Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 81-О08-53

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 июля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 81-О08-53

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 июля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.
судей Зыкина В.Я., Ермолаевой Т.А.,
при секретаре  

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Воропаева А.В., Долматовой Л.П., Евдокимова Э.В., Журавлевой Л.А., Журавлевой Е.А., Жоховой Т.Б., Кудряшова Р.Н., Ситниковой Г.Л., Стралкаускас Л.В., Кудряшовой Т.Г., Стрельцовой Р.И., Шумиловой О.В., Супрун А.А., адвокатов Волощенюк Г.Н., Гусевой М.А., Гулевич Е.Н., Зарубиной Ю.В., кассационное представление прокурора Кемеровской области А.П. Халезина на приговор Кемеровского областного суда от 24 января 2008 года, по которому В О Р О П А Е В А В осужден к наказанию: по ст.210 ч.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 5 лет лишения свободы; по ст.ст.ЗЗ ч.З и 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 4 года 6 месяцев лишения свободы; по ст.ст.ЗЗ ч.З, 30 ч.З, 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизоду потерпевшей С ) с применением ст.64 УК РФ - 2 года лишения свободы; по ст.327 ч.1 УК РФ - 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст.302 ч.8 УПК РФ Воропаев от назначенного наказания по ст.327 ч.1 УК РФ освобождён.

На основании ст.69 ч.З УК РФ, по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, за исключением наказания, назначенного по ст.327 ч.1 УК РФ, окончательно назначено наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.

Д О Л М А Т О В А Л П осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ, по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Е В Д О К И М О В Э В судимый: 17.04.1995 года судом г. Мариинска Кемеровской области по ст.117 ч.З УК РФ к 5 годам лишения свободы (по постановлению суда г. Мариинска Кемеровской области от 23.02.1998 г. действия Евдокимова переквалифицированы на ст. 132 ч.2 п.«д» УК РФ), освобожденный 3.01.2000 г. по отбытии срока наказания, осужден к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 4 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизодам в ) с применением ст.64 УК РФ - 4 года 6 месяцев лишения свободы; по ст. 159 ч.2 УК РФ (в редакции от 8.12.2003 года) (по эпизодам в ) - 3 года лишения свободы без штрафа.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ж У Р А В Л Е В А Л А осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизодам в ) с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Ж У Р А В Л Е В А Е А осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизодам в ) с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.2 УК РФ (по эпизодам в ) - 2 года лишения свободы без штрафа.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Ж О X О В А Т Б осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизодам в ) с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.2 УК РФ (по эпизодам в ) - 2 года лишения свободы без штрафа.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К У Д Р Я Ш О В Р Н судимый: 16.11.2006 года - приговором Кировского районного суда г. Кемерово по ст. 111 ч.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком в 3 года; 20.02.2007 года - приговором мирового судьи судебного участка № 1 Кировского района г. Кемерово по ст.ст.115 ч.1, 119 УК РФ, с применением ст.69 ч.2 УК РФ, к 10 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору Кировского районного суда г. Кемерово от 16.11.2006 года и окончательно назначено наказание в виде 3-х лет 3-х месяцев лишения свободы. Приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 5.04.2007 года при рассмотрении дела в апелляционном порядке приговор от 20.02.2007 года изменён: уголовное дело по ст. 115 ч.1 УК РФ прекращено в связи с примирением сторон, по ст. 119 УК РФ, с применением ст.70 УК РФ, назначено наказание в виде 3-х лет 1 месяца лишения свободы, осужден к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы.

На основании ст.69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору мирового судьи судебного участка № 1 Кировского района г. Кемерово от 20.02.2007 года окончательно назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К У Д Р Я Ш О В А Т Г осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С И Т Н И К О В А Г Л осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст.ст.30 ч.З, 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизоду потерпевшей С ) с применением ст.64 УК РФ - 2 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С Т Р А Л К А У С К А С Л В осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С Т Р Е Л Ь Ц О В А Р И осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С У П Р У Н А А осужден к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизодам в ) с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.2 УК РФ (по эпизодам в ) - 2 года лишения свободы без штрафа.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Ш А К М А Н О В А Е Г осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы.

На основании ст.73 УК РФ назначенное Шакмановой Е.Г. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года.

Ш У М И Л О В А О В осуждена к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизодам в ) с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст.ст.30 ч.З, 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизоду потерпевшей С ) с применением ст.64 УК РФ - 2 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Н И К И Т И Н С П осужден к наказанию: по ст.210 ч.2 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст. 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизодам в ) с применением ст.64 УК РФ - 3 года лишения свободы; по ст.ст.30 ч.З, 159 ч.З п.«а» УК РФ (по эпизоду потерпевшей С ) с применением ст.64 УК РФ - 2 года лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы.

На основании ст.73 УК РФ назначенное Никитину СП. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

Разрешены гражданские иски потерпевших.

С осужденных взысканы в доход государства процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвокатов (в приговоре указаны конкретные суммы).

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осужденных Воропаева, Долматовой, Журавлевой Е.А., Журавлевой Л.А., Кудряшова, Жоховой, Кудряшовой, Ситниковой, Шумиловой, Стралкаускас, Стрельцовой, Супруна, поддержавших доводы кассационных жалоб и доводы кассационного представления в части направления дела на новое рассмотрение, прокурора Тришеву А.А., поддержавшую кассационное представление и возражавшую против доводов кассационных жалоб, Судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда: Воропаев А.В. совершил подделку официального документа, предоставляющего права в целях его использования; создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом; организацию мошенничества, то есть организацию хищения чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба потерпевшему, организованной группой; а также организацию покушения на мошенничество, то есть организацию покушения на хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба потерпевшему, организованной группой; Долматова Л.П., Евдокимов Э.В., Журавлева, Л.А., Журавлева Е.А., Жохова Т.Б., Кудряшова Р.Н., Кудряшов Т.Г., Ситникова Г.Л., Стралкаускас Л.В., Стрельцова Р.И., Супрун А.А., Шакманова Е.Г., Шумилова О.В., Никитина СП. совершили участие в преступном сообществе; мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба потерпевшему, организованной группой; Ситникова Г.Л., Шумилова О.В. и Никитин СП. совершили покушение на мошенничество, то есть покушение на хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба потерпевшему, организованной группой; Евдокимов Э.В., Супрун А.А. Жохова Т.Б., Журавлева Е.А. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Преступления совершены а Евдокимовым Э.В., Журавлевой Е.А., Жоховой Т.Б., Супруном А.А. в период 2001 - 2002 г.г. при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом; нарушением уголовно- процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и направлении дела на новое рассмотрение.

Выводы суда содержат существенные противоречия. Воропаев признан виновным в том, что создал преступное сообщество и руководил им, его действия квалифицированы по ст. 210 ч.1 УК РФ, однако в описательной части приговора судом указано, что Воропаев руководил лишь организованной группой, отличающейся устойчивостью и согласованностью действий участников (лист приговора 5). Статья 35 УК РФ определяет преступное сообщество иначе, чем организованную группу. Таким образом, суд пришёл в приговоре к противоречивым выводам относительно организованного устройства группы, руководимой Воропаевым.

Судом действия Воропаева квалифицированы, в том числе как «организация покушения на совершение мошенничества». Однако, в описательно-мотивировочной части приговора суд указывает, что доказана вина Воропаева в совершении лишь «покушения на мошенничество», наряду с Ситниковой, Шумиловой, Никитиным (лист приговора 95), что не соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам.

Кроме того, действия Воропаева квалифицированы судом по всем эпизодам совершения мошенничества - в составе организованной группы: по ст.ст. 33 ч.З, 159 ч.З п. «а», 30 ч.З, 33 ч.З, 159 ч.З п. «а» УК РФ. Однако при совершении хищений организованной группой действия всех участников, независимо от их роли в содеянном, подлежат квалификации как соисполнительство, без ссылки на ст. 33 ч.З УК РФ, осудив Воропаева по ст.ст. 33 ч.З, 159 ч.З п. «а», 33 ч.З, 30 ч.З, 159 ч.З п. «а» УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон. Указание на применение ст. 33 УК РФ подлежит исключению из обвинения Воропаева, признанного приговором суда доказанным.

В судебном заседании государственный обвинитель просил исключить из объёма обвинения отдельные эпизоды совершения мошенничества, но квалифицировать действия всех подсудимых по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ как продолжаемое преступление. Исключение из обвинения части эпизодов суд неверно расценил как отказ от обвинения, поскольку гособвинитель не отказался от обвинения по факту, части, статье Уголовного кодекса, как это предусмотрено положениями уголовно-процессуального закона. Из приговора следует исключить указание на отказ государственного обвинителя от обвинения.

При назначении вида и размера наказания всем подсудимым, судом было указано, что учитываются требования ст. 60 УК РФ, однако, назначая осужденным разные по размеру наказания, суд в соответствии с требованиями ст. 67 УК РФ не мотивировал это решение, не проанализировал в приговоре характер и степень фактического участия каждого из них в совершении преступления, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причинённого вреда.

В кассационных жалобах: - осуждённая Кудряшова считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

Считает необоснованным назначение наказания в виде реального лишения свободы и отказ в применении ст. 82 УК РФ. Суд не учёл то, что она не судима, имеет несовершеннолетнего и малолетнего ребёнка (который болен), её состояние здоровья, то, что она работала, вину признала.

Просит изменить приговор и применить ст. 82 УК РФ.

В дополнениях оспаривает решение суда о взыскании процессуальных издержек - расходов по оплате труда адвокатов с неё в доход государства; - осуждённая Стралкаускас просит изменить приговор в части назначенного наказания и, применив ст. 73 УК РФ, назначить наказание, не связанное с реальным лишением свободы, т.к. суд в полной мере не учёл данные о её личности, смягчающие обстоятельства.

Кроме того, считает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, считает, что нет доказательств её вины по эпизодам преступлений в отношении Т , Я , Б , М , Б , Ч .

Считает, что ей действия должны быть квалифицированы только по ст. 159 ч.З УК РФ (в редакции 1996 года), и она не может нести ответственность по ст. 210 УК РФ.

В дополнениях указывает, что ей необоснованно не применена ст. 62 УК РФ, не учтены суммы, выплаченные ею потерпевшим при разрешении исков.

Ссылается на то, что ей не дали для ознакомления протоколы судебных заседаний. Со ссылкой на показания ряда потерпевших утверждает об отсутствии двух сплочённых и организованных групп. Суд не принял во внимание и не оценил показания всех свидетелей, не учёл частичное возмещение ею материального ущерба потерпевшим, что должно повлечь применение ст. 62 УК, РФ; - осуждённая Жохова считает, что её действия в части мошеннических действий должны быть квалифицированы по ст. 159 ч.2 УК РФ. Доказательств совершения ею преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, не имеется, ссылаясь и на то, что оправдание по ст. 210 УК РФ (по первому приговору) не было признано незаконным.

Ссылается на то, что судом не допрошен ряд свидетелей, а показания некоторых свидетелей оглашены незаконно.

Считает необоснованным осуждение её по этим эпизодам в отношении Ф , Б , З , К Полагает, что её действия должны быть квалифицированы либо только по ст. 159 ч. 3 п. «а» УК РФ, либо по совокупности ст. 210, 159 ч. 2 УК РФ (по которой истёк срок давности). Просит применить ст. 73 УК РФ и назначить наказание, не связанное с реальным лишением свободы. В дополнениях просит о назначении наказания с применением ст. 62 УК РФ. Считает, что не установлены истинные участники преступлений в просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

- осуждённая ЖуравлеваЕ. считает назначенное ей наказание чрезмерно суровым, т.к. судом в должной мере не учтены данные о личности и смягчающие обстоятельства. Оспаривает осуждение по ст. 210 УК РФ со ссылкой на отсутствие доказательств и осуждение за мошенничество в отношении потерпевших Ф , Т , Ф , Б , М , Б , С , И , П , А , Б , Г , К , П , К , Р .

Суд не дал оценку всем собранным доказательствам. Считает, что её действия должны квалифицироваться лишь по ст. 159 ч. 3 УК РФ, а наказание назначено с применением ст. 73 УК РФ.

В дополнениях просит учесть добровольное возмещение ущерба потерпевшим и просит о применении ст. 62 УК РФ.

-осужденная Журавлева Л. оспаривает обоснованность приговора, считает необоснованным осуждение по ст.210 ч.2 УК РФ, ссылаясь на отсутствие доказательств, считает назначенное наказание чрезмерно суровым, реальное лишение свободы не вызывается необходимость с учетом данных о ее личности, оспаривает допустимость выводов судебно-психологической экспертизы, вменение ряда эпизодов преступной деятельности в части мошенничества, счиатет квалификацию своих действий неправильной им просит ее изменить.

- осуждённая Стрельцова оспаривает обоснованность осуждения по ст. 210 УК РФ, считая, что её действия должны быть квалифицированы лишь по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. 1996 г.). Считает, что необоснованно вменены в вину эпизоды в отношении К , П , Т , Т , Ф , Г , Г , Р . Просит о назначении наказания с применением ст. 73 УК РФ.

- осуждённая Шумилова оспаривает осуждение по ст. 210 УК РФ, считая, что она может нести ответственность лишь по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. 1996 г.), т.к. умысла на совершение тяжких преступлений не имела.

Утверждает о непричастности к преступлениям в отношении Ж Т , М , Ч , Б .

Выражает несогласие с выводами судебно-психологической экспертизы, с тем, что не допрошен свидетель Р .

Просит учесть данные о личности и назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ.

В дополнениях просит оправдать её по ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. «а» УК РФ за отсутствием состава преступления, т.к. она не предпринимала реальных мер по завладению деньгами потерпевшей.

- осуждённая Ситникова оспаривает выводы судебно-психологической экспертизы, ссылается на то, что суд не учёл показаний свидетелей, данных в пользу подсудимых, дело рассматривалось, с обвинительным уклоном, необъективно, утверждает о непричастности к преступлениям в отношении Т , П , Ж , Л , М , Ф , Л , Г , Р , С , Б , Ч , Н о.

Просит учесть данные о личности, семейном положении, состоянии здоровья мужа и применить ст. 73 УК РФ при назначении наказания. В дополнениях просит оправдать её по ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 п. «а» УК РФ (в отношении С ), т.к. не совершала действий, направленных на завладение её имуществом.

- осуждённый Супрун просит по ст. 159 ч. 2 УК РФ (по эпизодам ) применить положения ст.ст. 64, 61 УК РФ.

В дополнениях считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, суд нарушил нормы УПК РФ, неправильно применил уголовный закон. В приговоре суд неправильно изложил показания потерпевших, т.к. они сами фамилии подсудимых не называли.

Считает, что суд незаконно провёл опознание в судебном заседании.

Считает, что оправдательный приговор по ст. 210 ч. 1 УК РФ не был отменён в кассационном порядке.

Доказательств его участия в преступном сообществе нет. Считает, что приговор чрезмерно суров.

Суд нарушил ст. УК Конституции РФ, взыскав с него расходы на оплату труда адвоката.

Просит учесть данные о личности, семейное положение, длительное содержание под стражей, освободить от оплаты труда адвоката и от наказания пост. 159 ч. 2 УК РФ.

- осуждённый Евдокимов считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применён уголовный закон, необоснованно признан опасный рецидив, оспаривает решение суда о взыскании с него процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката. В дополнениях со ссылкой на материальное положение своё и семьи, делает вывод о своей имущественной несостоятельности и просит отменить решение о взыскании с него расходов по оплате труда адвоката в соответствии сч.6ст.132УПКРФ.

Просит исключить ссылку на ч.2 ст.68 УК РФ и снижении в связи с этим наказания; - осуждённый Воропаев считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применён уголовный закон.

Не доказано совершение подделки официального документа. Не согласен с решением о взыскании процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката.

В дополнениях с приведением конкретных обстоятельств делает вывод о своей имущественной несостоятельности и просит освободить его от оплаты труда адвокатов. Кроме того указывает на то, что ему неизвестны были условия договора об оплате труда адвокатов.

Считает, что необоснованно осуждён по ч.1 ст.210 УК РФ, так как судом не учтены требования ст.356 УПК РФ и просит прекратить дело по ст.ст.210 ч.1,327ч.1 УК РФ; - осуждённый Кудряшов просит изменить приговор в части применения положений ч.5 ст.69 УК РФ, считая, что приговор от 20.02.2007 года и настоящий приговор должны исполняться самостоятельно.

Считает, что с него необоснованно взысканы расходы по оплате труда адвоката. Просит смягчить наказание с учётом положения и условий жизни его семьи, утверждает, что не осознавал степени опасности содеянного; - осуждённая Долматова с приговором не согласна, поскольку при его вынесении суд допустил несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом первой инстанции; нарушил уголовно-процессуальный закон; неправильно применил уголовный закон; вынес несправедливый приговор.

Обращает внимание на то, что в приговоре суд в качестве доказательств приводит показания потерпевших, которые, описывая обстоятельства похищения у них денег, называют фамилии подсудимых. Однако в материалах дела таких показаний нет. При допросе на предварительном следствии и в судебном заседании, потерпевшие не называли фамилий подсудимых.

Председательствующий, допрашивая потерпевших, предлагал подсудимым встать и назвать свои фамилии. После этого потерпевшие повторяли эти фамилии, рассказывая о том, что происходило. Подобный порядок «узнавания» не предусмотрен УПК РФ. Опознания по фотографиям, которые проводились на предварительном следствии с участием подавляющего большинства потерпевших, признаны недопустимыми доказательствами.

Суд, допросив потерпевших таким образом, и предъявив фактически им для опознания подсудимых, нарушил требования ст. 193 УПК РФ. Кроме того, выводы суда о виновности подсудимых не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

На листе приговора № 96 в 7-м абзаце суд указал, что Евдокимов ещё до образования Воропаевым преступного сообщества, работал вместе с Жоховой и Долматовой. Однако данный вывод суда не подтверждается доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В приговоре суд, обосновывая свои выводы, ссылается в качестве доказательства на протоколы следственных экспериментов, из которых, как указывает суд, «видно, как потерпевшие... описывают роли каждого из подсудимых, принимавших участие в хищении их имущества путём мошенничества». Протоколы этих следственных экспериментов не могут служить доказательствами, поскольку при производстве этих следственных экспериментов была нарушена ст. 181 УПК РФ.

Таким образом, приведённые в ходе предварительного следствия следственные эксперименты не отвечают требованиям, предъявляемым к подобным следственным действиям статьёй 181 УПК РФ. Принимая протоколы следственных экспериментов в том виде, как они указанных в приговоре, т.е. как информацию от потерпевших о роли каждого из подсудимых, суд нарушил уголовно-процессуальный закон.

Считает, что оправдательный приговор в отношении Воропаева по ст.210 ч.1 УК РФ не был отменён, в связи с чем выводы суда о её участии в преступном сообществе, созданном и руководимом Воропаевым, противоречат обстоятельствам, установленным приговором от 25.04.2005 года.

Считает, что назначенное ей наказание является чрезмерно суровым, назначено без учёта её возраста и состояния здоровья; - адвокат Гулевич Е.Н. в защиту интересов Журавлёвой Е.а. считает, что приговор суда является необоснованным и незаконным ввиду: несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом в ходе судебного заседания; нарушения уголовно-процессуального закона; несправедливости приговора вследствие его чрезмерной суровости, не соответствующей личности Журавлёвой.

Суд необоснованно пришёл к выводу о необходимости квалификации действий Журавлёвой Е.А. по ст.210 ч.2 УК РФ - участие в преступном сообществе, так как в ходе судебного следствия не добыто достаточной совокупности доказательств, свидетельствующих об участии Журавлёвой Е.А. в преступном сообществе.

Суд необоснованно не исключил заключение психологической экспертизы из доказательств, так как заключение эксперта не отвечает требованиям ст.25 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 года, подпись эксперта, проводившего экспертизу, не заверена печатью учреждения, в котором специалист осуществлял деятельность по проведению экспертизы.

Суд необоснованно пришёл к выводу о виновности Журавлёвой Е.А. по ст.210 ч.2 УК РФ также в связи с тем, что согласно определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ следует, что оправдательный приговор в отношении Воропаева А.В. по ст.210 ч.1 УК РФ не отменён. В связи с указанными обстоятельствами они не могут быть признаны виновными в участии в преступном сообществе, так как лицо, которое обвинялось в создании и руководстве указанным преступным сообществом, было оправдано по данному эпизоду обвинения.

Признавая Журавлёву Е.А. виновной в совершении преступлений по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ (в ред. 1996 г.) эпизоды , по ст. 159 ч.2 УК РФ (в ред. 08.12.2003 года) эпизоды суд должен был вменять совершение мошенничества только по тем эпизодам, по которым добыта достаточная совокупность доказательств.

Журавлёва может быть признана виновной только в тех эпизодах мошенничества, по которым в обязательном порядке было опознание в ходе предварительного следствия потерпевшими Журавлёвой. По остальным эпизодам обвинения в мошенничестве Журавлёва должна была быть оправдана в связи с непричастностью к совершению преступления.

Изложение показаний потерпевших судом не соответствует действительности, так как потерпевшие в ходе судебного следствия не называли фамилии подсудимых, а указывали на них, т.е. фактически проводилось опознание, которое не отвечает требованиям ст. 193 УПК РФ. В связи с этим показания потерпевших в части указания фамилий подсудимых и описания действий, которые совершили в отношении них подсудимые, не могут быть приняты во внимание в обоснование вины подсудимых по соответствующим эпизодам, так как являются недопустимыми доказательствами в соответствии со ст.75 УПК РФ в связи с нарушением норм УПК РФ при получении показаний потерпевших.

Защита считает, что существует достаточная совокупность доказательств и можно говорить о доказанности вины в совершении эпизодов мошенничества, по которым в ходе предварительного следствия были проведения опознания и данные протоколы были исследованы в ходе судебного следствия. Эти эпизоды в отношении потерпевших: М , Б Ч , О , С , Я , Б , Н , Д , Ц , З , Н , Я Б , Б , Т , З , Л , С Л , П , Ч , Г . По остальным эпизодам обвинения в мошенничестве Ж и другие подсудимые должны быть оправданы в связи с непричастностью.

Журавлёва Е.А. необоснованно признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч.2 УК РФ (ред. 08.12.2003 года) по эпизодам в , ввиду отсутствия достоверных и бесспорных доказательств её вины.

Адвокат считает, что Журавлёвой Е.А назначено чрезмерно суровое наказание.

По изложенным основаниям просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение; - адвокат Волощенюк Г.Н. в защиту интересов осуждённой Кудряшовой считает, что приговор суда подлежит отмене или изменению из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом, неправильного применения уголовного закона, несправедливости вследствие его чрезмерной суровости.

Действия Кудряшовой не образуют состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.210 УК РФ, так как нет признаков преступного сообщества. Считает необоснованным вменение в вину Кудряшовой эпизодов мошенничества в отношении Г , Б , а также К , Я , В , С , Б , З , А , К , Б , С , К Г., К , Б , так как в нарушение ч.З ст. 171 УК РФ не указаны конкретные действия Кудряшовой в отношении потерпевших.

Наказание, назначенное Кудряшовой, не соответствует тяжести преступления, является чрезмерно суровым, назначено без учёта данных о личности и семейном положении, наличия малолетнего ребёнка.

С учётом изложенных данных адвокат просит изменить приговор в отношении Кудряшовой, исключить из приговора обвинение по ст.210 ч.2 УК РФ, назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы, либо применить отсрочку отбывания наказания, согласно ст.82 УК РФ; - адвокат Гусева М.А. в защиту интересов осуждённой Шумиловой просит приговор отменить. Считает, что нет доказательств, подтверждающих, что мошенничество Шумилова совершила в составе организованной группы нет, не установлены обстоятельства, свидетельствующие о наличии признаков преступного сообщества. Считает, что приговор постановлен на предположениях, которые привели к крайне суровому наказанию; - адвокат Зарубина Ю.Е. в защиту интересов осуждённой Стрельцовой с квалификацией её действий по ч.2 ст.210 и п. «а» ч.З ст. 159 УК РФ не согласна, так как в судебном заседании не добыто доказательств, свидетельствующих о виновности Стрельцовой в совершении данных преступлений.

Выводы суда в части того, что Стрельцова совершила преступление в составе преступного сообщества необоснованны, поскольку не подтверждаются доказательствами, добытыми в судебном заседании. Стрельцова Р.И. считала, что работала в фирме, при трудоустройстве оговаривались условия работы и заработная плата.

Признаки субъективной стороны также не нашли своего подтверждения в судебном заседании и доказательств того, что у Стрельцовой имелся прямой умысел и специальная цель совершения тяжких и особо тяжких преступлений не имеется.

Поскольку при проведении судебного следствия не добыто достаточно доказательств причастия Стрельцовой в совершении мошенничества в отношении потерпевших П , Е , З , Я , Г , П , Б Л , Б , С , М , Л , Ч , Т Ч , С , данные эпизоды должны быть исключены из объёма обвинения Стрельцовой, а заявленные гражданские иски оставлены без удовлетворения.

Поскольку в судебном заседании не доказана вина Стрельцовой в участии в преступном сообществе, то её действия следует переквалифицировать с п. «а» ч.З ст. 159 УК РФ на ч.2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 года № 162-ФЗ), как мошенничество, совершённое группой лиц по предварительному сговору, равно с причинением значительного ущерба гражданину, поскольку в новой редакции за данное преступление предусмотрено более мягкое наказание.

Назначенное наказание является чрезмерно суровым, судом не учтены смягчающие обстоятельства. Адвокат считает возможным применить положения ст.ст. 64, 73 УК РФ при назначении наказания.

Возражения на кассационное представление принес осуждённый Воропаев.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод суда о доказанности вины осужденных в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах соответствует материалам дела и подтвержден совокупностью доказательств, которые оценены судом в соответствии с требованиям ст.ст. 17, 88 УПК РФ. При этом выводы суда в части оценки доказательств являются правильными, полными аргументированными и не вызывают сомнений в своей обоснованности.

Вопреки утверждению в кассационном представлении, судебная коллегия не усматривает существенных противоречий в выводах суда, которые могли бы явиться основанием к отмене приговора, в частности в описательно- мотивировочной части приговора, где судом сделаны выводы о том, что Воропаев руководил созданным им преступным сообществом. Ссылка на то, что Воропаев руководил организованной группой (по тексту приговора ниже) не ставят под сомнение обоснованные и изложенные в приговоре выводы суда о доказанности его вины в создании и руководстве преступным сообществом.

Доводы представления о том, что выводы суда (л.95 приговора) о том, что вина Воропаева доказана лишь в совершении покушения на мошенничество не соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам дела, нельзя признать основанием к отмене приговора, как содержащие противоречия.

Как следует из текста приговора (абз.5 л.приговора 95) суд указал о доказанности вины Воропаева в создании преступного сообщества и руководства им, в организации мошенничества(эпизоды в )) и в организации покушения на мошенничество (эпизод потерпевшей С .) Доводы об исключении из приговора ссылки на ст. 33 УК РФ при квалификации действий Воропаева в части его осуждения за организацию мошенничества удовлетворению не подлежат.

Как видно из дела, обвинение Воропаеву в частности было предъявлено по ст.ст.ЗЗ 4.3,159 ч.З п.»а»,33 ч.3,30 ч.З, 159 ч.З п.»а» УК РФ. Судебное разбирательство было проведено в соответствии с требованиями ст.252 УПК РФ лишь по предъявленному ему обвинению, с учетом требований ч.2 ст.252 УПК РФ изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если при этом не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. С учетом вышеуказанных данных, оснований для удовлетворения представления в этой части коллегия не усматривает.

Не усматривает коллегия оснований и для исключения из приговора ссылки на отказ государственного обвинителя от обвинения по отдельным эпизодам, связанным с совершением мошенничества. Как видно из дела, суд одновременно с постановлением приговора вынес постановление о прекращении уголовного дела по ряду эпизодов, связанных с совершением мошенничества со ссылкой на отказ государственного обвинителя от обвинения. Законность и обоснованность данного постановления в представлении не оспаривается, а поэтому коллегия не усматривает и оснований для изменения приговора.

Доводы представления о том, что суд при постановлении приговора в нарушении требований ст.67 УК РФ не мотивировал свое решение и не проанализировал в приговоре характер и степень фактического участия каждого из подсудимых в преступлении,(без указания на чрезмерную мягкость или излишнюю суровость назначенного наказания) не основаны на материалах дела.

Судом при назначении наказания выполнены требования ст.ст.60-63 УК РФ, приняты во внимание характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из осужденных и конкретные обстоятельства в отношении каждого из осужденных, которые могли повлиять на размер назначенного им наказания.

Назначенное наказание является справедливым и оснований для отмены приговора по указанным основаниям, коллегия не усматривает. По изложенным основаниям коллегия не может согласиться и с приведенными в кассационных жалобах осужденных доводами о несправедливости приговора Суд мотивировал выводы о том, по каким основаниям считает невозможным применить ст.73 УК РФ к осужденным. Решение о применении отсрочки приговора в соответствии со ст.82 УК РФ является правом, а не обязанностью суда, в связи с чем ,оснований для удовлетворения жалобы Кудряшовой и ее защиты в этой части не имеется. Отягчающие обстоятельства, установлены судом правильно. Положения ст.69 ч.5 УК РФ применены судом правильно.

Оснований для применения Стралкаускас положений ст.62 УК РФ не имеется.Выводы о необходимости назначения наказания Евдокимову со ссылкой на ч.2 ст.68 УК РФ являются правильными. Судебная коллегия не усматривает оснований не согласиться с выводами суда о размере назначенного осужденным наказания и считает доводы кассационного представления и кассационных жалоб в этой части несостоятельными.

Судебная коллегия не может согласиться с приведенными в кассационных жалобах осужденных доводами о неправильной квалификации их действий, как мошенничества, совершенного организованной группой и совершщения преступлений в составе преступного сообщества, а Воропаева и по ст.210 ч.1 УПК РФ.

Судом на основании собранных по делу доказательства установлены все признаки, характерные для преступного сообщества. Выводы суда о наличии признаков организованной группы и выводы о преступном сообществе в приговоре мотивированы с достаточной полнотой и убедительностью и не вызывают сомнений в своей обоснованности.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных и защиты, об отсутствии преступного сообщества и необоснованности осуждения по этому обвинению, а соответственно и за мошенничество по признаку «организованной группы» не основаны на материалах дела.

Суд в приговоре привел конкретные основания ,по которым он признал наличие преступного сообщества и совершения преступлений организованной группой со ссылкой на совокупность собранных по делу доказательств, которые позволили сделать вывод о хорошей организованности, сплоченности и устойчивости, четкой организации и распределении ролей и функций в процессе совершения мошенничества. В приговоре содержится подробное изложение механизма совершения мошеннических действий в отношении потерпевших, который также свидетельствует о совершении преступления в составе преступного сообщества организованной группой.

Вопреки утверждению в жалобах, в приговоре сделаны мотивированные выводы относительно субъективной стороны совершенных преступлений.

Судом правильно установлен умысел осужденных на совершение вмененных им в вину преступлений. Получили мотивированную критическую оценку и доводы жалоб о том, что осужденные расценивали совершаемые ими действия как свое трудоустройство, а поэтому не могут нести ответственность за участие в преступном сообществе.

Доводы о недопустимости такого доказательства как заключение судебно-психологической экспертизы, изложенные в кассационных жалобах , несостоятельны. Заключение экспертизы оценено судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности и выводы суда в этой части мотивированно изложены в приговоре. Доводы о недопустимости экспертизы со ссылкой на отсутствие печати на заключении также оценены судом и не вызывают сомнений в своей обоснованности, и не могут быть признаны основанием для признания заключения экспертизы недопустимым доказательствам. Выводы экспертизы являются полными, научно- обоснованными. Экспертам были известны все необходимые для дачи заключения обстоятельства.

Оснований для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение по основаниям, изложенным в кассационных жалобах, коллегия не усматривает.

В вину осужденным вменены лишь те эпизоды преступлений, которые полностью подтверждены в судебном заседании совокупностью собранных по делу доказательств, с приведением в приговоре их изложения, а поэтому оснований для исключения из приговора эпизодов преступной деятельности, оспариваемых осужденными, в том числе Стрельцовой, Шумиловой, Стралкаускас, Жоховой, Журавлевой Л., Ситниковой, и защитой, не имеется.

Выводы суда о виновности осужденных подтверждены подробными показаниями потерпевших, не доверять которым оснований не имеется.

Доводы , изложенные в кассационных жалобах о необоснованности взыскания с осужденных расходов на оплату труда адвокатов, несостоятельны.

Согласно п.5 ч.2 ст. 131 УПК РФ суммы, выплаченные адвокату за оказание им юридической помощи при его участии в уголовном судопроизводстве по назначению, являются процессуальными издержками. Расходы на оплату труда адвоката, в соответствии с ч.4 ст. 132 УПК РФ, возмещаются из средств федерального бюджета, если подозреваемый или обвиняемый заявили ходатайство об отказе от адвоката, но его ходатайство было удовлетворено и защитник участвовал в уголовном судопроизводстве по назначению. Из дела видно, что осужденные от услуг адвоката не отказывались, а поэтому суд обоснованно принял решение о взыскании с них судебных издержек.

Оснований для освобождения их от оплаты труда адвоката суд обоснованно не усмотрел.

Доводы о том, что суд провел опознание осужденных в судебном заседании, чем нарушил положения ст. 193 УПК РФ, Судебная коллегия считает несостоятельными.

Процедуры опознания, регламентированной ст. 193 УПК РФ, в судебном заседании не проводилось.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе допроса свидетели указывали на находящихся на скамье подсудимых лиц, указывая с кем из них и при каких обстоятельствах они встречались. Каких-либо возражений по данному факту ни от подсудимых, ни от защиты не поступало.

При таких данных, нет оснований согласиться с доводами о незаконности указания в приговоре того, что свидетели называли фамилии подсудимых и о незаконности проведения опознания в судебном заседании.

Ссылка на то, что суд мог признать доказанными только те эпизоды преступной деятельности осужденных, по которым было проведено опознание в стадии расследования дела, не основаны на положениях закона, поскольку суд сделал свои выводы на совокупности собранных доказательств, проанализировав их конкретно по каждому эпизоду предъявленного обвинения и указав, в соответствии с требованиями ст.307 УПК РФ,по каким основаниям он признал достоверными одни из доказательств и отверг другие. С мотивированными выводами суда в этой части нет оснований не согласиться.

Доводы осужденного Воропаева о незаконности осуждения по ст.327 УК РФ необоснованны. Вывод суда в этой части основан на собранных доказательствах, получивших правильную оценку. Суд мотивированно обосновал свои выводы о квалификации действий Воропаева .Приведенные им доводы о необоснованности осуждения по указанной статье уголовного закона аналогичны выдвинутым в судебном заседании .Они были предметом исследования суда и получили надлежащую оценку в приговоре.

Нельзя согласиться и с доводами о недопустимости протоколов следственных экспериментов. Доводы жалоб аналогичны в этой частит доводам, выдвинутым в судебном заседании о нарушении положений ст. 181 УПК РФ. Они были рассмотрены и мотивированно отвергнуты судом при рассмотрении ходатайств о недопустимости указанных доказательств, приведены эти суждения суда и в приговоре. Нарушений уголовно- процессуального закона, влекущих признание вышеуказанных доказательств недопустимыми судом обоснованно не установлено.

Доводы о незаконности осуждения Воропаева по ст.210 ч.1 УК РФ, а других осужденных по ст.210 ч.1 УК РФ со ссылкой на то, что оправдательный приговор, ранее вынесенный в отношении указанного обвинения, не был отменен, не основаны на материалах дела. Как следует из кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ (об этом указано и в приговоре) оправдательный приговор был отменен.

Гражданские иски потерпевших разрешены судом в соответствии с требованиями закона с приведением в приговоре мотивированных суждений суда о размерах сумм, подлежащих взысканию. При этом судом приняты во внимание и учтены данные о возмещении (полном или частичном) ущерба в отношении ряда потерпевших. При невозможности разрешения исков суд признал необходимость их рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор соответствует требованиям ст.307 УПК РФ. В нем приведены и оценены все доказательства, имеющие значение для дела, указаны основания, по которым суд признал достоверными одни из них и отверг другие.

Фактические обстоятельства дела, вопреки утверждению в жалобах, установлены судом правильно, на основании собранных по делу доказательств, в том числе показаний самих осужденных и потерпевших, подробно изложенных в приговоре.

Показания неявившихся в судебное заседание свидетелей были оглашены и исследованы в соответствии с нормами уголовно- процессуального закона и ссылка на данное обстоятельство в жалобах, не может быть признана основанием к отмене приговора.

Участники процесса, ходатайствовавшие об ознакомлении с протоколом судебного заседания, в т.ч. осужденные, были с ним ознакомлены ,о чем в деле имеются соответствующие расписки.

Нарушений уголовно- процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 24 января 2008 года в отношении Воропаева А В , Долматовой Л П , Евдокимова Э В , Журавлевой Л А , Журавлевой Е А , Жоховой Т Б , Кудряшова Р Н , Кудряшовой Т Г , Ситниковой Г Л , Стралкаускас Л В , Стрельцовой Р И , Супруна А А , Шакмановой Е Г , Шумиловой О В , Никитина С П оставить без изменения, кассационное представление и кассационные жалобы- без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 81-О08-53

УК РФ Статья 67. Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 171. Незаконное предпринимательство
УК РФ Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 131. Процессуальные издержки
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 181. Следственный эксперимент
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 210. Розыск подозреваемого, обвиняемого
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 68. Назначение наказания при рецидиве преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 82. Отсрочка отбывания наказания
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх