наркотиками. Вечером к ним посту­ чали в двери, жена закричала «милиция» и передала ему два свертка с герои­ ном; он выбежал через навес, выбросил свертки в летний туалет и вернулся в 21 дом. В результате проведенного обыска в туалете нашли свертки с героином, которые он туда выбросил.

Эти показания обоснованно признаны судом достоверными, поскольку подтверждены другими доказательствами по делу.

Согласно протоколу обыска от 10 февраля 2009 года, проведенного в до­ ме и на территории домовладения Снурницыных, среди других вещей, были обнаружены и изъяты: железнодорожные билеты (проездные документы) по маршруту « » и « », авиабилет по маршруту на Снурницына Л.М., клейкая лента «скотч», полиэтиленовый сверток с веществом светлого цвета, резиновые перчатки, в том числе и обрезанные.

В ходе обыска Снурницын Л.М., находясь в спальной комнате, открыл окно и пытался скрыться. После задержания он пояснил, что в яме летнего туа­ лета находятся свертки с наркотическим средством-героином, которые он успел выбросить до начала производства обыска.

В яме летнего туалета обнаружены свертки белого цвета, упакованные клейкой лентой типа «скотч». При вскрытии свертков, в них обнаружены рези­ новые свертки (в количестве 10 штук), перетянутые ниткой, в которых нахо­ дится порошкообразное вещество светлого цвета, о котором Снурницын Л.М. пояснил, что это наркотическое средство-героин. Снурницына Н.Н. пояснила, что данное наркотическое средство она совместно с мужем Снурницыным Л.М. упаковали в свертки из резиновых перчаток, в своем доме.

Из тумбочки изъяты катушки с нитками белого цвета. Снурницына Н.Н. показала, что данными нитками она перевязывала свертки.

В доме также были обнаружены и изъяты деньги и сотовые телефоны.

Согласно заключению эксперта № 174/х от 31 марта 2010г. вещество в свертках, изъятое в ходе обыска у Снурницыных, является наркотическим средством- героином.

Из показаний свидетеля С следует, что проживая в г.

, она сожительствовала со Снурницыным А В январе 2009 го­ да она узнала, что А употребляет наркотики - героин. В феврале месяце от отца А узнала, что у них в доме произвели обыск и нашли героин в туалете. Этот героин они должны были отправить в г. Я для жены Д рия - Л Снурницын Л.М. рассказал, что до этого Снурницына Н.Н. не­ однократно отправляла в посылки с героином, которые получала Л - жена Д Жена Д продавала в героин, а вырученные от продажи деньги тратила на передачи для Д Д постоянно звонил мате­ ри, чуть ли не каждый день. А (Снурницын А.Л.) также звонил Д (Снурницыну Д.Л.). Ей Д звонил, когда не мог дозвониться до А В январе матери А пришла посылка от Л (как установлено судом - Михалевой), в которой была норковая шуба, предназначавшаяся для продатжи.

Эту шубу А продал.

Кроме указанных доказательств, в приговоре подробно проанализирова­ ны и другие доказательства (в том числе сведения о телефонных соединениях Снурницына Д.Л. и его матери Снурницыной Н.Н., обнаруженные в ходе обы-22 ска в доме Снурницыных записи в записных книжках, по времени относящие­ ся к инкриминированным событиям; заключения судебно-почерковедческих экспертиз) - сопоставив и оценив которые суд пришел к обоснованному выво­ ду о виновности Снурницына Д.Л. и Снурницына А.Л. в совершении данного преступления.

Судом правильно установлено, что в 10-х числах февраля 2009 года, Саидов Р.И., находясь в камере ФБУ ИЗ- УФСИН РФ по посредст­ вом сотовой связи дал указания члену организованной группы Акматовой Ж.С. о выезде в г. области для получения у неустановленного лица наркотического средства - героина и о незаконной его перевозке в гор.

для дальнейшего сбыта совместно с Хуморовой Н.В. 16 февраля 2009 года, Акматова Ж.С, действуя по указанию Саидова Р.И., выехала в г. области, где в ночь с 17 на 18 февраля 2009 года незаконно приобрела наркотическое средство (героин) в количестве не менее 125,784 граммов, которое перевезла с целью последующего сбыта в г.

. 19 февраля 2009 года данное наркотическое средство Акматова Ж.С. спрятала в канализационной шахте жилого дома в г. расфасовав его по сверткам для удобства сбыта.

23 февраля 2009 года Саидов Р.И., находясь в камере ФБУ ИЗ- УФ­ СИН РФ по посредством сотовой связи дал указание Акматовой Ж.С. о передаче наркотического средства - героина Хуморовой Н.В. для последую­ щего незаконного сбыта.

В этот же день Акматова Ж.С, действуя в составе организованной груп­ пы с Саидовым Р.И. и Хуморовой Н.В., передала Хуморовой часть хранимого ею наркотического средства - героина, часть из которого Хуморова Н.В. упот­ ребила лично, а другую часть наркотического средства (в количестве 1, 810 граммов) расфасовала по бумажным сверткам и вложила в один бумажный сверток с целью его последующего незаконного сбыта Хуморову М.Г., отбы­ вавшему наказание в ФБУ г. п. Согласно имевшейся до­ говоренности с Хуморовым М.Г. она передала сверток с указанным наркотиче­ ским средством К не подозревающему о содержимом свертка, для последующей доставки к территории ФБУ для Хуморова М.Г. В этот же день К возле стационарного поста № ГИБДД г.

был задержан сотрудниками оперативной службы УФСКН РФ по , проводившими оперативно-розыскные мероприятия, которые салоне авто­ машины К обнаружили и изъяли сверток с героином (диацетилморфи- ном) общим количеством 1,810 граммов.

Таким образом, как установлено судом, Саидов Р.И., Акматова Ж.С. и Хуморова Н.В. не смогли довести до конца по независящим от них обстоя­ тельствам преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотиче­ ского средства (героина) в крупном размере .

25 февраля 2009 года Акматова Ж.С, действуя в составе организованной группы, по указанию Саидова Р.И., находясь в подъезде дома в г. из части незаконно хранимого ею наркотического средства - героина, количест­ вом 123,974 гр., взяла для последующего незаконного сбыта героин в количе-23 стве 5,091 гр., т.е. в особо крупном размере, которое упаковала в пачку из-под сигарет и положила в карман куртки. После чего, по поступившему звонку от Хуморовой Н.В., вышла из подъезда для встречи с последней с целью передачи Хуморовой наркотического средства для дальнейшего незаконного сбыта.

В этот же день, в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Наблюде­ ние», проведенного сотрудниками оперативной службы УФСКН РФ по Акматова Ж.С. и Хуморова Н.В. были задержаны, а наркотическое средство, хранившееся в одежде Акматовой Ж.С. - изъято.

26 февраля 2009 года в подъезде дома по улице г.

из тайника, расположенного в канализационной шахте шестого этажа, где Ак­ матовой Ж.С. хранилось указанное наркотическое средство (героин), в ходе проведения выемки были изъяты шесть бумажных свертков и два полиэтилено­ вых пакета, с наркотическим средством - героином, общим количеством 118,883 гр., т.е. в особо крупном размере.

Таким образом, преступления (незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере) не были доведены до конца по не зависящим от чле­ нов организованной группы обстоятельствам.

Вывод суда о виновности Саидова Р.И. и Хуморовой Н.В. в совершении преступлений, обозначенных в приговоре под №5,6,7, подтверждается иссле­ дованными в судебном заседании доказательствами.

Из показаний Акматовой Ж.С, данных на предварительном следствии и в судебном заседании, следует, что в феврале 2009 г. по просьбе Саидова Р.И., отбывавшего наказание в местах лишения свободы и по телефону дававшего указания о приобретении наркотических средств, она закупила в г. ге­ роин для продажи. По телефону Саидов дал указание наркотики дома не хра­ нить, а расфасовать их и продавать в «крышках» из под сока « ». Она (Акматова) и Хуморова, выполняя указания Саидова, стали продавать нарко­ тики, а на вырученные от их продажи деньги она покупала Саидову одежду, продукты питания, готовила передачу для Саидова. 25 февраля вечером, когда Хуморова должна была забрать у нее героин, их задержали. Из канализацион­ ной шахты, где она (Акматова) хранила героин, были изъяты оставшиеся сверт­ ки с наркотиками, которые она ранее, готовя для продажи, расфасовала по ука­ занию Саидова.

Из заявления о явке с повинной от 27 февраля 2009 года Хуморовой Н.В. следует, что Саидов Р по телефону давал ей указания, где можно при­ обрести героин, соединив ее и Я (как установлено судом - Акматову) по­ средством телефонной конференц-связи. Я передала ей пачку из-под сигарет, в которой был сверток с наркотиком. Наркотик она приобрела для мужа (Хумо- рову), отбывающего наказание в поскольку тот ранее просил ее об этом по телефону. Из телефонного разговора с мужем она узнала, что приедет моло­ дой человек и заберет героин. Муж просил разложить наркотик в шесть отдель­ ных свертков, завернув их в бумагу, а пакеты обмотать изолентой, что она и сделала. Она отдала героин приехавшему парню, которого, как позже ей стало известно, задержали на посту ГАИ, а наркотик он успел «скинуть». Муж вновь попросил приобрести героин. 25.02.2009 года ей позвонил Саидов и сказал, что 24 она может взять вновь героин. Получив от мужа через каких-то парней деньги на приобретение наркотиков, она уехала на ул. откуда позвони­ ла Я сообщив ей, что приехала. Она зашла в подъезд, где ее задержали со­ трудники госнаркоконтроля, а деньги изъяли.

Аналогичные показания Хуморова Н.В. дала при допросах в качестве по­ дозреваемой 26 февраля 2009 года и обвиняемой 28 февраля 2009 года, расска­ зав в деталях об обстоятельствах, при которых приобретала героин, и о ролях Саидова и Я (Акматовой) в этих преступлениях.

Свидетель К показал, что знаком с Хуморовым М с которым ранее отбывал наказание в местах лишения свободы. Хуморов, отбы­ вая наказание в исправительной колонии, расположенной в пос. позво­ нил ему по телефону и попросил привезти в колонию два свертка, называемые «стремом». За работу Хуморов через знакомых заплатил рублей. У жены Хуморова М он взял один сверток обмотанный скотчем, который поло­ жил в автомашину и повез к Хуморову в п. По дороге на посту ГАИ его задержали, произвели досмотр автомашины, где изъяли сверток, переданный ему женой Хуморова М . При нем вскрыли сверток, в нем оказалось шесть упаковок, в которых был героин. По телефону он сообщил Хуморову М.

о задержании на посту ГАИ, сказав, что сверток он успел «сбросить».

Согласно Акту «Обследование помещений, зданий, участков местности и транспортных средств» от 23 февраля 2009 года, у поста ГАИ, расположенного по в остановленной автомашине под управлением К обнаружен и изъят сверток бумаги, обмотанный клейкой лентой, в ко­ тором упаковано шесть свертков. В данных свертках находится порошкообраз­ ное вещество светлого цвета.

По заключению судебно-химической экспертизы № 273/х от 24 июля 2009 года данное вещество в шести бумажных свертках содержит в своем составе героин (диацетилморфин) и является наркотическим средством.

По заключению судебно-дактилоскопической экспертизы № 143/д от 27 апреля 2009 года, след пальца руки, обнаруженный на поверхности липкой лен­ ты, изъятой в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «обследо­ вание помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» в салоне автомашины под управлением К оставлен сред­ ним пальцем правой руки гр. Хуморовой Н.В. Как следует из протокола очной ставки от 21 апреля 2009 года, проведен­ ной между обвиняемыми Хуморовой Н.В. и Саидовым Р.И., Хуморова Н.В. рассказала о своем знакомстве с Саидовым, об употреблении ими героина до ареста Саидова, а также о том, что в сентябре-октябре 2008 года Саидов ей по­ звонил ей по телефону и спросил, интересует ли ее героин. Она ответила поло­ жительно, так как эпизодически употребляла героин. В феврале 2009 года Саи­ дов позвонил на домашний телефон и сказал, что девушка привезла героин; она дала Саидову номер своего сотового телефон. В дальнейшем Саидов соединил ее по конференц-связи с девушкой, которая назвалась Я Она (Хуморова) приобрела 19 февраля 2009 года у Я героин, спрятанный в пачке из-под си­ гарет (примерно 5-6 доз). По согласованию с Саидовым договорились «еда-25 вать», то есть сбывать, героин только по рублей за 5 грамм. Саидов Р.И. на очной ставке подтвердил показания Хуморовой. В разговорах по телефону представлялся Г , а Хуморова - Н Акматова представлялась Я или Ж Согласно заключениям судебно-химической экспертиз №274/х от 24 ию­ ля 2009 г. и № 142/х от 10 апреля 2009 года, порошкообразное вещество, кото­ рое обнаружено в ходе личного досмотра при задержании Акматовой Ж.С, а также вещество в шести бумажных свертках, изъятое в ходе выемок 26 февраля 2009г., содержит в своем составе героин (диацетилморфин) и является наркоти­ ческим средством.

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства, в том чис­ ле, полученные в ходе проведения оперативно-розыскной деятельности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Саидова и Хуморовой в поку­ шениях на незаконный сбыт наркотических средств в крупном и особо крупном размере, совершенных организованной группой, а также в приготовлении к не­ законному сбыту наркотических средств, совершенном организованной груп­ пой в особо крупном размере.

Судом также обоснованно установлено, что Снурницын А.Л. находясь в г. края, по месту своего жительства незаконно хранил наркотические средства - масло каннабиса (гашишное масло) количеством 32, 3 гр. и марихуану количеством 161,6 гр., то есть в особо крупном размере.

Указанные наркотические средства были обнаружены и изъяты в ходе обыска 14 июля 2009 года.

Вывод суда о виновности Снурницына А.Л. в совершении данного пре­ ступления, обозначенного в приговоре под №8, подтверждается исследован­ ными в судебном заседании доказательствами: протоколом обыска, проведен­ ного в квартире Снурницына А.Л. 14 июля 2009 года, протоколом осмотра предметов от 17 июля 2009 года, заключением эксперта № 212/х от 29 апреля 2010 г., показаниями свидетеля С - содержание которых приведе­ но в приговоре.

Доводы подсудимого Снурницына А.Л. о том, что изъятое у него дома вещество зеленого цвета является маком, судом были проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Суд правильно квалифицировал данные действия Снурницына А.Л. как незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта, совершенное в особо крупном размере.

Вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям осуж­ денных, действия Снурницына Д.Л., Михалевой Л.Н. и Снурницына А.Л., Саи­ дова Р.И. и Хуморовой Н.В., связанные с незаконным оборотом наркотических средств, судом обоснованно квалифицированы как совершенные организован­ ной группой. Судом правильно установлено, что ими преступления совершены как устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения не­ скольких преступлений. В ряде случаев руководство группой осуществлял Снурницын Д.Л., который по телефону давал указания другим соучастникам преступления, координируя их действия. Устойчивость преступной группы вы-26 ражена в наличии тесных связей между членами группы, основанных на близ­ ких родственных, доверительных отношениях. Преступная деятельность по сбыту наркотических средств, исходя из особо крупного размера, членами пре­ ступной группы планировалась на длительный период времени. Им была при­ суща конспирация при совершении различных этапов преступной деятельно­ сти, а также использование для общения между собой средств мобильной связи.

Иерархия и дисциплина внутри группы заключалась в подчинении исполните­ лей руководителю, отчета исполнителей, напоминания руководителя исполни­ телям о соблюдении осторожности и конспирации; между участниками пре­ ступной группы были распределены роли в совершении преступлений. Миха­ лева Л.Н. отправляла деньги Снурницыной Н.Н. на закупку наркотических средств, та в свою очередь передавала их сыну Снурницыну А который закупал героин и анашу. Эти наркотические средства Снурницына Н.Н. с со­ блюдением мер безопасности упаковывала в посылку и отправляла ее в г.

Михалевой Л.Н., а Михалева Л.Н. занималась получением посылки и хранением наркотических средств для дальнейшего сбыта.

Аналогичным образом действовали Саидов, Акматова и Хуморова, зани­ маясь незаконным оборотом наркотических средств. При этом Саидов Р.И., на­ ходясь под стражей, по телефону давал указания Акматовой Ж.С. и Хуморовой Н.В. о способах сбыта наркотиков, координировал их действия, обсуждал с ни­ ми вопросы цен на наркотики и другие обстоятельства их сбыта.

Неосновательны доводы жалоб осужденных об отсутствии доказательств цели сбыта наркотических средств.

Как обоснованно указано в приговоре, данное обстоятельство (цель сбы­ та) подтверждается протоколом допроса подозреваемого Снурницына Л.М. от 23 ноября 2009 года, в котором он показал, что жена (Снурницына Н.Н.) ему сообщила о том, что Д (Снурницыну) нужны деньги на адвоката, и надо пе­ ревезти наркотики из г. в г. протоколом очной ставки от 16 июля 2009 года, согласно которому Снурницына Н.Н. показала, что ей по­ звонил сын Д и сказал, что его жизни угрожают, нужны деньги для адвоката и на проведение экспертизы. Ей стали приходить переводы денег от Михалевой Л. для приобретения героина. А (Снурницын) принес ей наркотики, ска­ зав, что Д это поможет; факт пересылки наркотических средств - героина весом 255,758 граммов и гашиша весом 94,475 граммов из г. в г.

указывает на их приготовление к дальнейшему сбыту, поскольку коли­ чество наркотиков явно превышает разумные пределы и возможности их по­ требления Снурницыным Д.Л.; результатами оперативно-розыскных мероприя­ тий (ОРМ) - сводкой телефонных переговоров от 10 февраля 2009 года между Михалевой Л.Н. и Снурницыным Д.Л., содержание которых проанализировано судом в приговоре.

Поступившая в период инкриминируемых событий путем переводов от Михалевой Л.Н. Снурницыной Н.Н. значительная сумма денег (как установле­ но судом рублей), часть из которых была затрачена на приобретение наркотических средств в особо крупных размерах, также является подтвержде-27 нием наличия у членов организованной группы цели сбыта наркотических средств.

То, что наркотическое средство (героин) в количестве 114,525 граммов было приготовлено осужденными Снурницыными для дальнейшего сбыта в г.

как правильно отмечено судом, подтверждено: закупкой героина в достаточно большом объеме, превышающим потребление самими братьями Снурницыными А и Д первоначальными показаниями Снур­ ницына А.Л. и Снурницыной Н.Н., а также показаниями Снурницына Л.М. о том, что героин был закуплен для отправки его в г. с целью сбыта; их расфасовкой и достаточно надежной для транспортировки упаковкой наркоти­ ческого средства (героина) в пальцах резиновых перчаток; приобретением нар­ котических средств героина Снурницыным А.Л. и Снурницыной Н.Н. на круп­ ные суммы денег, отправленные на эти цели из г.

Таким образом, судом сделан правильный вывод о наличии у всех членов организованной группы цели сбыта наркотических средств, за исключение цели у Саидова по эпизоду преступления №1 и у Снурницына А.Л. по эпизоду пре­ ступления № 8.

Доводы осужденной Михалевой о невозможности квалификации ее дей­ ствий по эпизоду преступления № 1 как покушение на незаконный сбыт нарко­ тических средств, поскольку Саидов по данному эпизоду преступления осуж­ ден за покушение на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств, равно как и доводы Хуморовой о том, что ее действия по эпизоду пре­ ступления №5 должны быть квалифицированы как пособничество приобрета­ телю наркотиков (мужу Хуморову), а не как покушение на незаконный сбыт наркотических средств - не могут быть признаны обоснованными.

Под незаконным сбытом наркотических средств понимаются любые спо­ собы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажа, да­ рение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.), а также иные способы их реа­ лизации.

В данном случае как Михалева, так и Хуморова пытались реализовать наркотические средства другим осужденным лицам, поэтому в их действиях содержится покушение на незаконный сбыт наркотических средств.

То обстоятельство, что в приговоре не установлены факты сбыта или по­ пыток сбыта наркотических средств другим, кроме осужденных по данному де­ лу лицам и мужу Хуморовой, не влияет на правильность квалификации дейст­ вий осужденных, поскольку сбыт или покушение на сбыт участниками органи­ зованной группы наркотических средств друг другу также образует состав дан­ ного преступления (сбыта или покушения на сбыт наркотических средств).

Ошибочным и не основанным на доказательствах является мнение адво­ ката Клыкова А.В. о добровольности отказа Хуморовой от преступления под №6.

Как видно из исследованных судом доказательств, Хуморова по данному эпизоду преступления добровольно не отказалась от совершения преступления, а ее (Хуморовой) и Акматовой преступные действия были пресечены в резуль­ тате задержания сотрудниками оперативной службы УФСКН РФ по при 28 попытке получения от Акматовой наркотического средства (героина) для даль­ нейшего незаконного сбыта. То есть, данное преступление не было доведено до конца по не зависящим от Акматовой и Хуморовой обстоятельствам.

Доводы кассационных жалоб осужденных о проведении судебного раз­ бирательства с обвинительным уклоном, с нарушением принципов состяза­ тельности сторон и презумпции невиновности обвиняемого - не основательны.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий по делу судья С создал стороне защиты и стороне обвинения равные условия для исполнения ими их процессуальных обязанностей и осуществле­ ния предоставленных им прав.

При этом все ходатайства, заявленные участниками процесса в ходе су­ дебного заседания, председательствующим ставились на обсуждение сторон с выяснением их мнений по данным вопросам.

Многочисленные ходатайства осужденных и их защитников о признании доказательств недопустимыми (т.63 л.д.76-81, 100-104, т.64 л.д. 82, 101-102, 224, 233-235, т.65 л.д. 1-2, 33, 57, 90-96, 154, 209, 212-214, т.66 л.д.62, 63, 85, 93- 94, 158-159, т.67 л.д.9,53, 55-61, 79-89, 93, 97-98, 99-100, 105, 120-121, 122-125, 148-152, 167-170, 176-177, 178-179, 180-182, 211-212, 240-243, т.68 л.д.З), по доводам, идентичным тем, которые приведены осужденными Снурницыным Д.Л., Снурницыным А.Л. и Михалевой Л.Н. в кассационных жалобах, были рассмотрены судом первой инстанции.

Судом приняты обоснованные решения по ходатайствам, заявленным осужденными и их защитниками о признании недопустимыми и исключении из перечня доказательств: протокола обыска от 10.02.2009 г. в д.38 по ул. г. протокола выемки документов в ОСП « от 17.11.2009 г., протокола выемки документов от 14.07.2009 г., протоколов осмотра предметов, протокола осмотра и прослушивания фоно­ грамм от 11.02.2009 г., протокола осмотра места происшествия от 7 ноября 2008 г. по факту изъятия в учреждении ФБУ ИЗ- УФСИН РФ по в продуктовой передаче наркотических средств, протоколов осмотра и прослу­ шивания фонограмм и результатов ОРМ, заключения эксперта №142/х от 10.04.2009 г., протоколов осмотра документов и диска с фонограммой, а также дисков с записью телефонных переговоров, заключения экспертиз №439/х от 19.11.2008 г., №441/д от 27.11.2008 г., 267/п от 26.05.2010 г., №273/х и № 274/х от 24.07.2009 г, №399 от 20.01.2010 г., справки эксперта об исследовании от 07.11.2008 г., протоколов допроса свидетеля Х протоколов до­ проса обвиняемой Снурницыной Н.Н. от 11.02.2009 г., протокола допроса сви­ детеля Р от 22.01.2010 г., протоколов допроса Саидова Р.И. на предварительном следствии, протоколов допроса обвиняемой Хуморовой Н.В. на предварительном следствии, протокола допроса подозреваемого Снурницы­ на А.Л. от 14.07.2009 г., протокола очной ставки от 21.04.2009 г. между Саидо- вым и Хуморовой, протокола допроса подозреваемой Михалевой Л.Н. от 11.04.2009 г., протокола очной ставки от 16.07.2009 г. между Снурницыной Н.Н. и Михалевой Л.Н., а также ряда других доказательств, допустимость кото­ рых оспаривается в кассационных жалобах осужденных. 29 По результатам проверки доводов стороны защиты о признании доказа­ тельств недопустимыми председательствующим судьей вынесены мотивиро­ ванные постановления (т.64 л.д. 236-241, т.65 л.д.4-8, 37-40, 58-64, 97-102, 215- 223, т.66 л.д. 17-23, 64-68, 106-107, 138-154, 160-161, т.67 л.д. 64-74, 106-118, 127-130, 158-161, 184-193, 216-222, 244-247, т.68 л.д.16-18, 23-24, т.71 л.д.27).

Оснований не согласиться с данными судебными постановлениями не имеется, поскольку они являются законными, обоснованными и мотивирован­ ными.

Доводы жалоб осужденных о том, что председательствующий удовлетво­ рял лишь ходатайства государственного обвинителя и отклонил все ходатайст­ ва стороны защиты - не основаны на материалах дела, из которых следует, что судом были вынесены постановления об удовлетворении ходатайств подсуди­ мых о признании некоторых доказательств обвинения недопустимыми (прото­ кола выемки документов от 09.07.2009 г. и протокола выемки от 07.05.2009 г.

записок у Акматовой, проведенных оперуполномоченным отдела ОС УФСКН России по В а также заключения судебно-почерковедческой экспертизы за №178/п); выявление судом нарушений закона, допущенных ор­ ганами следствия при собирании указанных доказательств, явилось одним из оснований для вынесения частного постановления в адрес начальника УФСКН России по (т.73 л.д. 180-182).

Данное обстоятельство также свидетельствует о беспристрастности судьи по отношению к сторонам обвинения и защиты.

Судом обоснованно отклонено ходатайство Снурницына А.Л. о вызове для допроса в качестве свидетеля понятой И В ходе судебного разбирательства для проверки доводов жалоб стороны защиты о допустимости доказательств были допрошены следователь Г а также оперуполномоченные З и К ис­ следован протокол обыска от 14.07.2009 г., в котором имеются подписи поня­ тых, в том числе И исследованы предметы, изъятые в ходе обы­ ска. Права понятым были разъяснены. По окончании обыска от понятых ника­ ких замечаний не поступило. Сам Снурницын подтвердил производство обыска и присутствие понятых в ходе данного следственного действия.

При таких обстоятельствах, а также с учетом того, что протокол обыска составлен с соблюдением требований закона, а подсудимыми и защитниками не приведено аргументированных доводов о необходимости вызова для допроса понятой И , суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о вызове в суд указанного лица (т.67 л.д.220, 222).

Каких-либо оснований считать допрошенных в судебном заседании по обстоятельствам производства следственных действий следователя Г , а также оперуполномоченных З и К лицами, заинте­ ресованными в исходе дела и давшими ложные показания (как об этом утвер­ ждается в кассационных жалобах) не имеется.

Судебной коллегией проверены доводы жалоб осужденных о нарушениях уголовно-процессуального закона, которые, по их мнению, были допущены 30 следователем и органами, осуществлявшими оперативно-розыскную деятель­ ность, при собирании доказательств.

Таких нарушений закона из материалов дела не усматривается.

Собирание доказательств проведено следователями в соответствии с их компетенцией.

Доводы жалобы Снурницына Д.Л. о том, что допрос Снурницына А.Л. 16.07.2009 г. проведен следователем Б который, якобы, не имел соответствующих полномочий, поскольку был включен в состав следст­ венной группы позже проведения данного следственного действия - неоснова­ тельны.

Как видно из имеющихся в деле постановлений, данное уголовное дело по поручению заместителя начальника УФСКН РФ по было принято к производству старшим следователем по ОВД СО УФСКН РФ по Б 8 июля 2009 г. (т.4 л.д.83-84, 86), то есть до допроса Снурницына А.Л. Таким образом, следователь Б обладал полномочиями для допроса обвиняемого Снурницына А.Л. Позже данный следователь был включен в состав следственной группы (т.31 л.д.36).

Выемка 14.07.2009 г. документов в отделении Сбербанка России оперуполномоченным УФСКН РФ по З как вид­ но из протокола данного следственного действия, проведена по поручению за­ местителя начальника СО УФСКН РФ по Г в производ­ стве которой находилось данное уголовное дело. Нарушений требований закона при производстве выемки допущено не было. Обстоятельств, исключающих участие указанного оперуполномоченного в данном следственном действии, вопреки мнению Снурницына Д.Л., не имелось.

Судом обоснованно, с приведением соответствующих мотивов, удовле­ творено ходатайство государственного обвинителя о допустимости в качестве доказательства протокола обыска от 14.07.2009 г. в доме по ул. гор. (т.67 л.д.64-74).

Показания Снурницына Л.М., допрошенного на предварительном следст­ вии в качестве подозреваемого, были обоснованно оглашены в судебном засе­ дании на основании п.4 ч.2 ст.281 УПК РФ, поскольку судом установлено, что он находится в федеральном розыске (т.67 л.д.8, т. 71 л.д.22). Показания ука­ занного лица следователем были получены в соответствии с требованиями за­ кона, в судебном заседании исследованы и оглашены, и у сторон была возмож­ ность высказать свое мнение относительно достоверности или недостоверности данных показаний, оцененных судом в приговоре наряду с другими доказатель­ ствами по делу.

Положенные в основу приговора доказательства являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Вопреки содержащемуся в жалобе Снурницына Д.Л. утверждению, в су­ дебном заседании были исследованы и оглашены все доказательства, положен­ ные в основу приговора. 31 Оперативно-розыскные мероприятия проведены в соответствии с требо­ ваниями Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и их результаты от­ вечают требованиям, предъявляемым к доказательствам Уголовно- процессуальным Кодексом РФ.

Не было допущено закона при производстве обысков и выемок предметов и документов, а также обнаруженных в ходе проведения оперативно- розыскной деятельности наркотических средств.

Изъятие оперативными сотрудниками правоохранительных органов из почтового отправления (посылки) наркотических средств и замена их «муля­ жом» для пресечения их дальнейшего движения почтовой связью не является нарушением закона. Оставление наркотического средства в почтовой пересыл­ ке после его обнаружения создавало бы риск его утраты или выхода из-под контроля оперативных работников правоохранительных органов, осуществ­ лявших ОРД, и могло бы создать угрозу безопасности здоровью населения.

Сами наркотические средства, изъятые в ходе оперативно-розыскной дея­ тельности, были приобщены к материалам дела в качестве вещественных дока­ зательств и исследованы экспертами в ходе предварительного следствия по де­ лу.

У судебной коллегии нет сомнений относительно того, что предметом экспертных исследований были именно те наркотические средства, которые инкриминированы осужденным Снурницыну Д.Л., Снурницыну А.Л., Саидову Р.И. Михалевой Л.Н. и Хуморовой Н.В. Данное обстоятельство подтверждается соблюдением порядка изъятия наркотических средств из незаконного оборота, приобщения их к материалам дела в качестве вещественных доказательств, проведения экспертиз в установ­ ленном законом порядке.

Все положенные в основу приговора заключения экспертов, в том числе и те, которые оспариваются осужденными в кассационных жалобах, получены с соблюдением требований закона и в полной мере соответствуют требованиям, предусмотренным ст.204 УПК РФ.

Нет оснований сомневаться как в обоснованности заключений экспертиз, так и в квалификации и беспристрастности экспертов, проводивших эксперти­ зы, положенные наряду с другими доказательствами в основу приговора.

Замена наркотических средств муляжом в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий и дальнейшее его сопровождение под контролем опе­ ративных работников с целью выявления лиц, участвующих в незаконном обо­ роте наркотиков, не является ни провокацией преступления, ни обстоятельст­ вом, исключающим уголовную ответственность, как об этом ошибочно утвер­ ждают осужденные в кассационных жалобах.

Сроки расследования уголовного дела не нарушены, собирание доказа­ тельств проводилось в пределах сроков предварительного следствия.

Вопреки утверждениям осужденных, на предварительном следствии не были нарушены требования закона о соединении уголовных дел, возбужденных в отношении них и по фактам обнаружения наркотических средств, передачи уголовного дела из следственного отделения Управления ФСБ России по 32 в следственный отдел Управления ФСКН России по а также при выде­ лении в отдельное производство уголовных дел в отношении Снурницына Л.М. и Хуморова М.Г. Суд обоснованно пришел к выводу о достоверности показаний осужден­ ных, данных ими на предварительном следствии в той части, в которой они рассказывали о своем участии и участии других осужденных по данному делу лиц в совершении преступлений, поскольку их показания подтверждаются дру­ гими исследованными в судебном заседании доказательствами, оценка которым дана в приговоре.

Вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям осуж­ денных, лицами, проводившими оперативно-розыскную деятельность, были получены разрешения суда (постановления Председателя Верховного Суда на проведение оперативно-технических мероприятий, прослушивание те­ лефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи (т.26 л.д.85-88, т.65 л.д. 105-107), о чем обоснованно указано в приговоре.

Конституционные права осужденных, на что обращается внимание в их жалобах, на предварительном следствии нарушены не были.

Не нарушено право осужденных и на защиту.

Как видно из материалов дела, каждый из осужденных как в ходе предва­ рительного следствия, так и в суде был обеспечен профессиональным защитни­ ком (адвокатом).

Показания осужденных, признанные судом в приговоре в качестве дока­ зательств их вины, на предварительном следствии были даны в присутствии ад­ вокатов, о чем свидетельствуют соответствующие протоколы допросов и имеющиеся в деле ордера адвокатов.

Утверждение Михалевой о неэффективности ее защиты адвокатами По- скачиным А.А. и Ивановой Л.А. не основаны на материалах уголовного дела, поскольку из имеющихся в деле сведений и протоколов следует, что указанные адвокаты оказывали юридическую помощь Михалевой на предварительном следствии в качестве защитников. Следственные действия с участием указан­ ных адвокатов проведены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, с их фиксацией в соответствующих протоколах.

Михалевой не представлено суду кассационной инстанций данных, под­ тверждающих нарушение указанными адвокатами требований закона, или не оказание ей адвокатами юридической помощи.

Вопреки утверждению Михалевой, в деле имеется ордер адвоката Поска- чина А.А. от 11.04.2009 г. №518, согласно которому он участвовал в деле как защитник Михалевой при ее допросе в качестве подозреваемой (т.28 л.д. 10-13).

Адвокат Иванова Л.А. участвовала в качестве защитника Михалевой Л.Н. при проведении очной ставки между Михалевой и Снурницыной 16.07.2009 г.

(т.29 л.д. 125-132). При этом, судя по протоколу данного следственного дейст­ вия, Михалева не делала каких-либо заявлений по поводу нарушения адвокатом требований закона или о не надлежаще оказанной ей юридической помощи со стороны защитника. 33 Данных, которые бы свидетельствовали о неэффективности защиты Ми­ халевой ввиду нарушения адвокатами требований закона или ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей как защитников, из мате­ риалов дела не усматривается.

Что касается адвоката Стромыло В.И., который, как указывает Михалева вследствие отвода следователем, не смог оказать ей необходимой юридической помощи, то данный адвокат, как видно из материалов дела, участвовал в каче­ стве защитника Михалевой на предварительном следствии (в т.ч. при допросе в качестве обвиняемой, при ознакомлении с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия) и в суде первой инстанции при рас­ смотрении данного уголовного дела по существу.

То обстоятельство, что адвокат Стромыло В.И. некоторое время не участ­ вовал в деле в качестве защитника Михалевой Л.Н. в связи с его отводом сле­ дователем, не может быть признано нарушением права на защиту Михалевой, влекущим отмену приговора.

Данный адвокат имел возможность оспаривать допустимость собранных по делу доказательств, представлять доказательства стороны защиты, заявлять ходатайства как на предварительном следствии, так и в суде. Данным правом, как видно из материалов дела, адвокат Стромыло В.И. воспользовался.

Таким образом, право на защиту Михалевой нарушено не было.

Приговор суда соответствует требованиям закона; в нем приведены как доказательства, на основании которых суд пришел к выводу о виновности осужденных Снурницына Д.Л., Снурницына А.Л., Михалевой Л.Н., Саидова Р.И., Хуморовой Н.В., так и мотивы, по которым суд отверг доказательства стороны защиты.

Все версии осужденных относительно инкриминированных им деяний, изложенные в их кассационных жалобах, судом первой инстанции были прове­ рены и мотивированно отвергнуты в приговоре со ссылкой на доказательства.

У судебной коллегии нет оснований не согласиться с оценкой доказа­ тельств, данной судом первой инстанции.

Показания осужденного Снурницына Д.Л., данные при допросе в качест­ ве обвиняемого от 09.06.2010 г. (т.31 л.д. 125-130), которые по его ходатайству были исследованы судом кассационной инстанции в судебном заседании, не опровергают выводы суда о его виновности в совершении инкриминированных преступлений.

Каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о фальсифика­ ции доказательств по данному уголовному делу, на что ссылаются осужденные в кассационных жалобах, из материалов дела не усматривается.

Доводы, высказанные Хуморовой Н.В. о том, что она не была ознакомле­ на с рядом постановлений о назначении экспертиз - неосновательны, поскольку ее доводы опровергаются материалами дела, из которых следует, что с поста­ новлениями о назначении экспертиз она была ознакомлена.

По окончании предварительного следствия, после ознакомления с мате­ риалами уголовного дела, ни Хуморова, ни ее защитник также не заявляла ка-34 ких-либо ходатайств о нарушении прав Хуморовой на предварительном следст­ вии при назначении и производстве экспертиз (т.31 л.д. 159-163, 221-224).

Действия осужденных Снурницына Д.Л., Снурницына А.Л., Михалевой Л.Н., Саидова Р.И., Хуморовой Н.В. юридически судом квалифицированы пра­ вильно.

Законных оснований для изменения категории преступлений в соответст­ вии с ч.б ст. 15 УК РФ в отношении осужденных Снурницына Д.Л., Снурницы­ на А.Л., Михалевой Л.Н. и Саидова Р.И. не имеется.

Учитывая фактические обстоятельства и степень общественной опасно­ сти совершенных Хуморовой Н.В. преступлений, судебная коллегия считает невозможным изменение Хуморовой категории преступлений на менее тяжкие.

Назначенное Снурницыну Д.Л., Снурницыну А.Л., Михалевой Л.Н., Саи­ дову Р.И. и Хуморовой Н.В. наказание является справедливым. При этом су­ дом приняты во внимание характер и степени общественной опасности совер­ шенных преступлений, роли каждого из осужденных в совершенных преступ­ лениях, данные о личностях осужденных, влияние назначенного наказания на их исправления, а также на условия жизни семей Михалевой и Хуморовой.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, учтено наличие у Ми­ халевой и у Хуморовой детей, явка с повинной Хуморовой и способствование раскрытию преступления, наличие заболевания, совершение Михалевой пре­ ступления впервые, наличие у Снурницына А.Л. ряда заболеваний, признание вины на предварительном следствии, наличие у Саидова малолетних детей.

Совокупность смягчающих обстоятельств, наличие у Хуморовой хрони­ ческих заболеваний, ее поведение после совершения преступлений, положи­ тельная характеристика позволили суду прийти к выводу о возможности назна­ чения ей наказания с применением ст.64 УК РФ.

Оснований для назначения наказания Михалевой Л.Н. Снурницыну Д.Л., Снурницыну А.Л. и Саидову Р.И. наказания с применением ст.64 УК РФ, а также для назначения им и Хуморовой Н.В. условного осуждения судом не ус­ тановлено и из материалов дела не усматривается.

Как следует из приговора, суд первой инстанции обсудил вопрос об от­ срочке отбывания наказания в виде лишения свободы в отношении Хуморовой (ст. 82 УК РФ), но с учетом характера и степени общественной опасности соде­ янного, а также личности осужденной не счел возможным ее применение.

Судебная коллегия также не усматривает оснований для отсрочки реаль­ ного отбывания наказания Хуморовой, о чем она просит в кассационной жало­ бе.

Судом правильно учтено отягчающее наказание Снурницына Д.Л. и Саи­ дова Р.И. обстоятельство (особо опасный рецидив преступлений).

Вопреки доводам жалоб Снурницына Д.Л., судом обоснованно приняты во внимание имеющиеся в деле характеристики его личности, в том числе, вы­ данные из мест лишения свободы.

Приговор в отношении Снурницына Д.Л., Снурницына А.Л., Саидова Р.И., Михалевой Л.Н., Снурницыной Н.Н., Хуморовой Н.В. и Акматовой Ж.С. в 35 части решения о взыскании с осужденных процессуальных издержек не может быть признан законным и обоснованным.

Решение о взыскании с осужденных процессуальных издержек суд моти­ вировал тем, что защищавшим их адвокатам были выплачены суммы денег из средств федерального бюджета.

Однако данной формулировки суда не достаточно для того, чтобы счи­ тать такое решение законным, обоснованным и мотивированным.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность освобож­ дения осужденного от уплаты процессуальных издержек в случае имуществен­ ной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд также вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессу­ альных издержек, если это может существенно отразиться на материальном по­ ложении лиц, которые находятся на иждивении осужденного (ч.б ст. 132 УПК РФ).

Это означает, что суд обязан в судебном заседании поставить на обсуж­ дение сторон вопрос о возможном взыскании с подсудимых процессуальных издержек, а в приговоре (с учетом требований ст.297, п. 13 ч.1 ст.299, п.5 ст.307 УПК РФ) мотивировать свое решение относительно процессуальных издержек.

Как видно из протокола судебного заседания, суд выслушал мнение по данному вопросу каждого из подсудимых (т.71 л.д. 84).

При этом подсудимые Хуморова Н.В., Михалева Л.Н., Снурницына Н.Н., Акматова Ж.С. и Снурницын А.Л. ссылалась на затруднительное материальное положение, а Михалева и Акматова, кроме того, на наличие у них на иждиве­ нии малолетних детей, и просили освободить их от уплаты процессуальных издержек (т.67 л.д. 166, 208, 209, т.71 л.д. 84, 118, 149).

Подсудимые Снурницын Д. и Саидов Р.И. считали невозможным взыска­ ние с них процессуальных издержек ввиду их отказов от защитников, которые ранее не были удовлетворены судом (т.69 л.д. 197).

Не было удовлетворено судом ходатайство Михалевой Л.Н. об отказе от услуг адвоката Стромыло В.И. (т.67 л.д. 184-193).

Судом не учтены положения ч.4 ст. 132 УПК РФ о том, что если обвиняе­ мый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адво­ ката возмещаются за счет средств федерального бюджета.

При таких обстоятельствах суд в приговоре обязан был мотивировать свое решение относительно взыскания с осужденных процессуальных издержек с учетом доводов, приведенных по данному вопросу подсудимыми в судебном заседании.

Вопрос о возможности или невозможности взыскания с осужденных процессуальных издержках, а также об их размерах, подлежит разрешению су­ дом первой инстанции в порядке исполнения приговора.

Доводы осужденного Снурницына Д.Л. о том, что в срок отбытия наказа­ ния ему необходимо засчитать все время его содержания в местах лишения свободы, не основаны на законе. 36 Как установлено приговором Верховного Суда Республики Саха (Яку­ тия), преступления, за которые Снурницын Д.Л. осужден по данному пригово­ ру, совершены им до приговора Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 26 января 2011 года.

Поэтому при назначении окончательного наказания суд правильно руко­ водствовался правилами ч.5 ст.69 УК РФ.

В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбы­ тое по предыдущему приговору суда.

Как следует из приговора Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 26 января 2011 года, срок отбывания наказания Снурницыну Д.Л. постановлено исчислять с 26.01.2011 г. с зачетом времени содержания под стражей в период предварительного расследования и рассмотрения уголовного дела в суде с 5 сентября 2007 г. по 18 сентября 2010 г. и с 21 октября 2010 г. по 25 января 2011 г. (т.64 л.д.55-72).

Именно этот срок содержания под стражей и время отбытого наказания по предыдущему приговору вплоть до 28 февраля 2012 г. были правильно за­ чтены судом в срок отбытия наказания в виде лишения свободы по последнему приговору.

В отношении Саидова Р.И. судом также правильно исчислен срок отбы­ вания наказания и зачтено время его содержания под стражей с учетом преды­ дущего приговора Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 26 января 2011 года.

Приговор в отношении Снурницына Д.Л. подлежит изменению.

Как следует из приговора, при назначении окончательного наказания Снурницыну Д.Л. по правилам ч.5 ст.69 УК РФ (по совокупности преступле­ ний) Верховный Суд Республики Саха (Якутия) учитывал наказание, неотбытое Снурницыным Д.Л. по предыдущему приговору Якутского городского суда от 26 января 2011 г., согласно которому ему назначено наказание (с учетом вне­ сенных в приговор изменений президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия) в виде 11 лет 9 месяцев лишения свободы.

17 мая 2012 г. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации был пересмотрен приговор Якутского городского суда от 26 января 2011 г. в отношении Снурницына Д.Л. и наказание снижено до 11 лет лишения свободы.

В связи с этим судебная коллегия считает необходимым смягчить назна­ ченное Снурницыну Д.Л. по правилам ч.5 ст.69 УК РФ наказание.

Из приговора подлежит исключению назначение Снурницыну Д.Л. и Саидову Р.И. отбывания части срока наказания в тюрьме.

Согласно ч.2 ст.58 УК РФ мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений отбывание части срока наказания может быть назначено в тюрьме, при этом суд засчитывает время содержания осуж­ денного под стражей до вступления в законную силу обвинительного пригово­ ра в срок отбывания наказания в тюрьме. 37 Положение части первой статьи 130 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, согласно которому срок, назначенный по приговору суда для отбывания в тюрьме, исчисляется со дня прибытия осужденного в тюрьму, исходя из правовых позиций Конституционного Суда Российской Фе­ дерации, сформулированных в Постановлении от 27.02.2003 г. №1-П, не ис­ ключает правомочие суда засчитывать осужденному к лишению свободы в срок тюремного заключения время, в течение которого к нему применялась мера пресечения в виде заключения под стражу.

Назначение части срока отбывания лишения свободы в тюрьме, исходя из положений статей 44, 56, 58 УК РФ, относится к числу наказаний за совер­ шенное преступление.

Постановляя обвинительный приговор с назначением наказания, подле­ жащего отбыванию осужденным, суд должен точно определить вид наказания, его размер и момент, с которого начинается исчисление срока его отбывания (ч.7 ст. 302 УПК РФ ); в резолютивной части обвинительного приговора долж­ но быть указано в том числе решение о зачете в срок наказания времени пред­ варительного содержания под стражей, если подсудимый до постановления приговора был задержан или к нему применялась мера пресечения в виде за­ ключения под стражу (п.9 ч.1 ст.308 УПК РФ).

Таким образом, суд в приговоре обязан четко указать начало исчисление срока наказания осужденного (в том числе и тюремного заключения), а также подлежащий зачету в срок отбывания в тюрьме период, в течение которого к нему применялась мера пресечения в виде заключения под стражу.

Данные требования закона судом нарушены.

Постановляя обвинительный приговор в отношении Снурницына Д.Л. и Саидова Р.И. и назначая им на основании ч.5 ст.69 УК РФ окончательное нака­ зание в виде лишения свободы, суд правильно указал дату, с которой начинает­ ся исчисление срока отбытия ими наказания в исправительной колонии особо­ го режима (с 28 февраля 2012 г.), зачтя каждому из них в окончательное нака­ зание время (наказание), которое каждым из них отбыто по предыдущему при­ говору от 26 января 2011 г.

Суд в приговоре, определив часть срока, которую надлежит отбывать ка­ ждому из осужденных в тюрьме, в резолютивной части приговора указал, что «время содержания под стражей Саидова и Снурницына до вступления приго­ вора в законную силу следует зачесть в срок отбывания наказания в тюрьме».

Такая формулировка суда не отвечает критериям четкости и определен­ ности при исчислении осужденным времени отбывания наказания в тюрьме, а также зачета в этот срок времени содержания осужденных под стражей.

Поскольку в приговоре однозначно не указан период времени содержа­ ния осужденных Саидова и Снурницына под стражей, который каждому из них зачтен (или подлежал зачету) в срок отбытия наказания в тюрьме, то невозмож­ но определить и размер окончательного наказания, подлежащего отбытию ими в тюрьме. 38 Данные вопросы не могут быть устранены судом в порядке исполнения приговора, предусмотренном статьями 397, 399 УПК РФ, поскольку касаются существа (размера) назначения такого вида наказания как отбытия части срока наказания в тюрьме, вопрос о котором разрешается в приговоре.

С учетом изложенного, отбывание части лишения свободы в тюрьме осу­ жденным Снурницыну и Саидову назначено с нарушением закона, что является основанием для изменения приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 27 февраля 2012 года в отношении Снурницына Д Л и Саидова Р И изменить: смягчить назначенное Снурницыну Д.Л. на основании ч.5 ст.69 УК РФ наказание до 14 лет 3 месяцев лишения свободы; исключить назначение Снурницыну Д.Л. и Саидову Р.И. отбывания ука­ занной в приговоре части срока наказания в тюрьме на основании ч.2 ст.58 УК РФ; определить Снурницыну Д.Л. и Саидову Р.И. местом отбывания наказа­ ния исправительную колонию особого режима.

Этот же приговор в отношении Снурницына Д Л Снурницына А Л Саидова Р И Миха­ левой Л Н , Снурницыной Н Н Хуморовой Н В и Акматовой Ж С в части решения о взыскании с осужденных процессуальных издержек отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в порядке, предусмотрен­ ном ст.ст. 397, 399 УПК РФ в тот же суд в ином составе судей.

В остальном указанный приговор оставить без изменения, а кассацион­ ные жалобы осужденных и защитника - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 74-О12-9

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 308. Резолютивная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 397. Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора
УПК РФ Статья 399. Порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора
УК РФ Статья 14. Понятие преступления
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 82. Отсрочка отбывания наказания
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх