Типовые договорыТиповые договоры





Дело № 81-О13-27

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 апреля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 81-О13-27

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 апреля 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.
судей Фроловой Л.Г. и Чакар Р.С.
при секретаре Юрьеве А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 4 апреля 2013 года дело по кассационным жалобам осужденных Осипова А.С. и Беляева А . С, на приговор Кемеровского областного суда от 28 июля 2008 года, которым Осипов А С , несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з» УК РФ к 14 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 167 ч. 1 УК РФ - к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно, по совокупности преступлений назначено Осипову А.С. наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Беляев А С , , несудимый, 2 осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з» УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Осипова А.С. и Беляева А . С, адвокатов Карпухина С В ., Кротовой С В ., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор в отношении Осипова А. С. изменить. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Осипова А.С. от назначенного ему наказания по ст. 167 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Исключить из приговора указание о назначении Осипову А.С. наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, в остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения, судебная коллегия,

установила:

согласно приговору, Осипов и Беляев признаны виновными в том, что причинили смерть Л группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений. Осипов признан виновным еще в умышленном уничтожении чужого имущества повлекшем причинение значительного ущерба.

Преступления совершены 16 июля 2007 года, в при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах: - осужденный Осипов А . С, утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам, расследование и рассмотрение дела в суде проведены с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, назначенное ему наказание является чрезмерно суровым и в силу этого несправедливым. Утверждает, что судом неправильно установлен мотив преступления. В кассационной жалобе ссылается на наличие неприязни к Л из-за того, что тот требовал немедленного возврата долга за приобретенный автомобиль, угрожал ему. В дополнениях к жалобе утверждает, что не имел долговых обязательств перед Л о чем свидетельствует отсутствие расписки и лишь хотел выкупить у Л приобретенный им автомобиль, не занимал денег и Беляеву. Сведения об указанных обстоятельствах относит к слухам. Утверждает также, что явился лишь свидетелем убийства Л при этом видел, как Беляев боролся с Л , в руках которого был нож. Не оспаривает того, что 3 вместе с Беляевым утопил тело потерпевшего в болоте, поджег автомашину потерпевшего, выбросил в болото сотовый телефон потерпевшего. Относит к нарушению закона то, что уголовное дело было возбуждено по ст. 105 ч. 1 УК РФ, а обвинение ему в дальнейшем было предъявлено по ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой дело не возбуждалось.

Полагает, что его виновность в убийстве Л материалами дела не подтверждена, ссылается на то, что не обнаружены вещественные доказательства, нож и тележка. Утверждает, что при выполнении требований ст. 217 УПК РФ по делу отсутствовал адвокат. Не соглашается с размером взысканий с него в пользу потерпевшей в счет возмещения морального вреда и материального ущерба, находит суммы взысканий не подтвердившимися. Считает, что судом при разрешении гражданского иска не учтено его материальное положение и материальное положение потерпевших. В кассационной жалобе просит об отмене приговора, в дополнениях к ней просит смягчить наказание, уменьшить размер взысканий с него в пользу потерпевшей в счет компенсации морального вреда и возмещения материального ущерба. Просит также приговор в части осуждения его по ст. 167 УК РФ отменить, дело прекратить в связи с истечением сроков давности.

осужденный Беляев А . С, считает приговор незаконным и необоснованным. Утверждает, что он не имел долга перед Осиновым и не был заинтересован в убийстве Л . Считает, что Осипов ввел его в заблуждение и завлек в лесной массив, спровоцировав конфликт между ним и Л . Он отбивался от Л в руках которого был нож и Л сам себя смертельно ранил. Сговора на убийство Л между ним и Осиповым не было. Утверждает, что Осипов на предварительном следствии оговорил его, с тем, чтобы снять с себя часть ответственности за смерть Л . Находит показания Осипова на предварительном следствии о происшедшем противоречивыми и не заслуживающими доверия.

Утверждает, что были нарушены требования уголовно-процессуального закона при его задержании, отобрании у него явки с повинной, допросах в том числе в качестве обвиняемого, при ознакомлении с материалами дела.

Ссылается на то, что адвокат в следственных действиях не участвовал, лишь подписывал протоколы, не качественно защищал его. Находит необъективной характеристику его с места учебы. Считает, что имеется совокупность исключительных обстоятельств, дающих основание для назначения ему наказания с применением правил ст.64 УК РФ. В кассационной жалобе просит приговор изменить, квалифицировать его действия по ст. ст. 113, 316 УК РФ смягчить наказание, в дополнениях к жалобе просит исключить из приговора его осуждение по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчить наказание, снизить размер денежных средств, взысканных с него в пользу потерпевшей в счет компенсации морального вреда, находит ее завышенной, не подтвердившейся материалами дела. 4 В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Голошумов А.С. и потерпевшая Л просят приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Осипова и Беляева в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденных Осипова и Беляева в совершенных ими преступлениях подтверждается данными, содержащимися в их явках с повинной, их собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они подтверждаются другими проверенными в судебном заседании доказательствами.

Судом тщательно проверялись утверждения стороны защиты о самооговоре Осипова, об оговоре Осиповым Беляева на предварительном следствии и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

Для проверки допустимости как доказательств первоначальных показаний Осипова и Беляева на предварительном следствии, их явок с повинной, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с осужденными.

Из материалов дела судом установлено, что задержание Осипова и Беляева, а также следственные действия с ними проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвокатов, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний как по процедуре проведения следственных и процессуальных действий, так и по содержанию показаний Осипова и Беляева.

При этом Осипову и Беляеву разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при их последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя. 5 Согласно данным, зафиксированным в судебно-медицинских экспертизах, у осужденных на момент дачи ими показаний об обстоятельствах преступлений телесных повреждений не имелось. Сами они в период расследования дела, рассмотрения его в суде, а также и в кассационных жалобах не заявляли о применении к ним насилия во время проведения следственных действий.

С учетом установленных данных, суд пришел к обоснованному выводу о допустимости протоколов проведенных с осужденными следственных действий, их явок с повинной.

При этом судом обоснованно учтено, что законом не предусмотрено обязательное участие адвоката при обращении лица с заявлением о явке с повинной (т. 1 л.д. 122, 129).

Данным, содержащимся в явках с повинной, суд дал оценку в совокупности с другими проверенными в судебном заседании доказательствами.

То, что Осипов и Беляев, изменяли свои показания, свидетельствует лишь о свободе выбора ими позиции защиты по делу.

Из дела также усматривается, что от допроса к допросу показания Осипова на предварительном следствии (признанные судом правдивыми) носят более подробный характер, каждые его последующие показания, дополняют предыдущие и разногласий, имеющих существенное значение не содержат.

Судом не установлено оснований у Осипова и Беляева к самооговору и оговору друг друга в показаниях, признанных судом правдивыми, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Из материалов дела следует, что Осипов и Беляев были знакомы с детства, дружили, ссор и конфликтов между ними не было.

Показания Осипова и Беляева, признанные судом правдивыми согласуются с другими доказательствами по делу и подтверждаются ими.

Так, показания осужденных о том, что Л на свои деньги приобрел для Осипова автомашину, и Осипов был ему должен рублей, настаивал на возвращении долга, подтверждаются показаниями свидетелей Р , С , Л А Б , О и других.

Показания осужденного Осипова о том, что желая избавиться от обязанности выплаты долга Л , он предложил Беляеву участвовать в убийстве потерпевшего, пообещал не взыскивать с Беляева долг в рублей и Беляев согласился, - согласуются с показаниями свидетеля 6 Осипова о том, что Беляев был должен его брату Осипову не менее рублей.

Судом не установлено оснований у свидетеля О к оговору осужденных, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Показания осужденных о том, что Осипов под надуманным предлогом убедил Л в необходимости его приезда в г. 16 июля 2007 года, несмотря на то, что Л эту встречу не планировал и ехать на нее не хотел, а также о том, что убийство потерпевшего было совершено в указанный день с 20 часов 30 минут до 21 часа 30 минут, его тело, а также и телефон были сброшены в болото, подтверждаются показаниями свидетеля Р о том, что 16 июля 2007 года Л находился дома, собирал приобретенную мебель. В течение дня, Осипов неоднократно звонил Л по телефону, уговаривал его приехать в г.

и встретиться с ним. Л на своем автомобиле выехал в г.

на встречу с Осиповым около 18 часов 30 минут. Больше она мужа живым не видела, на ее телефонные звонки по сотовому телефону после 20 часов он не отвечал.

Из распечатки телефонных переговоров усматривается, что в течение дня 16 июля 2007 года Осипов неоднократно связывался по сотовому телефону с Л О последовательности и правдивости показаний осужденного Осипова (в части, признанной судом правдивыми), пояснившего о том, что он и Беляев 15 июля 2007 года договорились о совершении убийства Л с тем, чтобы не выплачивать долг, заранее распределили роли, приготовили орудия убийства нож и веревку, он, Осипов, под обманным предлогом выманил Л на встречу 16 июля 2007 года, а также об обстоятельствах убийства потерпевшего, свидетельствует и то, что его показания в том числе о деталях состоявшейся договоренности, маршруте движения Л обстоятельствах сокрытия трупа потерпевшего, уничтожения его имущества, об использовании садовой тележки для транспортировки тела, оборачивании тела в полиэтиленовую пленку, подтверждаются другими доказательствами: показаниями свидетеля Р о том, что Осипову пришлось уговаривать Л приехать на встречу 16 июля 2007 года, показаниями свидетеля Осиповой о том, что в день происшедшего она по просьбе сына Осипова направила приехавшего к ним домой Л к школе в г. , свидетеля Б о том, что ночью со двора ее дома в г. пропала садовая тележка, из дома пропали также кроссовки сына (Беляев пояснял, что одежду и обувь сжег, поскольку они были в крови Л ).

При этом, об оборачивании тела потерпевшего куском полиэтиленовой пленки осужденные поясняли до извлечения тела из болота, что подтвердилось после его извлечения. 7 Виновность осужденных Осипова и Беляева в ими содеянном, подтверждается также данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными Осиповым и Беляевым в свою защиту, в том числе о непричастности Осипова к причинению смерти Л о причинении Беляевым смерти Л в ходе защиты от его нападения, когда Л сам себе причинил смертельные ранения, о самооговоре Осипова на предварительном следствии и оговоре им Беляева и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Выводы суда о корыстном мотиве действий Осипова и Беляева по причинению смерти Л а также о наличии между ними предварительной договоренности на убийство потерпевшего, основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

Не обнаружение садовой тележки и ножа, которые осужденные Осипов и Беляев (как следует из их показаний) сбросили в болото, не влияет на выводы суда о виновности осужденных.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, данное уголовное дело возбуждено в порядке, установленном законом, протокол о задержании Осипова и Беляева в качестве подозреваемых составлялся в присутствии адвокатов (что подтверждается имеющимися в деле ордерами и подписями адвокатов в протоколах), при этом, Осипову и Беляеву разъяснялись права, соответствующие их процессуальному положению.

Копии постановлений о привлечении Осипова и Беляева в качестве обвиняемых им вручались, в том числе в окончательной редакции (т. 3 л.д. 7, 13), с материалами дела они знакомились в порядке ст. 217 УПК РФ совместно с адвокатами, заявлений и ходатайств по результатам ознакомления не имели (т. 3 л.д. 29-31, 32-36).

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов, представлявших интересы осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных, не расходилась и их собственной, замена адвокатов производилась в порядке установленном законом, с учетом волеизъявления осужденных. 8 Осужденные, в полной мере пользовались правом согласовать свою позицию с позицией адвокатов, получать от них необходимые консультации.

Отводов адвокатам осужденные не заявляли, замечаний по поводу качества защиты не высказывали.

При таких данных, ссылки в жалобах на то, что адвокаты, представлявшие интересы осужденных Осипова и Беляева не помогали им защищаться от предъявленного обвинения, не надлежаще исполняли свои обязанности, признаются судебной коллегией несостоятельными.

Конституция Российской Федерации (статья 55, часть 3) допускает в конституционно значимых целях возможность соразмерного ограничения Федеральным законом прав и свобод человека и гражданина.

В том числе законом предусмотрены ограничения для лиц содержащихся под стражей, что не может расцениваться как ограничение их права на защиту. С учетом приведенных данных свидетельствующих о соблюдении всех прав Беляева согласно его процессуальному положению, ссылки Беляева на то, что содержание под стражей воспрепятствовало ему защищаться от обвинения в совершении указанного преступления следует признать несостоятельными.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Осиповым и Беляевым преступлений, прийти к правильному выводу о виновности каждого из них в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Оснований для квалификации действий Беляева по ст. 113, 316 УК РФ не имеется.

При назначении Осипову и Беляеву наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие обстоятельства.

Назначенное осужденным Осипову и Беляеву наказание за совершенное ими убийство соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению не имеется.

В том числе обоснованными признаются судебной коллегией выводы суда о назначении осужденным Осипову и Беляеву наказания в 9 виде реального лишения свободы и отсутствии оснований к назначению Осипову и Беляеву наказания с применением правил ст. 64, 73 УК РФ.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ на момент кассационного рассмотрения данного дела, истекли сроки давности уголовного преследования Осипова по ст. 167 ч. 1 УК РФ и в соответствии с п. 3 ч. 1 ст.24 УПК РФ, он подлежит освобождению от наказания, назначенного ему по ст. 167 ч. 1 УК РФ - за истечением сроков давности уголовного преследования.

С учетом указанных обстоятельств, подлежит исключению из приговора также указание на назначение Осипову наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Осипова следует считать осужденным по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з» УК РФ к 14 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Гражданский иск потерпевшей Л разрешен судом в соответствии с требованиями закона, в том числе с учетом того, что исковые требования о возмещении материального ущерба нашли документальное подтверждение, подтверждение в показаниях потерпевшей и свидетелей, не оспаривались Осиповым в судебном заседании. Взысканные с осужденных в пользу потерпевшей суммы в возмещение материального ущерба и в счет компенсации морального вреда, не являются чрезмерными. В том числе, взысканные с осужденных Осипова и Беляева в пользу потерпевшей Л денежные суммы: и рублей - в счет компенсации морального вреда, в связи с убийством единственного сына, определены судом с учетом степени вины каждого из осужденных по причинению морального вреда, их семейного и материального положения, характера и глубины причиненных потерпевшей нравственных страданий, соответствует принципу разумности и справедливости. Выводы суда по указанным вопросам мотивированы в приговоре, их обоснованность сомнений не вызывает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия ОПРЕДЕЛИЛА: приговор Кемеровского областного суда от 28 июля 2008 года в отношении Осипова А С изменить.

На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Осипова А.С. от назначенного ему наказания по ст. 167 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Исключить из приговора указание о назначении Осипову А.С. наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

В остальном этот же приговор в отношении Осипова А . С, в том числе, в части осуждения его по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з» УК РФ к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима и тот же приговор в отношении Беляева А С оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Осипова А.С. и Беляева А.С. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 81-О13-27

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх