Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 9-О11-65СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 декабря 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Воронов Александр Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 9-О11-65СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 декабря 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Воронова А.В.
судей Тришевой А.А., Талдыкиной Т.Т.
при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Тюгина К.Б., кассационные жалобы осужденного Половшикова Е.В., адвокатов Карасевой Е.А., Рогацкого А.Л., Мальцева Ю.В. на приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 октября 2011 года, по которому Половшиков Е В , несудимый, осужден по пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев; по ч.1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) к лишению свободы на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Половшикову Е.В. назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, которое заключается в ограничениях, указанных в приговоре.

Он же оправдан по ч.З ст.ЗО, ч.2 ст. 167 УК РФ на основании вердикта присяжных заседателей в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, за ним признано право на реабилитацию.

С Половшикова Е.В. взысканы в доход государства процессуальные издержки в сумме Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., объяснения осужденного Половшикова Е.В. в обоснование кассационной жалобы, выступление адвоката Рогацкого А.Л. в защиту осужденного Половшикова Е.В., который просил об удовлетворении кассационных жалоб, мнение прокурора Саночкиной Е.А. в поддержку кассационного представления, а также просившей о применении в отношении осужденного по ч.1 ст. 158 УК РФ положений ч. 1 ст. 56 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ и об оставлении в остальной части приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Половшиков Е.В. признан виновным и осужден за убийство двух и более лиц - К В К совершенное с особой жестокостью, а также за кражу двух мобильных телефонов, принадлежащих К и К стоимостью рублей и рублей соответственно.

Преступления совершены 6 ноября 2010 года в городе области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении высказывается просьба об изменении приговора в связи с неправильным применением судом уголовного закона. Указывается, что в соответствии с ч.2 ст. 54 УК РФ ограничение свободы в качестве дополнительного наказания назначается в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Санкция ч.2 ст. 105 УК РФ не предусматривает дополнительного наказания в виде ограничения свободы при назначении пожизненного лишения свободы. При таких обстоятельствах назначение дополнительного наказания Половшикову Е.В. в виде ограничения свободы не основано на нормах уголовного закона. Предлагается исключить из приговора назначение осужденному дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В кассационной жалобе осужденный Половшиков Е.В. ставит вопрос об отмене приговора. По мнению осужденного, приговор является незаконным, судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, присяжные заседатели неправильно оценили доказательства. Он не причастен к убийству потерпевших. Обвинение в этом преступлении основано на одних только косвенных доказательствах и предположениях. По делу не установлен мотив убийства. Присяжные заседатели неверно оценили обстоятельства, касающиеся обнаружения следов крови на его одежде. Данные следы появились тогда, когда он прикоснулся к потерпевшим, которые уже были мертвы. Если бы убийство совершил он, то крови на его одежде было бы намного больше. Не правильно оценено присяжными заседателями и то, что отсутствуют отпечатки его пальцев на орудиях преступления и предметах, находившихся на месте происшествия. Признательные показания на следствии он дал под давлением со стороны следователя. Под диктовку следователя дал показания и свидетель С Мобильные телефоны он не похищал, а только взял их с целью сделать звонок, то есть без корыстных намерений. Судом нарушены принципы равноправия и состязательности сторон, сторона защиты была ограничена в осуществлении прав, он не мог довести до присяжных заседателей свою позицию по предъявленному обвинению, судья отклонял вопросы и прерывал выступления только представителей стороны защиты. С обвинительным уклоном произнесено напутственное слово. Судом не учтено, что он не судим, имеет малолетнего ребенка, характеризуется положительно, имеет образование и профессию.

Адвокат Карасева Е.А. в кассационной жалобе просит об отмене приговора в отношении своего подзащитного Половшикова Е.В. и направлении уголовного дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания в связи с неправильным применением судом уголовного закона, нарушениями уголовно - процессуального закона и несправедливостью приговора. Утверждает, что судом незаконно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе председательствующего по делу судьи, допустившего высказывание о недоверии показаниям свидетеля С что указывает на заинтересованность судьи в исходе дела. В ходе судебного разбирательства потерпевшая К ссылалась на обстоятельства, не имеющие отношения к делу, что оказало незаконное воздействие на присяжных заседателей. Судом незаконно отказано в исследовании в присутствии присяжных заседателей допустимых доказательств - заключения почерковедческой экспертизы, а также в допросе свидетеля Р Нарушено право подсудимого на получение квалифицированной юридической помощи, так как адвокат Рогацкий А.Л. не был уведомлен о дате судебного заседания, в связи с чем не участвовал в судебных прениях. В напутственном слове председательствующий выразил свое отношение к доказательствам, неполно привел доказательства стороны защиты, в поддержку стороны обвинения просил коллегию присяжных заседателей не учитывать высказывания защитников. В нарушение требований ст. 292 УПК РФ право последней реплики было предоставлено судьей не подсудимому и его защитнику, а потерпевшей К После получения вердикта председательствующий удалился в совещательную комнату, что противоречит ст. 345 УПК РФ. Наказание назначено Половшикову Е.В. несправедливое вследствие чрезмерной суровости, без достаточного учета смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих обстоятельств. Квалифицирующий признак совершения убийства с особой жестокостью вменен в вину осужденному необоснованно.

Аналогичные доводы и просьба содержатся также в кассационных жалобах адвокатов Рогацкого А.Л. и Мальцева Ю.В., поданных ими в защиту осужденного Половшикова Е.В. Адвокаты Рогацкий А.Л. и Мальцев Ю.В., кроме того, утверждают, что судом нарушены принципы состязательности и равноправия сторон, в судебном заседании защита была ограничена в реализации своих прав, после формирования коллегии присяжных заседателей судья просил присяжных заседателей не доверять доказательствам и аргументам стороны защиты, так как действия защиты являются спектаклем, направленным на уклонение от уголовной ответственности. Председательствующим, кроме того, необоснованно разъяснено, что присяжные заседатели не должны принимать во внимание доводы защиты об отсутствии у подсудимого мотива убийства, что не следует учитывать поведение Половшикова Е.В. после совершения инкриминируемых ему в вину деяний. Незаконные разъяснения даны судьей и в связи с доводами адвокатов о неспособности Половшикова Е.В. убить одновременно двух мужчин и одну женщину, о совершении убийства потерпевших не одним лицом, а несколькими лицами, а также ссылкам защиты на то, что на месте происшествия отсутствуют следы нахождения Половшикова Е.В. Также необоснованно отклонены вопросы о том, употреблял ли Половшиков Е.В. спиртные напитки утром 7 ноября 2010 года, был ли он сильно пьян, куда собиралась пойти в тот момент свидетель П Необоснованно отклоняя вопрос стороны защиты свидетелю П почему она до настоящего времени не верит в совершение убийства Половшиковым Е.В., судья заявил в присутствии присяжных заседателей, что П не верит в это, так как они с Половшиковым Е.В. друзья. Судом незаконно отказано в оглашении в присутствии присяжных заседателей справки военного комиссариата. Все это оказало незаконное воздействие на присяжных заседателей и повлекло вынесение ошибочного вердикта.

В дополнениях к кассационной жалобе адвокат Рогацкий А.Л. утверждает, что судом не установлен мотив убийства, не выяснены обстоятельства, связанные с применением Половшиковым Е.В. табурета. Нарушены требования закона в связи с исследованием в судебном заседании протокола явки с повинной Половшикова Е.В. Указанный документ оглашался после вынесения вердикта, но до сведения присяжных заседателей явка с повинной была незаконно доведена в показаниях свидетелей П и В Явку с повинной Половшикова Е.В. суд не учел. Присяжными заседателями при допросе Половшикова Е.В. через председательствующего был неправомерно задан вопрос «Почему вы спрятали одежду?», на который тот был вынужден ответить. В вопросном листе не нашло отражения то, что Половшиков Е.В. нанес телесные повреждения «убегавшему А ». В нарушение закона председательствующий ознакомился с вердиктом в совещательной комнате. Судом нарушено право подсудимого на защиту в связи с тем, что он, Рогацкий, не был извещен о проведении судебного заседания 10 октября 2011 года.

Аналогичные доводы привел в своем выступлении в судебном заседании суда кассационной инстанции и осужденный Половшиков Е.В., который, кроме того, заявил, что председательствующий оказывал на присяжных заседателей незаконное воздействие, вел судебное заседание с обвинительным уклоном, в напутственном слове необоснованно указал о том, что подсудимый может доказывать свою невиновность любыми средствами. В судебных прениях государственный обвинитель изложил доказательства необъективно, чем также оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Тюгин К.Б., потерпевшие К С считают жалобы несостоятельными, просят оставить их без удовлетворения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на жалобы, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Нарушений уголовно - процессуального закона в ходе судебного производства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, не допущено.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии со ст. 328 УПК РФ.

Доводы кассационных жалоб осужденного и адвокатов Карасевой Е.А., Рогацкого А.Л., Мальцева Ю.В. о проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном, нарушении председательствующим принципа состязательности, нельзя признать состоятельными.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий руководил судебным заседанием в соответствии с требованиями ст. 243 УПК РФ, принимая все предусмотренные уголовно - процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон с учетом особенностей судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Ходатайство адвокатов Карасевой Е.А. и Мальцева Ю.В., поддержанное подсудимым Половшиковым Е.В., об отводе председательствующего, на что имеются ссылки в кассационных жалобах, разрешено в соответствии с требованиями статей 64, 65 УПК РФ.

Мотивы, по которым отвод председательствующему был обоснованно отклонен, соответствуют материалам дела. Данных для отвода судьи, указанных в статьях 61 и 63 УПК РФ, не имелось. Ссылка стороны защиты в обоснование отвода на то, что председательствующий во время допроса свидетеля С допустил высказывание о недоверии его показаниям, не основана на материалах дела. Из протокола судебного заедания видно, что подобных высказываний со стороны судьи не было.

Данные о том, что председательствующий каким - либо образом выражал свое мнение в поддержку стороны обвинения, в деле также отсутствуют.

Так, не соответствуют протоколу судебного заседания утверждения адвокатов и осужденного о том, что после формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий просил присяжных заседателей не доверять доказательствам и аргументам стороны защиты и заявлял, что действия стороны защиты являются спектаклем, имеющим цель уклониться от уголовной ответственности.

Не имеют подтверждения в материалах судебного разбирательства и ссылки на то, что председательствующий отклонял вопросы и прерывал выступления только представителей стороны защиты.

Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшая К при допросе и в выступлении в судебных прениях, как это указано в жалобах, действительно начинала допускать негативные высказывания в адрес подсудимого и ссылаться на характеризующие ее погибшего сына сведения.

Однако председательствующий сразу останавливал ее, делал замечания и обращался к коллегии присяжных заседателей с разъяснением, что данные высказывания не должны приниматься ими при решении вопросов о виновности или невиновности Половшикова Е.В. Об этом председательствующий вновь напомнил присяжным заседателям и в напутственном слове.

Аналогичным образом председательствующий пресекал недозволенные высказывания других участников судебного разбирательства, включая представителей стороны обвинения - потерпевших К С и прокурора.

В рамках предусмотренных законом полномочий реагировал судья и при доведении до сведения присяжных заседателей фактов, не подлежащих исследованию с их участием, а также на нарушения порядка в судебном заседании и возникавшую между сторонами полемику, отражавшую различную оценку сторонами тех или иных обстоятельств дела.

Исходя из изложенного, указанные выше высказывания потерпевшей К а также высказывания и действия других участников судебного разбирательства, на каждое из которых председательствующий реагировал в установленном законом порядке, не могут служить основанием к отмене приговора, также как нельзя признать обоснованными и доводы жалоб о том, что в связи с данными обстоятельствами коллегия присяжных заседателей утратила объективность и беспристрастность.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Все представленные сторонами доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены. По окончании судебного следствия дополнений от сторон не поступило, Половшиков Е.В. и его защитники не делали заявлений о том, что кто - либо из свидетелей стороны защиты не допрошен или какие - либо другие доказательства в защиту подсудимого не были исследованы.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании. Присяжным заседателям была предоставлена возможность оценить доводы каждой из сторон и участвовать в исследовании всей совокупности имеющихся в деле фактических данных как уличающих, так и оправдывающих подсудимого в инкриминируемых ему в вину деяниях.

Данных о том, что в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.

Нельзя признать обоснованными утверждения осужденного Половшикова Е.В. в жалобе о том, что исследованные судом показания свидетеля С . на следствии от 17 декабря 2010 года, а также его, Половшикова, признательные показания, изложенные в протоколе допроса от 7 ноября 2010 года, даны в результате применения недозволенных методов следствия.

Как следует из материалов дела, в том числе показаний допрошенного в отсутствии присяжных заседателей в качестве свидетеля следователя Л , допрос свидетеля С (т.1, л.д. 210-212) проведен в соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона. Перед началом допроса С были разъяснены права, предусмотренные ч.4 ст. 56 УПК РФ. По окончании следственного действия С сам написал в протоколе допроса: «С моих слов записано верно и мною прочитано». На каждой странице протокола имеется подпись С принадлежность которой именно ему С подтвердил в судебном заседании. Никаких замечаний к протоколу своего допроса С не указал, удостоверив, таким образом, что все изложенные в нем сведения соответствуют действительности.

Оценив вышеизложенные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи между собой, председательствующий обоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о признании протокола допроса свидетеля С от 17 декабря 2010 года недопустимым доказательством, поскольку порядок его получения был соблюден. Указанное доказательство представлено присяжным заседателям обоснованно.

При этом свидетель С был допрошен в присутствии присяжных заседателей, дав пояснения, существенно отличающиеся от его показаний при допросе 17 декабря 2010 года и отражающие фактические обстоятельства дела с точки зрения позиции Половшикова Е.В. Существо показаний С данных им как в поддержку доводов защиты в судебном заседании, так и в ходе допроса 17 декабря 2010 года, председательствующий напомнил присяжным заседателям в напутственном слове.

Следовательно, оценку присяжных заседателей при вынесении вердикта получили не только показания свидетеля С изобличающие Половшикова Е.В., но и оправдывающие его.

С соблюдением уголовно - процессуального закона, в том числе его положений, регламентирующих реализацию подозреваемыми и обвиняемыми права на защиту, производились следственные действия также и в отношении Половшикова Е.В. Согласно протоколу допроса Половшикова Е.В. в качестве подозреваемого от 7 ноября 2010 года (т.5, л.д. 95-97) указанное следственное действие проведено в присутствии адвоката. В начале допроса Половшикову Е.В. разъяснены положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, ст. 46 УПК РФ. Он был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от них. При этом Половшиков Е.В. самостоятельно рассказал об обстоятельствах содеянного, протокол составлен в ходе производства следственного действия. Замечаний у участников не возникало. О применении недозволенных методов ведения следствия Половшиковым Е.В. заявлений не делалось и об этом ничто в деле объективно не свидетельствовало.

С учетом изложенного довод осужденного Половшикова Е.В. о недопустимости как доказательства указанного документа является несостоятельным.

По обоснованному ходатайству государственного обвинителя протокол допроса Половшикова Е.В. от 7 ноября 2010 года был оглашен в судебном заседании в присутствии пристяжных заседателей, так же как и другое допустимое доказательство - протокол допроса Половшикова Е.В. в качестве обвиняемого от 12 мая 2011 года (т.5, л.д. 127-129), в котором он, изменив ранее данные им показания, стал утверждать о своей непричастности к убийству потерпевших.

Эту позицию Половшиков Е.В. подробно довел до сведения присяжных заседателей в судебном заседании, и о ней председательствующий напомнил присяжным заседателям в напутственном слове для ее учета при ответах на поставленные вопросы при вынесении вердикта.

Заявления осужденного и его адвокатов в жалобах о том, что сторона защиты была ограничена в осуществлении своих процессуальных прав и не смогла изложить присяжным заседателям свое отношение к предъявленному Половшикову Е.В. обвинению, таким образом, не основаны на протоколе судебного заседания, из которого видно, что свои процессуальные права в судебном заседании подсудимый и его защитники реализовали полностью и все имевшиеся у них аргументы по предъявленному Половшикову Е.В. обвинению и фактическим обстоятельствам дела до присяжных заседателей довели.

Окончательная же оценка представленных доказательств, в том числе с точки зрения их достоверности или недостоверности, в силу статьи 17 УПК РФ, в суде с участием присяжных заседателей относится к компетенции присяжных заседателей.

В этой связи заявления в жалобах о непричастности Половшикова Е.В. к убийству и недоказанности факта хищения им сотовых телефонов, о неправильном установлении судом фактических обстоятельств дела, включая вопросы, касающиеся мотива убийства, применения табурета, следов преступления на месте происшествия и одежде Половшикова Е.В., о неверной оценке присяжными заседателями доказательств, предположительном характере обвинения, согласно ст. 379 ч.2 УПК РФ, не могут являться основанием для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не являются предметом проверки в суде кассационной инстанции.

Из материалов дела следует, что осужденный был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела при такой форме судопроизводства.

С утверждениями адвокатов Карасевой Е.А., Рогацкого А.Л. и Мальцева Ю.В. в жалобах о незаконности отказа в допросе в присутствии присяжных заседателей свидетеля Р в исследовании акта почерковедческой экспертизы № от 7 апреля 2011 года и справки военного комиссариата, а также о необоснованном отклонении вопросов стороны защиты о том, употреблял ли Половшиков Е.В. спиртные напитки утром 7 ноября 2010 года, был ли он сильно пьян, куда собиралась пойти свидетель П и почему она до настоящего времени не верит в совершение убийства Половшиковым Е.В., согласиться нельзя.

Справка военного комиссариата (т.5, л.д. 186), как видно из ее содержания, содержит сведения о том, в какой период и где Половшиков Е.В. проходил военную службу по призыву, какое он имел воинское звание, а также иные характеризующие подсудимого данные. Это в силу ч.8 ст. 335 УПК РФ не позволяло исследовать указанный документ в присутствии присяжных заседателей.

Свидетель Р будучи допрошенной в судебном заседании в отсутствии присяжных заседателей, сообщила о количестве сотрудников милиции, присутствовавших в доме Половшикова Е.В. 7 ноября 2010 года при его опросе по поводу случившегося 6 ноября 2010 года и их местонахождении в доме, показала, что, когда она вошла в дом, Половшиков Е.В. сидел на кухне, через некоторое время его увезли на машине в милицию, а ее, Р сотрудники милиции вывели на улицу. По фактическим же обстоятельствам совершенных преступных деяний, как пояснила Р ей ничего не известно (т.8, л.д. 130-132).

Заключение почерковедческой экспертизы № от 7 апреля 2011 года содержит выводы о том, в какой обстановке и в каком состоянии Половшиковым Е.В. выполнены записи и подписаны документы при его явке с повинной и даче показаний в качестве подозреваемого 7 ноября 2010 года. С выяснением этих же обстоятельств были связаны и вопросы об употреблении Половшиковым Е.В. спиртных напитков 7 ноября 2010 года, то есть на следующий день после произошедших событий и его физическом состоянии на момент задержания и дачи первичных показаний.

Показания свидетеля Р заключение почерковедческой экспертизы и указанные вопросы, таким образом, касались порядка получения доказательств, что исключало возможность их исследования в присутствии присяжных заседателей, поскольку, согласно положениям ст. 335 УПК РФ возникающие в судебном разбирательстве вопросы процессуального характера, в том числе о недопустимости доказательств, об обстоятельствах их получения, ходе и методах следствия, как не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, рассматриваются в отсутствие присяжных заседателей.

Не был связан с исследованием фактических обстоятельств дела и упоминаемый в жалобах вопрос о том, куда собиралась пойти свидетель П в связи с чем данное обстоятельство также не подлежало выяснению в присутствии присяжных заседателей.

Вопрос адвоката Мальцева Ю.В., адресованный свидетелю П о том, почему она до настоящего времени не верит в совершение убийства Половшиковым Е.В., судьей отклонен обоснованно, так как отражал субъективное мнение свидетеля и, следовательно, не относился к фактическим обстоятельствам дела (т.8, л.д. 119).

Ссылка же в жалобах на то, что отклоняя данный вопрос, судья якобы разъяснил присяжным заседателям, что П не верит в это, поскольку они с Половшиковым Е.В. друзья, противоречит протоколу судебного заседания, согласно которому подобного высказывания не было.

Утверждения авторов жалоб о том, что председательствующий оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, разъяснив, что они не должны принимать во внимание доводы защиты об отсутствии у подсудимого мотива убийства, что не следует учитывать поведение Половшикова Е.В. после совершения инкриминируемых ему в вину деяний, также несостоятельны, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, такие разъяснения председательствующим не давались.

Что касается мнения адвокатов Карасевой Е.А., Рогацкого А.Л., Мальцева Ю.В. о неспособности Половшикова Е.В. убить одновременно двух мужчин и одну женщину, о совершении убийства потерпевших не одним лицом, а несколькими лицами, а также ссылок на то, что на месте происшествия отсутствуют следы нахождения Половшикова Е.В., то как следует из протокола судебного заседания, эти доводы, повторяемые в кассационных жалобах, были озвучены стороной защиты в присутствии присяжных заседателей в ходе судебного разбирательства, то есть все они получили оценку при вынесении вердикта.

Вопреки утверждениям в жалобах, разъяснений, способных ввести присяжных заседателей в заблуждение при вынесении вердикта и вызвать у них предубеждение против подсудимого, судья по поводу данных версий, выдвинутых в защиту подсудимого, не допустил, а в напутственном слове акцентировал внимание присяжных заседателей на то, что при ответах на поставленные вопросы они должны исходить только из того, что сами уяснили в ходе процесса и опираться исключительно на собственные убеждения.

Каких - либо нарушений закона в связи с исследованием в судебном заседании протокола явки с повинной Половшикова Е.В. не допущено, поэтому доводы адвоката Рогацкого А.Л. и осужденного Половшикова Е.В. об обратном - несостоятельны.

Как видно из протокола судебного заседания, ходатайство об исследовании указанного документа сторона защиты заявила после вынесения вердикта при обсуждении его последствий. Это ходатайство тогда и было обоснованно удовлетворено. При этом в ходе судебного следствия ни одна из сторон не ставила вопрос об оглашении протокола явки с повинной в присутствии присяжных заседателей, в связи с чем основания для предъявления доказательства присяжным заседателям отсутствовали, и оно не предъявлялось. Свидетели П и В в своих показаниях на явку с повинной Половшикова Е.В. не ссылались. Следовательно, протокол явки с повинной, включенный в перечень доказательств, подтверждающих обвинение, не мог повлиять на ответы присяжных заседателей при обсуждении вопросного листа.

Вопрос подсудимому Половшикову Е.В. «Почему вы спрятали одежду?», вопреки доводам Половшикова Е.В. и адвоката Рогацкого А.Л., был задан присяжными заседателями в порядке реализации прав, предусмотренных для них положениями ст. 333 УПК РФ.

Данный вопрос, на который Половшиков Е.В. ответил, что одежду он не прятал, одежда лежала «где обычно», непосредственно касался выяснения фактических обстоятельств дела, поскольку по выводам следствия на одежде, изъятой из дома Половшикова Е.В., была обнаружена кровь потерпевших К и К С учетом изложенного, препятствий для постановки такого вопроса и получения на него ответа, подлежащего оценке присяжными заседателями при вынесении вердикта, не имелось.

Прения сторон, реплики и последнее слово подсудимого проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Доводы осужденного Половшикова Е.В. о том, что государственный обвинитель при произнесении речи в судебных прениях необъективно изложил доказательства, чем оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что доказательства, которые, по мнению Половшикова Е.В., государственный обвинитель исказил, были предметом исследования в судебном заседании, в связи с чем прокурор правильно ссылался на них в прениях. Адвокаты Карасева Е.А. и Мальцев Ю.В. в репликах реализовали право стороны защиты на доведение до присяжных заседателей своих возражений против позиции стороны обвинения.

В то же время, сама по себе оценка государственным обвинителем исследованных доказательств, проведенный прокурором анализ по вопросам доказанности факта совершения подсудимым инкриминируемых ему деяний и оценка самих деяний, обращение к присяжным заседателям с предложением дать на поставленные перед ними вопросы такие ответы, о которых просит сторона обвинения, соответствуют требованиям ст. 15 УПК РФ об осуществлении уголовного судопроизводства на основе состязательности сторон, функциям стороны обвинения, ст. 292 УПК РФ о содержании и порядке судебных прений сторон, ст. 336 УПК РФ об особенностях прений сторон с участием присяжных заседателей.

Ссылка в жалобах на то, что право последней реплики предоставлено не подсудимому, а потерпевшей К противоречит протоколу судебного заседания, из которого усматривается, что после прений сторонам было предоставлено право высказать свои возражения в репликах, что сделали государственный обвинитель, адвокаты Карасева Е.А., Мальцев Ю.В. и потерпевшая К Затем в соответствии с чЛ ст. 337 УПК РФ председательствующий предоставил подсудимому и его защитникам право выступить с последней репликой, чем сторона защиты не воспользовалась (т.8, л.д. 195).

Несостоятельными являются доводы кассационных жалоб осужденного и его защитников о том, что председательствующий в напутственном слове выразил свое отношение к доказательствам, неполно привел доказательства стороны защиты.

Такие заявления противоречат тексту напутственного слова, согласно которому председательствующий сообщил присяжным заседателям о содержании уголовного закона, напомнил об исследованных доказательствах, не исказив их сути, объективно изложил позиции сторон, верно разъяснил основные правила оценки доказательств, не выражая в какой - либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

Напомнив о допущенных как стороной защиты, так и стороной обвинения высказываниях относительно обстоятельств, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, председательствующий, вопреки доводам жалоб, дал правильные разъяснения присяжным заседателям не учитывать эти высказывания при вынесении вердикта. Ссылки в жалобах на то, что разъяснения судьи выражали позицию обвинения, противоречат тексту напутственного слова (т.7, л.д. 95-127).

При произнесении напутственного слова судья также разъяснил присяжным заседателям, что при оценке показаний подсудимого следует исходить из того, что реализуя свое право на защиту, подсудимый может возражать против обвинения, иметь по нему в разных стадиях процесса различную позицию, умалчивать те или иные факты, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом.

Такое разъяснение основано на положениях статей 47, 340 УПК РФ и, вопреки ошибочному мнению Половшикова Е.В., не может свидетельствовать о каком - либо воздействии на присяжных заседателей со стороны председательствующего.

Решения по заявленным возражениям адвоката Мальцева Ю.В. в связи с содержанием напутственного слова приняты судьей в порядке, установленном ч.б ст. 340 УПК РФ, и являются правильными.

Напутственное слово председательствующего, таким образом, отвечает положениям ст. 340 УПК РФ.

Вопросный лист сформулирован председательствующим в соответствии с требованиями статей 338, 339 УПК РФ, с учетом предъявленного подсудимому обвинения, результатов судебного следствия, прений сторон.

Сторонам было предоставлено право высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, а также внести предложения о постановке новых вопросов. Стороны этим правом не воспользовались.

Вопрос о нанесении Половшиковым Е.В. телесных повреждений «убегавшему А », на что ссылается адвокат Рогацкий А.Л. в жалобе, не мог быть включен в вопросный лист, поскольку обвинение Половшикову Е.В. в этом не предъявлялось и указанное обстоятельство к предмету судебного разбирательства не относилось.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует ст. 343 УПК РФ. Противоречий или неясностей в ответах на поставленные вопросы не имеется.

То обстоятельство, отмеченное в жалобах осужденного и его защитников, что председательствующий проверял вердикт на наличие в нем неясностей и противоречий, удалившись в совещательную комнату, не является каким - либо нарушением закона. Положения ст. 345 УПК РФ, регламентирующие действия председательствующего, присяжных заседателей и сторон после подписания вопросного листа и при провозглашении вердикта, не запрещают судье обобщить свои замечания по вердикту в совещательной комнате.

При постановлении приговора не допущено нарушений закона, в том числе положений ст. 351 УПК РФ, которые бы могли повлечь его отмену.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, действия осужденного председательствующим по пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ и по ч.1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 г. № 26-ФЗ) квалифицированы правильно.

Квалифицирующий признак совершения убийства с особой жестокостью, против чего имеются возражения в жалобах, вменен в вину осужденному верно. Такое решение основано на правильном применении материального закона и соответствует вердикту, которым установлено, что убийство К Половшиков Е.В. совершил в присутствии близкого К человека - В Исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей, суд правильно признал, что Половшиков Е.В. был соседом К и В знал, что они живут одной семьей, являются близкими друг другу людьми, поэтому сознавал, что лишая жизни К на глазах у В причиняет своими действиями ей особые страдания, проявляя тем самым особую жестокость.

Судом проверено психическое состояние осужденного. С учетом выводов стационарной комплексной судебной психолого - психиатрической экспертизы, данных о личности Половшикова Е.В., его поведения на следствии и в судебном заседании обоснованно установлено, что Половшиков Е.В. совершил преступления, будучи вменяемым.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Что касается утверждений в жалобах о нарушении права Половшикова Е.В. на получение квалифицированной юридической помощи в связи с неявкой адвоката Рогацкого А.Л. в судебное заседание 10 октября 2011 года, то Судебная коллегия, не соглашаясь с ними, исходит из следующего.

Согласно материалам дела, 3 октября 2011 года по окончании судебного следствия председательствующим был объявлен перерыв для подготовки к судебным прениям до 11 часов 10 октября 2011 года. В ходе обсуждения данного вопроса адвокат Рогацкий А.Л. заявил суду, что 10 октября 2011 года он не сможет явиться в судебное заседание в связи с нахождением в отпуске, и в указанный день в суд не прибыл. Все это указывает на что, адвокат Рогацкий А.Л., вопреки заявлениям в жалобах, был уведомлен о дате продолжения судебного разбирательства.

При этом право подсудимого Половшикова Е.В. на защиту было обеспечено участием в процессе двух адвокатов - Мальцева Ю.В. и Карасевой Е.А., которые продолжили осуществление своих полномочий по защите подсудимого на основании заключенных соглашений. Сам же Половшиков Е.В., как это видно из протокола судебного заседания, не настаивал на отложении судебного заседания в связи с неявкой адвоката Рогацкого А.Л. и не возражал против продолжения судебного разбирательства с участием двух его защитников.

Адвокат Рогацкий А.Л. в интересах осужденного Половшикова Е.В. подал кассационную жалобу на приговор суда и принял участие в судебном заседании суда кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что право Половшикова Е.В. на получение квалифицированной юридической помощи и право на защиту нарушены не были.

Назначенное Половшикову Е.В. наказание, вопреки доводам жалоб, справедливо, соразмерно тяжести содеянного и соответствует личности виновного. Оснований для смягчения наказания осужденному из дела не усматривается. Требования статей 6, 60, 62 УК РФ судом соблюдены.

При назначении наказания суд, как видно из приговора, учел в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной Половшикова Е.В., активное способствование раскрытию преступлений, его молодой возраст, наличие малолетнего ребенка, отсутствие отягчающих обстоятельств.

Назначение Половшикову Е.В. наказания в виде пожизненного лишения свободы в приговоре мотивировано. Суд при этом обоснованно сослался на обстоятельства, свидетельствующие об особой общественной опасности содеянного им и об исключительной опасности для общества его личности, что в совокупности, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, обусловило невозможность применения к нему более мягкого вида наказания.

Коллегия присяжных заседателей признала, что Половшиков Е.В. не заслуживает снисхождения.

Вместе с тем приговор подлежит изменению.

Судебная коллегия соглашается с доводами кассационного представления о необоснованности назначения Половшикову Е.В. по пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ и совокупности преступлений дополнительного наказания в виде ограничения свободы, в связи с чем указание об этом подлежит исключению из приговора.

Приговор в отношении Половшикова Е.В. подлежит изменению также на основании ст. 10 УК РФ, в связи принятием Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ, которым изменена редакция ч.1 ст. 56 УК РФ в вопросе назначения наказания в виде лишения свободы лицам, совершившим впервые преступление небольшой тяжести при отсутствии отягчающих обстоятельств.

Половшиков Е.В. осужден, в том числе по ч.1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), то есть за совершение преступления небольшой тяжести. Он относится к лицам, впервые совершившим такое преступление при отсутствии отягчающих обстоятельств.

Поскольку Половшикову Е.В. с учетом ч.1 ст. 56 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) во взаимосвязи с положениями ст. 10 УК РФ не может быть назначено наказание в виде лишения свободы по ч.1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), Судебная коллегия находит возможным назначенное ему за совершение данного преступления наказание в виде лишения свободы заменить наказанием в виде исправительных работ.

Однако вносимые изменения не влияют на характер и степень общественной опасности содеянного Половшиковым Е.В. в целом и не влекут за собой смягчения ему наказания по пп. «а», «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, а также по совокупности преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 октября 2011 года в отношении Половшикова Е В изменить.

Исключить из приговора указание о назначении Половшикову Е.В. дополнительного наказания в виде ограничения свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Назначенное Половшикову Е.В. по ч.1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) наказание в виде 1 (одного) года лишения свободы, в соответствии с Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ заменить на 6 (шесть) месяцев исправительных работ.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ, с применением п. «в» ч.1 ст. 71 УК РФ, по совокупности преступлений, окончательно назначить Половшикову Е.В. пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Половшикова Е.В., адвокатов Карасевой Е.А., Рогацкого А.Л., Мальцева Ю.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 9-О11-65СП

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 54. Арест
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 64. Заявление об отводе судьи
УПК РФ Статья 65. Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 56. Лишение свободы на определенный срок
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

Производство по делу

Загрузка
Наверх