Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 9-О10-39СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бондаренко Олег Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №9-О10-39СП

от 14 сентября 2010 года

 

председательствующего - ЖУРАВЛЕВА В.А.

при секретаре - ГУРОВЕ A.A.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного МИРОНОВА Р.В., адвокатов КАРАВАЕВА А.Е., ЛЕБЕДЕВА С.Ю., на приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 марта 2010 года, по которому

осужден к лишению свободы: по ст.ст.ЗО ч.1, 33 ч.З и 105 ч.2 п. «з» УК РФ (в редакции Закона от 21 июля 2004 года), с учет положений ст.66 ч.2 УК РФ, к 8 годам; по ст.318 ч.1 УК РФ, с учетом положений ст.65 ч.1 УК РФ, к 2 годам.

На основании ст.69 ч.ч.1,3 УК РФ окончательное наказание МИРОНОВУ Р.В. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 28 мая 2009 года.

Наказание в виде штрафа в размере 20 ООО рублей, назначенное МИРОНОВУ Р.В. по приговору Советского районного суда г. Нижний Новгород от 22 января 2010 года по ст.115 чЛ УК РФ, на основании ст.71 ч.2 УК РФ, постановлено исполнять самостоятельно.

ПАРАМОНОВ

осужден по ст.ст.ЗО чЛ, 33 ч.ч. 4,5 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ (в редакции Закона от 21 июля 2004 года), с учетом положений ст.ст.65 чЛ и 66 ч.2 УК РФ, к 3 годам лишения свободы.

Срок наказания исчислен с 28 мая 2009 года.

По этому же приговору [скрыто] осужден по ст.ст.ЗО чЛ, 33 ч.ч. 4,5 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ (в редакции Закона от 21 июля 2004 года), с учетом положений ст.ст.65 ч. 1 и 66 ч.2 УК РФ, к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в отношении ЮНЫШЕВА А.Е. в кассационном порядке не обжалован.

Постановлено взыскать:

с осужденного МИРОНОВА Р.В. в пользу потерпевшего

рублей в качестве компенсации морального вреда; с осужденного ПАРАМОНОВА A.A. в доход государства рублей процессуальных издержек, т.е. средств выплаченных адвокатам, участвовавшим в уголовном судопроизводстве в порядке ст.51 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выслушав осужденных МИРОНОВА Р.В. и ПАРАМОНОВА A.A.; адвокатов ЛЕБЕДЕВА С.Ю., КАРПУХИНА СВ., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора ХИМЧЕНКОВОЙ М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения. Судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта присяжных заседателей: МИРОНОВ признан виновным в организации весной 2009 года приготовления к убийству [скрыто] по найму; кроме того, МИРОНОВ признан виновным в применении 28 мая 2009 года насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти - сотрудников милиции [скрыто] и ^~^Н ^В- в связи с исполнением им своих должностных обязанностей;

ПАРАМОНОВ (также как и ЮНЫЫЕВ) признан виновным в подстрекательстве и пособничестве к приготовлению убийства [скрыто] по найму.

Преступления были совершены в г. [скрыто] при

обстоятельствах, которые были установлены вердиктом присяжных и изложены в приговоре.

В кассационной жалобе осужденного МИРОНОВА и дополнениях

к ней ставится вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела.

По утверждениям МИРОНОВА, в ходе предварительного следствия и судебного заседания были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, что привело к ограничению его законных прав и предоставлению присяжным заседателям недопустимых доказательств:

в нарушении закона, без соответствующего судебного разрешения, были осуществлены аудио и видео записи переговоров между ЮНЫШЕВЫМ, ПАРАМОНОВЫМ и [скрыто] Указанные действия были, по мнению МИРОНОВА, осуществлены с нарушением уголовно-процессуального закона, а полученные при этом записи не могут быть признаны допустимыми доказательствами;

также, по утверждениям МИРОНОВА, являются недопустимыми доказательствами - распечатки телефонных переговоров с сотовых телефонов. Эти распечатки не имеют печати организации, предоставившей эти данные, а кроме того, содержат лишь выборочные части разговоров, искажающий смысл и содержание переговоров;

в нарушение требований закона, обязывающих суд обеспечивать равноправие прав сторон, председательствующий ограничивала подсудимого в даче пояснений относительно работы третейских судом, при этом стороне

обвинения были предоставлена полная возможность представлять документы, относящиеся к деятельности третейского суда, т.е. к обстоятельствам, которые не относились к обстоятельствам совершенного преступления;

в нарушение существующего закона о банковской тайне, в отсутствие процессуального решения о выемке банковских документов, исследовались документы и до присяжных заседателей была доведена информации о его счетах в банках, о счетах [скрыто]; счета других

частных лиц;

судом было нарушено требование закона, которое устанавливает право на тайну, что привело к исследованию в присутствии присяжных заседателей содержания «докладных записок», а также к нарушению права на защиту личной жизни и доведение до сведения присяжных и присутствовавших в зале суда содержания внутриведомственных документов: характеристики на С( докладной записки

судом была исследована «фальсифицированная аудиозапись» на кассете [скрыто] - аудиозапись [скрыто] (на стороне [скрыто] на стороне [скрыто]

Указанная запись не соответствует хронометражу сотового оператора, содержит искажения содержания;

в напутственном слове председательствующая ввела присяжных заседателей в заблуждения относительно правил свободной оценки доказательств и запретила учитывать как доказательства аудиозаписи, которые опровергали обвинение, подтверждали доводы защиты, дезориентировала присяжных относительно оценки выступления защитника, его заявлений и аргументов.

По утверждениям осужденного МИРОНОВА, он сразу после задержания был подвергнут пыткам и истязаниям, что подтверждается медицинскими освидетельствованиями, а затем подвергнут унижающему его достоинство личному обыску.

Проявляя необъективность и заинтересованность

председательствующая, указывается в жалобе, неоднократно прерывала попытки подсудимого дать пояснения присяжным, при этом сама выступала с разъяснениями перед присяжными по оспариваемым защитой обстоятельствам: о датах и времени телефонных разговоров между

МИРОНОВЫМ и ЮНЫШЕВЫМ; запретила присяжным принимать во

эпизоду обвинения, комментировала версии адвоката ЛЕБЕДЕВА С.Ю., негативно настраивала присяжных по отношению к подсудимым.

Судом не была дана правовая оценка действиям оперативного

«Закона об оперативно-розыскной деятельности» активно провоцировал ЮНЫШЕВА и ПАРМОНОВА и фактически подстрекал их к продолжению подготовки преступления.

По утверждениям осужденного МИРОНОВА, судом был неправильно применен уголовный закон, поскольку все исследованные доказательства свидетельствовали только о том, что между ЮНЫШЕВЫМ, ПАРАМОНОВЫМ и Ч( Щ была договоренность о совершении

разбойного нападения, а не убийства, и никто из них не имел намерения лишать [скрыто] жизни. В связи с этим, приговор должен быть изменен, а

действия ЮНЫШЕВА и ПАРАМОНОВА должны квалифицироваться как приготовление к разбойному нападению.

В своей дополнительной жалобе осужденный МИРОНОВ указывает на допущенное судом нарушение требований ст.252 ч.1 УПК РФ при решении вопроса о принятии отказа государственного обвинителя от обвинения по ст.318 ч.1 УК РФ. По утверждениям осужденного, допущенное изменение обвинения нарушило его право на защиту и привело к назначению несправедливо строгого наказания.

Адвокат ЛЕБЕДЕВ С.Ю., защищающий интересы осужденного МИРОНОВА, в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней ставит вопрос об отмене приговора в отношении своего подзащитного и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

По утверждениям адвоката, в судебном заседании были нарушены права подсудимого МИРОНОВА на защиту:

председательствующим было отказано МИРОНОВУ в его праве давать полные и подробные показания об особенностях деятельности третейского суда, что, по мнению защиты, лишило его возможности опровергнуть версию обвинения о мотиве преступления. Вместе с тем,

внимание показания свидетеля [скрыто] о отказала в дополнительном допросе свидетеля

сотрудника ОРБ - свидетеля

который в нарушение положений

председательствующей, в нарушение принципа состязательности сторон, было незаконно удовлетворено ходатайство представителя потерпевшего об

исследовании внутренних документов

поведение председательствующего и сделанные им безосновательные замечания МИРОНОВУ по поводу того, что он, якобы, пытается оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей, не могли не вызвать у них негативное отношение к подсудимому;

письменные возражения защиты на действия председательствующего исследовались в судебном заседании только после удаления присяжных из зала суда, что нарушило, предусмотренные ст.ЗЗЗ ч.1 п.1 УПК РФ, их права на участие в исследовании всех обстоятельств уголовного дела.

Постановлением суда от 8 февраля 2010 года было, по утверждениям адвоката, незаконно отказано в удовлетворении ходатайств об исключении ряда доказательств: аудиокассет марки TDK D 90 серийный номер [скрыто] (три кассеты), протоколы осмотра и прослушивания указанных кассет, а также, протокола осмотра предметов от 7 августа 2010 года, которые были получены с нарушениями уголовно-процессуального закона или содержали очевидные признаки фальсификации, произвольной сортировки записей, которая выполнялась лицом, не наделенным какими либо процессуальными полномочиями.

По утверждениям защиты, исследование в суде в присутствии присяжных заседателей аудиокассет с негласной записью разговоров различных лиц является незаконной, а сами аудиокассеты и протоколы распечатки разговоров являются недопустимыми доказательствами, т.к. были получены незаконно.

В кассационной жалобе адвоката КАРАВАЕВА А.Е., защищающего интересы осужденного ПАРАМОНОВА, ставится вопрос об изменении приговора и снижении назначенного ПАРАМОНОВУ наказания.

Не оспаривая доказанность виновности ПАРАМОНОВА и правильность квалификации его действий, адвокат КАРАВАЕВ А.Е. в жалобе отмечает, что суд, по его мнению, не в полной мере учел конкретные обстоятельства дела и то, что роль ПАРАМОНОВА в совершении преступления была, как установлено приговором - «менее активна».

Судом не было в достаточной степени учтено то, что роль ПАРАМОНОВА в совершении преступления была незначительной и состояла только в том, что он подыскал исполнителя убийства. При этом ПАРАМОНОВ не вел переговоров с заказчиком убийства, не передавал исполнителю деньги, не участвовал каким либо иным способом в приготовлении к убийству.

Признавая свою виновность, ПАРАМОНОВ сообщил следствию известные ему обстоятельства, тем самым способствовал раскрытию преступления.

Государственный обвинитель БАБАЕВА A.B. в своих возражениях на поступившие кассационные жалобы, отмечая необоснованность приведенных в них доводов, просит Судебную коллегию оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Законный представитель потерпевшего [скрыто] адвокат

ДРЯХЛОВА Т.Н., в своих возражениях на кассационные жалобы осужденного МИРОНОВА Р.В. и адвоката ЛЕБЕДЕВА СЮ. полагает, что изложенные в жалобах обстоятельства дела и хода судебного заседания необъективны, а доводы жалобы о незаконности приговора необоснованны и удовлетворению не подлежат.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения приведенных в них доводов, оснований для отмены либо изменения приговора.

Настоящее уголовное дело было рассмотрено в суде первой инстанции в соответствии с требованиями, предусмотренными ст.ст.324-353 УПК РФ, которые регламентируют особенности разбирательства в суде уголовных дел с участием присяжных заседателей. Судебная коллегия отмечает, что нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы отразиться на законности вердикта коллегии присяжных заседателей и приговора суда, допущено не было.

Подсудимым в полном объеме были разъяснены их процессуальные права, в том числе и связанные с особенностями рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, предоставлена безусловная возможность пользоваться помощью защитников-адвокатов.

Каких-либо нарушений закона при отборе присяжных и формировании коллегии присяжных допущено не было. Подсудимым и их защитникам была предоставлена возможность участия в отборе присяжных, заявлять мотивированные и немотивированные отводы. Указанные процессуальные права подсудимыми и его защитниками были реализованы.

В соответствии с требованиями ст.291 УПК РФ у сторон обвинения и защиты имелись равные возможности представления доказательств и дополнения судебного следствия.

Представленные сторонами доказательства, перед их исследованием в присутствии присяжных заседателей, проверялись на предмет их допустимости.

Заявленные подсудимым МИРОНОВЫМ и его защитником ходатайства об исключении ряда доказательств, как недопустимых, были судом, в соответствии с установленной процессуальным законом процедурой рассмотрены. Принятые судом первой инстанции процессуальные решения, учитывающие законные интересы всех участников процесса, являются законными и, в достаточной степени, мотивированными. Отказ в удовлетворении заявленных защитой ходатайств, при соблюдении предусмотренной законом процедуры разрешения указанных ходатайств, и при изложенных законных мотивах их отклонения, не может оцениваться как нарушение прав защиты.

Доводы кассационных жалоб МИРОНОВА и адвоката ЛЕБЕДЕВА СЮ. об исследовании в суде доказательств, которые, по их мнению, были получены с нарушениями уголовно-процессуального закона: результаты проведенных аудио и видео переговоров между ЮНЫШЕВЫМ, ПАРАМОНОВЫМ и Ч [скрыто] (распечатки указанных переговоров), аудиокассеты марки TDK D 90 серийный номер (три кассеты),

протоколы осмотра и прослушивания указанных кассет, Судебной коллегией признаются необоснованными.

Оспариваемые осужденным МИРОНОВЫМ и его защитником доказательства были получены в ходе проводимых оперативно-розыскных мероприятий и переданы органу предварительного следствия в соответствии с положениями ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а также с «Инструкцией о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следствию, прокурору или в суд», на основании необходимых судебных решений. Каких-либо нарушений

установленного законом порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и представления их результатов следствию и суду допущено не было.

При этом, Судебная коллегия отмечает, что оспариваемые защитником осужденного МИРОНОВА записи и вещественные доказательства не содержат записей переговоров самого МИРОНОВА. Осужденные ЮНЫШЕВ и ПАРАМОНОВ, голоса которых зафиксированы на указанных записях, законности полученных записей и их содержание не оспаривают.

Необоснованными являются доводы кассационных жалоб осужденного МИРОНОВА и адвоката ЛЕБЕДЕВА СЮ. о том, что председательствующим не было обеспечено равенство прав сторон, отдавалось предпочтение стороне обвинения, что формировало у присяжных заседателей негативное отношение к подсудимым.

Из материалов уголовного дела и протокола судебного заседания следует, что судебное заседание было проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с соблюдением принципов состязательности и реального обеспечения равенства прав сторон обвинения и защиты.

Ограничение председательствующим попыток подсудимого МИРОНОВА комментировать исследование доказательств, «рассказать о работе третейского суда», и сделанное подсудимому в связи с этим замечание, было обусловлено необходимостью пресечения исследовать в суде обстоятельства, которые не относились к фактическим обстоятельствам дела. В то же время, суд предоставил подсудимому МИРОНОВУ возможность дать дополнительные пояснения по предъявленному ему обвинению, в том числе и о третейском суде, в той части, в которой они относились к фактическим обстоятельствам рассматриваемого уголовного дела.

Принятые председательствующим меры, пресекающие попытки подсудимого МИРОНОВ оказывать давление на присяжных заседателей, довести до их сведения обстоятельства, которые подлежали обсуждению в их отсутствие, не являются незаконными и не могут рассматриваться как проявление необъективности.

Действия председательствующего по обеспечению равенства прав сторон и по поддержанию порядка в ходе судебного заседания, регламентируются ст.ст. 257, 334, 335 УПК РФ, и обоснованное применение председательствующим к участникам судебного процесса, предусмотренных законом, ст. 256 УПК РФ, мер воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, не может быть признано ограничением их законных прав.

Сторонам обвинения и защиты суд обеспечил равные права и возможности участия в постановке вопросов перед присяжными заседателями. Вопросы, поставленные перед присяжными заседателями в вопросном листе, полностью соответствуют предъявленному подсудимым обвинению, а полученные на них ответы соответствуют формулировкам поставленных вопросов. При этом, перед присяжными заседателями были поставлены лишь вопросы относящиеся к установлению фактических обстоятельств преступления, составляющих его объективную сторону, что не требовало от них уголовно-правовых, юридических оценок.

Доводы кассационных жалоб осужденного МИРОНОВА и адвоката ЛЕБЕДЕВА СЮ. о необъективности напутственного слова

председательствующего и несоответствия его, по этим основаниям, закону, Судебная коллегия признает необоснованными.

Напутственное слово председательствующего, соответствующее по своей форме и содержанию требованиям ст.340 УПК РФ, не содержит каких-либо комментариев и разъяснений дезориентирующих присяжных заседателей, способных вызвать у них необъективность при обсуждении поставленных вопросов. Как видно из текста напутственного слова, оно содержит изложение исследованных в суде доказательств, как уличающих МИРОНОВА, так и оправдывающих его, не выражая при этом отношения к этим доказательствам, и не делая никаких выводов. При этом председательствующим в напутственном слове в соответствии с требованиями закона сделаны необходимые разъяснения принципов правосудия и правил оценки доказательств. Возражений в связи содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности сторонами заявлено не было.

Противоречат материалам уголовного дела доводы кассационной жалобы осужденного МИРОНОВА, о якобы, допущенных нарушениях закона «при принятии судом частичного отказа государственного обвинителя от обвинения». Ходатайство государственного обвинителя было в необходимой степени мотивировано. Председательствующий, перед

принятием решения по заявленному ходатайству, заслушал мнения сторон, в том числе мнение подсудимого МИРОНОВА и его защитника, исследовал значимые для принятия процессуального решения материалы дела.

Как видно из материалов уголовного дела, подсудимому МИРОНОВУ первоначально было предъявлено обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных ст.318 ч.1 УК РФ, связанных с применением насилия в отношении представителей власти - сотрудников милиции [скрыто] - и [скрыто] - Государственным обвинителем

БАБАЕВОЙ A.B., в соответствии с процессуальными полномочиями, предусмотренными ст.246 УПК РФ, было заявлено ходатайство о частичном изменении ранее предъявленного МИРОНОВУ обвинения, с предложением квалифицировать действия МИРОНОВА в отношении потерпевших [скрыто] и [скрыто] по одной ст.318 ч.1 УК РФ. Указанное предложение, повлиявшее на формулировки вопросного листа, объективно улучшало правовое положение подсудимого, и не может быть признанным, нарушающими правовое положение МИРОНОВА.

Оспаривание осужденным МИРОНОВЫМ и его защитником оценок тех или иных исследованных доказательств, равно как и оспаривание самой доказанности обвинения, притом, что судом исследовались только те доказательства, которые были признаны допустимыми, и не было допущено нарушений уголовно-процессуального закона при представлении этих доказательств присяжным заседателям, правовых последствий иметь не может.

Статьи законов по Делу № 9-О10-39СП

УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 256. Порядок вынесения определения, постановления
УПК РФ Статья 257. Регламент судебного заседания
УПК РФ Статья 291. Окончание судебного следствия
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

Производство по делу

Загрузка
Наверх