Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 9-О07-22

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Яковлев Вячеслав Ксенофонтович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №9-О07-22

от 15 мая 2007 года

 

председательствующего Свиридова Ю.А. судей Хинкина В. С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Февралева М.Ю., адвокатов Зыковой С.Ю., Бондаренко И.Г. на приговор Нижегородского областного суда от28 дЕНАБр/г 2006 года, которым

осужден к лишению свободы по:

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет без штрафа;

по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 15 лет;

по ч.З ст. 158 УК РФ - на 4 года без штрафа.

по ч.2 ст. 325 УК РФ - в виде штрафа в сумме 30.000 руб. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы со штрафом 30.000 руб.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное по приговору от 5 июля 2004 г. и на основании ч.1 ст. 70 УК РФ

t

неотбытое наказание по этому приговору частично, в виде 1 года лишения свободы, присоединено к вновь назначенному наказанию и окончательно назначено 17 лет лишения свободы со штрафом 30.000 руб., с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

ФЕВРАЛЕВ [скрыто]

I'

судимый:

- 22 августа 2002 г. по п.п. «а, г» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

- 13 января 2004 г. по п.п. «а, г» ч.2 ст. 161, п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы. К назначенному наказанию присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 2 года 2 месяца лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 7 декабря 2005 г.

осужден по ч.2 ст. 162 УК РФ на 7 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено:

- взыскать с Февралева М.Ю. и Белова A.B. в пользу потерпевшего [скрыто] в возмещение материального ущерба солидарно [скрыто] руб. и с Белова A.B. и Сахаровой [скрыто] руб. _

- взыскать в пользу потерпевшего С I компенсацию морального вреда с Февралева за совершение разбоя [скрыто] руб., с Белова за разбой и убийство [скрыто] руб.

По этому же делу осуждена Сахарова [скрыто], которй

приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденного Белова A.B., поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Химченковой М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Белов A.B. и Февралев М.Ю. признаны виновными в разбойном нападении на сВ [скрыто], совершенном группой лиц по

предварительному сговору, в процессе которого Белов убил потерпевшего [скрыто] Кроме того, Белов A.B. признан виновным в похищении

документов погибшего и в совершении кражи чужого имущества группой лиц по предварительному сговору.

_Преступления совершены в ночь на 28 апреля 2006 года в г. [скрыто]

[скрыто] при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Белов и Февралев вину признал частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Февралев просит приговор отменить, производство по делу прекратить, ссылаясь на то, что не причастен к убийству потерпевшего, о чем свидетельствует отсутствие волокон с одежды потерпевшего на его одежде. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что с Беловым о совершении разбойного нападения не договаривались и вина его в разбойном нападении собранными по делу доказательствами не установлена. Утверждает, что к потерпевшему СЩ Щ зашли только для того, чтобы распивать спиртные напитки. Скандал возник между Беловым и потерпевшим, который перерос в драку, в ходе которой Белов причинил С Щ телесные повреждения, повлекшие его смерть, но сам он потерпевшему удары не наносил. Суд не учел, что Белов показания давал находясь под влиянием антиалкогольного препарата, в связи с чем его показания на предварительном следствии следовало признать недопустимыми доказательствами, но суд признал их правдивыми и положил в основу приговора. Утверждает, что кровь на его джинсах и кроссовках принадлежит ему самому, так как незадолго до этого он попал в ДТП. Вывод о том, что потерпевшего он избивал обутыми в кроссовки ногами, носит лишь предположительный характер.

Адвокат Зыкова СЮ. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в отношении осужденного Февралева отменить и производство по делу прекратить, при этом ссылается на то, что выводы суда о доказанности его вины основаны только на предположениях, заключение экспертизы не может служить доказательством его вины, поскольку перед экспертами не ставился вопрос о том, какими возможными способами волокна с фуфайки потерпевшего могли попасть на кроссовки Февралева, и только ли путем непосредственного контакта кроссовок и фуфайки при нанесении ударов ногами по телу потерпевшего. Суд не учел доводы Февралева о том, что пятна крови на его джинсах и кроссовках могли попасть незадолго до

указанных событий, когда он попал в ДТП и кровь принадлежит ему самому, а заключение биологической экспертизы о том, что «не исключается происхождение крови на кроссовках и джинсах Февралева как от потерпевшего [скрыто], так и самого Февралева, не опровергает доводы Февралева. Суд необоснованно положил в основу приговора показания Белова и Февралева, данные ими на предварительном следствии, от которых они в суде отказались. Указывает, что Февралев не применял к потерпевшему С насилия опасного для жизни и не совершал каких-либо иных

действий, которые могли быть расценены как непосредственное содействие в совершении преступления, но поскольку Февралев не отрицает факта хищения совместно с Беловым чужого имущества и в суде признал вину в совершении хищения, считает, что действия его следует квалифицировать как тайное хищение, поскольку он и Белов были уверенны в том, что потерпевший их не может видеть.

В кассационной жалобе адвокат Бондаренко И.Г. просит действия осужденного Белова перекввалифицировать с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст.158 УК РФ, с п. "з" ч.2 ст.105 УК РФ на ч.4 ст.111 УК РФ и смягчить наказание, а в части осуждения его по ч.4 ст.325 УК РФ приговор отменить и оправдать его в связи с отсутствием состава преступления, при этом ссылается на то, что суд положил в основу приговора показания Белова, данные на предварительном следствии, но при этом не учел, что Белов на предварительном следствии оговорил себя под давлением следственных органов, когда был взят под стражу из наркологического диспансера, где находился на стационарном лечении и был под медикаментозным воздействием. Указывает, что материалами дела не доказано, что он с целью завладения имуществом напал на потерпевшего, так как имущество потерпевшего он изъял через определенный промежуток времени, при дальнейшем распитии спиртного, когда потерпевший уже не фиксировал в своем сознании факта изъятия имущества. Утверждает, что материалами дела не установлено, что Белов имел умысел на убийство

У ранее их связывали приятельские отношения и никаких оснований

для совершения этого преступления у него не было.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Коптелов К.Е. указывает, что доводы жалоб являются несостоятельными и просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что Белов и Февралев обоснованно осуждены за совершенные ими преступления и вина их в содеянном

установлена совокупностью собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре.

Вина осужденных в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных на предварительном следствии, в которых они подробно рассказали об обстоятельствах совершения указанных преступлений, также протоколом осмотра места преступления, заключением судебно-медицинской экспертизы о причине смерти осужденного и другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Изложенные в кассационных жалобах доводы о непричастности Февралева к убийству потерпевшего, также о том, что Белов не убивал потерпевшего и что они не совершали разбойного нападения, как видно из материалов дела, выдвигались в ходе судебного разбирательства дела, они проверены, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными.

Как видно из материалов дела, в своих показаниях в ходе предварительного расследования Белов от 17 и 19 мая 2006 года, и Февралев от 11, 19 мая и 10 октября 2006 года, в присутствии адвокатов, что исключало оказания на них со стороны следственных органов какого-либо психологического или физического воздействия, подробно рассказали об обстоятельствах, при которых они совершили разбойное нападение на потерпевшего [скрыто], и как Белов причинил потерпевшему смерть, как

похитил он документы, затем совершил кражу чужого имущества с другим лицом.

Эти показания осужденных, в которых они дополняя друг друга, подробно рассказывали об обстоятельствах совершенных ими преступлений, соответствуют установленным судом обстоятельствам дела и подтверждены другими доказательствами, поэтому они обоснованно признаны судом правдивыми.

Из протокола осмотра места преступления видно, что труп [скрыто] с признаками насильственной смерти обнаружен в своем доме. Обстановка в доме нарушена: на кухне и в зале валяются сломанные стулья, дверцы шифоньера и ящики мебельной стенки открыты и выдвинуты, по полу разбросаны вещи. Ковер, лежащий на полу в зале свернут, в нем торчит ручка от ножа. Сломанное лезвие от этого ножа найдено на полу на кухне. В доме обнаружено отсутствие документов на имя погибшего, а также части принадлежащего ему имущества.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего [скрыто] наступила от проникающих колото-резаных ранений передней и задней поверхности грудной клетки с повреждением правого и левого легкого, сопровождавшихся выраженным внутренним и наружным кровотечением, приведших к обескровливанию целостного организма.

Из данного заключения эксперта видно, что на трупе потерпевшего обнаружены также кровоподтеки и ссадины, колото-резаная сквозная рана левой щеки, резаные раны левой щеки, мочки левой ушной раковины, левой передне-боковой и задней поверхности шеи, закрытая тупая травма головы и другие повреждения.

При вскрытии трупа потерпевшего в его теле в нижней трети правого легкого, по задней поверхности, был обнаружен конец ручки металлического ножа. Нож проходил через все доли легкого.

Заключениями дополнительной судебной цитологической экспертизы установлено, что на ручке ножа, извлеченного из трупа потерпевшего, выявлены следы пота, смешанного с кровью человека мужского генетического пола, и клетки поверхностных слоев кожи и результаты исследования не исключают происхождение клеток кожи от осужденного Белова.

Доводы жалоб о недоказанности вины Февралёва и отсутствии в его действиях предварительного сговора на совершение разбойного нападения, являются несостоятельными и опровергаются также показаниями Белова в ходе предварительного следствия с участником защитника, из которых видно, что Февралёв принимал непосредственное участие в нанесении потерпевшему ударов руками и нога по телу и голове.

Эти показания Белова в отношении нанесения ударов потерпевшему Февралёвым подтверждаются заключением криминалистической и биологической экспертиз, согласно которых на поверхности кроссовок Февралёва обнаружены волокна с фуфайки потерпевшего, также следы крови потерпевшего.

Заключениями криминалистической экспертизы установлено, что на поверхности кроссовок Февралёва, имеются наслоения волокон хлопковых светло-серого цвета общей групповой принадлежности с аналогичными волокнами хлопка в составе ткани фуфайки потерпевшего [скрыто]., а на поверхности фуфайки потерпевшего с [скрыто] [имеются

наслоения волокон полиэфирных темно-синего цвета общей групповой принадлежности с аналогичными волокнами полиэфирными темно-синего

цвета в составе материала спортивных штанов Белова, изъятых у него в ходе выемки.

Кроме того, как видно из заключения биологической экспертизы, на кроссовках и джинсах Февралева обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего сЩ [скрыто].

Из заключением трасологической экспертизы видно, что след обуви, изъятый в доме потерпевшего СИ I, оставлен подметочной частью левой кроссовки, принадлежащей Февралеву.

Из показания потерпевшего [скрыто] видно, что со слов

работников милиции узнал, что отца убили. При этом из дома были похищены четыре алюминиевые фляги, алюминиевая крышка от стиральной машинки, алюминиевая лестница - стремянка, медали и ордена бабушки и деда, также деньги в сумме не менее I I рублей и другое имущество. Также пропали все документы отца: паспорт, военный билет, документ, подтверждающий участие отца в боевых действиях в Республике Чечня.

Из материалов дела видно, что в кожаная кепка, похищенная из дома СГ

квартире Февралева были изъята

Свидетель Ш I показала, что Белов показывал ей паспорт,

военный билет, сберегательную книжку документы какого-то мужчины, которого, как говорил Белов, он с кем то избил и отобрал эти документы. Белов предложил ей написать доверенность и снять с чужой сберкнижки деньги, но она отказалась. Через несколько дней Сахарова рассказала ей, что вместе с Беловым ходила за картошкой в какой-то дом, в котором находился мертвый мужчина.

Из показаний свидетеля [скрыто] видно, что в последних числах

апреля 2 мужчин принесли в приемный пункт металла четыре алюминиевые фляги, которые сдали как лом цветного металла.

Доводы о том, что в ходе предварительного расследования оказывалось на Белова психологическое и физическое давления, проверены в судебном заседании и обоснованно признаны несостоятельными.

Доводы жалобы о том, что Белов непричастен к смерти сЩ [скрыто] опровергаются собранными по уголовному делу доказательствами, исследованными в судебном заседании, в том числе показаниями Февралева на предварительном следствии, в которых он пояснял, что в ходе избиения [скрыто], связанного с требованием передать им деньги, Белов сказал, что

потерпевшего надо «кончать», после чего нанёс последнему через ковёр удар сначала одним ножом, а потом взял на кухне второй нож, так как первый сломался в теле потерпевшего. Из показаний Февралёва видно, что Белов используя сначала один нож, а затем второй, когда первый сломался, нанёс [скрыто] ножевые ранения.

Из показания осужденной по данному делу Сахаровой A.A., усматривается, что Белов сам признался ей в совершении убийства I, пояснив, что С I скончался от его действий.

Из материалов дела видно что после совершения убийства осужденные Белов и Февралев замывали пол водой из фляг потерпевшего.

Доводы Белова о том, что потерпевший в ходе ссоры первым напал на него с ножом, опровергаются показаниями осуждённого Февралёва, из которых видно, что избиение С I было связано исключительно с требованием передать деньги, при этом потерпевший с ножом на Белова не нападал. Нуждаясь в деньгах Белов и Февралёв умышленно спровоцировали ссору и действуя из корыстных побуждений, направленных на завладение имуществом [скрыто], совершили на него нападение, сбив потерпевшего на пол совместно избили ногами, нанося удары по голове и телу.

Доводы жалобы о необходимости оправдания Белова по ч.4 ст. 325 УК РФ за отсутствием состава преступления, опровергаются собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями Февралёва, подтвердившего, что на месте совершения преступления видел, как Белов из портмоне, принадлежащего потерпевшему, вытряхнул на пол документы, которые стал осматривать, показаниями допрошенного в качестве потерпевшего [скрыто], подтвердившего, что из дома отца были похищены документы: паспорт, военный билет, медали и другие документы, а из показания свидетеля [скрыто] видно, что

Белов показывал ей паспорт неизвестного мужчины, поясняя что забрал их в процессе избиения ранее незнакомого гражданина.

Вина Белова в совершении кражи чужого имущества из дома потерпевшего совместно с осужденной по этому же делу Сахаровой подтверждена показаниями как самого Белова, так и Сахаровой, из которых видно, что когда она С Беловым, по предложению Белова, пришли в дом потерпевшего, увидели труп С I, при этом Белов стал обыскивать шкафы. Из дома они похитили стеклянные «салатники» 3 штуки, один из которых упал на пол и разбился. Также похитили две картонные коробки, в которых были чайные ложки и другие указанные в обвинительном

заключении вещи, которые Белов вез на маленькой продуктовой тележке, также взятой в доме потерпевшего.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, в том числе и показания свидетелей, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Белова и Февралева в содеянном и дал их действиям правильную юридическую оценку, квалифицировав действия Белова по ст. ст. 105 ч.2 п. «з», 162 ч.4 п. «в», 325 ч.2 УК РФ, а действия Февралева - по ст. 162 ч.2 УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений, при этом в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны судом правдивыми, а другие отклонены как недостоверные.

Для иной квалификации, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, оснований не имеется.

С утверждениям в жалобах о том, что показания Белова следовало исключить из числа доказательств, ссылаясь на его психическую неполноценность, нельзя согласиться, поскольку эти утверждения опровергаются заключением амбулаторной судебной психиатрической экспертизы, согласно которому Белов психическим заболеванием не страдает. У него обнаруживаются признаки легкой умственной отсталости, и синдром зависимости от алкоголя средней стадии. Однако в момент совершения преступления он не находился в состоянии какого-либо временного расстройства психики, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поэтому суд обоснованно сделал вывод о том, что преступления совершены им во [скрыто] вменяемом состоянии.

Выводы этих и других проведенных по делу многочисленных экспертиз у суда не вызывали сомнений, поскольку все они проведены специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм.

Мера наказания назначена осужденным в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом степени тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личности, в том числе наличие на иждивении у Белова несовершеннолетнего ребёнка, в связи с чем суд руководствуясь п. «г» ч.1 ст. 61 УК РФ принял данное обстоятельство, как смягчающие, то есть, наказание назначено осужденным с учетом всех указанных в жалобах

10

обстоятельств.

При таких обстоятельствах для смягчения наказания оснований не имеется.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Нижегородского областного суда от ?8 ЪШбря 2006 года в отношении БЕЛОВА [скрыто] Щ ( и ФЕВРАЛЕВА

Статьи законов по Делу № 9-О07-22

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу

Загрузка
Наверх