Дело № 1-О11-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 июня 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Безуглый Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 1-О11-20

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 22 июня 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нестерова В.В.,
судей Безуглого Н.П., Шалумова М.С.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным представлению государственного обвинителя Бакун В.М. и жалобам осужденных Булеева А., Лепинса В., Бартенева Д.Ю., Андрюшина А., Борисова И., Миронова Е., адвокатов Мельниковой Н.Е., Андрейчиковой Е.В., Фролова И.В., Гру- шецкой О.Л. на приговор Архангельского областного суда от 24 марта 2011 года, которым Борисов И не судимый осужден по ст.227 ч.З УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет в исправительной колонии строгого режима.

Андрюшин А , несу- димый, осужден по ст.227 ч.З УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Бартенев Д Ю , не судимый, осужден по ст.227 ч.З УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Булеев А , несудимый, осужден по ст.227 ч.З УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Ленине В , несудимый, осужден по ст.227 ч.З УК РФ с применением ст.64 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет в исправительной колонии строгого режима.

Миронов Е , не судимый, осужден по ст.227 ч.З УК РФ с применением ст.64 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда Борисов, Андрюшин, Бартенев, Булеев, Ленине и Миронов осуждены за пиратство, то есть за нападение на морское судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное организованной группой с применением насилия и угрозой его применения, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия.

Преступление совершено в июле 2009 года на территории , вне территориальных вод какого-либо государства, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Безуглого Н.П. объяснения осужденных Булеева, Андрюшина, Бартенева и Борисова в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Артеменко Л.Н., Тавказахова В.Б., Богославцевой О.И., Урсол А.Л., Баранова А.А. и Яшина СЮ. поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю. об изменении приговора по доводам кассационного представления и оставлении жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственного обвинителя Бакун В.М. ставиться вопрос об изменении приговора и исключении из описательно - мотивировочной части приговора показаний потерпевшего З о том, что ошибка составила примерно морских мили, поскольку фактически в судебном заседании потерпевший указывал, что ошибся при указании долготы на минуты. Считает, что суд необоснованно не признал явкой с повинной оглашенное в судебном заседании заявление Булеева. С учетом второстепенной роли Б в совершении преступления и наличия, смягчающих наказание обстоятельств, у суда имелись основания для применения ему наказания с применением ст.64 УК РФ. Просит изменить приговор и смягчить назначенное Бу- лееву наказание до 8 лет лишения свободы.

В кассационных жалобах (основных и дополнениях к ним): - осужденный Булеев не соглашаясь с приговором, указывает, что вину в фактически им содеянном он признал. Утверждает, что ему и другим участникам преступления ставилась задача только в захвате судна, нейтрализации команды и досмотре груза. Других задач, в том числе завладения чужим имуществом, им не ставилось и они такой цели не преследовали, поэтому он и отказался от формулировки, что они совершили пиратство. Первоначальные показания им давались в стрессовой ситуации вызванной оказанием на него физического и морального давления военнослужащих ВМФ РФ. Указывает, что в средствах массовой информации неоднократно говорилось, что совершено пиратство и он, не понимая точного смысла этого слова, также признавал, что совершил пиратство. Считает, что судно ими было захвачено в территориальных водах а, следовательно, юрисдикция Российской Федерации на эту территорию не распространяется. Считает, что судом необоснованно не признано в качестве явки с повинной его заявление на предварительном следствии, где он давал признательные показания и раскаялся в содеянном, а также не было учтено наличие у него заболевания гепатита В и С. Просит изменить приговор, переквалифицировать его действия на 211 ч.З УК РФ и на- значить наказание с применением ст. 64 УК РФ. Также просит уменьшить сумму взысканных с него процессуальных издержек.

- адвокат Мельникова Н.Е., считая приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, указывает, что установленные судом фактические обстоятельства дела не соответствуют юридической оценке действий осужденного Булеева. Считает, что в судебном заседании не доказано наличие прямого умысла Булеева на завладение чужим имуществом ( судном и грузом). Утверждает, что цель и умысел его был направлен на угон судна за денежное вознаграждение.

Указывает, что судом, в качестве смягчающих обстоятельств, не были учтены: исследованное в судебном заседании заявление, где Булеев добровольно сообщил о совершении преступления, раскаяние в содеянном, его степень участия в совершенном преступлении и состояние его здоровья. Просит переквалифицировать действия Булеева на ст.211 ч.З УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст.64 УК РФ.

- осужденный Ленине, не соглашаясь с приговором, указывает, что судом дана неверная юридическая оценка его действий. Утверждает, что у него не было умысла на нападение на судно с целью завладения чужим имуществом (судном и грузом). По условия договоренности он должен был с другими осужденными проникнуть на торговое судно, изолировать членов экипажа с целью проверки находящегося на борту груза и документов, после чего они должны были покинуть судно. Договоренности о завладении судном у них не было. Считает, что в судебном заседании не установлено, что он и другие члены группы имели цель на безвозмездное изъятие и обращение в свою пользу чужого имущества, а именно судна и груза. Просит переквалифицировать его действия на ст.211 ч.З УК РФ и снизить срок наказания.

- осужденный Андрюшин считая приговор суда необоснованно суровым, указывает, что при вынесении приговора не было учтено фактически им содеянное.

Ему не было известно об истинных целях нахождения на борту судна, и он был введен в заблуждение о целях предстоящей ему работы, в связи с чем, он не видел ничего в этом противозаконного. В последующем, находясь на судне, он действовал под принуждением С , то есть под угрозой применения с его стороны оружия. Судом не учтено, что он ранее к какой-либо ответственности не привлекался, имеет хроническое заболевание уха, наличие на иждивении малолетней дочери и престарелой матери, раскаяние в содеянном и то, что на совершение преступления его толкнули тяжелые семейные обстоятельства.

Никакого насилия или угроз его применения к членам судна с его стороны не было, предварительной договоренности с другими осужденными на применение силы и оружия также не было. Считает, что в момент прибытия их на судно, оно находилось в а поэтому он должен нести ответственность по законам этого государства. Умысла на завладение судном и грузом у него не было. Считает, что суд необоснованно возложил на него уплату процессуальных издержек. По мнению автора жалобы в протоколе судебного заседания неверно изложены показания свидетелей и потерпевших.

Просит квалифицировать его действия по ст.211 УК РФ, как угон водного транспорта и назначить наказание с применением ст.64 УК РФ. Освободить от уплаты процессуальных издержек и распределить взысканные суммы по компенсации морального вреда на всех осужденных.

- адвокат Андрейчикова Е.В. не соглашаясь с приговором, указывает, что судом не дано оценки показаниям Андрюшина о том, что он не участвовал в применении насильственных действий в отношении членов экипажа, а следовательно не выяснил его роль в совершенном преступлении. В судебном заседании установлено, что С вводил людей в заблуждение и не говорил об истинных целях планируемой им акции, поэтому в своих действиях Андрюшин не видел ничего противозаконного, а узнал об этом только когда находился на судне, как и о наличии у С оружия. Утверждает, что Андрюшин боялся С По мнению автора жалобы, судом в качестве доказательства использовано недопустимое доказательство- навигационная карта , поскольку в судебном заседании установлено, что в судовом журнале нет данных об ее использовании.

Считает, что Андрюшину назначено чрезмерно суровое наказание.

При этом не было учтено, что он попал на судно путем обмана и введения его в заблуждение, от действий Андрюшина вреда здоровью потерпевших не причинено, ранее к какой-либо ответственности не привлекался, признал свою вину, имеет на иждивении ребенка и престарелую мать. Просит с применением ст.64 УК РФ снизить Андрюшину срок наказания.

- осужденный Бартенев считает приговор суда незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением норм УПК РФ. Указывает на нарушения закона при его задержании и доставлении его в . Считает, что капитан судна был обо всем осведомлен и должен нести ответственность за произошедшее на борту судна. Со стороны офицеров ВМФ РФ к ним применялось запугивание. Утверждает, что он пришел официально устраиваться на работу, поскольку являлся моряком с действующими документами. С ему объяснил, что его работа будет заключаться в досмотре груза на корабле, и это не связано с криминалом. При этом судом не указано и не получило своей оценки в приговоре, то обстоятельство, что на борту судна он оказался будучи введенным в заблуждение С об истинных целях его работы. После подъема лодки на борт судна он ушел спать и проспал до утра, при этом никаких насильственных действий в отношении членов экипажа и захвате судна он не совершал.

Только находясь на борту судна, понял, что что-то происходит непонятное.

С пообещал, что купит бензин для лодки, и они смогут покинуть борт судна. По мнению автора жалобы, указанные выше обстоятельства не были учтены судом. В суде не доказано, что он знал о выдвинутых С требованиях о выкупе, никаких действий направленных на завладением имуществом (судном и грузом) с их стороны не совершалось. Утверждает, что с его стороны имело место управление лодкой, поднятие ее на борт судна и визуальный контроль за членами экипажа. Никаких других действий он не совершал. Считает, что суд необоснованно квалифицировал его действия по ст.227 ч.З УК РФ, поскольку каких-либо корыстных целей он не преследовал. Также считает, что согласно исследованных в судебном заседании доказательств, проникновение на борт судна имела место в а следовательно наказание не может превышать верхнего предела санкции предусмотренной законом иностранного государства на территории которого совершено преступление.

Указывает, что карта, на основании отметок в которой сделан вывод о высадке на судно в нейтральных водах вызывает сомнения и никакими другими доказательствами не подтверждена. Считает, что расследование уголовного дела правоохранительными органами Российской Федерации является незаконным.

Приводит доводы несогласия с юридической квалификацией его действий.

Просит отменить приговор, переквалифицировать его действия на ст.211 УК РФ, применить ст.64 УК РФ и назначить наказание в рамках санкции закона, предусматривающей наказание за такое преступление в - адвокат Фролов ИВ., считая приговор незаконным и необоснованным, указывает, что согласно исследованных в судебном заседании доказательств можно сделать вывод о том, что нападение на судно было совершено в территориальных водах Следовательно руководствоваться необходимо было ст. 34, 35 УПК РФ, определяющих юрисдикцию государства при рассмотрении уголовных дел. Считает, что судом дана неверная юридическая оценка действиям Бартенева, поскольку в судебном заседании не нашло своего подтверждения, что организованная группа создавалась в целях завладения чужим имуществом путем нападения на морское судно. По мнению автора жалобы, анализ доказательств, свидетельствует, что осужденный Бартенев не преследовал корыстных целей, а выполнял работу, связанную с проверкой груза и документов. Поэтому считает, что действия Бартенева должны быть квалифицированы по ч.З ст.2! 1 УК РФ как угон водного транспорта, либо его захват с целью угона. Данных свидетельствующих о том, что Бартенев применял насилие к членам экипажа, не имеется. Также указывает, что Бартенев ранее не судим, тяжких последствий от его действий не наступило, положительно характеризуется. Просит переквалифицировать действия Бартенева на ст.211 ч.З УК РФ и снизить размер наказания.

- осужденный Борисов не соглашаясь с приговором, указывает, что стороной обвинения не представлено доказательств подтверждающих его вину в завладении чужим имуществом, в частности морским судном и грузом. Вопрос об их завладении ни до высадки на судно, ни во время нахождения на судне не обсуждался вообще. О том, что С звонил владельцу судна с требованиями о выкупе, он узнал только на предварительном следствии. Считает, что не нашло своего подтверждения и выводы суда о применении им насилия в отношении членов экипажа. В этот момент у него была сломана рука, и он не мог это физически применять насилие. Перед высадкой на судно он пытался отказаться подняться на борт, но С стал угрожать ему оружием, обещая в случае не выполнения его требований убить его и членов семьи, с помощью сообщников оставшихся на берегу. Поднялся на борт судна по приказу С поскольку опасался за свою жизнь. На борту никаких действий направленных на контролирование действий членов экипажа не совершал. Его постоянно контролировал С и он не мог предпринять никаких мер, чтобы покинуть судно. Утверждает, что высадка на судно была произведена в тот момент, когда судно находилось в территориальных водах Ш что по его мнению подтверждено исследованными в суде доказательствами. Поэтому просит направить уголовное дело для рассмотрения по существу в Ш . Указывает на нарушение его права на защиту, выразившееся в том, что осуществлявший его защиту адвокат на ряду с ним, защищал Л интересы которых противоречили друг другу. Он отказывался от назначенного ему адвоката, но следователь его отказ не удовлетворил. Суд необоснованно отклонил его замечания на протокол судебного заседания, где он указывал о причастности к совершенному преступлению и провокации со стороны спецслужб РФ. Просит изменить приговор, переквалифицировать его действия и снизить срок наказания. Считает, что судебные издержки, связанные с выплатами денежных средств адвокатам, осуществлявших его защиту по назначению, должны быть отнесены на счет федерального бюджета, поскольку он отказался от адвокатов и ему их назначили без его согласия. Также считает, что с него необоснованно взыскали компенсацию морального вреда в пользу членов экипажа, поскольку он никакого насилия к ним не применял.

- осужденный Миронов не соглашаясь с приговором, указывает, что в судебном заседании не установлено, что они имели умысел на завладение чужим имуществом, а поэтому просит переквалифицировать его действия на ч.З ст.211 УК РФ и применив ст.64 УК РФ назначить наказание в виде 5 лет лишения свободы.

- адвокат Грушецкая О.Л. считает, что действиям Миронова дана неправильная юридическая оценка. По мнению автора жалобы в судебном заседании установлено, что проникновение на судно было не с целью его завладения или завладения грузом, а для проверки документов членов экипажа и груза. Никакой договоренности на завладение имуществом экипажа не было. Считает, что умысел Миронова был направлен на захват судна с целью его угона. О планах С на получение выкупа, ни он, ни другие осужденные не знали. Просит переквалифицировать действия Миронова на ч.З ст.211 УК РФ и с учетом всех смягчающих обстоятельств назначить ему наказание в виде 5 лет лишения свободы.

В возражениях на кассационные жалобы, государственные обвинители Смирнов Д.В. и Шишкина О.Е. считают, что жалобы по изложенным в них доводам удовлетворению не подлежат.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о доказанности вины Борисова, Андрюшина, Бартенева, Булеева, Лепинса и Миронова в инкриминированном им преступлении основан на частичных показаниях самих осужденных, а также показаниях свидетелей, потерпевших, протоколах осмотров, заключениях экспертов и других доказательствах, подробный анализ которым дан в приговоре.

Доводы жалоб осужденных и их адвокатов о том, что предварительной договоренности на незаконное завладение судном и находящимся на нем грузом осужденные не имели, никакого насилия к членам экипажа не применяли, являются не состоятельными и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, в том числе: - показаниями подсудимого Лепинс о том, что в январе 2009 года принял предложение от своего брата С за вознаграждение выпол- нить работу, которая заключалась в высадке в море на торговое судно, изоляции членов экипажа и завладении этим судном. Цель этих действий заключалась в проверке судна, груза и документов. Для подготовки к высадке на судно они проводили тренировки. 23 июля 2009 года под руководством С он, Борисов, Андрюшин, Бартенев, Булеев, Миронова и Л вышли на моторной лодке в где надели на себя заранее подготовленную черную одежду и маски. В темноте догнали судно и произвели на него высадку. Управляющий моторной лодкой Бартенев пошел следом. После высадки на судно С каждому из членов группы раздал по ножу, аэрозольному устройству с о слезоточивым газом и огнестрельное оружие. Ему выдали дубинку и липкую ленту. Затем все, поднявшись на ходовой мостик. Он вошел в штурманскую рубку, где вместе с Мироновым связали помощника капитана К Когда в рубку по вызову явился капитан З , то они также вдвоем связали его.

Вызванного в рубку вахтенного механика К связали другие члены их группы. Далее они с Мироновым и другими членами группы спустились по палубам в низ, и последовательно врываясь в каюты, связывали всех находившихся там моряков.

- показаниями подсудимого Миронова о том, что в феврале 2009 года Борисов сообщил ему о возможности устройства на работу связанную с морскими перевозками. Он встретился с С который предложил за евро высадиться на морское судно, изолировать членов экипажа для досмотра груза и следовании по определенному курсу вплоть до эвакуации. В целях подготовки, он участвовал в практических и теоретических занятиях. Они выходили в море, где он участвовал в учебных стрельбах из помпового ружья. Когда высадились на судно, то он получил от Савинса помповое ружье. На ходовом мостике участвовал в связывании помощника капитана К , капитана З и старшего механика Д На палубах «С», «В» и «А» связывал старшего помощника капитана Ф , практиканта Ф ударив его кулаком в лицо, механика Ш моториста Д , электромеханика К , боцмана В , повара Д матросов К , П Л и П , которому лично нанес два удара кулаком по туловищу. Он совместно с Андрюшиным, Бартеневым и Булеевым посменно в масках и с огнестрельным оружием в руках охраняли распределенных по каютам членов экипажа и при необходимости конвоировали их.

- оглашенными в судебном заседании показаниями обвиняемого Булеева, о том, что еще в он согласился участвовать в нападении на судно, а после учебных стрельб понял, что будет совершено серьезное преступление. В судебном заседании подтвердил, что когда связали капитана З второго помощника капитана К и второго механика К то он, будучи вооруженным ружьем, охранял их.

- показаниями свидетеля Л о том, что он по предложению С за денежное вознаграждение согласился на работу, которая сводилась к участию в нападениях с быстроходного катера на морские суда. В марте 2009 года он по предложению Б несколько раз ездили на военный полигон, где отрабатывали навыки высадки на борт судна и связывания членов экипажа.

Они также выходили в море, где С взял себе автомат Калашникова, раздав всем остальным члена группы огнестрельное оружие: ему и Миронову по помповому ружью, Лепинсу обрез, Борисову охотничье ружье, Бартеневу, Булееву и Андрюшину короткие двуствольные охотничьи ружья, из которых они производили учебные стрельбы. Он также подтвердил, что после высадки на судно видел как Лепис и Миронов связывали механика К . Когда члены группы спустились на палубу «А», то он остался наблюдать за обстановкой, а С , Борисов, Ленине и Миронов заходили в каюты членов экипажа. Он также видел, как П в его каюте наносил удары: Лепинс дубинкой, С прикладом автомата, а Борисов и Миронов избивали руками и ногами.

- показаниями свидетеля С о том, что когда он находясь на судне узнал, что капитан вел телефонные переговоры, то дал указание доставить капитана З в рубку, где стрелял у него над головой из пистолета и высказывал угрозы убийством. Принудил его сообщить ложные сведения о том, что люди, высадившиеся на судно, якобы его покинули, и плавание продолжается в обычном режиме. Вместе с остальными членами группы он продолжал удерживать контроль над судном. Борисов по очереди с Л дежурили на ходовом мостике судна. Членами группы были повреждены судовые навигационные системы и автоматическая система идентификации судна. Принимались меры по изменению названия судна на « , порт прописки а затем на «. », порт прописки ). В судно изменило курс, удаляясь от европейских государств.

- показаниями потерпевших Д Ф , Ш , В К , П и Л о том, что ночь к ним в каюты вошли несколько человек в масках и огнестрельным оружием, связали пластиковыми хомутами ноги и руки, а рот и глаза заклеили липкой лентой. П и К также пояснили, что напавшие на судно люди в масках выводили их на палубу, где «главарь » угрожал им убийством и стрелял рядом с ними из пистолета.

- показаниями потерпевшего З о том, что в штурманской рубке несколько вооруженных человек в черной одежде и масках связали его, после чего С угрожая пистолетом, допросил его о местонахождении тревожной сигнализации и месте хранения универсального ключа. Опасаясь за свою жизнь, он сообщил ему интересующую информацию, используя которую, лица, напавшие на судно, уничтожили кнопки тревожной сигнализации и получили доступ ко всем судовым помещениям. После передачи им телефонного сообщения о нападении на судно мужчины в масках отвели его в штурманскую рубку, где С произвел у него над головой несколько выстрелов.

- показаниями потерпевших Д , К , Д , Ф и П о том, что к ним в каюту вошли мужчины в черной одежде и в масках, избили их, связали руки и ноги пластиковыми хомутами, а лицо заклеили липкой лентой. В ходе предъявления для опознания, Д опознал избивавшего его Миронова.

- заключением экспертов, согласно которым у Д К , Д и П были обнаружены телесные повреждения.

- протоколом осмотра судна , на котором были нанесено название « », повреждены навигационные системы и спутниковая автоматическая система идентификации судна и обнаружен использованный трафарет Каких-либо объективных данных свидетельствующих о том, что осужденные оговорили себя или других осужденных в совершении преступления, как и о недостоверности показаний потерпевших и свидетелей из материалов дела не усматривается, не приведены они и кассационных жалобах.

Отсутствуют в материалах дела и данные, свидетельствующие о незаконном задержании осужденных и применения к ним недозволенных методов ведения следствия.

Задержание осужденных произведено 17 августа 2009 года и с этой же даты им исчисляется срок отбывания наказания.

Утверждения, высказанные в жалобах осужденных Бартенева и Борисова о том, что они были введены в заблуждение относительно законности предложенной им работы, а когда все осознали, то вынуждены были выполнять указания С под угрозой расправы с его стороны, являются надуманными.

Как следует из материалов дела и установлено судом в приговоре, Бартенев и Борисов, совместно с другими членами группы, проходили теоретические и практические занятия для приобретения навыков высадки в море на судна, выходили на лодке в море, где им С выдавалось огнестрельное оружие и они производили из него учебные стрельбы. Для них изготавливались и в последующем ими использовались специальные черные костюмы, маски и нашивки с надписью .

Указанное выше позволило суду сделать правильный вывод о том, что к совершенному преступлению все члены преступной группы тщательно готовились, между ними распределялись роли, им выдавалась рация, у каждого члена группы был свой позывной. О предварительной договоренности также свидетельствуют согласованные и четкие действия всех членов преступной группы при захвате судна, изоляции членов экипажа и поддержания контроля над судном.

Наличие у членов преступной группы огнестрельного и иного оружия подтверждается показаниями свидетелей и потерпевших.

Суд, исследовав представленные сторонами обвинения и защиты доказательства в их совокупности и дав им надлежащую оценку, обоснованно пришел к выводу, что нападение на морское судно было совершено организованной группой с применением насилия и угрозой его применения, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия.

Утверждения, высказанные в жалобах осужденных Борисова, Андрюшина, Бартенева, а также их адвокатов об их непричастности к захвату судна и изоляции экипажа проверялись судом первой инстанции и, получив надлежащую оценку в приговоре, обоснованно были отвергнуты.

Не основаны на материалах дела доводы осужденных и их защитников о том, что у них отсутствовал умысел на завладение чужим имуществом, а в частности морским судном и находящегося на нем груза.

Как установлено приговором, после захвата судна, изоляции всех членов экипажа и установления контроля над судном, осужденные вывели из строя навигационные системы и спутниковую автоматическую систему идентификации судна, принимали меры по изменению названия судна, изменили курс судна, удаляясь от европейских государств.

Указанные обстоятельства объективно подтверждаются показаниями потерпевшего З свидетеля С и протоколом осмотра судна « ».

Поэтому, вопреки доводам жалоб, вывод суда, что целью захвативших морское судно осужденных являлось завладение, как самим судном, так и находящегося на нем груза, является правильным.

Тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства и обоснованно прийти к выводу о доказанности вины Борисова, Андрюшина, Бартенева, Булеева, Лепинса и Миронова в пиратстве, то есть нападении на морское судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное организованной группой с применением насилия и угрозой его применения, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия.

Действия Борисова, Андрюшина, Бартенева, Булеева, Лепинса и Миронова по ч.З ст.227 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Наказание Борисову, Андрюшину, Бартеневу, Лепинсу и Миронову назначено с учетом содеянного, роли каждого осужденного в совершенном преступлении и данных об их личности.

Считать назначенное им наказание явно несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, судебная коллегия не находит оснований.

Утверждения высказанные в жалобах о том, что морское судно было захвачено членами группы в территориальных водах а следовательно на них не распространяется юрисдикция Российской Федерации, не основаны на материалах дела.

Эти доводы были предметом тщательного исследования суда первой инстанции и как не нашедшие своего подтверждения, обоснованно были отвергнуты.

Согласно протоколу осмотра навигационной карты точка с пометкой ,» имеет координаты градусов минуты северной широты, градусов минуты восточной долготы.

Свидетель М также подтвердил, что точка с пометкой имеет координаты градусов минуты северной широты, градусов минуты восточной долготы. Погрешность его измерений составляет минуты.

Из письма службы ВМФ РФ с приложенной к нему навигационной морской картой следует, что на основании действующих нормативных актов нанесены границы территориальных вод этого государства. Согласно указанным документам, точка с координатами градусов минут северной широты и градусов минуты восточной долготы, нанесенная капитаном З и соответствующая местоположению судна » на 24 июля 2009 года, расположена до входа в территориальные воды .

Из оглашенных в суде показаний свидетеля Ш (главного штурмана ВМФ РФ) следует, что при подходе к островам Г и Э с севера внешние границы не пересекаются, и между этими границами имеется зона свободного мореплавания.

Поэтому вывод суда о том, что высадка и захват морского судна произошли не в территориальных водах как утверждают в своих жалобах осужденные и их адвокаты, а вне территориальных вод какого либо государства, является правильным.

Имеющиеся противоречия в показаниях потерпевшего З на предварительном следствии и в судебном заседании, судом устранены.

Доводы жалобы осужденного Борисова о том, что при наличии противоречий интересов его и Л , их защищал один адвокат, чем нарушено его право на защиту, являются не состоятельными.

Как следует из материалов дела, на предварительном следствии интересы Борисова по назначению защищал адвокат Бабенко, при этом одновременно с ним защиту Л адвокат не осуществлял.

Сам факт присутствия адвоката Бабенко при одном допросе Л который отказался от дачи показаний, не может расцениваться как нарушение права Борисова на защиту. При этом указанный факт имел место до осуществления адвокатом Бабенко защиты Борисова, а в связи с отказом Л от дачи показаний каких-либо противоречий в их показаниях не было.

Вместе с тем доводы кассационного представления о необходимости признания заявления Булеева на предварительном следствии - явкой с повинной заслуживают внимания.

Как следует из материалов дела, после задержания, Булеев написал заявление, в котором подробно изложил обстоятельства, при которых было совершено преступление, то есть фактически обратился с явкой с повинной, которая должна быть учтена при назначении ему наказания.

Отказ в судебном заседании от указанного заявления, в части касающейся намерений завладеть имуществом, не может служить основанием для непризнания заявления явкой с повинной.

Кроме того, приговором суда признано, что Булеев имеет заболевание вирусным гепатитом «В», «С», однако это обстоятельство хотя и указано в приговоре, но не было учтено при назначении ему наказания.

С учетом второстепенной роли Булеева в совершенном преступлении, его явки с повинной и наличия заболевания, судебная коллегия считает возможным признать указанные смягчающие обстоятельства исключительными и назначить ему наказание с применением ст.64 УК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, потерпевший З не указывал, что он ошибся при указании долготы на морских мили.

Поэтому из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению из показаний потерпевшего З указание - «или морских мили».

Из материалов дела следует, что защиту Андрюшина, Бартенева, Булеева, Лепинса и Миронова на предварительном следствии и в судебном заседании осуществляли адвокаты, назначенные в порядке ст. 5 О УПК РФ, которым из средств федерального бюджета были выплачены денежные суммы за оказание юридической помощи.

В соответствии со ст.ст. 131, 132 УПК РФ, суммы выплаченные адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия в его в уголовном судопроизводстве по назначению подлежат взысканию с осужденных.

Поэтому суд обоснованно признал расходы по оплате труда адвокатов процессуальными издержками и взыскал их с осужденных.

Как правильно указано в приговоре, обстоятельств предусмотренных ч.б ст. 132 УПК РФ, которые бы могли служить основанием для полного или частичного освобождения осужденных от уплаты процессуальных издержек не установлено.

Вместе с тем, выводы суда о взыскании с осужденного Борисова процессуальных издержек связанных с расходами на оплату труда адвокатов на предварительном следствии и в суде, не мотивированы.

Как следует из материалов дела, защиту Борисова на предварительном следствии осуществляли адвокаты Фролов и Бабенко, от которых Борисов в разное время отказывался, в отдельных случаях отказ от адвоката удовлетворялся, а в отдельных отказ принимался через определенное время. При этом в судебном заседании не установлено, в течение какого времени до принятия отказа обвиняемого Борисова, адвокаты осуществляли его защиту.

Осталось без оценки и то обстоятельство, что после поступления дела в суд, на предварительном слушания дела Борисову был назначен адвокат Смирнов, от которого он не отказывался, а при рассмотрении дела по существу, Борисов отказался от назначенного ему адвоката, но судом отказ не был удовлетворен.

Не выяснение указанных обстоятельств не позволяет сделать правильный расчет, какие расходы на оплату труда адвоката должны возмещаться с осужденного Борисова, а какие в соответствии с ч.4 ст. 132 УПК РФ за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, решение суда о взыскании с Борисова процессуальных издержек связанных с оплатой труда адвокатов и явкой в суд потерпевшего и свидетеля, в сумме нельзя признать законным и обоснованным, а поэтому приговор в этой части подлежит отмене.

Гражданские иски потерпевших в части выплат компенсации морального вреда рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, а взысканные с осужденных в солидарном порядке суммы компенсации являются разумными и справедливыми.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены судьей в установленном законом порядке.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия ОПРЕДЕЛИЛА Приговор Архангельского областного суда от 24 марта 2011 года в отношении Борисова И , Андрюшина А Бартенева Д Ю Булеева А , Л В и Миронова Е изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора показания потерпевшего З о том, что ошибка составила « или 4 морские мили».

Булееву А. смягчить назначенное по ч.З ст.227 УК РФ наказание с применением ст.64 УК РФ до 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в части взыскания с Борисова И. процессуальных издержек в сумме отменить, а дело в этой части направить на новое разбирательство.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Булеева А., Лепинса В., Бартенева Д.Ю., Андрюшина А., Борисова И., Миронова Е., адвокатов Мельниковой Н.Е., Андрейчиковой Е.В., Фролова И.В., Грушецкой О.Л. без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 1-О11-20

УК РФ Статья 211. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава
УК РФ Статья 227. Пиратство
УПК РФ Статья 131. Процессуальные издержки
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры




Лучшие юристыЛучшие юристы

Телефон: 8(391) 215-41-36; 8-967-604-71-71
онлайн
Фото юриста
Коломиец Валерий Юрьевич
г. Анадырь, Санкт-Петербург
рейтинг: 0

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх