Дело № АПЛ14-240

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 июня 2014 г., Определение
Инстанция Апелляционная коллегия, апелляция
Докладчик Федин Александр Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № АПЛ14-240

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 19 июня 2014 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Федина А.И., членов коллегии Горшкова ВВ., Пирожкова В.Н. при секретаре Кулик Ю.А. с участием прокурора Степановой Л.Е. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Малыгина А Б о признании недействующим приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 25 мая 2011 г. № 166-дсп «О внесении изменений в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. № 204-дсп» по апелляционной жалобе Малыгина А.Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2014 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителей Министерства юстиции Российской Федерации Цаплина И. С. и Комаровой ИВ., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

согласно пункту 42.6 Инструкции об организации службы по обеспечению надзора за подозреваемыми, обвиняемыми и осуждёнными, содержащимися в следственных изоляторах и тюрьмах уголовно-исполнительной системы, утверждённой приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. № 204-дсп, в целях наблюдения за поведением подозреваемых, обвиняемых или осуждённых на территории режимной (кроме камер) и хозяйственной зоны могут применяться видеокамеры, а также системы доступа, контролирующие порядок и выход из зданий и помещений.

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 25 мая 2011 г.

№ 166-дсп (абзац 38 пункта 2) в пункте 42.6 вышеназванной Инструкции исключены слова: «(кроме камер)».

Нормативный правовой акт прошёл государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации 20 июня 2011 г., регистрационный номер 21068, имеет гриф «для служебного пользования».

Малыгин А.Б., отбывающий наказание в виде лишения свободы, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 25 мая 2011 г. № 166-дсп. В обоснование заявленного требования указал, что оспариваемый нормативный правовой акт предоставляет администрации право произвольно устанавливать средства видеонаблюдения в камерах, что противоречит Конституции Российской Федерации, статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 3 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, нормам международного права и нарушает права лиц, содержащихся под стражей, и осужденных на личную жизнь. Считает, что применение видеонаблюдения в местах лишения свободы не должно быть произвольным, без мотивированного и законного судебного решения или постановления начальника учреждения.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2014 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе Малыгин А.Б. просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность, неправильное применение судом первой инстанции норм материального права и нарушение норм процессуального права.

Считает, что оспариваемый приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 25 мая 2011 г. № 166-дсп нарушает основные права человека в местах лишения свободы, позволяет вмешиваться в личную жизнь и тайну личной жизни.

Малыгин А.Б. в судебное заседание Апелляционной коллегии не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещён в установленном законом порядке.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что оспариваемый нормативный правовой акт, предусматривающий право администрации исправительных учреждений использовать средства видеонаблюдения для контроля за поведением осуждённых, не противоречит требованиям действующего законодательства и не нарушает прав и законных интересов заявителя.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации допускается возможность ограничения федеральным законом прав человека и гражданина как средства защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статьёй 6 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», статьёй 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, осуждённые пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными законодательством Российской Федерации.

Суд первой инстанции правильно исходил из того, что осуждённые к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях, где действует определённый порядок исполнения и отбывания лишения свободы (режим). В соответствии с частью 1 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации режим в исправительных учреждениях представляет собой установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осуждённых, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осуждённых и персонала, раздельное содержание разных категорий осуждённых, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

Как правильно отражено в обжалованном решении суда, осуществление такого постоянного надзора за осуждёнными является необходимым элементом отбывания осуждёнными наказания в виде лишения свободы.

Согласно части первой статьи 34 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в целях осуществления надзора за подозреваемыми и обвиняемыми может использоваться аудио- и видеотехника.

В соответствии с частью первой статьи 83 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации администрация исправительных учреждений вправе использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля для предупреждения побегов и других преступлений, нарушений установленного порядка отбывания наказания и в целях получения необходимой информации о поведении осуждённых.

На основании изложенного суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что право администрации исправительных учреждений и следственных изоляторов использовать технические средства контроля и надзора закреплено в приведённых выше статье 34 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», части первой статьи 83 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, является частью механизма, обеспечивающего личную безопасность подозреваемых, обвиняемых и осуждённых, режим содержания подозреваемых, обвиняемых и осуждённых, соблюдение их прав и исполнение ими своих обязанностей, и не противоречит федеральному законодательству Российской Федерации.

Вопреки утверждениям заявителя в апелляционной жалобе, оспариваемой нормой приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 25 мая 2011 г. № 166-дсп установлены общие положения, направленные на обеспечение режима в следственных изоляторах и тюрьмах, на предупреждение побегов и других преступлений, нарушений установленного порядка содержания под стражей и отбывания наказания, получение необходимой информации о поведении подозреваемых, обвиняемых и осуждённых. Данные положения не регулируют порядок использования видеокамер на территории режимной зоны следственного изолятора, тюрьмы, в том числе и круглосуточное наблюдение посредством видеокамер за поведением осуждённых в камерах, и не могут рассматриваться как нарушающие права осуждённых, как ошибочно указывает заявитель в апелляционной жалобе.

Суд обоснованно сослался в своём решении в подтверждение вывода о законности оспариваемого нормативного правового акта на Рекомендации № Яес (2003) 23 Комитета министров Совета Европы «Об осуществлении исполнения наказания в виде пожизненного заключения и других длительных сроков заключения администрациями мест лишения свободы», принятые 9 октября 2003 г. на 855-м заседании представителей министров, которые также рассматривают использование технических способов, в том числе камер наблюдение, дополнительным механизмом обеспечения безопасности.

Утверждения в апелляционной жалобе о нарушении нормативным правовым актом права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну не опровергают выводов суда о законности оспариваемых положений приказа. Применение к лицу, совершившему преступление, наказания в виде лишения свободы предполагает изменение привычного уклада жизни осужденного, его отношений с окружающими и оказание на него определенного морально-психологического воздействия, чем затрагиваются его права и свободы как гражданина и изменяется его статус как личности. Лицо, совершающее умышленное преступление, должно предполагать, что в результате оно может быть лишено свободы и ограничено в правах и свободах, то есть такое лицо сознательно обрекает себя и своих близких на ограничения, в том числе в правах на общение с членами семьи, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2006 г. № 63-0, от 20 марта 2008 г. № 162- О-О и от 23 марта 2010 г. № 369-О-О). Таким образом, ограничение конституционных прав, в том числе на неприкосновенность частной жизни, является допустимым и оправданным в целях обеспечения личной безопасности подозреваемых и обвиняемых, а также сотрудников учреждения.

Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и законных интересов заявителя, суд на основании части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правомерно принял решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Вывод о законности оспариваемых положений нормативного правового акта сделан судом исходя из содержания изложенных в нём норм на основе надлежащего анализа норм законодательства, непосредственно регулирующего правоотношения в рассматриваемой сфере. Поэтому доводы апелляционной жалобы о неправильном применении судом норм материального права ошибочны и не могут служить основанием к отмене решения суда.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении судом первой инстанции статей 147, 148, 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, принципа равноправия сторон противоречат материалам дела и не могут служить поводом к отмене решения суда, поскольку настоящее дело рассмотрено судом с соблюдением положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов (статьи 251, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 25 мая 2011 г. № 166-дсп, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется. Предусмотренных статьёй 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2014 г.

оставить без изменения, апелляционную жалобу Малыгина А Б - без удовлетворения.

Председательствующий А.И. Федин В. Горшков Члены коллегии .Н. Пирожков

Статьи законов по Делу № АПЛ14-240

Статья 55. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание
ГК РФ Статья 150. Нематериальные блага
ГПК РФ Статья 147. Определение суда о подготовке дела к судебному разбирательству
ГПК РФ Статья 148. Задачи подготовки дела к судебному разбирательству
ГПК РФ Статья 149. Действия сторон при подготовке дела к судебному разбирательству
ГПК РФ Статья 251. Подача заявления об оспаривании нормативных правовых актов
ГПК РФ Статья 253. Решение суда по заявлению об оспаривании нормативного правового акта
ГПК РФ Статья 328. Полномочия суда апелляционной инстанции
ГПК РФ Статья 329. Постановление суда апелляционной инстанции
ГПК РФ Статья 330. Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке
УИК РФ Статья 3. Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и международно-правовые акты
УИК РФ Статья 82. Режим в исправительных учреждениях и его основные требования
УИК РФ Статья 83. Технические средства надзора и контроля

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх