Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 77-О12-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 мая 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №77-О12-4

от 23 мая 2012 года

 

председательствующего Галиуллина З.Ф., судей Абрамова С.Н. и Кондратова П.Е., при секретаре Полищуке А.О.,

Погорелов [скрыто]

несудимый, [скрыто]

осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) к 150 часам обязательных работ; по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев. Окончательно Погорелову М.А. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 17 лет 10 дней лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев. При отбывании наказания в виде ограничения свободы, назначенного Погорелову М.А. как по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так и по совокупности преступлений установлены следующие ограничения: не уходить из дома в ночное время (с 22 часов до 6 часов по местному времени), не посещать увеселительные заведения (бары, кафе, ночные клубы) в пределах территории соответствующего муниципального образования, не выезжать за пределы не посещать места проведения массовых и

иных мероприятий и не участвовать в них, не изменять место жительства или пребывания, место работы или учебы без разрешения специализированного государственного органа, а также обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за

отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы для регистрации два раза в месяц.

Судом решено взыскать с Погорелова М.А. в качестве компенсации морального вреда в пользу [скрыто] и [скрыто] по [скрыто]

руб.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. об обстоятельствах уголовного дела, доводах кассационных жалоб и возражений на них, выслушав объяснения осужденного Погорелова М.А. (в режиме видеоконференц-связи) и выступление его защитника - адвоката Федоровой В.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, а также выслушав выступления представителя потерпевшей Дияновой В.П. и прокурора Аверкиевой В.А., предложивших приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору Погорелов М.А. признан виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью потерпевшей [скрыто] вызвавшем

кратковременное расстройство здоровья, и в убийстве [скрыто] с целью

скрыть другое преступление.

Преступления совершены в ночь с 5 на 6 ноября 2010 г. в гЩ [скрыто] области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Погорелов М.А. свою вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Погорелов М.А., выражая несогласие с приговором, отрицает как причинение им легкого вреда здоровью [скрыто] так и ее убийство.

Заявляет о том, что действительно в ночь с 5 на 6 ноября 2010 г. он вместе с Ч I 1

находился

на участке местности возле [скрыто]», однако в связи с тем, что его машина застряла и

пошла к

дальше ехать не могла, он остался возле машины, а остановке общественного транспорта, чтобы добраться до общих знакомых и прислать кого-нибудь ему на помощь. С тех пор он [скрыто] больше не

видел. Когда же он обратился в милицию в связи с разукомплектованием застрявшей машины, оперативные сотрудники его задержали и путем применения незаконных методов заставили признаться в преступлениях которых он не совершал. Утверждает, что положенное в основу обвинительного приговора заключение эксперта не является достоверным доказательством, поскольку носит вероятностный характер. Считает, что данные детализации телефонных соединений не дают оснований признать доказанным, что во время совершения преступлений он находился на участке

[скрыто] по ул. I в г.

Возражает против

местности около д.

отказа суда в проведении психофизиологической экспертизы с применением

полиграфа, а также обращает внимание на то, что в нарушение требований закона допрос свидетеля I [скрыто] проводился в присутствии другого

свидетеля - [скрыто] Просит приговор отменить, уголовное дело в

отношении него прекратить.

Адвокат Федорова В.А. в кассационной жалобе в защиту Погорелова М.А. утверждает о несоответствии выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела. Ссылается на то, что Погорелов М.А. свою вину в совершении инкриминируемых ему преступлений не признал, отрицая как нанесение [скрыто] телесных

повреждений, так и причинение ей смерти. Поясняет, что был задержан сотрудниками милиции после того, как явился в ОВД с заявлением по факту вымогательства у него денег, и в дальнейшем под незаконным воздействием сотрудников милиции сознался в убийстве [скрыто] которого не

совершал. Полагает, что применение в отношении Погорелова М.А. незаконных методов расследования подтверждается справкой из травматологического кабинета [скрыто] городской поликлиники № [скрыто] и

заключением эксперта, из которых следует, что у него обнаружены телесные повреждения в виде ушиба грудной клетки, ушиба мягких тканей лица, отека в области левого глаза. Утверждает, что отклонение ходатайства защиты об истребовании медицинской карты Погорелова М.А. и допросе врача [скрыто] не позволило дать заключение о времени причинения

указанных телесных повреждений. Обращает внимание на то, что во время оформления явки с повинной Погорелова М.А. ему не была обеспечена помощь защитника; защитник был допущен только при оформлении протокола задержания, но и тогда его участие носило формальный характер. Отмечает, что Погорелову М.А. не разъяснялись его права при проведении различных следственных действий; утверждения следователя об отказе Погорелова М.А. от подписания протоколов следственных действий не подтверждаются материалами дела, в том числе показаниями свидетелей. Заявляет, что эти протоколы должны признаваться недопустимыми доказательствами. Указывает, что выводы судебно-криминалистической экспертизы порождают сомнения в том, что смертельные раны были причинены [скрыто] необнаруженным осколком стеклянной бутылки.

По мнению адвоката, обнаружение на блузке погибшей вырванных волос, в том числе седеющих, может свидетельствовать о совершении убийства третьим лицом, с которым потерпевшей велась борьба. Считает необоснованным вывод суда о том, что в отношении потерпевшей было совершено два преступления, а не одно - убийство. Полагает, что суд необоснованно отказал Погорелову М.А. в проведении исследования с использованием полиграфа, а также утверждает, что данные детализации телефонных соединений свидетельствуют о том, что Погорелов М.А. отсутствовал на месте совершения преступлений. Просит приговор отменить, а уголовное дело прекратить ввиду отсутствия в действиях Погорелова М.А.

состава преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Гончарова Н.И. заявляет о несостоятельности приводимых стороной защиты доводов и просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Погорелова М.А. в инкриминируемых ему преступлениях соответствующими фактическим обстоятельствам, установленным на основе собранных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и исследованных в судебном заседании доказательств.

На основе этих доказательств судом установлено, что в ночь с 5 на 6 ноября 2010 г. после совместного с [скрыто] и другими лицами

времяпрепровождения в квартире [скрыто] Погорелов М.А. вместе с

[скрыто] отправился на автомобиле в район [скрыто]»,

где его машина застряла. Оказавшись вдвоем, Погорелов М.А. предложил [скрыто] вступить с ним в половую связь, однако она отказалась, а на

попытку Погорелова М.А. обнять ее ответила пощечиной. Погорелова М.А., находившегося в состоянии алкогольного опьянения это разозлило, и он ударил [скрыто] рукой по лицу, а когда та продолжила оказывать ему

сопротивление, стал наносить ей удары как руками, так и ногами в область головы, туловища и нижних конечностей, причинив телесные повреждения, повлекшие в том числе легкий вред здоровью. После этого он сорвал с [скрыто] одежду и переместил ее, путем волочения, к бетонному

забору возле д. № [скрыто] по ул. [скрыто] Поскольку [скрыто]

сказала, что заявит о происшедшем в милицию, Погорелов М.А. решил убить ее и нанес горлышком подобранной здесь же и разбитой им бутылки из-под шампанского несколько режущих ударов по шее потерпевшей, после чего она захрипела. Поняв, что [скрыто] умерла, Погорелов М.А. ушел

домой, где постирал свою одежду, и после этого вновь вернулся на место убийства. Там он нашел большой полиэтиленовый пакет и старую материю, которыми накрыл труп [скрыто] после чего ушел домой.

В своих объяснениях при явке с повинной, а также в показаниях, данных в качестве подозреваемого, а также в ходе проведения осмотра места происшествия и проверки показаний на месте Погорелов М.А. подробно излагал обстоятельства совершенных им преступлений, в полной мере признавая свою вину. Последующему отказу его от этих показаний и заявлениям о том, что они были даны под воздействием незаконных методов расследования судом обоснованно была дана критическая оценка.

Сведения, сообщенные Погореловым М.А. при явке с повинной и первоначальных его допросах, подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами:

- протоколами осмотров места происшествия от 18 ноября 2010 г. и от

19 ноября 2011 г., из которых следует, что расположение трупа и обнаруженных вещественных доказательств по делу соответствует указанным в показаниях осужденного;

-заключениями экспертов № 682 от 31 декабря 2010 г., № 682/1 от 17 февраля 2011 г., № 583/2010 от 15 декабря 2010 г. выводы которых о характере, степени тяжести, локализации и механизме причинения обнаруженных на теле потерпевшей телесных повреждений, а также об орудии убийства в полной мере согласуются с показаниями осужденного в этой части;

- показаниями свидетелей ГИ I [скрыто] о том, что 5 ноября 2011 г. они в компании отдыхали,

распивали спиртные напитки, а примерно в 23-00 часа Погорелов М.А. и [скрыто] сообщили, что уезжают на автомашине под управлением

Погорелова М.А. Утверждение осужденного о том, что показания свидетеля [скрыто] не могут быть приняты во внимание, так как ее допрос

следователем проводился в присутствии свидетеля [скрыто] не может

быть принято во внимание, т.к. данный свидетель был допрошен в судебном заседании и эти показания положены судом в основу приговора;

- данными детализации телефонных соединений с телефонов Погорелова М.А. и [скрыто] из которых следует, что во время совершения преступлений эти телефоны находились в районе места совершения преступлений. Предложенная осужденным и его защитником в кассационной жалобе трактовка детализации соединений носит произвольный характер.

Утверждения стороны защиты о том, что признательные показания были даны Погореловым М.А. под воздействием примененного в отношении него физического насилия, судом тщательно проверялись, однако не нашли своего подтверждения. Содержащаяся в письме из [скрыто] городской

поликлиники [скрыто] от 31 января 2012 г. № 01-14/102 и в представленной суду кассационной инстанции справке из травматологического пункта поликлиники [скрыто] г. [скрыто] информация об обнаружении 20 ноября 2011 г. у Погорелова М.А. ушиба грудной клетки и ушиба (гематомы) мягких тканей лица не может служить достаточным доказательством применения в отношении Погорелов М.А. физического насилия с целью получения от него определенных показаний.

Согласно материалам дела Погорелов М.А. заявил о явке с повинной и дал подробные объяснения по существу происшедшего до 18 часов 45 минут18 ноября 2011 г., и, соответственно, именно до этого времени, согласно версии стороны защиты, в отношении него должно было быть применено насилие. Однако в ходе проводившихся с участием защитника и понятых, а также в присутствии сотрудников милиции осмотра места происшествия и проверки показаний на месте никто из указанных лиц не отмечал наличие у Погорелова М.А. каких-либо повреждений или высказывание им жалоб на состояние здоровья. Из прилагаемых к

протоколам указанных следственных действий фотографий, на которых имеется изображение осужденного, также не усматривается наличие на лице Погорелова М.А. гематомы и иных повреждений. Об отсутствие телесных повреждений у Погорелова М.А. при помещении его в ИВС ОМВД России по г. [скрыто] 19 ноября 2010 г. в 2 часа 20 минут свидетельствует также справка, представленная суду и.о. начальника ОМВД России по г. [скрыто]. При таких данных не имеется оснований для вывода о том, что отмеченные в справке из поликлиники телесные повреждения были причинены ему сотрудниками милиции с целью получения необходимых следствию показаний.

Что же касается объяснений, которые давал Погорелов М.А. о событиях ночи с 5 на 6 ноября 2010 г. своим знакомым, а также в показаниях после привлечения его в качестве обвиняемого, то они являются весьма противоречивыми. Так, свидетель [скрыто] показал, что Погорелов

М.А. ему сообщил о том, что после неудавшихся попыток вытащить машину он усадил [скрыто] на такси и отправил на квартиру к [скрыто] за

помощью, свидетели [скрыто] и [скрыто] со слов Погорелова М.А.

указывали, что [скрыто] ушла домой пешком, свидетель [скрыто]

показала, что утром 6 ноября 2011 г. Погорелов М.А. сообщил, что довез [скрыто] до ее дома. Сам Погорелов М.А., объясняя, почему он ночью не обратился к своим друзьям за помощью, чтобы вытащить застрявшую машину, приводил различные доводы, ссылаясь как на то, что боялся передачи его друзьями информации о застрявшей машине ее хозяину, так и на то, что его телефон разрядился, а [скрыто] не знала номеров телефонов его друзей. При этом, заявляя о боязни передачи информации о застрявшем автомобиле ее хозяину, Погорелов М.А. вместе с тем утверждает, что пытался им звонить и специально отправил к ним за помощью [скрыто]

Отсутствие на протоколах осмотра места происшествия и проверки показаний на месте подписей Погорелова М.А., в том числе о разъяснении ему прав, не может расцениваться как основание для признания этих процессуальных документов недопустимыми доказательствами, поскольку в соответствии с уголовно-процессуальным законом отказ от подписи специально оговорен в протоколе и удостоверен подписью следователя. Участие Погорелова М.А. в указанных следственных действиях подтверждается допрошенными в судебном заседании другими участниками судопроизводства, а также приобщенными к протоколам фототаблицами. При проведении проверки показаний на месте участвовал защитник подозреваемого - адвокат Солдатов А.Е., от которого возражений в связи с составлением протокола не поступило.

Судебная коллегия находит убедительными приведенные судом в приговоре доводы относительно несостоятельности утверждения стороны защиты о нанесении [скрыто] ран на шее не осколком бутылки, а

иным орудием. Суд обоснованно положил в основу своих выводов данные судебных экспертиз, а также показания эксперта в судебном заседании,

исходя из которых нанесение ранений было произведено именно осколком бутылки, а увеличение в области раны содержания кремния, железа и алюминия объясняется вхождением этих химических элементов в состав бутылочного стекла, а также тем, что в условиях, в которых находился труп в течение почти двух недель, в рану могли быть занесены частицы указанных металлов.

Ссылки осужденного и его защитника на то, что суд безосновательно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении психофизиологического исследования Погорелова М.А. с использованием полиграфа являются несостоятельными как потому, что такое исследование в ходе досудебного производства в отношении обвиняемого было проведено, так и потому, что в силу гл. 10 УПК РФ данные, полученные в результате использования полиграфа, не могут быть отнесены к числу допустимых доказательств.

С учетом изложенного Судебная коллегия находит несостоятельными утверждения Погорелова М.А.и его защитника о несоответствии выводов суда в приговоре о доказанности вины осужденного фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Действия Евграфова А.Н., с учетом признанных установленными судом обстоятельств совершения преступления, правильно квалифицированы как по ч. 1 ст. 115 УК РФ, так и по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Довод адвоката Федоровой В.А. о том, что все инкриминируемые ее подзащитному действия охватываются квалификацией по ст. 105 УК РФ, не может быть принят, поскольку из материалов дела следует, что вначале Погорелов М.А. , вспылив, нанес [скрыто] побои, повлекшие легкий

вред здоровью, в ответ на ее отказ вступить с ним в половую связь и нанесенную ему потерпевшей пощечину. И лишь когда по прошествии некоторого времени [скрыто] стала высказывать в его адрес угрозы о

том, что заявит на него в милицию, он с целью не допустить это решил убить ее и, реализуя свой умысел, нанес ей несколько ударов острым концом горлышка от бутылки по шее. С учетом этих обстоятельств содеянное образует реальную совокупность преступлений, за совершение которых Погорелов М.А. и осужден.

Наказание Погорелову М.А.назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом тяжести им содеянного, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи, отсутствия отягчающих обстоятельств и наличия смягчающих обстоятельств, которыми признаны состояния его здоровья, молодой возраст, явка с повинной, положительные характеристики. При этом суд при назначении наказания по ч. 1 ст. 115 УК РФ правильно признал необходимым применить положение ч. 1 ст. 62 УК РФ и в то же время отказал в применении этого положении в отношении преступления, предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также отказал в применении в отношении осужденного положений ч. 6 ст. 15, ст. 64, 73 УК РФ.

Судебная коллегия не находит оснований для смягчения назначенного наказания.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства при проведении предварительного расследования по уголовному делу, а также в ходе судебного разбирательства не выявлено.

Особенности осуществления и оформления явки с повинной до возбуждения уголовного дела не предполагают обязательного обеспечения лицу, явившемуся с повинной, помощи защитника. Утверждение же адвоката Федоровой Т.В. о том, что помощь защитника не была обеспечена Погорелову М.А. и с момента составления протокола его задержания, не основывается на каких-либо объективных доказательствах. Как видно из материалов дела, 18 ноября 2010 г. ордер на осуществление защиты Погорелова М.А. был выдан адвокату Солдатову А.Е., который в этот же день участвовал при составлении протокола задержания и в допросе подозреваемого Погорелова М.А., а 19 ноября 2011 принял участие в проверке показаний на месте. Ни Погореловым М.А., ни адвокатом Солдатовым А.Е. какие-либо заявления либо возражения, связанные с осуществлением защиты, не подавались.

Принятые судом решения о частичном удовлетворении исковых требований потерпевших в кассационных жалобах не оспариваются, и оснований для их изменения не имеется.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб и отмены или изменения приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Липецкого областного суда от 24 февраля 2012 г. в отношении Погорелова [скрыто] оставить без изменения, а

кассационные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий -Судьи:

Статьи законов по Делу № 77-О12-4

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх