Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 84-О11-26СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 января 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 84-О11-26СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 11 января 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.
судей судей Скрябина К.Е. и Шалумова М.С.
при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Казакбаева М.А., Петрова А.В., Степанова В.А., Травина И.О., Урбановича С.А., их защитников Беловой Л.А., Федоровой Г.В., Иванова И.Л., Петровой О.С., Вихрова Г.А., Новокщеновой Н.Г., заинтересованных лиц (в части разрешения судьбы вещественных доказательств) - ООО , ООО на приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 29 августа 2011 года, которым Казакбаев М А не судимый, осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) к лишению свободы - 2 - по эпизоду хищения оборудования для мойки автомобилей на 8 лет со штрафом 400 000 рублей; - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « на 7 лет 6 месяцев со штрафом 100 000 рублей; - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « »» на 7 лет со штрафом 50 000 рублей; - по эпизоду хищения недвижимого имущества ООО ТПК « (магазинов «», « с подвальным помещением) на 9 лет со штрафом 400 000 рублей; - по эпизоду хищения павильона-закусочной № ООО ТПК на 7 лет со штрафом 50 000 рублей; - по эпизоду хищения павильона-закусочной № ООО ТПК на 7 лет со штрафом 50 000 рублей; - по эпизоду хищения ангара ООО ТПК « на 6 лет со штрафом 50 000 рублей; по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (вред, от 07.03.2011) к лишению свободы - по эпизоду покушения на хищение имущества ООО ТПК « (магазины № « и с подвальным помещением) на 6 лет 6 месяцев со штрафом 150 000 рублей; - по эпизоду покушения на хищение денежных средств ООО ТПК в размере рублей на 5 лет 6 месяцев со штрафом 150 000 рублей; - по эпизоду покушения на хищение денежных средств ООО ТПК « » в размере рублей на 5 лет 6 месяцев со штрафом 150 000 рублей; по п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) к лишению свободы - - по эпизоду вымогательства в 1998 году на 12 лет; - по эпизоду вымогательства в 2003 году на 13 лет; - по эпизоду вымогательства в 2005 году на 11 лет; по ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (вред, от 07.03.2011) к лишению свободы - - по эпизоду легализации оборудования для мойки автомобилей на 8 лет со штрафом 200 000 рублей; - по эпизоду легализации имущества ООО ТПК « (магазинов « », « с подвальным помещением) на 8 лет со штрафом 200 000 рублей; по ч. 1 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) на 14 лет лишения свободы со штрафом 700 000 рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 21 (двадцать один) год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых 9 (девяти) лет в тюрьме, со штрафом в размере 1 000 000 рублей; 3 Петров А В не судимый, осужден: по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) на 6 лет лишения свободы со штрафом 100 000 рублей; по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) к лишению свободы - - по эпизоду вымогательства в 1998 году на 7 лет; - по эпизоду вымогательства в 2003 году на 9 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 13 (тринадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 100 000 рублей; Степанов В А не судимый, осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ (вред, от 07.03.2011) к лишению свободы - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « на 7 лет 2 месяца со штрафом 90 000 рублей; - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « на 6 лет со штрафом 50 000 рублей; - по эпизоду хищения недвижимого имущества ООО ТПК « (магазинов « , с подвальным помещением) на 6 лет со штрафом 150 000 рублей; - по эпизоду хищения павильона-закусочной № ООО ТПК « на 6 лет со штрафом 40 000 рублей; - по эпизоду хищения павильона-закусочной № ООО ТПК на 6 лет со штрафом 40 000 рублей; по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) по эпизоду покушения на хищение имущества ООО ТПК « (магазины № и « с подвальным помещением)) к лишению свободы на 4 года 6 месяцев со штрафом 40 000 рублей.

В соответствии с ч. 3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 12 (двенадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 200 000 рублей; 4 Травин И О не судимый, осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ (вред, от 07.03.2011) к лишению свободы - - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « » на 7 лет 3 месяца со штрафом 90 000 рублей; - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « » на 6 лет 6 месяцев со штрафом 50 000 рублей; - по эпизоду хищения недвижимого имущества ООО ТПК « (магазинов « « с подвальным помещением) на 8 лет со штрафом 250 000 рублей; - по эпизоду хищения павильона-закусочной № ООО ТПК « на 6 лет со штрафом 40 000 рублей; - по эпизоду хищения павильона-закусочной № ООО ТПК на 6 лет со штрафом 40 000 рублей; по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (вред, от 07.03.2011) к лишению свободы - по эпизоду покушения на хищение недвижимого имущества ООО ТПК « (магазины № « и « с подвальным помещением) на 6 лет со штрафом 50 000 рублей; - по эпизоду покушения на хищение денежных средств ООО ТПК в размере 1 034 610 рублей на 5 лет со штрафом 40 000 рублей; - по эпизоду покушения на хищение денежных средств ООО ТПК « в размере 1114 040 рублей на 5 лет со штрафом 50 000 рублей. по ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) по эпизоду легализации имущества ООО ТПК « » (магазинов « « с подвальным помещением - на 7 лет со штрафом 100 000 рублей; по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) к лишению свободы на 8 лет 6 месяцев со штрафом 200 000 рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом 400 000 рублей; Урбанович С А не судимый, осужден: по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) к лишению свободы - - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « на 5 лет 6 месяцев со штрафом 80 000 рублей; 5 - по эпизоду хищения торговых павильонов ООО ТПК « на 5 лет 6 месяцев со штрафом 40 000 рублей; - по эпизоду хищения недвижимого имущества ООО ТПК « » (магазинов « , » с подвальным помещением) на 6 лет со штрафом 200 000 рублей; по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (вред, от 07.03.2011) к лишению свободы - по эпизоду покушения на хищение недвижимого имущества ООО ТПК « (магазины № « и « с подвальным помещением) на 4 года 6 месяцев со штрафом 40 000 рублей; - по эпизоду покушения на хищение денежных средств ООО ТПК в размере рублей на 4 года 3 месяца со штрафом 40 000 рублей; - по эпизоду покушения на хищение денежных средств ООО ТПК « в размере рублей на 4 года 3 месяца со штрафом 40 000 рублей; по ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) по эпизоду легализации имущества ООО ТПК « (магазинов « « с подвальным помещением) - на 5 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом 100 000 рублей; по ч. 2 ст.210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) на 6 лет лишения свободы со штрафом 200 000 рублей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 9 (девять) лет 5 (пять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 400 000 рублей.

В сроки наказаний зачтено время содержания осужденных под стражей: Казакбаева М.А. с 10.07.2007 по 29.08.2011; Петрова А.В. с 10.07.2007 по 29.08.2011; Степанова В.А. с 17.05.2007 по 03.04.2008 и с 10.07.2011 по 29.08.2011; Травина И.О. с 06.06.2007 по 29.08.2011; Урбановича С.А. с 04.09.2007 по 29.08.2011.

По делу разрешены гражданские иски потерпевшего Л ООО ТПК « , ООО ТПК « По этому же делу оправданы Дмитриев А.А., Мартынов А.Н., Булыгин И.П., приговор в отношении которых сторонами не обжалован и в кассационном порядке не проверяется.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения осужденных Казакбаева М.А., Петрова А.В., Степанова В.А., Травина И.О. в режиме видеоконференцсвязи, в том числе изложенные ими письменно и приобщенные к делу; объяснения адвокатов: Федоровой Г.В., Иванова И.Л. в 6 защиту Казакбаева, Баранова А.А. - в защиту Степанова, поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей приговор изменить и по эпизодам легализации имущества привести в соответствие с новым уголовным законом, Судебная коллегия

установила:

Казакбаев М.А., Петров А.В., Степанов В.А., Травин И.О., Урбанович С. А. на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновными в том, что в период с 1995 по 2007 г.г. на территории области совершили вышеперечисленные преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Казакбаев М.А. высказывает несогласие с приговором как постановленным с нарушениями уголовно-процессуального и уголовного законов, приводя следующие доводы. По эпизодам легализации моечного оборудования и имущества магазинов « « » суммы сделки составляли менее, соответственно, руб. и рублей, тогда как согласно Федеральному закону от 07.04.2010 крупным размером признаются финансовые операции и другие сделки на сумму, превышающую 6 млн. рублей, однако суд необоснованно не исключил данные эпизоды из обвинения. Полагает, что приговор постановлен незаконным составом суда, так как в состав коллегии присяжных не был включен кандидат за № 4, который не исключался из предварительного списка и сторонами ему не заявлялся отвод; в судебном заседании 24.09.2009 заседатель Б была исключена из списка присяжных и 05.10.2009 заменена запасным заседателем К в связи с чем должно было остаться 12 членов коллегии присяжных и 3 запасных заседателя, однако в судебном заседании 06.10.2009 участвовало 16 присяжных заседателей. Председательствующий был необъективен и не обеспечил равноправие сторон: во вступительном слове сам подробно изложил суть предъявленного обвинения, допустив категоричные формулировки о совершении подсудимыми преступлений, после чего кандидат в присяжные за № 35 заявил самоотвод, а другой, за № 28, - о невозможности быть объективным; не принял каких-либо мер в отношении потерпевшего Л который, отвечая в присутствии присяжных на вопросы гособвинителя, сообщал о совершении им и другими подсудимыми преступлений, в которых они не обвинялись, и в отношении лиц, не признававшихся потерпевшими по делу; а также разрешил стороне обвинения выйти за пределы предмета рассмотрения с участием присяжных заседателей, - что могло вызвать у присяжных предубеждение в отношении подсудимых.

7 Судом игнорированы положения ст. 90 УПК РФ (в ред. от 29.12.2009) о преюдициальном значении вступивших в законную силу судебных решений, вследствие чего, несмотря на наличие решений Арбитражного суда Новгородской области от 21.02.2005 и от 02.11.2005, суд исследовал эпизоды по лесу в присутствии присяжных заседателей. В то же время, суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты об исследовании в их присутствии документов о принадлежности оборудования автомоек и ангара, чем нарушил его конституционное право на защиту, а также не разрешил донести до присяжных заседателей некоторые сведения о личности потерпевшего Л и свидетеля А , имевшие, на взгляд осужденного, значение для дела, что, с учетом ответа из Конституционного Суда РФ на его обращение, является незаконным. Полагает, что суд необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами балансовых справок о стоимости имущества, подписанных А и Л , не имевшими полномочий на подписание таких документов, и приобщенных к делу непроцессуальным путем, и об исследовании ответа из комитета архитектуры и градостроительства. Считает, что суд в нарушение требований ст. 278 УПК РФ провел допросы свидетелей защиты О К и других сначала в отсутствие присяжных заседателей, и только затем в их присутствии, фактически проведя цензуру вопросов защиты свидетелям и их ответов, и тем самым выступив на стороне обвинения. В вопросный лист судья не включил ни один из вопросов, предложенных стороной защиты. Обращает внимание на то, что судья трижды возвращал присяжных в совещательную комнату для устранения ошибок, а во время оглашения вердикта незаконно давал присяжным разъяснения о том, как они должны сформулировать ответы на вопросы. По изложенным причинам просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. В кассационной жалобе (дополнительной к кассационной жалобе Казакбаева) защитник Иванов И.Л. приводит доводы о допущенных судом нарушениях уголовно-процессуального закона, полностью аналогичные доводам дополнительной кассационной жалобы Казакбаева. В кассационной жалобе в интересах осужденного Казакбаева защитники Белова Л.А., Федорова Г.В., приводя аналогичные доводы о допущенных судом нарушениях уголовно-процессуального закона, кроме того, указывают и на иные нарушения: по их мнению, суд незаконно расценил изменение прокурором формулировки обвинения как частичный отказ от обвинения; судьей необоснованно отказано стороне защиты в допросе явившихся в суд свидетелей М и З ; несмотря на ходатайства стороны защиты, присяжным не разъяснялось, что они не должны принимать во внимание показания свидетелей, порочащие деятельность ООО «ОА « »; в нарушение ст. 88, 235 УПК РФ судья, не признав ряд доказательств, включенных в перечень доказательств защиты, недопустимыми, запретил их исследовать и донести до присяжных заседателей; в то же время в присутствии присяжных исследовалась таблица, составленная стороной обвинения по материалам дела вне судебного заседания в качестве «наглядного пособия», и не являющаяся доказательством; при оглашении детализации телефонных соединений стороной обвинения в нарушение ч. 1 ст. 285 УПК РФ в присутствии присяжных одновременно анализировалось содержание этих доказательств; у присяжных не выяснялось, видели ли они по телевидению сюжеты о событиях, имеющих отношение к делу, и как к ним относятся, чем сторона защиты была лишена права на возможный мотивированный отвод; суд удалением из зала адвоката Федоровой и свидетеля защиты Бирюкова тем самым ограничил право Казакбаева на защиту; вопросный лист сформулирован с нарушениями ст. 338, 339 УПК РФ, содержит по существу утверждения, а не вопросы, в нем не поставлены частные вопросы о обстоятельствах, которые могли бы повлечь освобождение подсудимого от ответственности. По мнению защитников, осужденный в силу ст. 9, 10 УК РФ не может нести ответственность по ст. 210 УК РФ, вступившего в силу с 01.01.1997, за действия, имевшие место в 1995-1996 г.г. Также полагают, что суд незаконно принял и рассмотрел иск потерпевшего Л в отсутствие самого потерпевшего и его представителя. С учетом приведенных доводов просят отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Травин И.О., заявляя о своем несогласии с приговором, необходимости его отмены и направления дела на новое рассмотрение, приводит доводы, аналогичные доводам кассационных жалоб Казакбаева и его защитников: о необоснованном запрете стороне защиты исследовать данные о личности потерпевшего Л и свидетеля А , что не позволило опровергнуть их показания; о доведении стороной обвинения до присяжных взаимосвязи преступлений, в которых он обвинялся, и обстоятельств отъезда Л за рубеж; о необоснованной оценке судом заявления гособвинителя Вихровой СЮ. об изменении формулировки обвинения как частичного отказа от обвинения и нарушении тем самым права подсудимого на защиту; о незаконном отказе стороне защиты в исследовании большинства доказательств, включенных в перечень доказательств защиты, и не признанных недопустимыми; о несоответствии требованиям закона вопросного листа; об уточнении председательствующим ответов присяжных во время оглашения вердикта; - что, по его мнению, лишило присяжных возможности правильно оценить доказанность событий преступлений и его участия в них. Кроме того, полагает, что, поскольку присяжные дали отрицательные ответы на вопросы №№ 40, 115, 128, 131 и признали других подсудимых невиновными в этих эпизодах за отсутствием состава преступления, то и в его действиях по этим эпизодам нет состава преступления. То, что присяжные после отрицательных ответов на указанные вопросы, дали на последующие вопросы (№№ 41, 116, 128, 132) ответы о снисхождении, свидетельствует о непонимании ими поставленных перед ними вопросов. При назначении наказания суд не учел наличие у него малолетнего сына (2003 г. рождения) и пожилых родителей-пенсионеров, проявив тем самым предвзятость и необъективность при рассмотрении дела.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Петров А.В., высказывая несогласие с приговором, указывает на то, что с самого начала в нарушение уголовно-процессуального закона стороны были поставлены в неравное положение, а его право на защиту ограничивалось, ходатайства, возражения его и защитника судом в большинстве случаев отклонялись. Так: стороне обвинения разрешалось исследовать в присутствии присяжных доказательства, содержащие негативную информацию о создании и деятельности ОА « », тогда как стороне защиты отказано в исследовании доказательств, касающихся причин выезда Л в , что повлекло искаженное представление у присяжных о событиях 2003 года; из перечня доказательств, об исследовании которых ходатайствовала сторона защиты, суд большую часть доказательств счел не подлежащими исследованию, хотя они не признавались недопустимыми; в основу осуждения положены справки А о балансовой стоимости имущества, и отчеты Л которые являются недопустимыми доказательствами; вопреки возражениям защиты, обвинители не только оглашали сведения о телефонных соединениях, но и анализировали их в присутствии присяжных, демонстрировали присяжным в качестве «наглядного пособия» составленную ими самими таблицу эпизодов обвинения, содержащую сведения о причастных к преступлениям лицах; свидетели защиты О К , Б сначала допрашивались без присяжных, а затем повторно в их присутствии, а когда свидетель Б стал давать показания, не устраивающие сторону обвинения и председательствующего, он был удален из зала. В период судебного следствия по телевидению демонстрировались сюжеты, касающиеся данного дела, которые были нацелены на то, чтобы убедить присяжных в виновности подсудимых. Полагает, что вопросный лист не соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ, содержит сложные для восприятия вопросы, в то же время в него не включены частные вопросы защиты, что повлияло на ответы присяжных. В напутственном слове председательствующий не упомянул справки о доходах Л являющиеся оправдательными доказательствами для подсудимых, а при оглашении вердикта давал старшине разъяснения по ответам присяжных. При обсуждении последствий вердикта суд необоснованно принял от обвинителя исковые заявления имени Л , и затем удовлетворил их. Назначенное ему наказание полагает чрезмерно суровым, не учитывающим 10 все смягчающие обстоятельства и сведения о его личности, а также мнение присяжных о снисхождении. По этим основаниям просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. В кассационной жалобе в интересах осужденного Петрова А.В. защитник Петрова ОС. приводит полностью аналогичные доводы и просьбу об отмене приговора. В кассационной жалобе в интересах осужденного Петрова А.В. защитник Вихров Г.А. указывает на то, что председательствующий нарушил требования ч. 5 ст. 348 УПК РФ, поскольку ввиду отсутствия доказательств участия Петрова в преступлениях должен был распустить коллегию присяжных и направить дело на новое рассмотрение. В этой связи просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Степанов В.А., не оспаривая доказанности его вины в преступлениях и квалификации содеянного, указывает на чрезмерную суровость наказания, при назначении которого суд не учел всю совокупность имеющихся у него смягчающих обстоятельств и положительных сведений о его личности, а также то, что он в период с апреля 2008 г. по 10 июля 2011 г. находился на подписке о невыезде и не нарушил меру пресечения, не пытался скрыться, однако суд без достаточных оснований изменил ему меру пресечения на заключение под стражу, что, по его мнению, повлияло на присяжных. С учетом приведенных доводов просит смягчить ему наказание, определив иное наказание, не связанное с лишением свободы. В кассационной жалобе в интересах осужденного Степанова защитник Новокщенова Н.Г. высказывает несогласие с приговором по причине нарушения процессуальных прав подсудимого, выразившихся в необоснованном отклонении судом ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами показаний Степанова на предварительном следствии, полученных, по мнению защитника, с нарушением уголовно-процессуального закона: без разъяснения права не свидетельствовать против себя и своих близких, с участием адвоката, на которого он был вынужден согласиться под психологическим давлением органов следствия; также судом необоснованно, без надлежащей проверки, отклонен отвод, заявленный Степановым гособвинителям Пархомчук и Вихровой вследствие оказания с их стороны на него психологического давления. Поскольку данные нарушения повлияли на присяжных, просит приговор в отношении Степанова отменить и дело прекратить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Урбанович С.А., не оспаривая своей вины в преступлениях и их квалификации, и заявляя о раскаянии в содеянном, указывает на чрезмерную суровость наказания, назначенного без всестороннего учета всей совокупности имеющихся у него 11 смягчающих обстоятельств и положительных сведений о его личности, и с нарушением требований ч. 2 ст. 349 УПК РФ о том, что если присяжные признали подсудимого заслуживающим снисхождения, то наказание должно назначаться с применением положений как ч. 1 ст. 65, так и ст. 64 УК РФ. При разрешении иска судом не учтено, что в состав возвращенного ООО ТПК « имущества входят два торговых павильона - №№ и , которым на сегодняшний момент присвоен единый № поэтому с него излишне взыскана стоимость торгового павильона № На этом основании и с учетом изменений, внесенных с 08.12.2011 в ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, просит изменить приговор, снизить срок лишения свободы до 7 лет, отменить наказание в виде штрафа, уменьшить сумму иска по эпизоду завладения торговыми павильонами и недвижимым имуществом ООО ТПК « с до рублей.

Также осужденные Казакбаев, Петров, оспаривая установленные судом фактические обстоятельств дела, приводят в своих жалобах и выступлениях доводы о недоказанности их вины в преступлениях, и недостоверности ряда доказательств, положенных в основу их обвинения. Осужденный Степанов подробно излагает в кассационной жалобе и дополнениях обстоятельства взаимоотношений с потерпевшим Лавреновым и фактические обстоятельства дела, касающиеся его объема обвинения. Кроме того, в кассационных жалобах и выступлениях осужденных Казакбаева, Петрова, защитников Беловой Л.А., Федоровой Г.В., приведен ряд их личных предположений о действиях председательствующего судьи, старшины присяжных и коллегии присяжных заседателей, без ссылок в их подтверждение на какие-либо конкретные доказательства.

В кассационной жалобе заинтересованного лица (в части разрешения судьбы вещественных доказательств) - ООО « (ранее именовалось ООО «Торговый дом »), подписанной генеральным директором Ф высказывается несогласие с приговором в части решения суда о возвращении потерпевшему Л имущества, находящегося в незаконном владении заявителя в результате совершенных преступлений, а именно: ангара для мойки автомобилей стоимостью . руб., с освобождением данного имущества из-под ареста. Заявитель полагает, что своим решением суд фактически изъял имущество у собственника - ООО не признав организацию гражданским ответчиком и лишив тем самым возможности защищать свои имущественные права, в том числе право на возмещение процессуальных издержек, связанных с хранением арестованного имущества в период предварительного следствия и судебного разбирательства. По данным причинам просит отменить приговор в указанной части и разъяснить Лавренову право предъявить к заявителю гражданский иск в арбитражный суд.

12 В кассационной жалобе и дополнениях к ней заинтересованного лица (в части разрешения судьбы вещественных доказательств) - ООО «с» также высказывается несогласие с приговором в части решения суда о возврате ООО «ТПК « находящихся в незаконном владении в результате совершенных преступлений трех нежилых помещений в г. (в которых расположены магазины « и »), так как в соответствии с государственной регистрацией право на данное недвижимое имущество принадлежит ООО « и может быть оспорено только в судебном порядке. В ходе предварительного следствия данные помещения были признаны вещественными доказательствами, арестованы и переданы на хранение ООО «», которое, однако, не привлекалось к участию в деле, чем нарушены его права собственника, а также организация лишена возможности возместить процессуальные издержки, связанные с хранением арестованного имущества. Поэтому просит приговор в указанной части отменить, разъяснить потерпевшему Л право на обращение с иском в арбитражный суд.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Вихрова С.Ю., потерпевший Л его представитель Ильин СМ. полагают приведенные в жалобах доводы необоснованными и просят оставить приговор без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит кассационные жалобы осужденных Казакбаева, Петрова, Степанова, Травина, Урбановича и их защитников подлежащими частичному удовлетворению, а приговор в отношении них подлежащим изменению ввиду неправильного применения судом уголовного закона и чрезмерной суровости наказания, назначенного Степанову по совокупности преступлений. Кроме того, в отношении Казакбаева, Травина, Урбановича приговор подлежит изменению на основании ст. 10 УК РФ вследствие издания до кассационного рассмотрения дела нового уголовного закона, имеющего обратную силу.

Согласно ч. 2 ст. 379 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой данной статьи: нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора. Исходя из данной нормы уголовно-процессуального закона, судебные решения, вынесенные с участием присяжных заседателей, не могут быть обжалованы сторонами в кассационном порядке и не подлежат проверке судом кассационной инстанции по мотивам несоответствия выводов суда, 13 изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

В этой связи доводы осужденных Казакбаева, Петрова, Степанова и их защитников о недоказанности вины осужденных, противоречивости или недостоверности доказательств, положенных в основу их обвинения, неучете судом тех или иных фактических обстоятельств дела, не могут быть Судебной коллегией приняты во внимание и рассмотрены.

Личные предположения осужденных и защитников также не могут быть рассмотрены Судебной коллегией в качестве доводов жалоб и проверены в кассационном порядке, так как являются лишь домыслами авторов жалоб, не подтвержденными протоколом судебного заседания или какими-либо иными объективными данными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора (ст. 381 УПК РФ), по делу не установлено.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Казакбаева, Петрова, Степанова, Травина, Урбановича, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей, которая была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Доводы Казакбаева о рассмотрении дела незаконным составом коллегии присяжных заседателей противоречат материалам дела. Как видно из протокола судебного заседания и приложенных к нему списков кандидатов в присяжные заседатели, кандидат в присяжные заседатели за № 4 (А заявила самоотвод по состоянию здоровья, после чего была исключена из списка, однако в протоколе допущена опечатка: вместе № 4 указан № 46 (т. 109 л.д. 33, 88-89). Об опечатке свидетельствуют также заявление А в областной суд и тот факт, что, согласно протоколу, далее удовлетворен самоотвод и исключен из списка действительный кандидат за № 46 И (т. 109 л.д. 35, 88-89). Также из протокола видно, что после замены присяжного заседателя Б на запасного заседателя К в зале осталось 15 заседателей, включая 3 запасных, фамилии которых перечислены в 14 протоколе и объявлены сторонам (т. 109 л.д. 160), однако секретарем на л.д. 158 ошибочно указано общее количество явившихся заседателей - 16, т.е. также допущена явная опечатка. Данные опечатки нельзя признать существенными нарушениями закона, поскольку протоколом судебного заседания полностью подтверждается соблюдение судом установленного законом порядка формирования коллегии присяжных заседателей и замены основного заседателя на запасного.

Какие-либо данные, свидетельствующие о незаконном воздействии на присяжных заседателей заинтересованными в исходе дела лицами, в материалах дела отсутствуют.

В ходе предварительного слушания сторонам была предоставлена возможность выяснять у кандидатов в присяжные заседатели все вопросы, которые, по мнению сторон, могли иметь значение для оценки ими объективности кандидата и заявления отводов, поэтому доводы кассационных жалоб о том, что суд не выяснил у присяжных их отношение к телевизионным передачам, освещающим рассматриваемое уголовное дело, не могут быть приняты во внимание.

Судебное разбирательство по делу проведено в предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуре с учетом особенностей, установленных главой 42 УПК РФ.

Действия председательствующего по ведению судебного следствия осуществлялись в рамках процессуальных полномочий, предоставленных ему ст. 335 УПК РФ, и никак не свидетельствуют о его необъективности. Вопреки доводам Казакбаева, содержание вступительного слова председательствующего не противоречит требованиям ч. 2 ст. 328 УПК РФ. Удаление председательствующим из зала отдельных участников процесса, допускавших нарушение порядка в судебном заседании, производилось им в соответствии с регламентом и никаким образом не ограничивало право подсудимых на защиту.

Все решения председательствующего по отводам, заявленным как ему самому, так и другим участникам процесса, приняты им после всестороннего выяснения и обсуждения мнений сторон, основаны на законе и мотивированы.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимым и их защитникам, либо участникам со стороны обвинения, в исследовании доказательств, которые могли иметь 15 существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на вынесение вердикта коллегией присяжных заседателей и постановление судом законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Все доводы сторон о недопустимости отдельных доказательств, об истребовании дополнительных доказательств, в том числе оглашении документов и вызове и допросе свидетелей, упомянутых в кассационных жалобах, обсуждались и тщательно проверялись в ходе судебного следствия в отсутствие присяжных заседателей, по результатам обсуждения и проверок председательствующим принимались мотивированные решения, учитывающие особенности судебного следствия и связанные с ними определенные ограничения в исследовании доказательств в суде присяжных. Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с указанными решениями суда. Так, суд, допуская исследование в присутствии присяжных сведений о деятельности «ОА », и отклоняя ходатайства об исследовании сведений, касающихся личности и деятельности потерпевшего Л и свидетеля А правильно исходил из того, что обстоятельства создания и деятельности «ОА охватывались формулировкой обвинения подсудимых по ст. 210 УК РФ и другим эпизодам преступлений, в то время как Л и А не являлись обвиняемыми по данному делу, и их незаконная, по мнению стороны защиты, деятельность, имеющая отношение к причинам выезда Л за рубеж, не могла быть предметом исследования судом присяжных. Учитывая требования закона об исследовании в присутствии присяжных только тех доказательств, которые относятся к обвинению, выдвинутому против подсудимых, и вопросам, разрешаемым коллегией присяжных (ст. 252; 299 пп. 1, 2, 4; 334-335 УПК РФ), суд обоснованно проводил предварительные допросы свидетелей защиты, не допрошенных на предварительном следствии, - О К , А Г и отказал в допросе в качестве дополнительных свидетелей М и З не располагавших сведениями, имеющими отношение к делу. По этим же причинам, а не ввиду недопустимости, как указано в кассационных жалобах, судья правильно своим мотивированным решением (т. 117 л.д. 229- 232) отклонил ходатайство стороны защиты об исследовании ряда доказательств, включенных в предложенный защитой перечень. В то же время, в тех случаях, когда как потерпевший Л , о чем указано в кассационных жалобах, так и защитники подсудимых сообщали в присутствии присяжных заседателей сведения, не относящиеся к предмету исследования коллегией присяжных, либо задавали другим участникам вопросы относительно таких сведений, председательствующий в каждом случае своевременно прерывал выступления и разъяснял присяжным заседателям, что они не должны данные обстоятельства принимать во 16 внимание и учитывать при вынесении вердикта (т. 109 л.д. 167, 189, 204-205, 213 и др.). Доводы защиты о незаконном исследовании стороной обвинения таблицы, составленной по материалам уголовного дела, и комментировании содержания оглашаемых детализаций телефонных соединений, нельзя признать соответствующими материалам дела. Составленная гособвинителями наглядная схема (таблица) использовалась ими в судебном заседании для обеспечения своей деятельности по поддержанию обвинения и не предлагалась присяжным в качестве доказательства (т. 113 л.д. 119). Из протокола судебного заседания следует, что, вопреки доводам кассационных жалоб, какие-либо недопустимые комментарии при оглашении детализаций телефонных соединений гособвинители не делали. Решения арбитражных судов о взыскании денежных средств с ООО ТПК « » в пользу ООО « на которые ссылаются Казакбаев и его защитники, не могли иметь преюдициальное значение для суда, рассматривающего уголовное дело, поскольку они, как установлено приговором, постановлены на основании доказательств, сфальсифицированных подсудимыми в ходе преступной деятельности, и не предрешают вопросы виновности или невиновности подсудимых по уголовному делу. Суд обоснованно отклонил ходатайство защиты о признании недопустимыми доказательствами показаний Степанова на предварительном следствии, поскольку положения ст. 51 Конституции РФ с 2002 года реализованы в нормах УПК РФ, и, в этой связи, в настоящее время не требуют отдельного разъяснения участникам уголовного судопроизводства. В частности, согласно п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе отказаться от дачи показаний, а при согласии обвиняемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Из оглашенных в судебном заседании протоколов следственных действий с участием Степанова видно, что во всех случаях ему разъяснялись под расписку указанные положения ст. 47 УПК РФ, однако от дачи показаний он не отказывался (т. 120 л.д. 46).

Вопреки доводам Казакбаева, никакого разрешения стороне обвинения выйти за пределы предмета рассмотрения дела с участием присяжных заседателей председательствующий не давал.

Ходатайства о дополнении судебного следствия участники процесса, в том числе и со стороны защиты, не заявляли (т. 120 л.д. 174-175).

Доводы кассационных жалоб о том, что изменение гособвинителем Вихровой СЮ. формулировки обвинения незаконно расценено судом как частичный отказ от обвинения и нарушило право подсудимых на защиту, противоречат положениям чч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ о том, что 17 государственный обвинитель вправе в ходе судебного разбирательства не только полностью или частично отказаться от обвинения, но и также изменить обвинение в сторону смягчения. Поскольку такое изменение имело место по завершении исследования значимых для этого материалов дела, и сторонам была предоставлена возможность высказать по этому поводу свои мнения, оно является обязательным для суда и не может рассматриваться как нарушающее право подсудимых на защиту.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей полностью соответствуют требованиям ст. ст. 339, 341-343 УПК РФ. Все замечания и возражения по поводу формулировки вопросов для присяжных в проекте вопросного листа, заявленные сторонами, были рассмотрены председательствующим в установленном порядке, значительная их часть, включая замечания стороны защиты, учтена при составлении окончательного варианта вопросного листа. Оснований считать, что включенные в него вопросы имеют форму утверждений либо недоступны для понимания присяжными заседателями, не имеется. В этой связи Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о некорректности поставленных перед присяжными вопросов. Что касается доводов защитников Беловой и Федоровой об отсутствии частных вопросов об обстоятельствах, которые могли бы повлечь освобождение подсудимых от ответственности, то, как видно из материалов дела, такие вопросы сторона защиты не предлагала включить в вопросный лист, и соответствующих оснований для этого не имелось.

Доводы Петрова и защитника Вихрова о невключении председательствующим в напутственное слово присяжным заседателям справок о доходах Л и наличии оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей в порядке, предусмотренном ст. 348 УПК РФ, нельзя признать состоятельными. Из приобщенного к делу текста напутственного слова следует, что его содержание отвечает требованиям части 3 ст. 340 УПК РФ, оно включает напоминание присяжным об исследованных в судебном заседании с их участием доказательствах, как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их, в том числе о сведениях о доходах Л (т. 124 л.д. 224). Согласно протоколу судебного заседания, никаких возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности стороны не заявили (т. 123 л.д. 92). Поскольку вердикт присяжных и приговор суда постановлены на основании совокупности исследованных в судебном заседании допустимых доказательств, указывающих на наличие события преступлений и причастность подсудимых к этим преступлениям, Судебная коллегия не находит, что у председательствующего имелись основания для признания того, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновных, и, соответственно, для вынесения оправдательного приговора и роспуска коллегии присяжных заседателей. Нельзя признать обоснованными и доводы Травина о том, что из отрицательных ответов присяжных на ряд вопросов следует вывод об отсутствии и в его действиях по отдельным эпизодам состава преступления. Из содержания вердикта и ответов присяжных на указанные Травиным вопросы прямо следует, что они признали доказанными данные эпизоды преступлений, однако не установили причастность к ним лишь отдельных подсудимых. Что касается Травина, то присяжные признали доказанным его участие во всех указанных эпизодах преступлений, что является основанием для постановления в отношении него обвинительного приговора.

Процедура вынесения присяжными заседателями вердикта не нарушена.

Доводы Казакбаева, Петрова, Травина о том, что председательствующий трижды незаконно возвращал присяжных в совещательную комнату, и подсказывал им, как надо отвечать на вопросы, нельзя признать основанными на законе и материалах дела. В соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ, после того, как старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами, председательствующий, найдя вердикт неясным или противоречивым, указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий действительно дважды предлагал присяжным возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, связанных с тем, что в ответах присяжных не было указано, каким путем они пришли к тому или иному ответу - единодушно или голосованием, и ответы не содержали обязательного пояснительного слова или словосочетания, раскрывающего или уточняющего их смысл («Да, виновен», «Нет, не виновен» и т.п.), как того требуют чч. 1, 8 и 9 ст. 343 УПК РФ. Высказанная при оглашении старшиной результатов голосования по первому вопросу («8 - да, доказано», «9 - нет, не доказано») реплика председательствующего о том, что «этого не может быть», не только не является нарушением закона, но и указывает на надлежащее исполнение председательствующим возложенных на него ч. 2 ст. 345 УПК РФ обязанностей по обеспечению оглашения старшиной присяжных ясного и непротиворечивого вердикта, поскольку при общем количестве присяжных заседателей - 12, такой результат был абсолютно исключен и свидетельствовал о явной оговорке старшины присяжных, что тот и подтвердил, объяснив оговорку усталостью (т. 123 л.д. 94-95). Данная реплика председательствующего никак не могла повлиять на вердикт 19 присяжных, который на тот момент был уже вынесен коллегией присяжных заседателей в окончательном виде, подписан старшиной и оглашался им.

Доводы Казакбаева и Петрова о том, что ответы и результаты голосования присяжных в вопросном листе были под воздействием председательствующего затем исправлены ручкой и не соответствуют их действительным ответам и результатам голосования, первоначально указанным карандашом, являются голословными и представляют собой лишь домыслы осужденных. То, что присяжные делали предварительные записи карандашом, не ставит под сомнение законность вынесенного ими вердикта, так как все ответы присяжных и результаты голосования по каждому вопросу публично оглашались старшиной в зале судебного заседания, и, исходя из материалов дела, полностью соответствуют записям, произведенным авторучкой в вопросном листе, и имеющим правовое значение.

Все замечания участников процесса на протокол судебного заседания рассмотрены и удовлетворены либо отклонены в установленном законом порядке. Судебная коллегия не находит каких-либо оснований не согласиться с указанными решениями судьи.

Квалификация действий осужденных Степанова, Травина, Урбановича по всем эпизодам преступлений, а также квалификация действий осужденных Казакбаева по ч. 4 ст. 159; ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011); ч. 1 ст.210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), и Петрова по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) на момент постановления приговора является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела.

Доводы Казакбаева и его защитников об отсутствии в его действиях по эпизодам легализации имущества признаков уголовно-наказуемого деяния, а также о невозможности его уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ за действия, совершенные до вступления в силу нового УК РФ, противоречат закону и материалам дела. Так, согласно приговору, по эпизоду легализации оборудования для мойки автомобилей Казакбаев признан виновным в совершении сделки с имуществом, приобретенным в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом, на общую сумму руб., при этом рыночная стоимость только одного моечного комплекса, расположенного по адресу: , составила руб.; по эпизоду легализации имущества ООО ТПК « » (магазинов «», « » с подвальным помещением) Казакбаев, Травин и Урбанович признаны виновными в совершении в тех же целях сделки с имуществом, приобретенным в результате совершения ими преступления, на общую сумму руб., при этом рыночная 20 стоимость только магазина « составила руб., а его подвального помещения - руб. Таким образом, во всех указанных случаях незаконные сделки были совершены на сумму, превышающую 6 млн. руб., что согласно примечанию к ст. 169 УК РФ составляет крупный размер. Деятельность Казакбаева по созданию и руководству преступным сообществом, и Петрова по участию в этом сообществе, начавшаяся в 1995- 1996 г., носила продолжаемый характер и была пресечена лишь в 2007 году, поэтому она не может быть разделена на действия, совершенные до 01.01.1997 и после этой даты, и полностью охватывается квалификацией по статье 210 УК РФ, принятого 13.06.1996 и вступившего в силу с 01.01.1997 (в редакции от 08.12.2003, действовавшей на момент окончания преступления).

Вместе с тем, суд, правильно установив в приговоре, что Казакбаев и Петров в период с марта 1998 г. по сентябрь 2003 г. (эпизод 1998 г.) и не позднее 09.09.2003 (эпизод 2003 г.) совершили организованной группой два эпизода вымогательства в целях получения имущества Л в крупном размере, поскольку на момент окончания данных преступлений действовал уголовный закон в редакции от 13.06.1996, не предусматривавший такого квалифицирующего признака, как вымогательство в целях получения имущества в особо крупном размере, - ошибочно, вопреки положениям ст. 9 УК РФ, квалифицировал указанные действия осужденных по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 08.12.2003, ухудшающего их правовое положение. По этой причине Судебная коллегия признает необходимым переквалифицировать действия Казакбаева и Петрова по эпизодам вымогательства 1998 г. и 2003 г. с пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) на пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 13.06.1996).

В связи с принятием и вступлением в силу после постановления приговора, но до кассационного рассмотрения дела, Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», улучшающего правовое положение лиц, совершивших преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, и, следовательно, имеющего обратную силу, действия осужденных Казакбаева, Травина и Урбановича по эпизодам легализации похищенного имущества следует переквалифицировать на ч. 3 ст. 174-1 УК РФ в редакции нового Федерального закона.

Наказание Казакбаеву, Петрову, Степанову и Урбановичу по тем эпизодам преступлений, по которым квалификация изменению не подлежит, следует признать назначенным с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, сведений о личности виновных, в том числе признанных судом и перечисленных в приговоре 21 отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств. Сроки наказания Петрову и Урбановичу определены с соблюдением положений ч. 1 ст. 65 УК РФ, а Степанову - ч. 1 ст. 62 УК РФ. Вместе с тем, поскольку достаточных оснований для признания имеющихся у них смягчающих обстоятельств исключительными по делу не имеется, положения ст. 64 УК РФ применению не подлежат.

Судебная коллегия полагает необходимым назначить: наказание Казакбаеву, Петрову по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 13.06.1996), Казакбаеву, Травину и Урбановичу по ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в ред. от 07.12.2011) - с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, всех обстоятельств дела, и сведений о личности виновных, приведенных в приговоре, и установленных (в отношении Травина) судом кассационной инстанции, в пределах санкции соответствующего уголовного закона, а Петрову и Урбановичу также - с соблюдением положений ч. 1 ст. 65 УК РФ; окончательное наказание всем указанным осужденным по совокупности преступлений - с учетом требований ч. 3 ст. 69 УК РФ. При назначении наказания Травину суд, вопреки установленным данным о личности подсудимого (копия приговора от 12.02.2007 - т. 72 л.д. 142-144; протокол судебного заседания - т. 109 л.д. 9), подтвержденным в суде кассационной инстанции, не признал смягчающим наказание обстоятельством наличие малолетних детей (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ), поэтому Судебная коллегия признает данное обстоятельство смягчающим и полагает необходимым с его учетом смягчить Травину наказание, назначенное как по каждому эпизоду преступлений, так и по их совокупности. Также Судебная коллегия, соглашаясь с доводами осужденного Степанова о чрезмерной суровости наказания, назначенного ему по совокупности преступлений, полагает возможным смягчить Степанову окончательное наказание.

Гражданские иски потерпевшего Л разрешены судом в соответствии нормами материального и процессуального права. Суммы причиненного преступлениями материального ущерба подтверждены соответствующими доказательствами. Доводы стороны защиты о том, что данные исковые требования заявлены потерпевшим после окончания судебного следствия, противоречат материалам дела, согласно которым исковые заявления Л были приобщены к делу в ходе предварительного следствия, а при обсуждении последствий вердикта присяжных Л в своих дополнительных заявлениях лишь поддержал данные иски и уточнил суммы своих требований исходя из обстоятельств дела, установленных вердиктом, что не противоречит закону и не может быть признано предъявлением нового иска. Л в установленном порядке был признан гражданским истцом, а подсудимые - гражданскими ответчиками по уголовному делу.

22 Поскольку судебные заседания проводились в отсутствие потерпевшего и истца Л или его представителя по ходатайству самого Л , суд правомерно, в соответствии с положениями ч. 2 ст. 250 УПК РФ, разрешил гражданские иски без его личного участия.

Доводы заинтересованных лиц (в части разрешения судьбы вещественных доказательств) - ООО « », ООО о том, что судом нарушены их права как гражданских ответчиков, противоречат закону. Приговором установлено, что имущество указанных организаций было получено путем хищения у Лавренова и последующей легализации с использованием незаконных сделок. В ходе предварительного следствия данное имущество, являющееся предметом преступлений, было обоснованно признано вещественными доказательствами (п. 2-1 ч. 1, ч. 2 ст. 81 УПК РФ) и арестовано, а судом при постановлении обвинительного приговора на основании п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ возвращению законному владельцу. Какой-либо гражданско-правовой спор о принадлежности указанного имущества отсутствует, в связи с чем у суда не имелось оснований для привлечения ООО « и ООО « в качестве гражданских ответчиков по настоящему делу. Вопрос же о наличии у заявителей расходов по хранению вещественных доказательств, отнесении этих расходов к процессуальным издержкам и определении порядка их возмещения, может быть разрешен судом по ходатайствам заинтересованных лиц в порядке исполнения приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 29 августа 2011 года в отношении Казакбаева М А Петрова А В Степанова В А Травина И О , Урбановича С А изменить: действия Казакбаева и Петрова по эпизодам вымогательства 1998 г. и 2003 г. переквалифицировать с пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) на пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 13.06.1996), назначив по этой статье наказание в виде лишения свободы: по эпизоду 1998 г. - Казакбаеву на 11 (одиннадцать) лет 6 месяцев, Петрову - на 6 (шесть) лет 6 месяцев; по эпизоду 2003 г. - Казакбаеву на 12 (двенадцать лет) 6 месяцев, Петрову - на 8 (восемь) лет 6 месяцев; 23 действия Казакбаева, Травина и Урбановича по эпизодам легализации похищенного имущества переквалифицировать с ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) на ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (вред, от 07.12.2011), назначив по этой статье наказание в виде лишения свободы: по эпизоду легализации автомоечного оборудования - Казакбаеву на 5 (пять) лет со штрафом в размере 200 000 рублей; по эпизоду легализации имущества магазинов с подвалом - Казакбаеву на 5 (пять) лет со штрафом в размере 200 000 рублей, Травину - на 4 (четыре) года со штрафом в размере 100 000 рублей, Урбановичу - на 3 (три) года со штрафом в размере 100 000 рублей; смягчить наказание, назначенное Травину, - по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011), по эпизодам: хищения торговых павильонов ООО ТПК « - до 7 лет лишения свободы со штрафом 90 000 рублей; хищения торговых павильонов ООО ТПК « - до 6 лет 3 месяцев лишения свободы со штрафом 50 000 рублей; хищения недвижимого имущества ООО ТПК « (магазинов «», « » с подвальным помещением) - до 7 лет 9 месяцев лишения свободы со штрафом 250 000 рублей; хищения павильона- закусочной № ООО ТПК « » - до 5 лет 9 месяцев лишения свободы со штрафом 40 000 рублей; хищения павильона-закусочной № ООО ТПК « - до 5 лет 9 месяцев лишения свободы со штрафом 40 000 рублей; по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011), по эпизодам покушений на хищение: недвижимого имущества ООО ТПК « » (магазины № « и с подвальным помещением) - до 5 лет 9 месяцев лишения свободы со штрафом 50 000 рублей; денежных средств ООО ТПК «Ч в размере рублей - до 4 лет 9 месяцев лишения свободы со штрафом 40 000 рублей; денежных средств ООО ТПК « в размере рублей - до 4 лет 9 месяцев лишения свободы со штрафом 50 000 рублей; по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) - до 8 лет 3 месяцев лишения свободы со штрафом 200 000 рублей; в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить окончательное наказание: Казакбаеву по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) (7 эпизодов), ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) (3 эпизода), пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 13.06.1996) (2 эпизода), пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) (1 эпизод), ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в ред. от 07.12.2011) (2 эпизода), ч. 1 ст.210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), 24 - 16 (шестнадцать) лет лишения свободы со штрафом в размере 1 000 000 рублей, исключив из приговора указание об отбывании первых 9 (девяти) лет в тюрьме; Петрову по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в ред. от 13.06.1996) (2 эпизода), - 11 (одиннадцать) лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей; Травину по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) (5 эпизодов), ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) (3 эпизода), ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (вред, от 07.12.2011), ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), - 11 (одиннадцать) лет лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей; Урбановичу по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) (3 эпизода), ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) (3 эпизода), ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в ред. от 07.12.2011), ч. 2 ст. 210 УК РФ (в ред. от 08.12.2003), - 7 (семь) лет лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей; смягчить наказание, назначенное Степанову в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, за которые он осужден, до 10 (десяти) лет лишения свободы со штрафом 200 000 руб.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Казакбаева М.А., Петрова А.В., Травина И.О., Урбановича С.А., Степанова В.А., защитников Беловой Л.А., Федоровой Г.В., Иванова И.Л., Петровой О.С, Вихрова Г.А., Новокщеновой Н.Г., заинтересованных лиц - ООО « », ООО «», - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 84-О11-26СП

УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 169. Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 250. Участие гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 285. Оглашение протоколов следственных действий и иных документов
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 349. Правовые последствия признания подсудимого заслуживающим снисхождения
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх